ПолитФорум ватников России и зарубежья

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом


Военный Альбом

Сообщений 301 страница 330 из 452

301

Воспоминания Ветерана: Я никого не простил

- Еще раз повторюсь, о Сталинграде написано много. Но какой случай остался в Вашей памяти, который не упомянут историками в многочисленных монографиях?

- Наверное, случай на Тракторном заводе остался неизвестным или не отмеченным в публикациях. В сентябре 42-го обе противоборствующие стороны вовсю использовали трофейные танки. Мне один раз пришлось отражать атаку семи Т-34 с немецкими экипажами и даже пару дней сидеть в трофейном немецком танке, приспособленном под огневую точку. У них внутри танка сидишь - ощущение, будто в удобной комфортабельной комнате находишься. Так вот, шла наша танковая колонна примерно из двадцати танков на ремонт. Четыре немецких танка в сумерках втерлись в эту колонну - никто подвоха не почувствовал - и заехали немцы на территорию ремонтной площадки Тракторного завода, встали по углам. И открыли огонь по танкам, людям, цехам. Пока их удалось убить, они много бед натворили, такой "праздник" нам устроили... Немцы умели жертвовать собой тоже...

В сорок четвертом году, весной, на Украине, ведем одного майора "в расход" пускать, а он нам в лица плюет, а мне кричит: "Юде! Швайн!"... Они тоже умели достойно умирать... Из Житомира прорывались, уже без техники. Большой толпой шли. Против нас где-то примерно рота немцев стояла.
Они осознавали, что если примут бой - им каюк, но не дали нам спокойно пройти. Всех их в рукопашной и забили... Так что воевали мы с сильным и опытным врагом, который свою шкуру не особо жалел...

- После войны не хотелось снова побывать в Сталинграде, как писал ваш погибший танкист, "чтобы у Волги юность вспоминать"?

- Мне после войны Сталинград часто снился, не отпускала меня война. Но прошло тридцать лет после Победы, пока я решился на эту поездку. Сначала пытался найти кого-то из своего танкового батальона. Нашел двоих, один уже был фактически при смерти - фронтовые раны его доконали. Приехал ко второму в Россию, позвал с собой в Волгоград. Он ответил: "Юзеф, пойми, сердце мое уже больное, боюсь, не выдержит оно, когда все эти жуткие воспоминания нахлынут".

У нас в Киеве формировали фирменные "туристические" поезда для поездок организованных групп. Один из этих маршрутов был Киев-Волгоград. Осень уже стояла. Водят нас экскурсоводы по местам боев, а у меня каждое место связано с горькой потерей боевых друзей: там Коля сгорел, здесь Сашку подбили, а здесь Ивана осколком бомбы насмерть... Это сейчас из памяти многие фамилии стерло, а тогда помнил всех поименно...
Наглотался я там слез и валидола...

Привезли нас на Мамаев Курган. Рядом стоит группа студентов и преподавателей из ГДР, из Берлинского университета. Один немец пожилого возраста посмотрел на мои орденские планки, сам подошел, и на приличном русском языке заговорил со мной. Спрашивает: "Где вы воевали в Сталинграде?". Показал рукой свое направление, сказал, что воевал танкистом. Он говорит: "Стоял напротив ваших танков в сентябре сорок второго", - и даже улицу назвал, где наш штаб находился. Бывший сапер, унтер-офицер, а ныне профессор университета. Он сдался в плен уже в самом финале битвы, вместе со штабом Паулюса.

За пару лет до этой поездки, читал в "Комсомольской правде" о подобной встрече двух бывших противников на Сталинградской земле. Думал, заливает журналист, а тут со мной такая же история наяву, просто невероятно, какие сюрпризы жизнь подкидывает! Выходит, и немцев тянуло на места своих боев съездить. Стоим, разговариваем с ним, но вдруг я понял, что ни он, ни я ничего друг другу не простили. Он мне - поражения и плена, я ему - гибели друзей и родных. Война для нас так и не закончилась...

+2

302

Barsoff написал(а):

Он сдался в плен уже в самом финале битвы, вместе со штабом Паулюса.

Я много раз был в штабе армии Пульса :) Штаб 1-й танковой в Дрездене и, даже, знал его переводчицу Герту Вальтеровну Трахе.

0

303

Под утро раздался громкий шум моторов, который возвестил о неминуемой танковой атаке советских войск. Ориентиры для артиллерии у нас были намечены заранее, поэтому мы сразу открыли огонь из всех имевшихся в нашем распоряжении орудий. Дело пошло, и я уже собирался сигануть в окоп, но не успел. Снаряд разорвался прямо в окопе, комья земли невежливо ударили в лицо. Окоп оказался засыпан, но осколки миновали меня. Я бросился на землю, успев заметить, что наши пехотинцы, находящиеся в передней траншее, ждут начала атаки русских и не идут вперед. Ход событий принимал серьезный оборот.

Наши орудия прекратили огонь, и в ту же минуту советские "тридцатьчетверки" ринулись в атаку. Они выскочили из укрытий и понеслись к нам, а за их железными спинами побежала пехота. Многие красноармейцы уселись на танки позади башен и ехали бесплатно. Вот они приблизились к заранее пристрелянной точке на поле, и я приказал открыть огонь. Наша батарея ожила с ужасным грохотом, а снаряды с истошным воем устремились прочь и накрыли иванов ужасом и смертью. Взрывная волна сдула русских ватников с танков и заставила выживших этот удар залечь в поле, а Т-34 продолжили движение без них.

Огневой мощи нашей артиллерии не хватило, и танки противника ворвались на наши позиции, раздавив немецкую пехоту. Если бы у нас были противотанковые пушки, иваны так легко не прошли бы нашу линию обороны, но об этом командование не побеспокоилось. Я, как наблюдатель, стоял на расстоянии сотни метров от первой линии наших траншей, но в этот момент даже ко мне русские приблизились на опасное расстояние, а их явное превосходство не предвещало ничего хорошего. Те, кому удалось выжить в передних окопах, в панике бежали назад, и ничто не могло остановить их. Я побежал в деревню, которая находилась за моей спиной, так как на месте нашей позиции оставаться больше было нельзя.

Русская пехота продолжала лежать в поле, ища себе укрытие, а я не отдавал приказа прекратить огонь нашим пушкам. От иванов там в поле мало что осталось, но танки русских стали для нас проблемой. Они уже вылезли на шедшую из деревни дорогу и стремительно приближались к нашей артиллерийской батарее, продолжая стрелять на ходу. Один Т-34 появился в непосредственной близости от меня, и я бросился во двор стоявшего слева дома. Там был окоп, и пока танк разворачивался, чтобы начать меня преследовать или срезать из пулемета, я прыгнул в этот окоп. Т-34 поехал на меня, и я понял, что сейчас он начнет меня хоронить живьем, закапывать гусеницами в могилу, в которую я сам залез. Но окоп оказался слишком узким, и гусеницы не могли продавить его на достаточную глубину. Спасибо русским танкистам, они не стали крутиться на окопе, чтобы заровнять его, а двинулись дальше. Видимо, я оказался слишком несущественной целью в том хаосе, который творился вокруг. С трудом через какое-то время я смог себя, частично закопанного, откопать руками, и выбрался на белый свет.

Я вышел на окраину деревни и увидел нашу самоходку, которая выезжала на улицу. Она встала в конце улицы с явным намерением вести огонь вдоль нее. Тут же откуда-то с бокового двора вылез русский Т-34 и встал около нее. Видимо, экипажи самоходки и танка не видели друг друга, так близко они стояли. Я побежал к самоходке, крича и размахивая руками: "Русский танк! Вон он!" Немецкий наводчик, наконец, увидел "тридцатьчетверку" рядом с собой и начал поворачивать пушку, но угла поворота не хватило. У немецких САУ был маленький угол поворота башни, и они поворачивались к цели всем корпусом бронемашины. Меня трясло от возбуждения: кто выстрелит первым? Самоходка, наконец, развернулась и ее дуло теперь смотрело прямо на русский танк, до которого было всего несколько метров. Выстрел! Т-34 вспыхнул, но сама самоходка тут же получила снаряд откуда-то сбоку, из другого советского танка. Меня отбросило взрывной волной в соседние кусты, так близко я стоял, а две бронемашины, враждебные друг другу, стояли рядом и горели. Я оглох и получил контузию. Много дней после того боя я ничего не слышал, и только через месяц слух понемногу начал возвращаться ко мне.

Остальные русские танки пронеслись вихрем через деревню, стреляя во все стороны, и выскочили с другой стороны, нарвавшись там на батарею немецких 88-миллиметровых орудий, которые были выставлены на стрельбу прямой наводкой. Вот это было представление! Танки ватников подожгли один за другим, никто не успел ретироваться. Потом еще одну группу советских Т-34 постигла та же участь. Первая группа не могла предупредить их об опасности, так как не имела радиосвязи. Еще несколько русских танков напали на наш штаб, и наши "штабные крысы" так испугались, что спрятались в выгребной яме и все перепачкались. Исподтишка мы потом забавлялись над ними. Один русский танк вырвался к стоянке наших пушек и наехал на одну из них, но раздавить не смог и застрял верхом на ней. Прямой наводкой без сожаления наши артиллеристы расстреляли его.

В феврале 1942 года фронт окончательно остановился, так как силы красной армии иссякли. Мы весь февраль вели оборонительные бои около Ржева. А после весенней распутицы нас вывели в тыл на отдых. За бои с октября 1941-го по февраль 1942-го года я получил несколько наград, среди которых была медаль "За мороженое мясо" ("Медаль за зимнюю битву на Востоке" - прим). Она не очень сильно ценилась среди офицеров, но я храню ее до сих пор...

1942 год, отступление с боями от Москвы.

0

304

Ему уже исполнилось 19 лет, но товарищи бронебойщики звали его "Малыш". Не в обиду, а за небольшой рост, за то, что был он всех младше и за то, что был он ещё не совсем зрелым солдатом, ещё не принимал участие в боях против танков. Служил он во взводе вторым номером и звали его Борис Чайкин.

... Наступал вечер, но бой за приднепровский рубеж не прекращался. Бой становился всё сильнее и сильнее, с каждой минутой, как огонь в степи при сильном ветре. Командир расчёта Зиновьев и второй номер Борис Чайкин лежали рядом. Борис совсем запутался, где наши, где фашисты. Страшно было ему и непонятно. Чайкин хотел уже спросить об этом командира, но в это время немецкая мина рванула совсем рядом, осыпав их чёрной землёй и осколками. Первый номер Зиновьев застонал и заскрежетал зубами!

Что с Вами, товарищ командир? - испуганно спросил Борис.

Придётся тебе, Чайкин, воевать одному. Я ранен... - еле слышно ответил командир.

Борис оттащил раненного в противотанковый ров и занял его окопчик. И так ему стало страшно и неуютно здесь одному, так страшно, что на миг захотелось и самому спрятаться от боя. Отогнав эту мысль, он плотнее прижался к своему противотанковому ружью и стал пристально всматриваться туда, откуда стал доноситься тяжёлый рокот моторов. В рваных клубах дыма и пыли он увидел немецкий танк!

"Малыш" слился со своим оружием и застыл, как бывалый таёжный охотник на тигра. Немецкий танк спешил. Его командир получил приказ - сравнять с землёй эту высотку. Танк развил максимальную скорость, его пулемёты стреляли в любой подозрительный бугорок. Подпустив танк на близкое расстояние, Борис выстрелил! Но танк продолжил своё движение! Раздался второй выстрел, но танк так же яростно продвигался вперёд, пугая своей мощью и грохотом! Бронебойщик в третий раз нажал на курок и танк остановился. На его броне показались языки пламени, и пошёл чёрный густой дым.

В этом момент молодой и неопытный солдат почувствовал радость победы! Ага! Наша взяла! - закричал Борис, стараясь перекричать звук боя. Перед танком замелькали фигуры врагов. Если нет больше танков - буду бить пехоту - решил про себя Борис. И он открыл огонь!

Рядом, как и пол часа назад, разорвалась мина. Борису обожгло лицо, а под гимнастёркой заструилась тёплая кровь.

Ранили - подумал Чайкин, но он не собирался уходить с поля боя. У него ещё много патронов, а враги идут и идут. И он стрелял и стрелял!

... Бориса Чайкина тащил на себе богатырь, комсорг батальона Казачек. Он подоспел на помощь своему боевому товарищу в нужный момент.

Куда ты меня? - хрипел "Малыш".

В сан часть! - тихо ответил комсорг.

А кто же будет бить фашистов? - из последних сил спросил Чайкин.

Не волнуйся, береги силы...

К высотке с нашей стороны двигались "тридцатьчетвёрки" с пехотой на броне. А позади бойцов всё ещё шёл бой...

По материалам ежедневной красноармейской газеты "На штурм" октябрь 1943 года.

0

305

В этот день, 23 января 1943 года, состоялся героический бой у деревни Хлуднево.

За день до этого, 22 января, отряду под командованием Лазнюка была поставлена задача выступить из деревни Гульцово и совершить марш-бросок в деревню Хлуднево. Там нужно было, благодаря внезапному появлению застать немцев врасплох и выбить их из этой деревни. По данным разведки в этой деревни было порядка взвода вражеских солдат. Через эту деревню проходила дорога на Сухиничи и имела стратегическое значение.

Из-за того, что по предварительным данным в деревне Хлуднево было мало вражеских солдат, нападение решено было произвести более боеспособной частью отряда. Этот отряд состоял из 27 солдат. В состав команды также входил командир отряда Лазнюк, политрук Егорцев и командир взвода Слауцкий.

На кануне 23 января ночью отряд занял боевые позиции у села Которь. Это село было расположено рядом с деревней Хлуднево. В деревню отправили разведчиков, которые выяснили, что в там находится не взвод, а как минимум батальон. Примерная численность вражеских войск составляла 400 человек и 4 танка. Но это не остановило наш отряд. Рассчитывая на внезапность, наши решили пойти в атаку. Также на помощь должна была подойти 328-ая дивизия.

23 января в полночь наш отряд скрытно пробрался в деревню. там они разошлись по позициям и начали атаку. Сначала всё складывалось всё хорошо. Одна из групп под командованием Захарова прошла к зданию с немецкими офицерами и забросали её гранатами. Другая группа закидала другой дом гранатами, убив находящихся там около 20 фашистов.

У немцев началась паника. Они начали выбегать из домов и попадали по перекрёстный огонь наших бойцов. Группа под командованием Егорцева не дала танкистам добраться до своих танков.

Но через некоторое время враг понял, что атаку ведёт небольшой отряд наших войск. А 328-ая дивизия опаздывала с подкреплением. Паника у немцев прекратилась и они стали обороняться более организовано. К трём танкам всё-таки прорвались немцы и открыли по нашим пулемётно-орудийный огонь. Бойченко, Егорцев и Москаленко смогли уничтожить эти танки, закидав их противотанковыми гранатами.

Дальше для нашего отряда стало всё ещё хуже. Из Маклаков на помощь немцам пришла моторизированная колонна. Она окружила деревню с целью заблокировать и уничтожить наш отряд. По нашему отряду начали вести минометный обстрел. Наши понесли потери. Лазнюк получил 2 ранения. Первое было осколочное от мины, а второе пулевое в лицо. он потерял сознание и командование отрядом взял на себя Егорцев.

Двум нашим бойцам было приказано любой ценой вынести Лазнюка с поля боя к своим. Им удалось это сделать. Они вынесли его через долина, которая ещё не была перекрыта немцами. Остатки нашего отряда продолжали отчаянное сопротивление. Они заняли круговую оборону в одном из сараев на окраине деревни. Там они смогли отбить несколько вражеских атак, но кольцо вокруг сжималось всё сильнее и сильнее.

Непонятно по какой причине, но 328-ая дивизия так и не пришла на подмогу. Наши отважные бойцы несколько часов держали оборону. Смогли уничтожить почти 100 фашистов. Оборону держали до тех пор пока из тех кто мог обороняться остался лишь один замполитрук Паперник. Фашисты всеми силами хотели взять его в плен. Но герой не сдался. Он подождал пока фашисты подойдут к нему вплотную, сорвал чеку и подорвал себя вместе с окружившими его фашистами.

Из 27 человек того отважного отряда выжили только 5 человек. Помимо трёх, которые выбрались ранее, в живых осталось 2 человека, которых не заметили в сарае в темноте и они смогли выбраться к своим. В отряд Лазнюка также входил поэт Семён Гудзенко, но в тот раз он не был со своим отрядом и очень сильно переживал по этому поводу.

… Однополчан узнал я в чёрных трупах.
Глаза родные выжег едкий дым.
И на губах, обветренных и грубых,
Кровь запеклась покровом ледяным.
Мы на краю разбитого селенья
Товарищей погибших погребли.
Последний заступ каменной земли —
И весь отряд рванулся в наступленье…

0

306

Есть такой фильм «Небесный тихоход», в котором в начале фильма летчик падает с большой высоты после того, и остается жив. Так вот такая история случилась в годы войны на самом деле. Только не с истребителем, а с летчиком-бомбардировщиком и не с 6000 метров, а почти в два раза меньше, что все равно сильно много.

Так вот звали этого человека Владимир Мурзаев. Во время одного из вылетов на хвост Ил-4 сели «мессеры». После того, как самолет был подбит, он приказал экипажу покинуть машину.

Мурзаев после прыжка почувствовал, что его что-то ударило по голове, после чего потерял сознание, а очнувшись, принял окружающий снег за райский сад. Впрочем, тут же выяснилось, что с раем не все чисто – потому что вокруг были обломки фюзеляжей. А сам он скатился по склону оврага. Осмотревшись, он узнал местность. Оказалось, что от места падения до аэродрома было около километра.

Он потихоньку доковылял до своего блиндажа, доложил о возвращении и бросил парашют на скамью. На него глядели бледные сослуживцы – парашют был опломбирован. Выбравшись из самолета, Мурзаев получил удар по голове обшивкой и парашюта не раскрыл. А потом повезло – падение с 3,5 км смягчили сугробы, ну и повезло. Может, действительно, взрывная волна подбросила и смягчила удар.

0

307

Бой, в котором 25 человек стали Героями Советского Союза

Все знают про подвиг 28 панфиловцев. Про в чем-то похожий бой, когда взвод Петра Широнина оказался на острие немецкого удара 5 маpта 1943 года, знают меньше. А героизм в этом бою был не менее массовым. 25 человек пять часов отбивали атаки немцев на железнодорожный переезд в Харьковской области.

Когда 25-я гваpдeйская стpeлковая дивизия заняла оборону на рубеже Таpановка – Змиeв, взвод лейтенанта Широнина оказался у железнодорожного переезда на правом фланге. Ситуация была такова, что немцы могли использовать танки только на этом участке. Поэтому солдаты начали зарываться, оборудуя окопы и ячейки.

Так и получилось, что удар был нанесен именно здесь. 5 маpта 1943 года немцы сначала отбомбились по советским позициям, потом провели обстрел и бросили в атаку 35 танков и бронетехники при поддержке пехоты.

Но расчеты немцев сходу проломить оборону не оправдались, солдаты отбивались противотанковыми ружьями, пулеметами и автоматами. Подошедшие танки забрасывали гранатами. В момент, когда немцы ворвались на позиции взвода, командир одного из отделений, старшина Сepгeй Нeчипуpeнко встал к 45-мм орудию, расчет которого погиб во время бомбежки. Из него он подбил два танка.

В общей сложности бой 25 человек против крупных сил немцев продолжался около пяти часов. Было уничтожено 16 танков, штурмовое орудие и более сотни немцев. Подошедшие к вечеру подкрепления не нашли живых бойцов. Поэтому все участники боя, 25 человек, не пропустившие немцев, были представлены к званиям Героев Советского Союза посмертно 18 марта 1943 года.

И только позднее выяснилось, что семь тяжелораненых бойцов, в том числе и Петр Широнин выжили, но оказались в разных госпиталях. От них и стало известно о подробностях этого боя.

0

308

"Катюша": тайна первого залпа легендарного оружия

https://b.radikal.ru/b02/1801/09/33400f951571.jpg
История БМ-13 – знаменитых «Катюш» является очень яркой и в то же время противоречивой страницей Великой Отечественной войны. Мы решили поговорить о некоторых загадках этого легендарного оружия.
Загадка первого залпа
Официально первый залп 1-ая экспериментальная батарея «Катюш» ( 5 из 7 установок) под командованием капитана Флерова дала в 15 ч. 15 мин. 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу в Орше. Нередко приводится следующее описание произошедшего: «Над лощиной, поросшей кустарником, где затаилась батарея, взметнулось облако дыма и пыли. Раздался грохочущий скрежет. Выбрасывая языки яркого пламени, с направляющих пусковых установок стремительно соскользнуло более сотни сигарообразных снарядов.Какое то мгновение в небе были видны черные стрелы, с нарастающей скоростью набирающие высоту. Из их днищ с ревом вырывались упругие струи пепельно-белых газов. А потом все дружно исчезло.» (…)

«А через несколько секунд в самой гуще вражеских войск один за другим, дробно сотрясая землю, загремели взрывы. Там, где только что стояли вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим, взметнулись огромные гейзеры огня и дыма.»

Но если открыть любую справочную литературу, то можно увидеть, что город Орша был оставлен советскими войсками днем позже. И по кому был дан залп? Представить, что противник смог за считанные часы перешить колею железной дороги и загнать на станцию эшелоны проблематично.

Еще маловероятнее, что первыми в захваченный город у немцев входят поезда с боеприпасами, для доставки которых используются пусть даже трофейные советские паровозы и вагоны.

В наши дни получила распространение гипотеза о том, что капитан Флеров получил приказ уничтожить на станции советские эшелоны с имуществом, которое нельзя было оставлять врагу. Может и так, но прямых подтверждений этой версии пока нет. Другое предположение автору статьи доводилось слышать от одного из офицеров армии Белоруссии о том, что было произведено несколько залпов, и если 14 июля целью стали подходившие к Орше немецкие войска, то удар по самой станции был днем позже.

Но это пока гипотезы, которые заставляют думать, сопоставлять факты, но установленными и подтвержденными документами пока не являются. На данный момент периодически даже возникает ненаучный диспут, где же первый раз вступила в бой батарея Флерова – под Оршей или под Рудней? Расстояние между этими городами весьма приличное – напрямик более 50 км, а по дорогам гораздо дальше.

Читаем в той же не претендующей на научность «Википедии» - «14 июля 1941 года (город Рудня) стал местом первого боевого применения «Катюш», когда батарея реактивных минометов И. А. Флерова прямой наводкой накрыла скопление немцев на Базарной площади города. В честь этого события в городе стоит монумент — «Катюша» на пьедестале.».

Во-первых, прямая наводка для «Катюш» практически невозможна, а во-вторых оружие, действующее по площадям, накроет не только базарную площадь с немцами и видимо жителями города, но и несколько кварталов вокруг. Что там произошло - еще один вопрос. Одно можно констатировать достаточно точно – с самого начала новое оружие проявило себя с лучшей стороны и оправдало возлагавшиеся на него надежды. В записке начальника артиллерии РККА Н. Воронова на имя Маленкова 4 августа 1941 года отмечалось:

«Средства сильные. Следует увеличить производство. Формировать непрерывно части, полки и дивизионы. Применять лучше массировано и соблюдать максимальную внезапность».

Загадка гибели батареи Флерова
До сих пор загадочными остаются и обстоятельства гибели батареи Флерова 7 октября 1941 года. Нередко указывается, что батарея, дав залп прямой наводкой, была уничтожена экипажем.
Повторимся: для «Катюш» стрельба прямой наводкой чрезвычайно опасна и близка к самоубийственной – очень велик риск, что реактивный снаряд, соскользнувший с направляющих упадет рядом с установкой. По советской версии батарея была взорвана, а из 170 бойцов и командиров из кольца удалось вырваться только 46.

В числе погибших в этом бою был и Иван Андреевич Флеров. 11 ноября 1963 года он посмертно был удостоен ордена Отечественной войны 1-ой степени, а в 1995 году отважному командиру было присвоено звание Героя Российской Федерации. До нашего времени сохранились и фрагменты реактивных установок, обнаруженных на месте гибели батареи.

Немецкая версия утверждает, в свою очередь, что три из семи установок германским войскам все же удалось захватить. Хотя первые установки БМ-13, если верить опять же немецким снимкам, попали в руки врага, видимо, гораздо раньше, еще в августе 1941 года.

«Катюши» и «ишаки»
Реактивная артиллерия не была новинкой для германских войск. В Красной Армии немецкие реактивные минометы нередко называли «ишаками» за характерный звук во время стрельбы. Вопреки распространенному мнению, и установки и реактивные снаряды все же попадали в руки врага, но прямого копирования, как это было с образцами советского стрелкового и артиллерийского вооружения не произошло.

Да и развитие немецкой реактивной артиллерии пошло несколько по иному пути. Впервые в ходе Великой Отечественной войны германские войска использовали 150 мм реактивные минометы в боях за Брестскую крепость, отмечено их применение при штурме Могилева и в ряде других событий. Советские реактивные установки БМ-13 превосходили немецкие системы по дальности стрельбы, уступая в тоже время по кучности. Известно число советских танков, орудий, самолетов, стрелкового вооружения, выпущенных за годы войны, но нет пока цифр относительно количества советских реактивных установок, а также количества потерянных в ходе войны «Катюш».

Ясно пока, что это было оружием массовым и сыгравшим большую роль во всех ключевых военных событиях Великой Отечественной войны. В заключении хотелось бы отметить, что история советской реактивной артиллерии в годы войны остается одной из очень непростых и даже можно сказать «скользких» тем, которая еще ждет своего исследователя. А насколько полным и благодарным окажется это исследование – покажет время.

0

309

Череп бойца-красноармейца с ликами святых, найденный на Кубани, может забрать церковь
Останки солдата нашли случайно после обвала небольшого холма
ЕГОР КАЗАКОВkpkuban@kp_kuban

Свернутый текст

https://b.radikal.ru/b10/1801/e6/138e59e1ecd7.jpg

Эти останки нашли совершенно случайно. В поселке Кучугуры, что в Темрюкском районе, от старости обвалился один из холмов. Из земли показались человеческие кости. Как выяснилось позже, это останки двух бойцов – солдатов Великой Отечественной войны. На черепе одного из них четко отпечатались лики святых.

Местные тут же сообщили поисковикам. Те приехали и начали раскопки.

- Сперва нашли одного бойца, затем буквально в метре обнаружили второго. Никаких личных вещей, кроме мундштука, нескольких пуговиц и солдатской обуви. Рядом - винтовки-трехлинейки, патроны и много отстрелянных гильз. Это неудивительно, ведь тут шли тяжелые продолжительные бои, - объясняет член поискового отряда «Тамань» Дмитрий Максумов. - 15 лет копаю, ищу солдат и артефакты войны, но с таким столкнулся впервые. Когда этот череп увидел, аж волосы дыбом встали.

Удивляться было чему. От одного бойца хорошо сохранилась лобная часть черепа, а на ней – четко видные образы православных святых. Причем, словно только что написанные – такие яркие насыщенные краски.

Точную причину сразу не установили. Но предположили, что у красноармейца под фуражкой или пилоткой был платок с иконами. Очевидно, судя по ликам, на платке была деисусная композиция - образ, в котором разные святые предстательствуют перед Христом за род человеческий. Там посередине Спаситель, по бокам - Богородица и Иоанн Креститель, дальше ангелы, и на обе стороны разделен текст Трисвятой песни. Такую композицию обычно изображают на погребальном венчике.

Затем череп увидели и оценили эксперты. Они сказали примерно следующее: краска с ткани, скорее всего, отпечаталась на кости.

- Дело в том, что химикаты, содержащиеся в красителе, сохраняются куда дольше, чем ткани, - комментирует находку «Комсомольской правде» - Кубань» профессор кафедры физической химии факультета химии и высоких технологий КубГУ Николай Шельдешов.

Таким образом, эту версию приняли за основную, и история утихла. Поисковики сложили останки найденных бойцов вместе с черепом во временное захоронение.

К слову, личность бойца так и не установили.

- Это стандартная процедура. Мы временно захораниваем останки бойцов, которых нашли в течение года. Если узнаем их личности, то ищем родственников и сообщаем им, что нашли предка, - поясняет «Комсомольской правде» - Кубань» замруководителя ассоциации поисковых отрядов «Кубаньпоиск» Александр Шепелев. – Затем, обычно накануне Дня Победы, торжественно хороним в одной из братских могил.

Однако в Новороссийской епархии проявили интерес к этой находке. Они хотят приехать на место и увидеть вживую останки с ликами святых.

- Скорее всего, действительно, на кости отпечатался погребальный венчик. Но все равно нужно увидеть череп и изучить его. После этого решим, что будем делать. Но находка, безусловно, очень интересная и весьма редкая, - поясняет пресс-секретарь Новороссийской епархии Алексей Кульнев.

«Комсомолка» следит за развитием этой истории.

0

310

Вероломное нападение Германии на Советский Союз привело к тому, что в первые месяцы войны Красная армия вынуждена была отступать с западных рубежей вглубь страны, неся большие потери в живой силе и технике. Для сдерживания врага необходимо было в первую очередь постоянно пополнять сражающиеся подразделения солдатами. Кадровых военных катастрофически не хватало. Была объявлена всеобщая мобилизация гражданского населения. Но руководство страны прекрасно понимало, что людские ресурсы не безграничны. И тогда Ставкой Верховного Главнокомандования было принять непростое и весьма смелое решение о мобилизации преступников отбывающих наказание в тюрьмах и лагерях.

Казнить нельзя помиловать

В 1941 году Германские войска, молниеносно продвигаясь по всем фронтам, занимали населенные пункты, в том числе и те, в которых располагались учреждения системы ГУЛАГ. И если в отношении гражданского населения не было особого опасения о возможном их сотрудничестве с гитлеровцами, то в случае с заключенными такой уверенности не было. Более того, была большая вероятность того, что освобожденные вражескими войсками недовольные Советской властью заключенные, перейдут на сторону врага и, с особой ожесточенностью, будут сражаться против обидевшего их режима.

Так случилось в г. Брест. Когда в результате налета вражеской авиации тюрьма была разрушена, заключенные, вырвавшись на свободу, занялись пьянством и мародерством. Они открыто приветствовали Германские войска, как своих освободителей, и с радостью выдавали оккупантам, не успевших покинуть город, охранников тюрьмы. Потому оставлять заключённых врагу было преступно опасно. Эвакуировать их в тыл из-за нехватки транспорта, было затруднительно, а главное нецелесообразно. Лагеря и тюрьмы находящиеся в тылу были и без того переполнены.

И, тем не менее, в начале войны только из тюрем расположенных в западных областях Советского Союза были эвакуированы около 150 тысяч заключенных. Причем в случае проблем с транспортом эвакуация происходила в пешем порядке на расстояние десятков сотен километров. Для их содержания требовались значительные материальные и людские ресурсы, которые были более необходимы фронту. Вопрос эвакуации большого количества заключенных стоял очень остро, и очень тревожил руководство страны. В итоге было решено вывозить только тех заключенных, по которым дальнейшее расследование дел способствовало бы выявлению диверсионных, шпионских, террористических групп и немецкой агентуры. Женщин отбывающих наказания не за тяжкие преступления освобождали. Мужчин той же категории использовали на оборонительных работах и досрочно освобождали при эвакуации охраны тюрьмы. В отношении иных заключенных, чаще всего принималось решение в соответствие с «законами военного времени», а именно - расстрел без суда и следствия, что официально обозначалось, как «убытие по 1-й категории» или «разгрузка тюрем».

На свободу, как на фронт

Первая отправка на фронт досрочно освобожденных уголовников была осуществлена уже в первые месяцы войны. Количество уголовников пополнивших ряды Красной армии в этот период составляло 400 тыс. В начале 1942 года прошла очередная мобилизация заключенных. В число мобилизованных не вошли лица отбывающие наказание по политическим статьям, за бандитизм и временно пораженные в правах, независимо от тяжести преступления. В отношении последних ограничения действовали до 1943 года. Только в период 1942-1943 гг. более ста пятидесяти тысяч заключенных пополнили ряды Красной Армии.

В последние годы войны мобилизация уголовников приобрела более массовый характер. В результате количество бывших узников ГУЛАГа, воевавших на фронтах, перевалило за миллион, причем 90% направлены в линейные части, и лишь 10% в штрафные части. С каким настроем и планами шли на фронт бывшие заключенные, это вопрос индивидуальный, но правило для всех было общее: отличился в бою - отменили приговор - сняли судимость.

Война предоставила им возможность с оружием в руках искупить свои грехи перед народом и государством и заслужить прощение либо при жизни, либо посмертно. А может быть, основной причиной был патриотизм, желание отомстить оккупантам за все то, что они творили на занятых ими территориях.

Или грудь в крестах, или голова в кустах

Особое отношение к ним окружающих побуждали бывших заключенных действовать решительнее, злее, отчаяние и безжалостнее. Терять им было нечего. Нужно было оправдывать доверие. Как говорится: «или грудь в крестах, или голова в кустах». Своим остервенением они наводили ужас на противника. Встречалось немало случаев, когда в критический момент боя, под перекрестным огнем именно они первыми поднимались в атаку и увлекали за собой остальных.

Бесшабашные натиски получались настолько неожиданными, стремительными и дерзкими, что фашисты с большими потерями бежали с занятых ими позиций. Был случай под городом Выборг, когда бывший заключенный, с целью остановить танковую колонну и не допустить ее прорыва, не раздумывая таранил грузовиком головную машину противника и сгорел вместе с грузовиком. Танк загорелся и застопорил движение всей колонны. Это дало возможность нашей отступающей части передислоцироваться и занять более выгодный огневой рубеж. Отчаянно сражались бывшие заключенные и в составе штрафных частей, выполнявших задачи на наиболее трудные участках фронта и несших большие людские потери.

Так масть легла

И все же не стоит окружать ореолом святости и блатной романтики оказавшихся в Красной Армии «зэков». Не у всех были праведные мысли по поводу своего попадания на фронт. Выбор стоял суровый: либо голодные условия на зоне, либо в действующую армию. И они выбрали последнее. Более того, год на фронте засчитывался за три. Не все сумели сразу избавиться от своих уголовных замашек и воровских привычек, стать дисциплинированными и законопослушными.

Опыт жизни «за решеткой» давали о себе знать. Привычным делом были пьяные скандалы, доходящие до поножовщины, кражи у своих товарищей и даже командиров, случаи грабежей и мародерства. Случались добровольные вылазки в близлежащий населенный пункт и получение положенных бойцам продуктов по «липовым» документам, заверенным собственноручно изготовленной печатью. Особенно циничным это выглядело на фоне трудностей с продовольствием и голоданием местного населения.

Кроме того, могла быть и еще одна причина, по которой уголовники стремились попасть на фронт, особенно после наступления коренного перелома и масштабного наступления Советских войск. Впереди маячила «легкая добыча» освобожденная и благодарная Европа, которая многое готова была простить освободителям. Не этим ли можно объяснить случаи насилия, грабежей, мародерства, воровства в освобожденных странах, в которых усматривается рука истинных «уголовников». И еще одно подтверждение приверженности большинства из них уголовным традициям. После войны, многие так и не смогли влиться в мирную жизнь, взялись за старое и вернулись в лагеря.

От человека в телогрейке до Героя

Множество проблем с мотивацией и дисциплиной бывших заключенных возникало на фронте. И всё-таки, нужно сказать, что многие из них в боях проявляли отвагу, доблесть и мужество. За свои подвиги они получили заслуженные награды, а шестеро из них стали Героями. Конечно, уголовники, сражавшиеся в рядах Красной армии, не сыграли решающей роли в Великой Отечественной Войне. Однако скромный вклад в Великую победу они внесли, и об этом не стоит забывать.

0

311

Лейтенант дивизии "дикарей": главный кумир Фиделя Кастро и Че Гевары

Однажды в интервью многолетнему кубинскому лидеру Фиделю Кастро журналисты задали вопрос, кого он может назвать своим кумиром, примером для подражания. И они очень удивились, когда легендарный правитель назвал в этой роли малоизвестного полковника из СССР Бауржана Момыш-улы. Дело в том, что Кастро очень любил читать и однажды прочел книгу Александра Бека «Волоколамское шоссе», где рассказывалось о выдающихся военных действиях Панфиловской дивизии, и там фигурировал в качестве персонажа реальный советский полковник Момыш-улы. Он впечатлил команданте своим подвигом и следованием ноебычной военной стратегии.

Еще за несколько лет до войны стройный и красивый офицер Бауржан Момыш-улы выбрал для себя стезю военной службы. Он выучился на артиллериста, воевал на Дальнем Востоке с японцами и в Бессарабии. Когда началась Великая Отечественная война, он служил в Алма-Ате.

https://b.radikal.ru/b27/1801/7f/765e9b698957.jpg

В 1941 году Момыш-улы добровольно отправился на фронт. Распределили его в 316-ю стрелковую дивизию. Можно сказать, что изначально планировалось сформировать элитное подразделение, потому туда пошли созревшие мужчины, бывалые военные, все до одного добровольцы. Бауржан Момыш-улы сразу же стал комбатом.

Эту серьезно подготовленную дивизию отправили сразу же защищать подходы к Москве. Риск был очень велик, командование это отлично понимало, фашисты превосходили численно и оснащением, но очень нужно было не пропустить фашистов, покуда не подойдет подмога с Дальнего Востока. Загвоздка еще состояла в том, что бойцов Красной армии не учили обороняться, а только наступать.

https://a.radikal.ru/a07/1801/7e/4dda447bd217.jpg

Однако Иван Васильевич Панфилов, командовавший 316-й дивизией, применил изобретенную им же тактику спиральных боев. Он справедливо предполагал, что обычные военные стратегии в ситуации, когда врагов так намного больше по численности, совершенно не помогут. Его подразделение удерживало оборону на 40-километровой линии фронта, хотя по военной науке с такой численностью они могли держать не более 12 километров. Пробить брешь в такой слабой обороне фашисты могли в любой момент. Тогда Панфилов решил действовать хитростью.

https://b.radikal.ru/b13/1801/1d/8a6474ce20c3.jpg

Дивизия не организовывала линию войск на всем протяжении фронта, а совершала точечные краткие набеги на продвигающийся к Москве строй неприятеля и после короткой схватки вновь отступала в тыл.

Одновременно за отходящим подразделением были устроены некрупные засады и партизанские вылазки, так фашистов завлекали в тыл, в то же время то и дело останавливая для боев. И когда строй фашистов растекался на большое расстояние, подразделение вновь концентрировалось и наступало на основную часть войска нацистов. Такая тактика точечных ударов выматывала силы неприятеля и задерживала его в пути. В результате подразделение под командованием Ивана Панфилова уцелело и при этом проявило смекалку и героизм, и по этой причине было переименовано в 8-ю гвардейскую Панфиловскую дивизию.

Надо отметить, что тактику точечных ударов изобрел Панфилов, но использовал ее с максимальной эффективностью командир батареи Бауржан Момыш-улы. За эти заслуги уже к ноябрю 1941 года ему дали в подчинение полк, хотя был еще в звании старшего лейтенанта. Признав его роль в воплощении тактики Панфилова, ее нарекли «спиралью Момыш-улы».

Крупный немецкий военный чин Эрих Гёпнер, пострадавший от вышеописанной тактики, описывал Панфиловскую дивизию в посланиях фюреру как сборище дикарей, которые воюют совершенно не по военным законам, при этом в плен их взять невозможно, им совершенно не страшно умирать.

О необычных методах ведения боя молодого казаха свидетельствует несколько примеров. Только прибыв на фронт, в тот же день, он выдвинул предложение организовать группу из ста бойцов и ночью напасть на одну из деревень, где базировался враг. Отобрав в этот отряд самых опытных солдат, Момыш-улы напал с ними на фашистов и за недолгий бой они расстреляли триста фашистов.

https://d.radikal.ru/d22/1801/fd/784c2f24ff79.jpg

Вблизи города Демьянска полк под руководством Момыш-улы предстояло сразиться с дивизией СС «Мёртвая голова». И опять нацистов было в разы больше. Нацелившись на шесть деревень, где стояли фашисты, он разбил полк на 20 отрядов, он начал нападать со всех сторон попеременно. Когда неприятель концентрировался для обороны, первый отряд отступал, а с тыла заходил другой отряд. И такое нападение шло во всех шести поселках долгое время. Солдаты из печально известной «Мертвой головы» сдерживали нападение русских изо всех сил, и полагали, что на них наступили главные силы Красной Армии, а не всего один лишь полк. В эту ночь полк Момыш-улы лишился 157 солдат и офицеров, а у эсэсовцев потери составили 1200 человек.

Очевидно, что Момыш-улы следовал примеру легендарного Суворова – все время активно наступать. Однако бойцов у него в подчинении у него было не так много и одну большую схватку они бы не потянули. Когда полк Момыш-улы побеждал одну часть фашистов, тут же нападали другие части. Их не раз окружали, но полк Бауржана всегда прорывался, сохранив боеспособность своей дивизии.

Карьера Бауржана Момыш-улы шла семимильными шагами – комбат, командир полка, командующий дивизии. Но звание так и оставалось – старший лейтенант. Лишь немного позже ему присвоили звания вне очереди и он стал полковником. Правда, на выдвижение к званию Героя Советского Союза власти ответили отказом.

Когда Бауржан Момыш-улы прочитал в газетах, что Фидель Кастро назвал его своим кумиром, сразу же письмом пригласил в гости его и Че Гевару, так же высоко ценившего его заслуги. И кубинцы попросили во время визита в СССР о встрече с полковником.

Власти срочно сделали ремонт в доме Момыш-улы, а герой ВОВ принял кубинцев в гостинице.

В 1963 году Бауржан Момыш-улы нанес ответный визит на Кубу. Его встретили с большими почестями, совсем как Юрия Гагарина. Он пробыл там 10 дней, потому что ему нужно было читать лекции в военном училище в Алма-Ате.

Закончился славный жизненный путь кумира Фиделя Кастро и Че Гевары в 1982 году. Ему был 71 год. Героем Советского Союза он стал посмертно, в 1990 году.

0

312

Это произошло 3 февраля 1945 года. Саперный взвод 133 гвардейского саперного батальона, 8 гвардейского мехкорпуса, в котором служил Сычев, был придан танковой роте под командованием ст. лейтенанта Духова.

В районе Кумерсдорфа танки противника вышли в тыл нашим войскам. Танки Духова вступили с ними в бой. Наши танки, израсходовав остатки горючего и снаряды, лишились своей огневой мощи. Грозные машины превратились в беззащитные мишени.

Немцы, не зная об этом, имея численное преимущество, начали сближаться с нашими танками. И тогда Сычев вызвался заминировать подступы к нашим танкам. Три немецких танка и самоходки (генерал-лейтенант Попель, описывая этот случай, видимо решив приукрасить, написал, что это были три «Пантеры» и четыре «Фердинанда», хотя в наградном листе написано: три танка и самоходки. Но это нисколько не умаляет подвиг нашего героя) приближались к нашим позициям.

Сычев взял две противотанковые мины и двинулся навстречу врагу. Немецкие танкисты заметили дерзкого бойца и решили «намотать» его на гусеницы.Хладнокровно выждав, Сычев бросил под гусеницу приблизившемуся танку противотанковую мину и упал, сбитый взрывной волной. Танк встал. Из него выскочили три немецких танкиста и побежали в сторону леса. Очнувшийся Сычев срезал их меткой автоматной очередью.

https://c.radikal.ru/c35/1801/61/70ffcf115897.jpg

И тут у него мелькнула дерзкая мысль, забраться в немецкий танк и использовать его орудие. Немецкие танки продолжали вести огонь по нашим «тридцатьчетверкам» Забравшись в подбитый танк, Сычев развернул башню и открыл огонь по ближайшей «самоходке». После четвертого попадания она запылала. Немцы поняли в чем дело и весь огонь сосредоточили по Сычеву. Но отважный гвардеец продолжал вести огонь по врагу и подбил еще одну самоходку. Немцы не выдержали и отступили в лес. Наступила темнота. Немцы хотели повторить атаку, но, на помощь нашим бойцам, подошла танковая рота.

За этот подвиг командование танковой бригады написало на представление Сычева к званию Героя Советского Союза. Но, в штабе 1-й гвардейской танковой армии решили, что герою будет достаточно Ордена Славы II степени.

0

313

В этот день, 26 января 1942 года, 33-ая армия успешно продолжала выполнять поставленную им задачу. Немцы все сильнее оказывали сопротивление. По началу наши войска встречали небольшие группы немецких войск, а в последнее время оборону занятых населённых пунктов держали уже войска значимые по силе. Иногда нашим даже приходилось прибегать к усилению своих войск. И каждое сопротивление врага становилось все сильнее по мере подхода наших войск к рекам Утра и Воря. Было понятно, что для немцев это были важные территории. Скорее всего, немцы хотели удержать эти позиции до весны, т.к. сейчас замерзшие реки не представляли никакой преграды для наступления наших войск, а вот весной это было бы уже проблемой.

Среди тех, кто только пополнил наши части, были смелые и решительные молодые красноармейцы. Так во время освобождения одной из деревень красноармеец Яблоков первым ворвался на окраину деревни. Там он вбежал в первую попавшуюся хату, в которой находились 4 фашиста. Эта была его первая встреча с врагом. Один из фашистов попытался заколоть Яблокова, но он сумел сбить его с ног прикладом автомата. Тут подоспели и другие товарищи Яблокова. В итоге они перекололи всех фашистом в этой хате. Но это не единственный отважный молодой боец. так, красноармеец Никитин, тоже забежав в одну из хат, бросил туда гранату, там находилось 6 фашистов. 4 из них погибло.

Но фашисты помимо обороны иногда переходили и в контратаки. Так, в районе Игнатьево они с помощью 10 танков контратаковали части 93-ей стрелковой дивизии.

Наступление частей 93-ей стрелковой дивизии заметно замедлилось. А 266-ой стрелковый полк и вовсе вынуждены были оставить разъезд Угрюмово. Игнатьево так и не смогли освободить. И из-за этого 129-ый стрелковый полк продвигался вперёд в обход Игнатьево с юга.

Хоть немцы и яростно сопротивлялись, но нашим войскам удалось освободить несколько населенных пунктов. 113-ая и 388-ая стрелковые дивизии освободили Вязищи, Лущихино, Воскресенск, Савино, Колодези и Мамуши. В 16 часов, после приказа командира Западного фронта, командный пункт армии переместился в Износки.

«…Противник частями прикрытия, усиленными минометами, артиллерией, отдельными и группами танков, пытается сдержать наступление частей армии… Дороги в полосе наступления армии труднопроходимы, в силу чего артиллерия и тылы отстают от своих частей. На отдельных участках создаются заторы обозов и артиллерии. Армия прибегает к мобилизации местного населения для расчистки дорог…»
(Из журнала боевых действий 33-й армии за 26 января 1942 года)

0

314

На следующий день шестерка наших И-16 отправилась на штурмовку немецкого аэродрома и к моменту появления гитлеровских истребителей на летном поле уже пылали жарким пламенем несколько "Юнкерсов". Нам с моим ведомым Крючко пришлось разделиться, так как на него набросились сразу четыре "Мессера", а за мной гонялись двое. Его недруги ушли на форсаже отвесно наверх, и оттуда бросились вниз, поливая самолет Виктора пулеметными очередями. Дела его выглядели плохо, но я не мог придти на выручку, так как сам постоянно уворачивался от трасс двух других "Мессершмиттов".

Тем временем, Крючко резко крутанул машину и переворотом через крыло изменил направление движения с резким набором высоты, после чего сделал быстрый боевой разворот. Немцы перестали стрелять, видимо, на какое-то время вообще потеряли его из виду. Виктор оказался над ними, резко бросил истребитель вниз, и когда один из немцев оказался прямо перед ним, выпустил в него ракету с очень близкого расстояния. Немецкий негодяй взорвался, а остальные бросились врассыпную. Через несколько секунд Виктор опять был около меня чуть позади справа. Молодец, ловко немца пришил!

Но свежая группа немецких истребителей не заставила себя ждать. Быстро окинув поле боя, вижу, что никто из наших шести летчиков пока не сбит и каждый уверенно продолжает вести бой, а несколько вражеских самолетов уже догорают на земле под нами. Но с подходом новых вражеских сил все небо, кажется, покрылось крестами, перемешанными с желтобрюхими фюзеляжами. Вокруг меня и Виктора теперь кружится плотный рой "Мессершмиттов", жаждущих крови. Сверху на нас обрушиваются сразу несколько самолетов. Бросаю машину в разные стороны, не давая гитлеровским гадам прицелиться, но они пока что не открывают огонь. Дистанция между ними и мной сокращается и становится ясно, что они хотят бить с близкого расстояния, наверняка.

Мои шансы на спасение тают с каждой секундой, потому что кольцо немецких извергов вокруг меня сжимается. Внезапно между самым близко преследующим меня "Мессером" и мной выскакивает самолет Крючко и врезается в ведущего немца. Оба самолета взрываются, сцепляются крыльями и, не отпуская друг друга из смертельных объятий, в комке огня и дыма обрушиваются на землю.

При виде этой картины в стройных рядах немцев возникает замешательство, которым мне удается воспользоваться. Проходящий поперек моего курса "Мессершмитт" я перерезаю длинной очередью. Дракон, нарисованный на его фюзеляже, разделяется на две независимые части, обломки летят к земле, а я резким уходом в штопор выхожу из боя и лечу к родному аэродрому.

В этом бою сбито одиннадцать вражеских истребителей, из наших пилотов на летное поле возвращаются все, кроме Виктора Крючко.

1942 год.

0

315

Наводчик у меня в экипаже был, Володя Наумов, большой шутник. Помню, прибыло к нам пополнение, пацаны еще, необстрелянные, собрались вокруг него, а он им рассказывает, как под Москвой воевал: «У КВ броня была – О какая! Однажды фрицы врезали по нам болванкой, смотрю, она вся красная такая и лезет к нам в башню через броню. А у меня кувалда под рукой лежала. Я ее хватаю, как дал по ней, так она от моего удара расплющилась. Так и осталась в башне, вместо заплатки. Мы на КВ с этой болванкой так и воевали. Нам потом ее просто в рембате обварили с обеих сторон, чтобы она не вылетела и все».

А сам с таким серьезным лицом рассказывает все это, что даже я, если бы не знал его, наверное, поверил бы. Молодежь рты пораскрывали, слушают внимательно.

Наводчиком он был от Бога . Я больше не встречал таких ни до, ни после. Цель почти всегда с первого выстрела поражал. Как он говорил: «Чуйка у него на то, как снаряд полетит и куда попадет». Ранило его потом.

Мы с немецкими панцерам во встречном бою схлестнулись. На прорыв они пошли. Война то уже заканчивалась, вот они и пытались, видимо, к американцам уйти. Дистанция была - пистолетный выстрел. На таком расстоянии, никакая броня не удержит, ни наша, ни «Тигра»

Бой мне чем то драку деревенскую напомнил, знаете, когда стенка на стенку.Как у Лермонтова: «Смешались в кучу кони, люди»

Дым от горящих танков, и наших и немецких, все поле затянул. Мы проскочили между двух горящих «тридцатьчетверок» и я вижу, как из-за подбитого, дымящего танка, метрах в тридцати он нас, выползает «Тигр» и ствол его орудия поворачивается в нашу сторону . Меня пот холодный пробил. Я только успел крикнуть Вите: «Бей!!». Мы на какую-то долю секунды немца опередили. Подкалибер точно под срез башни влетел. У того видимо боекомплект сдетонировал. Башню у него с погона сорвало, она подпрыгнула вверх и обратно рухнула.

Мы били по всем угловатым силуэтам, которые появлялись в дыму. Внезапно рядом с нами вспыхнула «тридцатьчетверка» , которой не было здесь еще и двадцати секунд назад. Я понял, что тот, кто ее сжег, сейчас ударит и по нам.

Я кричу мехводу: «Влево, за танк!». Он рванул, а я увидел недалеко от нас вспышку выстрела. Снаряд рикошетом ударил по нашей башне. Ощущение было, что по ней врезали громадной кувалдой. Такой звон прошел по танку, его даже качнуло. Показалось, что сейчас он перевернется.

Я не видел немца в этом дыму и, лишь по вспышке, мне удалось понять, где он. И сейчас оставалось надеяться только на маневренность нашей «тридцатьчетверки».

Механик, как угорелый, кидал машину вокруг подбитых и горящих танков. Нам снова удалось втиснуться между двумя подбитыми танками, надеясь, что немец потеряет нас в этом дыму и встали. Но, в башню танка, за который мы спрятались, влетел снаряд . Немец видел нас. Его наводчик поторопился и дал нам шанс. Те секунды, что ушли у него на перезарядку орудия, мы использовали сполна и, выскочив из-за укрытия , Витя хладнокровно всадил в немца снаряд. Это был наш последний выстрел. В танк ударила болванка, меня хорошо приложило о командирскую башенку. Машина начала заполняться дымом. Я откинул люк и, машинально схватив из крепления автомат, выкатился на трансмиссионное отделение. Увидел, как из люка показалась голова Вити. Его руки бессильно хватались за края, а потом он обессилено опустился назад. Я бросил автомат, и, откуда только взялись силы, как пробку выдернул его из люка, после чего мы скатились на землю.

https://a.radikal.ru/a19/1801/d0/01dd7f91a057.png

Тут же из люков танка рвануло пламя. Больше из машины никто не выбрался. Танк горел и мог взорваться в любую секунду, но и бежать, сломя голову, в таком хаосе было равносильно самоубийству. Из подбитого немецкого танка тоже начал выскакивать экипаж и я дал по ним очередь из автомата. Один немец так и остался на броне, а второй успел нырнуть за свой танк.

Комбинезон на Вите горел и я, бросив автомат, начал закидывать его землей. Наконец, мне удалось сбить пламя. К тому времени Витя был уже без сознания и я, чтобы прикрыть его от рвущихся вокруг разрывов, подтащил его к гусенице , а сам снова кинулся к автомату, но в это время из-за корпуса танка выскочил немец, в руках которого был пистолет.

Я успел только схватить ППШ за ствол и, с разворота, ударил немца по ногам. Он вскрикнул от боли и неожиданности, в падении выронив пистолет. Навалившись на меня, немец пытался дотянуться до горла. Я уперся ему коленом в живот, скинув его с себя, а потом, схватив за волосы, начал бить головой о траки. Немец еще пытался сопротивляться, но я, в остервенении, продолжал бить и бить его о гусеницу своего танка. Немец захрипел, а потом затих.

В голове шумело. Услышав сзади себя какой то крик я выхватил пистолет и оглянулся назад. Сзади меня на землю оседал здоровенный немец в черном комбинезоне, а из его ключицы какой- то пехотинец выдергивал штык от немецкой винтовки. Лицо солдата показалось мне знакомым. Это был татарин Наиль из танкового десанта. Он уцелел в этой круговерти и как же вовремя оказался здесь!

Вокруг стоял лязг танковых гусениц, трещали автоматные очереди. Это экипажи подбитых танков вели бой.

Спасший меня пехотинец тоже залег за гусеницей и стрелял куда-то в дым.

Только сейчас я начал что-то слышать: автоматную стрельбу, глухие выстрелы танковых орудий, топот человеческих ног.

Я склонился над наводчиком. Он так и не пришел в сознание, но дыхание его было ровным. В это время подбежал какой-то немолодой солдат, через плечо у которого висела санитарная сумка. Он что-то достал из нее и поднес к Витиному носу.

- Что с ним?- только и спросил я у него.

- Контузило его, обгорел немного, да и дыму наглотался. Ничего, жить будет.

ст.лейтенант Рябинин. 1945 г.

0

316

Я не страдал от ненависти к немцам, но воевать с ними было тяжело, поэтому мы их просто уничтожали, как противника, не важно из какой страны они пришли. Пленных я всегда отправлял в тыл и никогда не расстреливал и не издевался над ними. Однажды в Венгрии в декабре 1944 года, не далеко от Будапешта, наш батальон сильно оторвался от основной бригады и ушел на двадцать километров вперед, к какому-то селу. Важно было то, что мы перекрыли дорогу на Будапешт, и гитлеровцы этим большаком воспользоваться уже не могли. Стоянку мы организовали на высоте в березовой роще, и заглянули вниз в лощину, чтобы прикинуть наше положение.

Внизу в километре от нас стоял небольшой населенный пункт, через который проходила еще одна дорога. По ней шла колонна врагов рода человеческого, среди них шло много автомобилей, а танков мы насчитали более шестидесяти. Нападать на них нашими пятнадцатью танками было бессмысленно, и после того, как мы доложили о ситуации командиру бригады, он натравил на колонну супостатов авиацию. Наши штурмовики раздраконили эту колонну, а агрессоров рассеяли и разогнали по придорожным канавам. Мы тем временем остались в роще, наблюдая издалека, как немцы разваливают свой строй и предаются огню и мечу от советских "Илов".

Внезапно наши солдаты привели трех немецких связистов, которые тянули линию связи и по незнанию забрались вглубь нашей стоянки. Наши часовые их схватили и связали. Начали допрашивать, а у нас как назло никто в немецком не шарит. Пришлось посадить их в воронку от авиабомбы и приставить охрану, чтобы не убежали. Потом смотрим, а по дороге, по которой остатки немцев идут, в противоположном направлении едет легковой "Опель", и явно не солдат внутри везет. Похоже, генералы какие-то... Они уходят с основной дороги и сворачивают на грунтовку, которая как раз проходит мимо рощицы, в которой мы обосновались. Я запрыгиваю в танк и кричу механику: "Давай к грунтовке! Наперерез!" Мы срываемся с места и точно выскакиваем на дорогу перед "Опелем".

Хватаю автомат, высовываюсь из танка и даю очередь в двигатель легковушки. Остолбеневший от неожиданности водитель останавливает автомобиль, внутри машины явно царит замешательство. Направляю на них автомат и кричу: "Раус!" ("Вот из машины!"). Вылезают три офицера и водитель, поднимают руки. Внезапно один из них бросается наутек по дороге. Я бегу за ним, рассчитывая, что экипаж моего танка справится с остальными тремя. Немец вдруг круто разворачивается и бежит обратно к "Опелю". "А, засранец, страшно стало!", - думаю про себя. А он подбегает к машине, хватает портфель, и тикает по направлению к немецкой колонне, что идет по большаку. Я опять за ним, на бегу стреляю из ППШ, но промахиваюсь. При второй попытке выстрелить у меня клинит патрон в автомате. Начинаю возиться с автоматом, пытаюсь передернуть затвор и поставить патрон на место, а немец оглядывается, видит, что у меня проблемы. Этот гад выхватывает пистолет и стреляет в меня, но тоже мимо. Теперь уже я бегу от немца, а он гонится за мной. На бегу еще раз передергиваю затвор и, слава Богу, патрон встает на место. Резко оборачиваюсь и даю очередь в гитлеровца. Он словно наталкивается на невидимую стену и валится на дорогу.

Подхожу, вытаскиваю у него из-под мышки портфель и забираю "Парабеллум". Тут я вдруг вспоминаю, что у меня у самого за пазухой есть два пистолета, но в критической ситуации я совершенно про них забыл. В портфеле оказались какие-то карты, сразу подумал, что важные карты, иначе немец не стал бы так рисковать из-за этого портфеля. В общем, прицепили мы "Опель" тросом к танку, водителя усадили за руль, а немецких офицеров на заднее сиденье загнали. Поехали в штаб нашей бригады и отдали карты командиру. Это оказались карты, лично утвержденные фюрером, с нанесенной на них операцией контрудара в этом районе. Из этих карт наше командование также узнало, что здесь недалеко стоит немецкая танковая дивизия и несколько танковых батальонов. За этот захват вражеских офицеров и важных документов я получил орден Суворова, которым очень горжусь...

Танкист Брюхов В. П., 1944 год.

0

317

https://d.radikal.ru/d26/1801/e2/8f2cd6d2bd24.jpg

Многие знают, что танковый ас Зиновий Колобанов уничтожил в одном бою 22 танка, но мало кто знает, что старший лейтенант Дмитрий Шолохов превзошел его достижение, уничтожив в одном бою 25 немецких танков.

30 июня 1942 года, наступавшая 6-я армия Паулюса прорвала нашу оборону на стыке двух армий.

https://c.radikal.ru/c32/1801/a9/a8cd9b395d54.jpg

Необходимо было срочно закрыть прорыв. Под рукой оказался только 3 танка КВ-1, взвода ст.лейтенанта Шолохова. Он и еще два танка заняли позицию на окраине села Несторное. То, что число наступавших немецких танков было около 150, никто и подумать не мог.

Танкисты вступили в бой. Условия местности были таковы, что немцы могли двигаться только по ложбине. Маневрируя и используя для укрытия танков постройки, танкисты открыли огонь, создавая видимость крупных сил. Танкистам удалось подбить три машины, одна из которых была на счету Шолохова.

https://c.radikal.ru/c16/1801/f4/dddc30b109a4.jpg

Спутниковый снимок села Нестерное. Хорошо видна та самая балка, по которой двигались немецкие танки. Светло-синими стрелками показано первоначальное движение немецких танков, а тёмно-синими – их обходной манёвр. 1 – танк Дмитрия Шолохова. 2 – танк Калинина. 3 – танк Сергеева.
Встретив сопротивление, немцы решили обойти советские танки. К этому времени один танк взвода погиб вместе с экипажем, а второй был сильно поврежден и не мог продолжать бой.

Обходя деревню немцы двинулись дальше по ложбине, которая стала еще более узкой. Двигаться они могли только в колонну по одному. Они и не могли предположить, что Шолохов, предугадывая их маневр, уже занял позицию на выходе из ложбины.

https://d.radikal.ru/d38/1801/e9/ccf88f854062.jpg

Танк Шолохова, стоя на склоне выхода из лощины, открыл убийственный для немцев огонь. В лощине скопилось до 50 танков противника и большое количество бронетранспортеров. Пользуясь своим преимуществом по высоте, танкист стал бить прямо в крыши башен, т.е. по самым уязвимым местам, а немцам углы вертикальной наводки орудий не позволяли открыть ответный огонь. Его танк оказался вне зоны поражения их орудий. Немцы, пытаясь укрыться от огня, стали отходить в деревню, подставляя борта своих машин. Бой продолжался три часа. В этом бою танкист уничтожил 24 немецких танка. Понимая, что их наступление захлебнулось, немцы отступили. Таким образом, учитывая первый подбитый танк, танкист уничтожил 25 немецких машин.

https://b.radikal.ru/b37/1801/d6/e3ff070921e1.jpg
https://b.radikal.ru/b01/1801/5f/258a5559d94f.jpg
Танкист пополнил боезопас своего танки и в последующих боях этого дня уничтожил еще 10 автомобилей и до ста солдат противника. Подошедшая на помощь танковая бригада ликвидировала прорыв.

В четвёртом номере «Огонька» за 1943 год была опубликована статья о подвиге танкиста, в которой указывалось, что в этом бою он подбил 25 танков

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 декабря 1942 года за этот подвиг старшему лейтенантуДмитрию Дмитриевичу Шолохову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Отредактировано NiJEGOROD (2018-01-26 21:55:45)

0

318

Операция "Цитадель": почему Гитлер проиграл Курскую битву

23 августа 1943 года завершилась Курская битва. Почти 50 дней невероятно-тяжёлых боёв на площади в 200 квадратных километров, 50 дней "ада", десятки тысяч погибших - эта операция решила ход войны в нашу пользу.

Николай Кузнецов

Курская битва показала невероятную сплочённость всех групп войск Советской армии. Операция "Курская дуга" началась для нашей армии задолго до её фактического начала. За пять месяцев до начала боёв Генштаб уже знал о том, что фашисты планируют проведение боёв под Курском. Об этом стало известно благодаря разведке. Русский разведчик Николай Кузнецов, имя которого до последнего времени оставалось неизвестным, совершил то, что в конечном итоге позволило нашей армии победить. Работая в резиденции Эриха Коха, Кузнецов добился доверия обергруппенфюрера и тот, ещё в марте 1943 года проговорился Кузнецову: "Ваша часть будет биться под Курском". Информация об этом ушла в Центр, что позволило Советской армии подготовиться к битве и скоординировать план своих действий. Как уже было сказано, имя Кузнецова долгое время оставалось неизвестным, в военной истории он значился под кодовым именем "Вертер".

Новые бомбы

Победа в Курской битве - это плод усилий всего советского народа. Получив данные разведки о том, что основные надежды гитлеровцы возложат на тяжелую бронетехнику, заводы начали массированное производство особых авиабомб и танковой брони. Новые авиабомбы, которые привозили на аэродромы с сопровождением сотрудников НКВД, весили всего полтора килограмма, за вылет самолёт мог взять 700 таких зарядов. Несмотря на свой небольшой вес, бомбы были очень эффективны. Спроектированные и изготовленные в кратчайшие сроки на Уральских и Сибирских заводах, они внесли большой вклад в победу.

Важность битвы

Гитлер возлагал на операцию "Цитадель" большие надежды. После поражения под Сталинградом у немцев был только один шанс кардинально поменять ситуацию. Нашим войскам было важно доказать, что они могут побеждать не только во время зимних кампаний, но и летом. Фюрер заявлял, что "Победа под Курском должна послужить факелом для всего мира". Важность этих боёв понимал и Сталин. Советская армия, к 1943 году набравшая обороты, должна была победить. Победа в битве под Москвой и в Сталинградской битве придала уверенности. И военные, и штатские были готовы идти до конца в Курском аду. И шли.

Всеми силами

Победа в Курской битве - не только заслуга армии. Тысячи мирных жителей, женщины, старики, дети сделали всё, чтобы помочь своей армии. В рекордные сроки, за 32 дня, была построена железная дорога, соединяющая Ржаву и Старый Оскол. На её строительстве днём и ночью работали тысячи людей. С введением в эксплуатацию этой линии Воронежский фронт получал самостоятельную магистраль, которая выходила на линию Курск — Белгород и на ветку Ржава — Обоянь. "Дорога мужества" освобождала от доставки грузов огромное количество автомашин, которые подвозили всё необходимое к передовой линии фронта за 200—300 км.. Всего было уложено 95 километров железнодорожного полотна шириной 5 метров, сооружено 10 мостов, построено 56 различных сооружений с подъездными путями. Протяжённость главных и станционных путей составила 164 км, реконструировано 24 км пути.

Оборона-контрудар

Курская битва для наших войск должна была начаться как оборонительная. Такую стратегию, приведшую в итоге к победе, отстоял Рокоссовский. Некоторые командующие фронтов выступали за наступательную операцию. Рокоссовский закономерно считал, что для наступления необходимо двойное-тройное превосходство сил, но, учитывая то количество танков, которым располагали фашисты, такого преимущества у нас не было. О реакции Рокоссовского на наступление немцев сохранилась следующая история: он позвонил Стлаину и радостным голосом отрапортовал, что немцы наступают. "Чему же вы радуетесь?" - спросил Сталин. "Значит, мы победим" - ответил Константин Константинович. И оказался прав. Рокоссовский проявил себя как блестящий стратег. Благодаря данным разведки, он сумел точно определить место основного удара фашистов и создал там глубокоэшелонированную оборону. Новаторским решением была также артиллерийская контрподготовка, проведённая за 10-20 минут до начала немецкой артиллерийской подготовки. Всего у Советской армии было 8 оборонительных рубежей, силы которых, в случае угрозы прорыва, могли передислоцироваться.

Прохоровка

Переломным этапом Курской битвы стала битва под Прохоровкой. Крупнейшее танковое сражение в истории, более 1500 танков. Воспоминания о том сражении до сих пор поражают воображение. Это был настоящий ад. Командир танковой бригады Григорий Пенежко, получивший Героя Советского Союза за это сражение, вспоминает: «Мы потеряли ощущение времени, не чувствовали ни жажды, ни зноя, ни даже ударов в тесной кабине танка. Одна мысль, одно стремление - пока жив, бей врага. Наши танкисты, выбравшиеся из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били их из пистолетов, схватывались врукопашную…». После "Прохоровки" наши войска пошли в решительное наступление. Операции "Кутузов" и "Румянцев" позволили освободить Белгород и Орёл, 23 августа был освобождён Харьков.

Герои той битвы

Победа в Курской битве - беспримерный подвиг Советской армии. По итогам этого грандиозного сражения, победа в котором досталась нашим войскам только благодаря беспримерному их мужеству и храбрости, более 100 тыс. участников были награждены медалями и орденами, больше 180 - удостоены звания Героя Советского Союза. В честь победы в Курской битве впервые прозвучал артиллерийский салют.

Отредактировано NiJEGOROD (2018-01-26 23:05:37)

0

319

Отредактировано NiJEGOROD (2018-01-27 03:05:00)

0

320

1. Знаменитый советский летчик-истребитель Иван Кожедуб вспоминал как его полк сражался в районе Кривого Рога. Поступил приказ о срочном перебазировании на ругой берег Днепра для прикрытия фланга наших войск.

Временный аэродром уже был подготовлен и перегнать самолеты было делом недолгим. Топливо и оборудование на новый аэродром уже доставлялось железнодорожниками. А вот что делать с инженерным составом было непонятно.

Истребители - машины одноместные, кроме летчика в кабину никого не посадишь. А без техников, обслуживающих самолет перед каждый вылетом, эскадрильям придется надолго "приземлиться". Пока техники наземным эшелоном доберутся по разрушенным дорогам до новой точки пройдут дни. А оставлять войска без прикрытия с воздуха нельзя ни на минуту.

Наши летчики нашли решение. Пришлось грубо нарушить правила, но другого выхода не было. Внутри фюзеляжей были укреплены доски и там полулежа разместили техников. Осторожно, не поднимаясь слишком высоко, наши истребители перелетели на новый аэродром. Машины сразу же стали готовить к новым боям. В полку после этого долго ходили шутки про "полеты на досочках".

На торжественном приеме в 1945 году в Кремле, устроенном для летчиков - Героев Советского Союза, товарищ Сталин иронически вспомнит эту историю.

Присутствовавшего на приеме маршала Жукова ощутимо коробили излишние, по его мнению, почести простым летчикам. Он ходил с кислой миной постоянно одергивал веселящихся офицеров.

В одном из тостов Кожедуб в шутку предложит Сталину приехать в их эскадрилью, мол, приезжайте, покатаем на двухместном Иле с радостью.

Сталин усмехнулся:

- Покататься, конечно, можно, товарищ Кожедуб. Вот и товарища Жукова с собой возьмем. Только как разместите? Меня - чур в кабине. А маршала можно и "на досочках". Как, перетерпите Георгий Константинович?

Пришлось прославленному маршалу все-таки поднять тост за наших героических советских истребителей.

2. На том же приеме один из летчиков чересчур налегал на спиртное. Впрочем, это не слишком отражалось на его поведении, крепкий организм вполне справлялся.

Товарищ Сталин немного подколол летчика и намекнул сбавить темпы:

- Я тут, товарищи, читал статью военкора в Красной Звезде. Товарищ Кожедуб рассказывал ему про важность физической подготовки летчиков. При резких маневрах, наборах высоты, фигурах пилотажа приходится переносить очень сильные перегрузки. Иногда летчик даже теряет сознание на секунду, чтобы тут же снова прийти в себя и продолжать бой. Я знаю, наши летчики - народ выносливый... Но Вы уж поаккуратнее с "перегрузками".

Слегка пристыженный фронтовик отставил новый бокал под хохот товарищей.

0

321

https://b.radikal.ru/b23/1801/c6/b9cb34195471.jpg

Снаряды подходили к концу, наконец на танке с поврежденным орудием подвезли боеприпасы. Я приказал экипажу пополнять боезапас, а сам поехал на командный пункт.

После моего доклада командир бригады приказал, чтобы я взял еще три Т-34 и с занимаемого мною рубежа мы начали атаку противника. Два танка должны были пойти в обход села и атаковать правый фланг, а еще один танк, скрываясь за домами, должен был зайти слева. Мне же было приказано продвигаться по центру села. Необходимо было выбить противника и оседлать Проскуровское шоссе.

В самом начале атаки мой танк сразу же попал под обстрел. Мы на максимальной скорости рванули вперед, чтобы укрыться за домами. Я выглянул из люка и увидел, что немецкие танки выходят к центру дороги и после выстрела отходят назад, в низинку.

Я дал команду зарядить бронебойным и стал ждать очередного выхода немецких танков. По первому показавшемуся танку я дал два выстрела и он задымился. На большой скорости мы проскочили до домов и укрылись за ними. Я обнаружил противотанковое орудие и, выстрелом из пушки , заставил его замолчать. Мы дождались пехоту и продолжили обстрел, отходивших в глубина садов, немцев.

Дождавшись автоматчиков, мы двинулись вперед и тут под башню нашего танка ударил снаряд, заклинив ее. Следом последовал второй удар, пробивший люк механика водителя срезав ему голову и, пройдя между моих ног, попал в моторное отделение. Танк сразу же заглох и остановился.

От двигателя потянуло дымом. При помощи заряжающего я вытащил механика-водителя на боеукладку и попытался запустить двигатель. Однако, из-за попадания, двигатель заклинил и все попытки запустить его ни к чему ни привели.Заклинившая башня лишила нас возможности вести огонь из орудия и спаренного с ней пулемета.

Продолжение расстрела нашего танка продолжалось. Третий снаряд сорвал люк механика-водителя, а четвертый повредил правую звездочку. Хотя огнетушитель сработал, танк продолжал дымить и скоро находиться в нем стало невозможно.

Стрелок-радист начал снимать лобовой пулемет, а мы с заряжающим открыли по подбегающим немцам огонь из автоматов. Немцы отступили и вновь начали обстреливать наш танк из орудий. Раздался сильный удар и по левому борту в нем образовалась щель
шириной с ладонь. Я приказал стрелку-радисту выбраться из танка и прикрыть нас огнем из пулемета, а сами с заряжающим продолжали стрелять по немцам из люка мехвода.

Через нижний люк не было возможности эвакуации и остался единственный шанс выбраться через башенный люк. При выходе стрелок-радист замешкался и его тут же изрешетили пулями. Он упал обратно в боевое отделение. Тогда заряжающий взял его пулемет и, рывком выскочив на моторное отделение, скатился на землю. Укрывшись за погребом, он открыл по немцам , которые уже вплотную подобрались к нашему танку, огонь. Я, забрав документы и оружие погибших товарищей, тоже выскочил из машины.

Мы с заряжающим начали отстреливаться, но вряд ли спаслись , если бы не подоспели наши автоматчики. Совместным огнём мы заставили немцев отступить. Наша разбитая «тридцатьчетверка» осталась как бы на нейтральной полосе.

0

322

Попал Серега как то по-дурацки. Он на Ла-5 с задания возвращался. Осталось только за линию фронта перемахнуть, а там еще немного и дома. Шел Серега на малой высоте и, проходя через линию фронта, попал под зенитный обстрел. Он только помнит, как где-то под сиденьем раздался взрыв и почувствовал острую боль в той области, где спина заканчивает свое благородное название. Как дотянул до аэродрома, как посадил самолет и как его вытаскивали из кабины, остались для него белым пятном. Очнулся он только на операционном столе.

https://b.radikal.ru/b31/1801/b3/a9b0f69d19ae.jpg

Как сквозь сон, он услышал неприятный звук. Это в таз полетел очередной осколок, извлеченный из его бренного тела.
-Двадцать шестой! сквозь пелену проясняющего сознания услышал он женский голос и следом-Да, Рита, у человека ж@па на решето больше походить стала. Потом наступила короткая пауза и этот же голос в раздумье произносит: А вот с этим хозяйством, что делать будем? Тут огрызок один остался, а парнишка-то симпатичный и как же он с таким достоинством жить будет? Рита, узнай, сколько сегодня тяжелых осталось? - Двое остались, Фаина Георгиевна.- услышал Серега звонкий девичий голосок. - Дорогуша, скажи Василию Петровичу, пусть ими займется. А я пока попробую этому бедолаге его хозяйство на место пришить. Ну, надо же, как это его угораздило и тихо рассмеялась приятным грудным голосом.

Серега опять провалился в бездну и очнулся только в палате. Он так сразу до конца и не понял, что же с ним случилось. И только соседи по палате, с шутками, прибаутками, смехом, да еще с похабностями объяснили парню, в какой же переплет он попал.
Они ржали до слез, когда говорили, что у одного бойца своего достоинства было с излишком, так он с Сереге пожертвовал его часть: кровь же сдают для раненых, а почему с хорошим человеком не поделиться тем, чего у тебя много? А у Фаи ведь руки золотые вот она и прилепила Сереге надставку. Долго ребята подшучивали.
Когда Серега оклемался и пришел в себя, то с кем бы он только не заговорил, всегда его разговор съезжал на тему своего необычного ранения, о Фаиной гениальности, об удивительной по своей уникальности операции. Его сильно беспокоило, как же будет вести себя его хозяйство, когда у него там все, наконец, заживет.
Однажды он заявил, что если убедится, что его достоинство неработоспособно, то он лучше застрелится, чем явится к своей невесте инвалидом.
Дело было уже к выписке и Серега по секрету рассказал своему соседу по палате о том, что Фая сама решила убедиться, что не зря почти четыре часа возилась с его хозяйством.
-Она мне так и сказала-доверчиво шептал ему Серега-раз уж я сама возвратила его к жизни, значит сама и должна первой его опробовать. Договорились мы с ней. Понятно? Сказала, чтобы я завтра на прием в общую очередь садился и ждал вызова !
Хочется отметить, что Фая Георгиевна была видной женщиной. Этакая кровь с молоком. Русская Джоконда, с огненно-рыжими волосами. Когда она входила в палату, то сначала заходила ее грудь, а уже потом появлялась и сама Фаина Георгиевна. Голос у нее был громкий, выразительный, разговаривая с ранеными, она не ограничивала себя в выражениях, да и хирургом она была потрясающим.
На следующий день уже весь госпиталь знал о Серегином секрете, и все палаты замерли в нетерпеливом ожидании. Все болели за Серегу, в душе желая, чтобы Фаина проверка закончилась успешно.
Жители окрестностей в этот день с удивлением наблюдали, как с деревьев, растущих вокруг госпиталя, от хохота, доносящегося из окон госпиталя, вверх взметнулись стаи испуганных птиц.
В самом госпитале происходило что-то невероятное. Из открытых окон доносился громкий хохот. По палатам бегал обслуживающий персонал, пытаясь успокоить не в меру развеселившихся раненных:
-Хватит ржать! Немедленно все прекратили! Себя пожалейте! У вас, идиоты, швы сейчас разойдутся.
Фаина Георгиевна, с грозным выражением лица кричала громче всех:
«Замолчите, кобели. Вам палец покажи, вы от хохота падать начинаете. Вот разойдутся швы, я вам их сапожной дратвой зашью»
Но, больше не в силах сдерживаться, она зашлась в припадке хохота.
Это надо же, вот дура! Проверила на свою голову. Ха-Ха-и с глазами, полными от смеха слез, она убежала в свой кабинет.
-Ребята, вы там Серегу проверьте, как бы чего не вышло!-крикнул кто-то из раненых-Ай да Фая, вот номер отмочила- и, лязгнув от хохота зубами, скрылся в туалете.
Витек понуро сидел на кровати. Лицо его пылало как полковое знамя.
Он сделал все, как ему велела Фая.
Пришел на прием, сел в общую очередь ожидая вызова.
Дождался, заходит в кабинет.
Ну, явился, добрый молодец? Сейчас будем проверять, к какому результату привели усилия нашей отечественной медицины. Давай быстренько иди за ширму и раздевайся.
Серега, правда, только пижаму снял и вышел.
И тут Фаина Георгиевна неожиданно распахнула халат, под которым не было абсолютно ничего! Она была ГОЛАЯ!!!
У Сереги от такого вида аж в горле пересохло, из головы все мысли повылетали, кроме одной!
А Фаина Георгиевна окинула Серегу критическим взглядом и произносит: Все Сергей, с тобой все в порядке. Война закончится, я на тебе диссертацию смогу защитить. Все, готовься к выписке. Счастливо. И невесте от меня привет на забудь передать.
Застегнула халат, взяла онемевшего Серегу за загривок, как котенка и слегка, для ускорения дала под зад, так, что он пулей вылетел в коридор. Он даже не заметил, что пижаму Фая ему на его достоинство повесила. Серега в задумчивости шел по коридору с пижамой, висевшей на его достоинстве.
Что тут началось!!! По коридорам госпиталя пронесся ураган. От хохота задрожали стекла, распахнулись двери.
Серега задумчиво посидел еще несколько секунд, потом упал на кровать и громко заржал только и повторяя:
-Ай да Фая! Невесте привет передавай! А я..С пижамой, Да по всему коридору!!! Во цирк!!!
Уже через пару дней Серега уезжал. Провожал его весь госпиталь. На лицах провожающий виднелись доброжелательные и загадочные улыбки. Серега запрыгнул в кузов старенькой полуторки и машины тронулась. Серега посмотрел куда-то вверх и, метнувшись к кабине, забарабанил по крыше. Водила нажал по тормозам. А Серега все глядел вверх, где в окне четвертого этажа стояла огненная Фаина Георгиевна и улыбалась.

0

323

Летчик бомбардировщик Дважды Герой Советского Союза Василий Ефремов

https://b.radikal.ru/b33/1801/e4/51fa13bfa3a0.jpg

Василий Ефремов родился 14 января 1915 года в городе Царицын (позднее Сталинград, ныне Волгоград) в семье волжского грузчика. Окончил семилетку, школу ФЗУ (ремесленное училище) и работал электромонтером на заводе. В Красной Армии с 1934 года, в 1937 году окончил Сталинградскую летную школу, летал на самолете СБ.

https://b.radikal.ru/b09/1801/4a/fe21a2284472.jpg

Бомбардировщик СБ конструкции Андрея Николаевича Туполева.
Летчиком-бомбардировщиком и командиром звена принимал участие в Советско-Финской войне. С июня 1941 года на фронте. Бомбит вражеские колонны, аэродромы, мосты, скопления техники. В декабре 1941 года при бомбардировке железнодорожного узла Орел Василий Сергеевич Ефремов уничтожил целый эшелон с боеприпасами - одиночным бомбардировщиком, без ведомых и истребительного прикрытия. В 1942 году при летнем немецком наступлении на юго-восток разбил несколько переправ с вражеской техникой и прославился как специалист по переправам. В это время Василий Сергеевич Ефремов летал на самолете Ар-2.

https://c.radikal.ru/c25/1801/d6/e8e6d2ab634d.jpg

Пикирующий бомбардировщик Ар-2 конструкции Александра Александровича Архангельского.
Особенно отличился командир эскадрильи 10-го Гвардейского Краснознаменного Киевского бомбардировочного авиационного полка капитан Василий Сергеевич Ефремов при защите своего родного города. В боях за Сталинград выполнил 198 боевых вылетов, уничтожил 5 железнодорожных эшелонов, 15 грузовиков с военными грузами, 11 самолетов на земле и много другой боевой техники, и неоднократно отмечался в приказах Командующего 8-й воздушной армией генерала Т.Т. Хрюкина. В боях за Сталинград Ефремов летал на бомбардировщике Ил-4 вместе со штурманом И. Немцевым и стрелком-радистом А. Федосеевым.

https://d.radikal.ru/d37/1801/02/7a82ed73414c.jpg
Бомбардировщик Ил-4 (ДБ-3Ф) конструкции Сергея Владимировича Ильюшина.
Будучи прекрасным пилотом, Василий часто вылетал на "свободную охоту". Такие полеты выполняются, как правило, только ночью или днем в сложных метеоусловиях и всегда одиночными самолетами. Экипаж сам выбирает цель и атакует ее. В таких полетах Василий в одиночку уничтожил несколько автоколонн и железнодорожных эшелонов противника.

1 мая 1943 года Василию Сергеевичу Ефремову присвоено звание Герой Советского Союза. 24 августа 1943 года Ефремов становится Дважды Героем Советского Союза. Всего за время войны командир эскадрильи капитан Василий Сергеевич Ефремов выполнил 376 боевых вылетов. После Сталинградского фронта воевал на Южном фронте, затем 4-м Украинском фронте, потом на 3-м Белорусском фронте. При бомбардировках аэродромов на земле уничтожил 32 самолета противника, и в 19 воздушных боях сбил 4 вражеских истребителя.

В конце войны незадолго до победы Василия Ефремова направили на учебу в Военно-Воздушную Академию. После академии продолжал службу, был командиром полка. Освоил реактивные самолеты, служил летчиком - испытателем. С 1960 года - в отставке.

Дважды Герою Советского Союза Василию Сергеевичу Ефремову была доверена высокая честь нести факел с Вечным Огнем при открытии памятника в Волгограде на Мамаевом кургане.

Прославленный воздушный боец умер в 1990 году.

0

324

https://c.radikal.ru/c27/1801/80/e75ba5b85628.jpg

Встали мы на отдых в деревне Морицы. Погода отвратительная, грязно, холодно, да вдобавок снег выпал. У меня шуба мадьярская была, накинул я ее на плечи и вышел на улицу. Темно, слякотно. Вижу, стоит часовой у кухни, стоящей возле штаба. Съежился, перетаптывается. На нем какой то малахай драный. А зимой у нас мало кто по форме одевался. Что нашли, то и носим. Я ему: - что, замерз? А он: - замерз,нихт ферштеен. Я обалдел:Иди-ка сюда! Вижу-стоит немец, за спиной винтовка. Сам от холода синий, зуб на зуб не попадает. Я у него винтовку отобрал и в дом завел. Наши все спят, кто где устроился. Разгон им устроил, едва начштабу в ухо не заехал. Спрашиваю у него:-кто стоит в охранении?

-Часовой там у штаба стоит.

-Какой часовой, мать твою, немец наш штаб охраняет.

Устроил всем нагоняй по полной, а что делать с немцем, не знаем. Начальник штаба предложил расстрелять его.

-Ты сначала поймай немца, а потом расстреливай. Приказал чаем горячим его напоить и спать положить. Утро вечера мудреней.

Утром решили немца допросить. Немецкий мы все в школе учили , но знания были очень скудными, по этому, с большим трудом, с помощь жестов поняли, что немец не из строевых частей, а автомеханик. Дезертировал, где-то прятался и от голода и безысходности сдаваться пришел.

После окончания боев под Корсунь-Шевченковским у нас в бригаде много различных трофейных машин появилось и, по этому, с их восстановлением часто возникали проблемы. Вот мы и решили этого автомеханика зампотеху в помощь отправить. Одели его в нашу форму, только без звезд и погонов. Ну все, говорю:-Теперь мы тебя Иваном звать будет .А как его по настоящему звали, даже и не вспомню. Так и остался немец у нас в батальоне, технику трофейную восстанавливать.Механиком он был хорошим.

Мы уже к Румынии подходили и ,как то, пошел я посты проверять. Это у нас было постоянной практикой, всегда, кто нибудь, начиная от комбата и штабных проверяют посты. Иду я по постам,а днем наши хозяйственники на склады ездили за продуктами. Вдруг слышу: хальт! Возле машины Иван наш с карабином стоит. А ему в ответ: -Я тебе дам, "хальт", твою мать! Кто тебя здесь с оружием поставил? Дверь у машины открываю, а оттуда зампохоз и начпрод в стельку пьяные вываливаются, лыка не вяжут. Я их «добрым» словом и пощечинами привел в сознание и спать отправил. Это надо же было додуматься, немца на охрану поставить.

Контрразведчики бригады знали, что у нас немец в батальоне, но так как он приносил пользу, то они не возражали. Но, когда в Румынию вошли, сказали мне, что немца в тыл надо отправлять. Он потом попал в антифашистскую группу Отто Гроттоваля. Дальнейшую его судьбу я не знаю.

0

325

Ведущий четверки наших истребителей, патрулировавших над полем боя, старший лейтенант Федосов заметил подходившую к боевым порядкам наших войск большую группу бомбардировщиков противника.

https://a.radikal.ru/a21/1801/1d/feda5b2646bb.jpg

"Юнкерсы", воспользовавшись облачностью, подошли к цели довольно близко. У наших истребителей не было времени перестраиваться, и старший лейтенант Федосов приказал ученикам атаковать врага с хода, направляя свой удар во фланг фашистским бомбардировщикам. Первая атака увенчалась успехом - один "Юнкерс" загоревшись, пошел к земле.

https://a.radikal.ru/a30/1801/fe/fcc346b6a6f7.jpg

На развороте самолет Федосова атаковала пара фашистских истребителей. Заградительным огнем ученик Федосова отсек истребителей противника от самолета своего командира, дал ему возможность со второй атаки сбить еще одного "Юнкерса".

https://b.radikal.ru/b36/1801/e6/e7957bd7ebc4.jpg

Молодой летчик Алексей Григорьев впервые вел пару на боевое задание. Однако в воздушном бою он держался уверенно, дрался мужественно. Зайдя сбоку вражескому стервятнику, Григорьев ударил по нему из пушек. "Юнкерс" развалился в воздухе. Затем, нырнув под строй бомбардировщиков, Григорьев поджег еще одного "Юнкерса", шедшего в середине строя.

0

326

Наши окопы и бункеры находились в долине, превратившейся в заснеженное болото из-за стекавшего сюда ленивого ручья, а по обе стороны ущелья расходились первобытные пещеры. Мы брели через снежные заносы несколько часов, со стенанием и маетой, пока не повалились в снег в смертельной усталости, пытаясь восстановить нормальное дыхание. Какое-то время лежали неподвижно, вытирая с глаз холодные слезы, счищая ледяные кристаллы с задубевших щек. Когда мы наконец доползли до цели, наши глаза наполовину ослепли от холодного ветра, вышибающего слезу.

Пустой бункер был не топлен, но сил заниматься этим уже не было, мы упали на холодные плащ-палатки и провалились в тяжелый обморочный сон. Час отдыха пролетел, как одно мгновение, и вот уже пришел приказ рыть траншеи. Мы опять вывалились в холодную ночь, начали копать и постепенно просыпаться. Закапывание в землю продолжилось до самого рассвета, а выкопанная траншея через несколько минут опять оказывалась наполовину наполненной снегом, который и не думал переставать. Приходилось опять брать лопату и выбрасывать его за бруствер. Валенки промокли насквозь и покрылись дырами, а попавший в дырки снег почти не таял. Не успели мы вернуться в бункер, как русские начали обстрел. Ужасно хотелось спать.

Но через два часа привезли снаряды, и нас снова выгнали наружу на разгрузку боеприпасов. Тем временем уже стемнело, а мы все таскали и таскали тяжеленные ящики. Тропинка, указывавшая путь, исчезала под снегом и мы теряли последний ориентир, проваливались ногами под корку льда в водоем этого оврага, ползали на коленях, разыскивая тропинку, ведущую к бункеру. Наконец, нашли бункер, но нам тут же вручили пакет и отправили на незнакомую местность. Перед этим удалось надеть сухие ботинки, но во мраке ночи мы сбились с пути. Мне казалось, что мы тащимся по бесконечному кругу, пока в темноте нас не занесло на минное поле. Один из нас споткнулся о натянутую проволоку, вскрикнул, и мы успели упасть ничком. Это нас спасло, когда прогремел взрыв, а осколки просвистели над головой. Доставив пакет, мы смогли вернуться в бункер, но нас тут же отправили на передовую, даже не выдав сухого пайка. Сигнальные ракеты помогли добраться туда и не заблудиться. В задубевших от мороза ботинках и обледеневших перчатках мы залезли в свой окоп.

Семь часов дежурства в окопе тянулись невыносимо долго. Бруствер не защищал от метели, которая щедро бросала ледяные иголки прямо в лицо, а снег облеплял шинель и штаны. Наконец, вернулись в бункер, занялись печью, но от сырых щепок она никак не желала разгораться. У входа в бункер за время нашего отсутствия вырос сугроб снега, который пришлось раскапывать, чтобы попасть внутрь. Ночь закончилась , утром нам дали завтрак и позволили поспать четыре часа.

Метель не прекращалась всю неделю, мы продолжали сменять друг друга на посту через каждые три часа, а потом еще пять часов выбрасывали снег из окопов и траншей и огневых позиций. Бессильную ярость приходилось держать при себе, так как природе было наплевать на нас. Метель не только не прекращалась, а усиливалась еще больше, земля и небо перестали существовать. Кругом была только серая холодная мгла и непроглядный мрак. Сколько раз мы теряли дорогу и скатывались в ледяной ручей, уже никто не считал. Руки индевели, а вода заливалась в ботинки и сапоги до колен. Скованные холодом наши тела были не в силах сопротивляться силе русской зимы, мы ломали лед весом своих тел и начинали тонуть в ручье, но наших криков о помощи никто не слышал. Помогая друг другу выбираться из этой ледяной лужи на твердую землю, мы с трудом добирались до своих окопов.

Окружающая действительность расплывалась перед слезящимися глазами и казалась совершенно не реальной. О том, чтобы писать письма домой, не могло быть и речи, так как строки на бумаге сливались друг с другом и становились неразличимыми. Мы не оканчивали принудительно свое существование только потому, что продолжали помнить о своих матерях. Конца всему этому ужасу не предвиделось, а в Боге мы давно разочаровались. Когда на следующее утро мимо меня просвистела пуля, а потом вторая, которой не удалось пролететь мимо, я почти не расстроился. Она избавила меня от страданий...

1943 год, зимняя война в России.

0

327

Бумажные асы Третьего Рейха - ЯПлакалъ
http://www.yaplakal.com/forum7/topic1729953.html

0

328

Поднятый со дна Волги бронекатер занял своё место в музейной экспозиции на набережной в Центральном районе Волгограда. Об этом пишет региональное издание "СоцИнформБюро".

https://b.radikal.ru/b10/1801/3a/305e7f194777.jpg

Операция по подъёму катера БК-31 прошла в начале ноября 2017 года. После чего корабль прошёл реконструкцию на судоверфи в Красноармейском районе.

По данным поисковиков бронекатер принадлежал Волжской флотилии. Корабль был потоплен 9 октября 1942 года во время Сталинградской битвы.

0

329

Лодка была заложена 19 октября 1938 года в Горьком на заводе № 112 «Красное Сормово», спущена на воду 25 апреля 1939 года, вступила в строй 31 июля 1941 года и 14 августа 1941 года вошла в состав Балтийского флота. Единственная подлодка серии «С», дожившая до Победы на Балтике.

0

330

https://c.radikal.ru/c20/1801/ee/da27784f301b.jpg

На территории Кремля установлен памятник морякам-подводникам – рубка легендарной подводной лодки С-13.

Копия рубки подводной лодки в натуральную величину выполнена по чертежам КБ «Лазурит» и смонтирована на заводе «Красное Сормово». В середине века «Красное Сормово» для защиты Отечества выпускало подобные подводные лодки серийно. На С-13 в Великую Отечественную войну Маринеску было торпедировано 5 вражеских объектов: красная звезда с цифрой пять в центре и помещена на носу судна.

Боевые походы
«С-13» совершила четыре боевых похода, произвела 12 атак с выпуском 19 торпед, потопила пять и повредила одно судно:

2 сентября 1942 — 19 октября 1942
1 октября 1944 — 11 ноября 1944
11 января 1945 — 15 февраля 1945
20 апреля 1945 — 23 мая 1945

Потопленные транспорты:
11 сентября 1942 — финский транспорт «Hera»
12 сентября 1942 — финский пароход «Jussi Н.»
18 сентября 1942 повредила голландский пароход «Anna W.»
9 октября 1944 повредила немецкий транспорт «Siegfried»
30 января 1945 — немецкий транспорт «Wilhelm Gustloff»
10 февраля 1945 — немецкий транспорт «General Steuben»
Широкую известность «С-13» получила после потопления немецких транспортов «Wilhelm Gustloff» и «General Steuben», гибель которых вошла в ряд крупнейших морских катастроф.

По суммарному тоннажу потопленных кораблей во время Великой Отечественной войны (44 138 брт) «С-13» принадлежит первое место в советском Военно-морском Флоте. 20 апреля 1945 года она была награждена орденом Красного Знамени.

Wilhelm Gustloff  (Вильгельм Густлофф)
30 января 1945 года С-13, находясь под командованием капитан-лейтенанта А. И. Маринеско, в 21:15 обнаружила шедшее в сопровождении эскорта немецкое транспортное судно «Wilhelm Gustloff». Подводная лодка начала преследование и в 23:08 с дистанции 4,8 кабельтовых атаковала судно тремя торпедами (четвёртая торпеда застряла в торпедном аппарате)[1]. Все три торпеды попали в цель, через 40 минут[2] «Wilhelm Gustloff» затонул. По современным оценкам, погибло около 6000 человек.

«Вильгельм Густлофф»
На корабле находились:

173 члена экипажа
162 раненых военнослужащих вермахта
373 женщины-военнослужащие
918 матросов и офицеров 2-й учебной дивизии подводных сил
3000 неустановленных лиц
около 5000 беженцев (в том числе около 3000 детей, остальные в основном женщины)
Потоплению транспорта «Wilhelm Gustloff» давались самые разные оценки: от героического подвига до массового убийства мирных жителей. Однако по заключению Института морского права в Киле, атака была правомерной: "Вильгельм Густлов являлся законной военной целью, на нем находились сотни специалистов-подводников, зенитные орудия… Имелись раненые, но отсутствовал статус плавучего лазарета. Правительство Германии 11.11.44 объявило Балтийское море районом военных операций и приказало уничтожать все, что плавает. Советские вооруженные силы имели право отвечать тем же".

«General Steuben» Генерал Штойбен
10 февраля 1945 года С-13 обнаружила немецкое вооружённое госпитальное судно «General Steuben» (приняв его за крейсер класса «Эмден»). Ночью в 00:50 лодка выпустила по кораблю две торпеды из кормовых торпедных аппаратов[4]. Обе торпеды попали в цель, корабль затонул через 15 минут. Погибло более 3000 человек (приводятся следующие числа: погибло 3608, спасено 659 человек), преимущественно раненые военнослужащие и беженцы.

«Генерал Штойбен»
На корабле находились:
160 членов экипажа
2800 раненых
800 беженцев
100 вооружённых солдат
270 медицинских работников
12 сестёр немецкого Красного Креста
64 солдата-зенитчика
61 специалист кригсмарине (связисты, сигнальщики)
Гибель «Wilhelm Gustloff» и «General Steuben» в ряду крупнейших морских катастроф

Послевоенная история[править | править код]

7 сентября 1954 года «С-13» выведена из боевого состава, разоружена, переформирована в учебно-тренировочную станцию.
6 октября 1954 года «С-13» переклассифицирована в кабинет боевой подготовки и переименована в «КБП-38». Прошла соответствующее переоборудование.
23 марта 1956 года «С-13» переведена в группу плавсредств Научно-исследовательского института № 11 ВМФ.
17 декабря 1956 года «С-13» исключена из списков плавсредств ВМФ.
31 мая 1957 года «С-13» расформирована и впоследствии разобрана.
В Центральном музее Вооруженных Сил экспонируется флаг подводной лодки «C-13».
Копия рубки ПЛ «С-13» установлена на территории Нижегородского Кремля.

0


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом