ПолитФорум ватников России и зарубежья

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом


Военный Альбом

Сообщений 361 страница 390 из 452

361

Уже в начале мая тысяча девятьсот сорок пятого года нам поставили задачу— взять небольшой немецкий городок. По-моему, это был Марбург. Разведчики ушли ночью за «языком» и притащили немку из Hitlerjugend, ей лет 17-18 всего было. На допросе она рассказала, что в городе находится эсэсовский батальон и в батальоне этом одни женщины. Вооружены они лишь автоматами и карабинами, пулемётов нет, минометов нет, артиллерии и бронетехники нет. На совещании комдив спрашивает комбатов: Как город брать будем? Говорите, что считаете нужным.

Один комбат говорит: А что тут думать и рассуждать? Пустим авиацию, потом артиллерийский обстрел их позиций сделаем и пустим танки с поддержкой пехоты. Разнесем их в пух и прах к такой-то маме!

А другой комбат, Герой Советского Союза, фамилию не помню, встал и сказал: Война через день или два закончится, перед нами девчонки из гитлерюгенда. На них форму эсэсовскую надели, какие они эсэсовки ? Они под стол пешком ходят. Давайте положим их всех на дно окопа и тепленькими в плен возьмем. Немцев то почти не осталось, а им нужно после войны народ восстанавливать.

Им давали в руки фаустпатрон и отправляли на смерть
И что ты предлагаешь? — его спрашивают.

Давайте самолёты пустим, но пусть наводчики наведут их так, что бы до окопов и после они стреляли. Пусть артиллерия стреляет, но что бы то недолет был, то перелет. Пусть танки идут с пехотой, но пусть в «молоко» стреляют. А как дойдут до окопов, наша пехота им скажет: Хенде хох, фройлян! Гитлер капут!

https://a.radikal.ru/a39/1802/22/6c183268fd12.jpg

Так и сделали. Взяли в плен 500 девчонок немецких. Одна девчушка побежала, так и стрелять не стали. Боец догнал ее, она ему все лицо исцарапала. Другие немки на нее смотрели восхищенно и перешептывались: Гуд! Эльза гуд!

А мы смеялись над бойцом! Лицо ему санитар зеленкой намазал. Бойцы подтрунивали: Его дивчина приласкать хотела, а он не дался!

Из воспоминаний Дмитрова В. В.

0

362

В самом начале войны я стал командовать взводом «Охотники» первого батальона 596 СП. Так началась моя боевая жизнь. В августе батальону пришлось отступить на определенный командованием рубеж. Мы подошли к горе Иеникуваара. И потеряли связь с командиром полка. Тогда командование взводом взял на себя старший лейтенант Данилов Павел Гаврилович.

Нужна была срочная связь со штабом. Я и еще двенадцать разведчиков должны были дойти до штаба полка и получить боевое задание для дальнейшего действия. Нам нужно было срочно найти штаб, куда двигаться, мне показали на карте. На этой местности уже были немцы, что усложняло задачу. Мы отправились ночью, заранее сказав своим, что назад вернемся той же дорогой. Продвигались тихо, стараясь быть незаметными. Утром встретили троих связистов из нашего полка, они указали нам дорогу. Благодаря им мы быстро вышли к штабу. Нас встретили бурно, так как связи долго не было. Немного передохнув, мы получили документы и отправились обратно. Днем двигаться было опаснее, мы торопились.

И вот когда мы уже подходили к расположению батальона, услышали стрельбу. Оказалось что на пути у нас немцы. Неожиданно по нам начинают стрелять. Одного разведчика убивают. Я был ошеломлен, встретив здесь немцев, совсем рядом с батальоном.

Думать времени не было, и тогда в голову мне пришла мысль атаковать, прорываться к батальону через немцев. Это каким-то образом поняли все разведчики. Мы бежали и кричали «Ура!», стреляли и бросали гранаты. Немцы растерялись, не ожидали нападения с тыла. И вот тут-то и произошло невероятное и непредвидимое, пулеметный огонь со стороны нашего батальона.

Нас обстреливали с двух сторон, и наши и противники. Но тут со стороны противника произошло затишье, немцы недоумевали, с чего вдруг по нам открыли огонь свои же. И вот в этот небольшой перерыв, я очень громко кричу своим о прекращение стрельбы. Прижимаясь к земле, мы двинулись к батальону. Я увидел, как наш разведчик был убит, пуля попала ему в висок. В той перестрелке мы потеряли троих солдат, двоих ранило.

Своих боевых товарищей, хоронили тут же. Батальон ушел, а наш взвод остался у подножия горы, для отдыха. Нам предстояло еще пересечь дорогу, где уже были немцы.

Кобец Иван Лукич, из воспоминаний о войне.

0

363

Танкисты, служившие в 233 бригаде, вместе с пехотой обороняли участок фронта. Эти события происходили на границе СССР с Румынией в 1944 году. К этому моменту в бригаде имелось значительное количество танков. И перед ней стояла задача обороны правого участка шоссе по направлению к городу Яссы.

Советским подразделениям противостояли около батальона войск немецкой пехоты. Для усиления у противника имелись танки Тигр. Это было весной. Светило яркое солнце, а оборона шла по фронтовой линии с севера к югу. Получалось, что в первой половине дня солнце слепило врагов, а затем нас. Машины обеих сторон находились у самого переднего края, усилив, таким образом, оборону. И наши войска, как и немцы прекрасно оборудовали свои позиции. Танки у обеих сторон были вкопаны так, что над землей были видны лишь макушки их башен. Стоит отметить, что немцы навешивали на свои боевые машины гусеничные траки таким образом, что они располагались на лобовой части корпуса и по периметру башни. Это было сделано для увеличения защиты танка, которая кстати была и без того сильной. Также это содействовало рикошетированию бронебойных снарядов, которые туда попадали.

На западных скатах одной высоты располагалась огневая позиция Тигра. Его экипаж прекрасно видел оттуда все расположение наших войск практически до самой реки Прут. Отличная оптика танка вместе с сильной пушкой 88 мм – все это давало возможность врагам производить меткие выстрелы, как по крупным целям, так и по маленьким.
Начиная приблизительно с 13 часов, в то время, когда солнечные лучи прекращали слепить немецких танкистов, все, что приближалось к их территории, уничтожалось незамедлительно. Танк, получивший прозвище «Бешеный фриц» не скупился на осколочные снаряды.

Мы не отвечали огнем врагам по нескольким причинам. Во-первых, их оборона из-за холмов была практически не видна. Во-вторых, приходилось экономить боеприпасы, так как их подвозили не слишком часто. А отомстить хотелось очень! Терпение советских бойцов закончилось после того, как несвоевременно стали доставлять горячую еду.
Командиру орудия Анатолию Ромашкину, который являлся наиболее метким стрелком, наконец- то позволили выстрелить двумя бронебойными снарядами. Расстояние до вражеского танка было рассчитано предельно точно – 650 метров. Все время бойцы наблюдали за тем, как поведет себя экипаж немецкого танка.

Отомстили мы так:

Сержант попросил командира пехоты себе в помощь одного из снайперов. С ним они заняли позицию поблизости танка. С нее была видна башня вражеской машины. Ромашкин внес такое предложение: снайпер Юрий Прохоров должен был стрелять бронебойными патронами, так как у них более сильный пороховой заряд. Он сказал: «Может быть, я буду вынужден использовать оба выделенных мне снаряды. А ты, после того, как немцы вылезут из люков, должен попасть с одного выстрела».

Два дня, начиная с рассвета и до 13 часов, покуда солнечные лучи не начинали слепить, сержант со снайпером безрезультатно выслеживали вражеский танк. Мы же, не зная причины такой заминки, все время пытались поторопить Анатолия, но он молчал. Суть его задумки была такой: подождать, когда пушка танка будет развернута в сторону, хотя бы на 10-15 градусов. Таким образом, подставив ствольные бока под выстрел «Шермана». Но она на протяжении всего этого времени смотрела вперед. А при этом положении вероятность попадания приравнивается к нулю.

И вот пошел третий день. Немного рассеялся утренний туман. Сержант, припав к прицелу, произнес: «Наконец-то». И подал условный сигнал снайперу, который приготовился.
Танк, медленно поворачивая свою башню пока его не ослепило солнце. Первый выстрел Шермана не попал, уйдя вправо вверх. Следующий же угодил точно. Практически половина ствола немецкого танка отлетела в сторону. В это же время в открывшийся люк танка, вылез командир практически по пояс. Тут его и настиг снайперский выстрел. Немец, дернувшись, упал на башню. «Урра!!!» - неслось по окопам.

Когда наступила темнота, побежденный танк ушел в глубину расположения. С этого момента позиция на высоте была свободна. Дорога была открыта даже в светлое время. Хотя время от времени и подвергалась ударам артиллеристов и нечастым авиационным налетам.

0

364

Пока все спали, финны напали на советский госпиталь. Не пощадили они никого.

В этот день, 12 февраля 1942 года, на нашу военную базу в Петровском Яме совершили нападение финны. Это был отдельный разведывательно-диверсионный батальон дальней разведки под командованием Илмари Хонканена. Батальон состоял из 100 человек.

Нападение было совершено на госпиталь №2212. Ночью. Пока все спали и ничего не подозревали, финский лыжный отряд пробрался к госпиталю. Финнов не остановило даже то, что висел белый флаг в красным крестом. Они начали поджигать всё: машины, склады. Потом начали забрасывать гранатами палаты, в которых лежали раненые люди. А когда раненые в одном нижнем белье пытались выбраться из горящего госпиталя, то финны их тут же расстреливали. Среди убитых оказался и родственник известного русского поэта Лермонтова - Михаил Владимирович Лермонтов. Медицинский персонал был так же весь убит.

Всё это зверство продолжалось почти 2 часа. В результате нападения финны уничтожили почти 90 машин и 60 построек. О убитых есть 2 версии. В финской версии было убито 500 советских солдат, а с нашей стороны была информация, что из солдат было убито только 85. причём с оружием было всего 33 человека. 28 человек убитых были из медицинского персонала, 9 раненые и 15 человек местного населения. Получается, что по данным с нашей стороны было убито 137 человек.

Медицинский персонал госпиталя №2212
Медицинский персонал госпиталя №2212
Со стороны финнов потери были совсем незначительные - 5 убитых и 6 раненых. Всё из-за того, что они не встретили достойного сопротивления. Медицинский персонал и раненые и не смогли оказать должное сопротивление.

За эту зверскую операцию командира финского отряда Хонканена наградили крестом Свободы 4-ого класса. Суло Охтен так же получил эту же награду за то, что расстрелял более десяти раненых советских солдат. Позже Хонканена был награжден ещё и Крестом Маннергейма. Финны считали эту операцию одной из самых успешных. За эти злодеяния Хонканен так и не был привлечён к ответственности после войны. Он так и продолжал потом жить и работать в Финляндии.

С этого дня всё отношение нашей армии и наших партизан полностью изменилось по отношению к финским солдатам и финскому гражданскому населению.

«Жестокость порождает ответную жестокость. На наш взгляд, Илмари Хонканен своими необдуманными действиями при планировании и организации нападения на гарнизон Петровского Яма, приведшими к уничтожению госпиталя и гибели гражданского населения поселка, породил ответные действия советской стороны»

0

365

Ил-2 обладал феноменальной живучестью, поэтому пользовался огромной и вполне заслуженной популярностью. Однажды один из пилотов, сам того не желая, продемонстрировал классический пример живучести «горбатого», А дело было так. Выполняя очередное боевое задание, штурмовики наскочили на обратном пути на группу немецких истребителей. Прикрытия не было, и немецкие «фоккеры» здорово потрепали наши «Илы». Едва-едва удалось отбиться заградительным пулемётным огнём.

На посадку заходили как обычно, соблюдая порядок, строго по очереди. Принимал самолеты комиссар полка. И вдруг одна из машин, только что появившаяся над аэродромом, нарушая все правила и инструкции, напролом ринулась на полосу.

Комиссар остолбенел от неожиданности. А штурмовик уже коснулся земли колесами. Машина пробежала сотню метров и вдруг... переломилась надвое. Нос и хвост одновременно задрались к небу, а то, что осталось, просело на грунт. Сам же пилот остался живым и невредимым. Выбравшись из кабины, он молча обошел вокруг самолета, задумчиво посмотрел в небо, откуда минуту назад заходил на посадку, потом снова на свой «ил» и, наконец, медленно, разделяя слова долгими паузами, сказал подбежавшему комиссару:
— Думал... развалюсь в воздухе... вот и поспешил... малость...
— Ну и правильно, что поспешил! Ну и молодец! — радостно отозвался комиссар и облокотился, чтобы перевести дух, на крыло.

Крыло обломилось, с треском рухнув на землю. Комиссар отскочил в сторону.
— Молодец, говорю, что решил поторопиться! — каким-то не своим голосом снова сказал он.

Сбежавшиеся к месту аварии летчики были настолько поражены случившимся, что, несмотря на всю серьезность ситуации, кто-то из них, не выдержав, прыскал в кулак. Чудом оставшийся в живых лётчик, наоборот, держался тихо и отрешенно, словно ничего особенного и не произошло.

Наконец комиссар пришёл в себя и подошёл к машине. Вместе с вызвавшимися добровольцами он насчитал более двухсот (!) пробоин, не говоря уже о покорёженном стабилизаторе и перебитых тросах рулей.

Случай этот относится, конечно, к разряду редкостных, но свидетельства о небывалой живучести «Илов» мог бы привести чуть ли не всякий фронтовой лётчик-штурмовик. Да, такого самолета у немцев не было. Великолепные летные качества штурмовика, естественно, не могли служить гарантией на абсолютную неуязвимость.

Война без потерь не бывает. Особенно потери Ил-2 были велики в 41-м и 42-м годах, когда летали на одноместных машинах. Позже положение резко изменилось, в полки пошли двухместные штурмовики с пулемётом, прикрывающим заднюю полусферу. Промышленность неуклонно наращивала темпы, и господство в воздухе в конце концов перешло на нашу сторону. Каждый вылет штурмовиков в тыл противника сопровождался теперь мощным прикрытием силами истребителей: «илы» крушили наземную вражескую технику, «яки» и «лавочкины» старались не подпускать к ним немецкие истребители. Однако и сами штурмовики, если того требовал момент, могли постоять за себя в воздушной схватке. Значительно уступая «мессершмиттам» и «фоккевульфам» в скорости и маневренности, у них все же имелись и кое-какие свои козыри. Одним из них был специальный маневр, отработанный летчиками именно на те случаи, когда они по какой-либо причине оставались без прикрытия истребителей. Маневр заключался в том, что захваченные врасплох «илы» прижимались как можно ниже к земле и, обеспечив себе гарантию от заходов снизу, отгоняли врага перекрестным огнем из бортовых пулеметов, кружа так, чтобы один мог прикрывать другого. Немцам, как правило, это не нравилось, и они быстро бросали пустую, как им казалось, и опасную для себя затею. Правда, перестроиться подобным способом не всегда удавалось. А иногда летчики и сами того не хотели: пока вражеский объект не уничтожен, думать о себе особенно некогда.

Именно в такую вот минуту Георгий Береговой во второй раз потерял машину. Впрочем, в конечном счете выяснилось, самолет попросту невозможно было спасти. Но знать об этом наперед, ни он сам, ни тем более его воздушный стрелок Ананьев, разумеется, не могли. Вначале кое-какая надежда у них всё же оставалась...

Отрывок из повести Георгия Сомова «Третья высота»

0

366

Взято из Река Времени

Наши мертвые как часовые

https://b.radikal.ru/b00/1802/6d/e86444263dce.jpg

Давно отгремели сражения Великой Отечественной Войны, но до сих пор на местах ожесточённых боев лежат солдаты, останки которых так и не преданы земле. Этим сейчас занимаются поисковики. Каждый год находятся и извлекаются из земли останки сотен наших погибших солдат.

Во время проведения работ поисковики часто сталкиваются с тем, что объяснить с точки зрения материализма, невозможно.

Парапсихологи утверждают, что в местах, где произошла массовая гибель бойцов, часто возникают аномальные зоны. Одна из таких находится в долине под названием Мясной Бор, находящейся в тридцати километрах от Великого Новгорода.

До сих пор неизвестно, сколько здесь полегло солдат погибшей 2-й ударной армии, пытающейся прорвать блокаду Ленинграда.

Поисковики часто рассказывают истории, которые иначе, как мистическими назвать нельзя. Часто по ночам доносятся звуки, похожие на шум танковых двигателей, иногда возникает ощущение, что рядом движется колонна. Слышны топот шагов, побрякивание котелков и бряцанье оружия. Иногда слышатся звуки боя.

Михаил Орешта, известный мурманский писатель и поисковик говорит, что тени погибших не дают о себе забыть. Он рассказывал, как однажды они разыскивали пропавшую в этом районе разведгруппу и парень из его отряда, впервые пошедший с ними в поход, безошибочно указал на место, где по его словам погибли бойцы. Поисковики действительно нашли на этом месте останки наших солдат, а потом Слава показал, где погибли остальные члены разведгруппы.

Сказать, что все были удивлены, это не сказать ничего. А Слава сказал, что его звали голоса погибших.

https://c.radikal.ru/c41/1802/63/b30e2757e0f0.png

Поражает история, рассказанная одним из поисковиков. Их отряд занимался подъёмом останков наших солдат. Была в отряде девушка, которая впервые поехала с ними. Когда подняли первого погибшего бойца, у него обнаружился медальон, что обычно является редкостью. Наши солдаты предпочитали не заполнять их, потому что это считалось плохой приметой. Часто случается, что содержимое найденного медальона невозможно прочитать даже в криминалистической лаборатории.

Обнаруженная в медальоне записка хорошо сохранилась, и по ней удалось узнать фамилию погибшего. Это был дед этой девушки, пропавший без вести в 1942 году. Девушка потом проплакала целый день. Случайность это или нет? Трудно об этом сказать. Нам ничего не известно о нашем мироустройстве. Как сказал один философ: «Я знаю то, что ничего не знаю».

Поисковики говорят, что в этих местах нет птичьих гнездовий. Все живое предпочитает обходить эти места стороной.

Призраки войны не оставляют эти места. Поисковики рассказывают, что часто в тумане видят неясные силуэты солдат в красноармейской форме, которые как будто просят о помощи и пытаются указать место своей гибели. И действительно, потом на этих местах находят их останки. Что это? Выдумки поисковиков или действительно души красноармейцев, которые не могут обрести покой и для них война ещё не закончилась?

И таких примеров очень много. Конечно, какие-то из этих рассказов являются выдумкой, но некоторые были озвучены лицами, рассказам которых можно доверять.

Парапсихологи утверждают, что в связи с массовой гибелью людей, происходит мощный выброс энергии и образуются «поля памяти». Они способны порождать фантомы и другие феномены, объяснить которые невозможно с точки зрения современной науки.

В связи с этим, мне вспомнилась замечательная песня самобытного автора и композитора Игоря Растеряева, рассказывающая об этих событиях.

Когда слушаю эту песню, комок к горлу подступает. В годы Великой Отечественной войны пропали без вести брат отца и муж моей родной тетки.

+1

367

Сталин и расстрел танкиста Михайлова

В сентябре 1941 года на резолюцию товарищу Сталину пришло расстрельное дело танкиста Андрея Михайлова. Дело было направлено из полка с сопроводительной запиской, что на своем уровне решить вопрос никак не представляется возможным. Уж больно обстоятельства дела хм... противоречивы.

Андрей Михайлов родился в деревне под Павловском, в крестьянской семье. Курсы механизаторов, работа на тракторе в колхозе. В финскую кампанию записался добровольцем на фронт, пошел в танковые войска. К началу Великой Отечественной Михайлов уже лейтенант, без образования, что называется "с полевым патентом".

Когда немецкие войска рвались к Ленинграду, лейтенант Михайлов командовал танковым взводом КВ-1. Команда подобралась лихая, на счету бойцов Михайлова было уже несколько сожженных немецких танков и два противотанковых орудия.

К началу сентября германцы подошли к городу почти вплотную, до Кировского завода от линии фронта по прямой оставалось меньше трех километров. Завод изо всех сил притворялся перед немецкой разведкой мирным производством.

Впрочем, все равно цеха постоянно подвергались обстрелам и бомбардировкам. По ночам на самом малом ходу, без ходовых огней в мастерские завода загоняли поврежденные боевые машины для ремонта. Работа под лозунгами: "Всё для фронта, всё для победы!" - шла в три смены, практически без перерывов.

Утром 12 сентября немцы бросили силы на прорыв фронтовых порядков. По тревоге были подняты все небогатые резервные силы. Началась битва не на жизнь, а на смерть.

Взвод Михайлова прикрывал участок около семи километров от тяжелой техники противника. У переправы через реку танки лейтенанта наткнулись на танковую группу немцев из шести машин. Завязалась танковая дуэль. В итоге четыре немецких танка было уничтожено нашим огнем, одному разбили ходовую и он стал намертво, последний отступил к своим.

Победа досталась жестокой ценой - все три КВ Михайлова горели. Уцелевшим экипажам удалось выбраться наружу. Труднее всего пришлось с третьей машиной. Люки заклинило от попадания снаряда и контуженные бойцы никак не могли с ними справиться. С помощью штатного "танкового микроскопа" - кувалды и чьей-то матери удалось вытащить товарищей из горящего железа.

Михайлов со своими бойцами направился прямо на Кировский завод. В цеху ремонта он самовольно забирает три подлатанных снаряженных КВ, приготовленных к отправке в части. Мастер кричал благим матом: "Не отдам, не положено, документы на приемку покажи!". Ждать пока в паре километров погибают наши бойцы без огневой поддержки было невозможно и Михайлов под дулом пистолета отгоняет рабочих. Три танка с экипажами Михайлова выезжают из ворот, разваливают ближайшую кирпичную стену и вперед к фронту.

К концу дня сгорят один за другим в тяжелейшем бою и эти три машины. Взвод лейтенанта Михайлова похудеет до всего трех бойцов. Но и на этом Михайлов не остановится.

Смертельно уставшим, обожженным и контуженным бойцам удается захватить трофейный немецкий танк. Вражеский экипаж раньше времени запаниковал, принялся выбираться из загоревшейся машины и был расстрелян нашими бойцами. Огонь быстро погасили и Михайлов еще пару часов сражается теперь на вражеской машине.

По возвращении в часть все трое выживших танкистов арестованы за самоуправство и приговорены: Михайлов к расстрелу, двое бойцов к передаче НКВД для дальнейшего решения.

Товарищ Сталин ознакомившись с делом скажет:

- Настоящий бандит этот Ваш Михайлов, товарищи! Надо же - три танка экспроприировал! Думаю, нужно наказать его по всей строгости закона. Наказать так, чтобы никому неповадно было!

Сталин сделал паузу и улыбнувшись закончил:

- Накажем его званием Героя Советского Союза. Бойцам - Орден Славы. А товарищу Михайлову все-таки передайте. Пусть побережет наши советские танки. А то, если он по шесть штук каждый день жечь будет, мы на него танков не напасемся!

0

368

Из РЕКА ВРЕМЕНИ

Немцы поняв, что сошлись в рукопашную с моряками в панике закричали:"Маринер, маринер!"


В начале сентября нас, моряков-тихоокеанцев, влили в состав 33-й Гвардейской дивизии. Бои за Сталинград были страшными. Наш батальон понёс тяжёлые потери и в середине сентября нас пополнили вновь прибывшими моряками из нашей 15 морской бригады.

И снова начались ожесточённые бои. На моих глазах совершил свой подвиг матрос Паникаха. Я видел, как вспыхнула на нем одежда и он, уже горящий, сумел поджечь немецкий танк.

Немцы бросали в бой, все, что у них имелось. У них даже были французские танки, с двумя орудиями. Вот один такой и накатывался прямо на щель, которую я вырыл около фундамента разрушенного дома.

Если честно, то стало страшно. Я ещё никогда так близко не сталкивался с танком. Он мне казался каким-то чудовищем. Когда он подошёл поближе, я метнул в него противотанковую гранату, но неудачно. Танк продолжал движение и вскоре навис над моим укрытием. Потом он ещё поелозил, чтобы наверняка засыпать меня обрушившимися стенками щели.

Но, ему не удалось моё укрытие превратить в могилу. Я выкопал щель вплотную к фундаменту, что спасло меня, а после того, как танк двинулся дальше, я как нас учили, забросил бутылку с зажигательное смесью ему на моторное отделение.

Он отъехал от меня ещё метров на тридцать, после чего запылал. Откинулся люк башни и один из танкистов попытался выбраться из горящей машины, но я тут же снял его из своей винтовки. Он наполовину свесился из люка и так и сгорел вместе с танком.

От горящего танка шёл такой жар, что даже мне, хотя до немца было не менее тридцати метров, было жарко. Вроде посмотришь, одно железо, а так мощно горит.

Бомбили нас жестоко. Мы отражали уже седьмую атаку за день. Пьяные немцы перил напролом, и мы сошлись в рукопашной. Не раз потом добрым словом вспоминали мы наши занятия по штыковому бою.

Ещё перед началом атаки мне было приказано не пропустить немцев через ров. Я увидел, что на меня бегут три немца. И я из своей АВСки спокойной уложил двоих, а потом мою самозарядку заклинило, а третий уже подбегает ко мне.

Немец держит наперевес винтовку, с примкнутым штыком, взгляд как у бешеного быка, на куртке череп с костями.

Я выскочил из окопа и между нами оказалась вырытая щель. Немец нанёс сильный удар, и в это время его нога попал в щель, он оступился, а мне удалось отбить этот удар своей винтовкой и,его штык хоть и скользнул по моему плечу, разрезав тельняшку, я успел вогнать свой штык ему в живот, пробив тело насквозь.

Винтовка у немца выпала из рук и он схватился за ствол моей. Я перетянул его через щель, упёрся ботинком в грудь, но штык выдернуть так и не мог.

Хорошо, сзади Журбин закричал мне: "Бери другую!" - Я схватил трёхлинейку, лежащую рядом с нашим убитым матросом и вовремя!

На Журбина навалились два немца, но я успел и ударил одного штыком прямо в затылок, сразу убив его. А с другим Журбин справился сам. А третьего немца я уложил ударом приклада, по голове, наотмашь, усиливая удар всем корпусом. Нас так учили на Русском острове. Сила удара была такой, что у винтовки разлетелся приклад.

Немцы, даже в пьяном угаре, разглядели, что против них бьются моряки и подняли крик: «Маринер, Маринер!» Боялись они моряков.

И все, кто уцелел, бросились назад. Мало кому из них удалось уйти, но и друзей наших полегло немало.

Больше, я за всю войну не видел, чтобы немцы вышли против нас в рукопашную.

Воспоминания морского пехотинца. Сталинград. 1942 год

+1

369

За деревней оказались голые поля, правда, справа небольшой лесок, который обещал защиту только в непосредственной близости от него. За леском виделась цепь небольших холмов, и там шли три наших танка, в том числе машина командира нашего взвода. Взводный Еремин шел правее и впереди нас, и я приказал увеличить скорость, иначе не догнать. С одного из холмов показались несколько вспышек. Вдруг вижу слева "Тигр", а за ним еще один. Кричу: "Бронебойный Витя! Бронебойный" Но поздно. Вражеская машина уже скрылась за вершиной холма. Что за этим возвышением, не видно, но сюрпризы наверняка будут. Дать туда несколько снарядов решаю нецелесообразным - этим фрицев, умелых вояк, не напугать.

Но где наши? Горят уже три наших "тридцатьчетверки". Из танка взводного Еремина выбегают три человека, не видно четвертого, видимо внутри остался. Из остальных танков тоже бегут танкисты, чтобы залечь на вспаханном поле, на котором только что лютовал "Тигр". Сворачиваем к лесу справа, какое-никакое прикрытие, и тут получаем и свою болванку, которая срывает нам башню. Я потом думал: "Остальные "Тигры" ушли... Неужели этот один всех нас угробил?

Двигатель заглох, и от резкого рывка нас всех сильно бросило вперед. Я об казенник разбил нос. Искры из глаз! И легкая потеря ориентации, но кровь хлынула так, что я начал рвать масляную тряпку, которая у нас всегда есть внутри, чтобы предотвратить большую потерю крови, иначе от меня будет мало толку. Тем временем услышал крик механика: "Не идет танк! Пожар в двигателе!" Смотрю на него, и его виноватая физиономия говорит о том, что пора выпрыгивать. Я и сам уже это знаю, так как смрад горящего моего собственного танка и мяса говорит о том, что не все из моего экипажа смогут выбраться. "Выскакиваем!"

Вывалился наружу, но звук, который я слышу, очень напоминает звук моего Т-34... Неужели смог завести? Только пытаюсь поднять голову, как пикирующий на нас "Юнкерс" дает в нас крупнокалиберную очередь. Хорошо, что лежу не со стороны пикирующего врага, бросаю взгляд вверх, а там механик лежит, перевесившись через край люка - не успел выбраться. Здесь оставаться явно больше нельзя! Ведь мы только начали бой и у нас еще полный комплект снарядов внутри! Если все это рванет, то мое бродяжничество в этом великолепном мире сразу закончится. Цоканье немецких пуль по броне того, что только что было танком, приводит меня в чувство. Резкий крик моего механика: "Фашисты!" -окончательно возрождает желание к жизни...

1942 год.

0

370

Летчик бомбардировщик - топмачтовик Дважды Герой Советского Союза Николай Челноков

https://b.radikal.ru/b33/1802/85/8595e0cbbbed.jpg


Николай Васильевич Челноков родился 9 мая 1906 года в Иркутске в семье железнодорожника. В Красной Армии с 1928 года. Окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков в 1929 году, затем в 1931 году Севастопольскую школу морских летчиков. Участвовал в Советско-Финской войне, выполнил на бомбардировщике 40 боевых вылетов. В боях Великой Отечественной войны с 1941 года. Начал воевать на бомбардировщике, затем освоил штурмовик Ил-2. Командир эскадрильи 57-го штурмового авиационного полка ВВС Балтийского флота капитан Челноков к началу 1942 года выполнил 58 успешных боевых вылетов.
Перейдя с бомбардировщика на штурмовик, Н.В. Челноков выполнил много штурмовок вражеских колонн, уничтожил значительное количество танков и другой боевой техники противника, а затем начал применять штурмовые удары по морским целям. Эскадрилья под командованием Челнокова успешно наносила удары по неприятельским портам, кораблям в море, железнодорожным станциям и войскам противника на подступах к осажденному Ленинграду. За успешное командование эскадрильей, 78 боевых вылетов и проявленные при этом героизм и отвагу Н.В. Челнокову 14 июня 1942 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Поначалу считалось, что Ил-2 предназначен для борьбы с наземными целями. Николай Васильевич Челноков доказал, что штурмовик Ил-2 может эффективно бороться и с морскими целями. Летом 1943 года Николай Васильевич становится командиром полка, полк передается в ВВС Черноморского флота и сражается с врагом у Керчи, Феодосии и Севастополя.

Морская авиация была главной силой в борьбе с флотом противника. Уничтожение вражеских кораблей существовавшими в то время на вооружении самолетов боевыми средствами - бомба и торпеда - было сложной задачей. Трудность состояла в том, что боевые корабли имеют небольшие размеры, высокую скоростью хода, маневренность и живучесть, а также мощное зенитное вооружение для противовоздушной обороны. Чтобы уничтожить корабль, корпус которого разделен водонепроницаемыми переборками на отсеки, попадания одиночной бомбы или торпеды недостаточно. Нужно поразить его несколькими бомбами или торпедами, а это требует одновременного удара по кораблю группы самолетов.

В первый период войны морская авиация уничтожала боевые корабли и транспорты противника бомбометанием с горизонтального полета и с пикирования, а также торпедами с малых высот. По мере совершенствования боевого мастерства летного состава начал применяться, а с весны 1944 года получил широкое распространение метод топмачтового бомбометания. Сущность его заключалась в том, что самолет атакует корабль с малой высоты (20—4О метров), сбрасывает бомбы, в зависимости от высоты, скорости полета и веса бомбы, на удалении от цели 250—300 метров и, "перепрыгивая" через корабль, уходит от него. При такой малой высоте сбрасывания авиационная бомба падает на воду, как правило, почти горизонтально, рикошетирует от нее на высоту 6—8 метров и попадает в цель. Чтобы предотвратить поражение самолета взрывом собственной бомбы, на ее взрывателе устанавливалось замедление 4—6 секунд. Использование низких торпед для поражения боевых кораблей и транспортов противника по сравнению с бомбометанием с горизонтального полета и пикирования давало значительно больший эффект. Топмачтовый метод имел определенные преимущества перед низким торпедометанием - меткость при топмачтовом бомбометании выше, чем при низком торпедометании, так как кораблю труднее уклониться от бомбы, чем от торпеды. Торпеда могла быть сброшена от корабля на дистанции не ближе 600—800 метров и проходила этот путь за 30—40 секунд. За это время по следу от торпеды или моменту сбрасывания ее с самолета корабль еще имеет возможность совершить маневр. При топмачтовом бомбометании бомба падает 2—3 секунды и уклониться от нее практически невозможно. Преимущество также в том, что сбрасывание бомб производилось на максимальной скорости, тогда как при торпедометании летчик вынужден был уменьшать ее до 330—230 км/час, чтобы избежать повреждений торпеды. Это увеличивало вероятность поражения торпедоносца средствами ПВО противника.

Атака кораблей топмачтовым методом требовала от экипажей самолетов исключительно высоких морально-боевых качеств и профессионального мастерства. В момент атаки самолету приходилось преодолевать все виды огня с кораблей. При атаке топмачтовик отделяется от общей группы и действует самостоятельно. Не случайно летчики называли этот метод авиационной "штыковой атакой". Особенно успешно при топмачтовом бомбометании из-за своего бронирования применялся штурмовик Ил-2.

В боях за Севастополь летчики штурмового авиационного полка под командованием Н.В.Челнокова потопили 24 транспорта и несколько танкеров противника, применяя новый метод топмачтового бомбометания. В августе 1944 года Николай Васильевич Челноков становится Дважды Героем Советского Союза.

После освобождения Крыма подполковника Челнокова переводят на Балтику. В августе 1944 года он командует 9-й Гвардейской Краснознаменной штурмовой авиационной дивизией ВВС Балтфлота. Вскоре после прибытия на Балтику Челноков лично ведет группу в атаку на отряд из 14 вражеских кораблей в Нарвском заливе. Этот отряд кораблей прикрывал фланг вражеских войск. Выполнив умелый маневр со стороны солнца, штурмовики парализовали зенитную артиллерию, и в течение нескольких заходов полностью уничтожили всю группу кораблей противника. Всего за время войны Челноков выполнил более 270 боевых вылетов.

После окончания войны Николай Васильевич окончил академические курсы при Военно-морской академии и Военную Академию Генштаба. В 1949 году получил звание генерал-майор авиации. Служил на командных и штабных должностях, на преподавательской работе. С 1954 года в запасе.

Это был великий боец советской морской авиации, летчик, который ничего в этой жизни не боялся, и водил группу на топмачтовое бомбометание, уже будучи командиром авиационной дивизии!


Умер 16 июля 1976 года.

0

371

23 февраля в годы Великой Отечественной Войны

https://d.radikal.ru/d21/1802/ae/8131973d9adb.png

Во время войны, каждый год Сталин 23 февраля подводил итоги, поздравлял солдат, ставил новые задачи.

https://c.radikal.ru/c21/1802/0d/c4534e29ac32.png

https://a.radikal.ru/a26/1802/db/2d8674821f85.png

https://d.radikal.ru/d10/1802/ce/316234a9f628.jpg

В годы войны - 23 февраля праздновался в каждой семье.

Все ждали с фронта - отцов, детей, братьев.

Родным писали трогательные письма, в надежде, что те скоро вернутся домой.

23 февраля 1943 года - наши разгромили фашистов под Сталинградом.
23 февраля 1944 года - наша армия форсировала Днепр.
В 1945 году праздник отмечали уже в Европе.

0

372

https://c.radikal.ru/c19/1802/c3/1ef002e5c335.jpg

0

373

Неизвестный подвиг советских танкистов в бою подо Ржевом. В августе 1942 года экипаж танка три дня боролся в окружении немцев. Командир боевой машины – старший лейтенант Аркадий Пашинин в самом начале сражения был тяжело ранен, но продолжал руководить обороной. Корреспондент телеканала «МИР 24» Дмитрий Барбаш побывал на месте боя.

«Первого марта исполняется 30 лет нашему музею. Здесь большое количество ветеранов, немцы, но их не переводили», – рассказывает директор сельского музея.

Директор сельского музея Фаина Викторовна рассказывает об одном из самых драматических эпизодов битвы за Ржев – боях на высоте «200». На первом плане диарамы художник изобразил танк КВ-1. Командиром его экипажа был старший лейтенант Аркадий Пашинин.

«Пройдя по траншее, они подавили три ДЗОТа, три пушки, три пулемета, больше роты пехоты. И сами подорвались на мине», – говорит Фаина Викторовна

Бои за высоту двести она господствует над деревней Полунино, шли 23 дня. Отсюда открывается прямая дорога на Ржев. И противник здесь хорошо укрепился.

Историк Алексей Волков о подвиге советских танкистов узнал из трофейных документов. После того, как танк был подбит, немцы окружили машину. И предложили экипажу сдаться в плен.

«Командир танка, старший лейтенант Пашинин, выбрасывая гранату Ф-1 из люка, для того, чтобы немцев смело с танка, получили тяжелейшее ранение, граната рванула преждевременно, ему оторвало руку и выбило глаза», – рассказал историк Алексей Волков.

В 1942 году тяжелому танку КВ-1 (расшифровывается как «Клим Ворошилов») на поле боя не было равных. На тот момент противотанковая артиллерия немцев не могла пробить его броню с дальней дистанции. 47-тонную машину солдаты вермахта прозвали «фантомом», т.е. призраком.

«37-миллиметровые пушки не оставляли на нем даже следа. Если 50-мм хоть какую-то вмятинку оставляли, то эти нет. Они его боялись панически», – отметил сотрудник Центрального музея Вооруженных сил Сергей Миловидов.

Все это время обороной командовал тяжело раненный и фактически слепой старший лейтенант. Спустя трое суток, к своим вышел тяжело раненый механик-водитель Николай Бовт.

«Когда Бовт описывает бои экипажа, постоянно присутствует то, что их вдохновляет на бой старший лейтенант Пашини. Ни один член экипажа за этот бой награды не получил. Даже представлены не были», – говорит историк Алексей Волков.

Фаина Викторовна ведет нас к братской могиле. Возможно, здесь и похоронен экипаж того самого танка КВ: старший лейтенант Аркадий Пашинин, старшина Борис Каталонский, старший лейтенант Павел Митрофанов и техник-лейтенант Вин Хайбулин. Директор музея рассказывает. Сразу после войны на этом месте была безымянная могила, на которой стояла фанерная табличка с надписью – танкисты.

0

374

https://c.radikal.ru/c40/1802/6b/c814d20b957e.jpg

https://d.radikal.ru/d02/1802/3c/3e4d76ac126b.jpg

https://c.radikal.ru/c34/1802/b3/1abc9e7fe818.jpg

https://c.radikal.ru/c28/1802/46/612200f1b618.jpg

Продовольственное обеспечение в годы Величавой Российской войны игралось очень весомую роль. Так как иногда, от каши или же махорки находился в зависимости триумф боя. Неслучайно в войну было издано в пределах100 приказов, которые прикасались питания боевых.
1-ые приказы русского правительства, касающиеся продовольственного обеспечения, были отданы летом 1941 года. Но это были срочные, "сырые" постановления. На самом деле проработанные общепризнанных мерок были изложены в распоряжении Муниципального комитета защиты от 12 сентября 1941 года "О нормах продовольственного обеспечения Красной Армии".

Сообразно документу, военные делились на некоторое количество категорий, всякой из коих предусматривалась своя норма обеспечения. Так, красноармеец на авангардный обязан был получать в денек 800 гр ржаного хлеба (с октября по март на 100 гр больше), 500 гр картофеля, 320 гр капусты, моркови, свеклы, лука или же иных овощей, 170 гр круп и макарон, 150 гр мяса, 100 гр рыбы, 50 гр жиров и 35 гр сахара. Дополнительно ряд категорий военных получали прибавки. Так, к примеру, среднему и высокому начальствующему составу надеялось ещё по 40 гр сливочного масла или же сала, 20 гр печенья, 50 гр рыбных консервов, 25 папирос или же 25 гр сигарет в день.

уточное довольствие летно-технического состава ВВС еще было завышенное, оно составляло 800 гр хлеба, 190 гр круп и макарон, 500 гр картофеля, 385 гр иных овощей, 390 гр мяса и птицы, 90 гр рыбы, 80 гр сахара, а еще200 гр бодрого и 20 гр сгущенного молока, 20 гр творога, 10 гр сметаны, 0,5 яичка, 90 гр сливочного, 5 гр растительного масла, 20 гр сыра, фруктовый вытяжка и сухофрукты. Любознательный прецедент - некурящим женщинам-военнослужащим выдавали дополнительно по 200 гр шоколада или же 300 гр конфет в месяц

"Налей, дружок, по чарочке, по нашей фронтовой"

Порознь стоит упомянуть о знаменитых "наркомовских 100 граммах". Например неофициально называлась норма выдачи спиртного военным, которая была введена тайным приказом № 0320 от 25 августа 1941 года "О выдаче военным авангардный части деятельной армии водки по 100 гр в день".

ВвестиУстановить, начиная с 1 сентября 1941 года, выдачу 40° водки в числе 100 граммов в денек на человека красноармейцу и начальствующему составу войск 1 части деятельной армии. Председатель Муниципального Комитета Защиты И. Сталин", - рассказывается в документе.
По 100 гр всем без исключения военнослужащим на авангардный выдавалось лишь только до мая 1942 года. В это время выходит веление НКО № 0373, сообразно которому с 15 мая выдавалось по 200 гр водки, но лишь только "военным частей авангардный части, имеющим удачи в военных деяниях напротив германских захватчиков". Оставшимся разрешалось получать водку лишь только 10 дней в году, в муниципальные праздничные дни.
С 13 мая 1943 года по 100 гр стали наливать лишь только в частях, основных наступательные воздействия. При этом, определение такого, каким как раз армиям и соединениям выдавать водку, возлагалось на военнослужащие рекомендации фронтов.

Как кормили солдат

В случае если окопы пребывали под буквально неизменным обстрелом врага, то горячее стол доставлялось в термосах, почаще всего, раз один и в ночное время. Чуток далее от авангардный или же во время затишья в поединках всякий раз рвались осуществить двух- или же трехразовое горячее стол. Сытность или, напротив, скудность реального меню питания во многом зависела от критерий пространства.

В военное время работа повара была довольно почитаемой. Так как кухня обязана была в каждых критериях насыщать боец, не обращая внимания на неизменные атаки врага или же перебои с поставками товаров. Впрочем у поваров ни разу не было недочета в ассистентах. Как правило, бойцы рвались пребывать ближе к кухне. Имиджи на кухню, как правило ненужные в мирное время, иногда становились пределом желаний для военных тыловых частей.
Военно-полевая кухня насыщала не лишь только бойцов, но и мирных обитателей. Для множества, тем более из сожженных деревень, это была единственная вероятность получить кусочек хлеба.

0

375

"-Моется в бане зимой ?- засмеялся пришедший со мной унтер-офицер Штерн.- Похоже, эти женщины считают нас за простаков!"

https://d.radikal.ru/d00/1802/cb/8d05a679c7b7.jpg

"Жизнь обычных русских жителей в деревне,которую мы занимаем продолжает меня удивлять.

Буквально на днях,мы пришли в дом,где нам обычно стирали белье . И заметили,что нигде нет одной из девушек, по имени Катерина, лет четырнадцати-пятнадцати.

Обеспокоенность нашу можно понять,ведь на прошлой неделе нам сообщили с помощью радиосвязи,что в окрестностях соседней деревни был уничтожен отряд из пятнадцати русских,среди которых была и молодая девушка,как выяснилось -местная жительница.

Она была русской шпионкой,которая сообщала красным информацию о наших войсках,расположенных в её деревне, и они планировали нападение. Только по счастливой случайности их удалось обнаружить.

Понятное дело,что помня об этом случае, мы встревожились.

-Где же Катерина?-спросил я .- Почему её нет на месте?

-Она моется в бане,- ответили присутствующие в доме женщины.

-Моется в бане зимой ?- засмеялся пришедший со мной унтер-офицер Штерн.- Господин ординатор, похоже эти женщины считают нас за простаков! Пойдемте проверим, не обманывают ли они нас.

И хотя,одна из присутствующих женщин,на плохом немецком пыталась нас убедить, что "Погода не холодный, а баня горячий", мы всё же решили не пренебрегать безопасностью наших солдат и произвести в бане инспекцию.

Баня представляла из себя маленький бревенчатый домик с маленьким окошком. Из всех щелей этого домика валил густой пар. Мы не успели дойти до него с десяток шагов,как дверь отворилась ,из неё выплыло целое облако белого пара, и когда он рассеялся,мы увидели на пороге Катерину,в лёгком летнем платье и с мокрыми волосами.

Она секунду серьезно смотрела на нас, а потом, неторопясь, прошествовала мимо, к дому, прямо босиком по снегу,проваливаясь в него ,чуть не по колено!

Мы, пораженные картиной, молча сопроводили её взглядами, после чего Штерн всё же заглянул в распахнутую дверь бани. Пытаясь что-то разглядеть,он даже зашел внутрь помещения.

-Всё в порядке!-крикнул он оттуда.

Когда он вышел на улицу очки его запотели. Это выглядело так комично,что я едва сдержал улыбку.

Вообще, чтобы читатель понимал насколько война искажает психику человека, и чувство юмора в том числе,я приведу следующий пример:

Когда стало очевидно,что потери наши критические, а пополнять личный состав передовых частей было уже некем, в качестве пополнения нам прислали всех людей, без которых тыл мог хоть как-то обойтись.

Это были повара,конюхи,счетоводы - в общем все те,кто формально являлись солдатами Рейха, но фактически, на фронте никогда не были.

Боевого опыта у них не было никакого. Из ста человек пополнения в первые же дни было убито восемьдесят шесть человек!

Однажды, например, я зашел по какому-то делу к Штерну. А он в это время писал очередное письмо родителям новобранца, погибшего на днях.

В комнате присутствовали еще несколько солдат из его роты. Старые вояки, прошедшие с ним и огонь и воду.

-Ты написал,что он погиб, как герой?- насмешливо спросил у Штерна один из них.

-Перед лицом наступающего врага! - подхватил другой.

-Выполняя свой священный долг перед Отечеством!- крикнул кто-то еще, и комнату огласил многоголосый хохот.

На самом деле всё было так: новобранец пошел ночью справить нужду. Туалет же представлял из себя следующую конструкцию, это была широкая доска перекинутая,через воронку от русского снаряда.

Только наш бедняга присел по своим надобностям,как ему прямо в спину влепил пулю русский снайпер. Тело солдата упало прямо в воронку. Так его до утра никто и не хватился.

https://b.radikal.ru/b36/1802/e5/9e8c564a42ff.jpg

Услышав эту, в общем-то невесёлую историю, даже я улыбнулся. Я намеренно не называю фамилию того несчастного солдата,что окончил жизнь таким бесславно. Пусть его родные считают,что он погиб героически, в конце- концов на его месте мог оказаться и я."

мемуары военного врача вермахта Г. Хауфмана.

0

376

Прихожу в сознание, а в лицо мне смотрит и дышит волк. Облизал мне щёки...

Однажды, я со своим напарником прокладывал проход среди минного поля. До немцев было метров двести, до наших пятьсот. Сбоку от нас работали наши товарищи - саперы. Была зима. Случайно один из наших саперов задел колючку, зазвенели банки. Немцы всегда вешали на колючку пустые консервные банки.

На звук немцы обстреляли наше место положение. Одного бойца убили. Мы залегли в снег. Хоть и хорошо мы были одеты ( валенки, теплое нательное белье, ватник и еще у каждого фляжка спирта), но мороз сильный.

https://c.radikal.ru/c17/1802/b5/8ad192f3990e.jpg

Лежали 3 часа. Понимаю, что замерзаю. Ни ног, ни рук не чувствую. Спирт пить на задании строго запрещалось. Лежу и постепенно засыпаю. Если засну, то точно замерзну и умру.

Прихожу в сознание, а в лицо мне смотрит и дышит волк. Облизал мне щёки. Я рассмотрел на боку у него красный медицинский крест. И тут я сообразил, что это овчарка из санитарной роты.

https://a.radikal.ru/a06/1802/aa/ab3e326d4265.jpg

Собака убежала. Я же подумал, что все теперь - конец. Через минут 15 возле меня появилась санитарка с санками. Помню, что она меня переложила на санки. Потом очнулся в госпитале.

Руки все же нормально восстановились, а ноги не очень. Слышу голос нашего хирурга: "Надо ампутировать. Гангрена." Но подходит ко мне второй хирург, грузин по национальности. Берет шило и тычит с силой в мою ногу. От боли я закричал. "Зазывет! Не надо рэзать." - с акцентом говорит он. И верно все зажило. Ноги мои при мне остались...

По воспоминаниям сапера Стрелкова Георгия Александровича.

+1

377

NiJEGOROD написал(а):

Прихожу в сознание, а в лицо мне смотрит и дышит волк. Облизал мне щёки...

С такими волками мой отец работал.

0

378

Из семьи моей мамы была призвана овчарка в ВОВ, в качестве подрывника танков.

0

379

NiJEGOROD написал(а):

Из семьи моей мамы была призвана овчарка в ВОВ, в качестве подрывника танков.

Я их видел, это жёстко.

0

380

Буданова Екатерина Васильевна

https://a.radikal.ru/a19/1803/0b/5355daec739a.jpg

Вторая по результативности женщина — истребитель Второй Мировой войны, воевала вместе с Лидией Литвяк и была её ближайшей подругой. Участвовала в боях за Сталинград, под Ростовом-на-Дону, освобождении Донбасса. За период боевой деятельности совершила 266 боевых вылетов, уничтожила лично 6 самолётов противника и 5 — в группе с товарищами.

19 июля 1943 года погибла в бою недалеко от села Ново-Красновка Луганской области. Награждена орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды. 1 октября 1993 года за мужество и отвагу, проявленные в годы Великой Отечественной войны, ей посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации. В Москве одна из улиц названа её именем.

…В небе прифронтового села Ново — Красновка, что недалеко от города Антрацит Луганской области, 19 июля 1943 года шёл неравный воздушный бой. Краснозвёздный «Як» дрался с тремя Ме-109. Связав противника боем, он оттягивал их от группы «Илов». Наблюдавшие за схваткой жители села видели, как от одного из «Мессеров» полетели куски обшивки и он по крутой спирали ушёл к земле. Повернул назад, видимо получив повреждения, второй немецкий самолёт.

Но вот наткнулся на огненную трассу и наш истребитель. Сначала он беспорядочно падал, но потом выровнялся и спланировал на поле. Подбежавшие жители села с трудом вытащили из кабины обгоревшего пилота. Он был тяжело ранен, без сознания. В извлечённых из комбинезона документах люди с удивлением прочли: «Буданова Екатерина Васильевна…». От полученных ран девушка умерла, так и не придя в сознание. Было ей всего 26 лет от роду… Кто же она такая и откуда ?

Родилась Екатерина Буданова 7 декабря 1916 года в большой крестьянской семье. Детство ее прошло в деревне Коноплянка бывшего Тумановского района. /сейчас этой деревни нет/.

"После смерти отца, - вспоминает ее сестра Ольга Васильевна Буданова, - нас осталось у матери 5 человек детей. Старшему было 13 лет, младшему - 4 года, а Кате едва исполнилось 6 лет. Тяжелым было наше детство: едоков в семье много, а работать некому. Поэтому с ранних лет Кате пришлось познать труд. С 7 лет она была отдана в няньки... и каждый год зимой училась, а летом нянчила чужих детей".

Окончив с Похвальной грамотой сельскую школу, Катя очень хотела дальше учиться, но не было на это средств, да и семилетняя школа находилась в 14 километрах от деревни. Она была очень прилежной девочкой, подвижной, сообразительной и всегда веселой, хорошо пела, плясала, была любимицей не только в семье, но и в деревне, а когда подросла, стала хорошим помощником и советчиком молодежи и пожилым людям.

Катя с детства мечтала стать летчицей. Случалось, пролетал над деревней самолет - для ребятишек это было событием, а для нее - большой праздник. Она очень много читала о летчиках, рассказывала об этом нам и всякий раз повторяла: "Вот посмотрите, выучусь и полечу!"

После окончания семилетки на семейном совете было решено, что Катя обязательно надо учиться, только не на летчика /об этом мама и слушать не хотела/.

С 1934 года Катя работает инструктором аэроклуба Киевского района столицы. О Катиных лётных успехах говорит тот факт, что она в составе пилотажной пятёрки участвовала в одном из авиационных праздников над Тушино. Одновременно, комсомольская организация направляет её на работу пионервожатой в 63-ю московскую школу.

После окончания аэроклуба Катя зачислена в авиашколу, а по окончании ее, в 1936 году, работала при аэроклубе летчиком-инструктором до Великой Отечественной войны.

В начале войны известие о формировании женских авиаполков привело Буданову к Марине Расковой. Катю, как весьма опытного инструктора, имевшую немалый налёт на одноместном самолёте УТ-1, направили в истребительную часть. После переучивания в Саратове на боевой Як-1, она получила назначение в 586-й женский истребительный авиаполк, обеспечивавший противовоздушную оборону Саратова. С 15 апреля по 10 сентября 1942 года она совершила 65 успешных боевых вылетов, патрулируя над городом и сопровождая транспорты с грузом. В боевых вылетах крепло её лётное мастерство, вырабатывался свой, своеобразный почерк. Но Кате этого казалось мало. Она упорно рвалась на фронт. Командование пошло навстречу желанию лётчицы, и она получила назначение в 758-й истребительный авиационный полк.

Она прибыла туда 10 сентября 1942 года. Бывалые асы с недоверием встретили худенькую девушку с коротко остриженными волосами. Но скоро им пришлось переменить мнение о ней. Катя Буданова стала ведомой у командира полка, летая с ним в паре проявила свое мастерство.

https://c.radikal.ru/c11/1803/92/1ef6c53f0364.jpg

"Мама, милая мама, не обижайся на меня за то, что без твоего разрешения я улетаю на фронт.Мой долг и совесть моя обязывают быть там, где решается судьба Родины.Крепко целую. Катюша."

Сестре своей Ольге Катя писала 18 сентября 1942 года:

"...Очутилась я в пекле Отечественной войны и пишу из-под Сталинграда. Условия ты знаешь, какие на фронте.Теперь вся моя жизнь принадлежит борьбе с фашисткой поганью... хочу тебе сказать вот что: смерти я не боюсь, но не хочу ее, а если придется погибать, то просто свою жизнь не отдам. Мой милый крылатый "Як" - хорошая машина, и моя жизнь неразрывно связана с ним, и умирать с ним будем только героями. Будь здорова, не забывай меня..."

Это был один из самых напряжённых периодов в воздушных боях на Сталинградском фронте. Немецкие войска рвались к Волге. Бои следовали за боями. Бывали дни, когда по нескольку раз поднимался с аэродрома для выполнения боевого задания самолёт Кати Будановой. Незадолго до этого она получила известие о гибели в оккупации матери и сестрёнки. Желание отомстить врагам бросало девушку на её грозном «Яке» в самую гущу боя, наполняло отвагой душу. Даже более опытные воздушные бойцы удивлялись её дерзости при встрече с противником.

…В паре против 12, одна против 13, одна против двух, в составе четвёрки против 19 — таковы были лишь некоторые бои, через которые прошла девушка.

6 Октября Кате пришлось вступить в бой с 8 Ju-88 ! Врезавшись в их строй, она «рассыпала» их, а затем со второго захода расстреляла ближайший «Юнкерс». Это была её первая воздушная победа. В лётной книжке появилась следующая запись:

«6.X.1942. 1 полёт. 1 час 50 мин. Вылет по зрячему. Атаковали группу из 8 самолётов Ю-88. 1 подожгла, упал на правом берегу Волги, правее Владимировки».

https://c.radikal.ru/c27/1803/5a/6e145de7a8e3.jpg

7 октября 1942 года, патрулируя над районом Житомир — Эльтон, пара истребителей в составе Беляева — Буданова атаковала группу из 12 Ju-88, шедших курсом на станцию Эльтон. Лётчицы нарушили боевой порядок вражеских бомбардировщиков, заставив их сбросить бомбы в стороне от цели и убраться восвояси. Запись об этой встрече так же нашла своё отражение в лётной книжке (фото слева).

О том, как это было, рассказывает командир полка Подполковник А. В. Гриднев: «Однажды, возвращаясь с боевого задания, Буданова увидела шедших ниже её 12 немецких бомбардировщиков. Несмотря на то, что боеприпасы у неё были на исходе и в баках самолёта было совсем мало горючего, она решает атаковать противника. Первая цель — ведущий группы — задымила. Но вот лётчица израсходовала последний патрон. Тогда она, имитируя атаку, заходит во второй раз и, не стреляя, идёт на бомбардировщика. У фашистов не выдержали нервы. Ломая строй, они сбросили бомбы, так и не дойдя до цели. А Екатерина Буданова, раненная, садится на изрешечённом самолёте…» Высокую оценку лётному мастерству и отваге Екатерины Будановой дал в одном из своих выступлений и Михаил Иванович Калинин.

В середине ноября 1942 года интенсивность воздушных боёв возрасла. Драться приходилось, как правило, с превосходящими силами противника. В этих боях в составе группы она уничтожила ещё два Ме-109, а затем одержала личную победу над Ju-88. В одном из боев, Катя была ведомой Владимира Лавриненкова. Он с первой же очереди прошил фюзеляж Хейнкеля — 111, но и немецкий стрелок поразил его машину.

Катя, оберегая ведущего, следовала с ним до тех пор, пока почти неуправляемая машина не коснулась земли. «Высокая, худощавая Буданова носила мужскую стрижку и в лётной форме мало отличалась от парней, — вспоминал позднее Лавриненков, — Катя была весёлая, задорная. Её подруга, Лиля Литвяк, напротив, задумчивая и молчаливая. Девушки очень дружили, но верховодила во всём Катя…»

https://c.radikal.ru/c41/1803/b7/6c3b9934a72f.jpg

В конце ноября младшего лейтенанта Буданову, как одну из лучших и опытных лётчиц, зачислили в группу «свободных охотников». 10 декабря 1942 года, возвращаясь с боевого задания, Катя приняла бой с атаковавшей её парой Ме-109. Горючего оставалось не более чем на полчаса, а боеприпасов — лишь треть комплекта. Но лётчица не спасовала и приняла вызов. На исходе боя, длившегося 25 минут, она в лобовой атаке подожгла самолёт ведущего немецкой пары.

К концу декабря 1942 года на счету смелой девушки было 78 боевых вылетов. На своем «Яке» она прикрывала наши войска, прифронтовую железнодорожную линию, сопровождала транспортную авиацию. 6 декабря ей пришлось одной сражаться с 13 самолётами противника. Из боя Катя вышла победителем: один вражеский самолёт подбила, остальные повернули назад.

https://b.radikal.ru/b11/1803/73/b27a9a53f4cd.jpg

С 8 января 1943 года младший лейтенант Буданова — лётчица 73-го Гвардейского Сталинградского истребительного авиационного полка. Командир полка оказал лётчице высокое доверие, назначив своим ведомым. В одном из вылетов наша группа обнаружила 19 «Юнкерсов», шедших плотным строем в сопровождении истребителей FW-190. Пара Баранова первой атаковала истребителей прикрытия. Остальные взяли на себя бомбардировщиков. Бой принял затяжной характер. Непросто было сражаться с четвёркой «Фоккеров». Но командиру полка удалось повредить один из них. Добила его Катя, подойдя вплотную, на 30 метров. От взрыва FW-190 её самолет подбросило вверх на несколько метров…

23 февраля 1943 года за участие в разгроме немецких войск на Волге и в районе Ростова, Буданова была удостоена первой боевой награды — ордена Красной Звезды. В начале марта, возвращаясь со «свободной охоты» она обнаружила идущий к линии фронта вражеский корректировщик FW-189. Однако, с первой атаки сбить верткую «раму» не удалось — немец заметил наш истребитель и интенсивно маневрируя, со снижением ускользнул от огня. Снизившись до 20 метров, «рама» уходила от атак. Постепенно погасив скорость, Катя уже буквально над самой землей настигла и уничтожила врага.

В течение марта — июня 1943 года Буданова в составе группы сбила ещё два вражеских истребителя, а 17 июля одержала очередную личную победу — уничтожила бомбардировщик Ju-88.

https://c.radikal.ru/c15/1803/72/717f8d1b080e.jpg

Е.В.Буданова в кабине "Яка"

19 июля 1943 года в воздушном бою Катя была смертельно ранена. Не потеряв самообладания, она сумела посадить самолет на своей территории. Сердце лётчицы остановилось с последним оборотом пропеллера.

В последний день своей жизни, Катя в составе группы истребителей прикрывала наши Ил-2. Успешно закончив штурмовку, «горбатые» уходили домой. Наши «Яки» прикрывая их отход, шли сзади. Буданова была замыкающей в группе прикрытия и внезапно увидела совсем рядом тройку Ме-109. Предупредить своих товарищей об опасности было уже поздно, и лётчица приняла неравный бой одна… В этой схватке она одержала свою последнюю, 11-ю победу.
Буданова Екатерина Васильевна, летчик-испытатель, погибла героической смертью. Это случилось 19 июля 1943 г. Екатерина вместе с группой других истребителей прикрывали советские "ИЛ-2". Они уходили на базу после успешного штурма неприятеля. Истребители шли следом за ними. Екатерина замыкала группу прикрытия. Неожиданно она увидела рядом три немецких МЕ-109. Времени на предупреждение своих не оставалось, и она одна вступила в неравный бой. Она смогла одержать в нем свою одиннадцатую победу. Но, к сожалению, последнюю. Жители Ново-Красновки наблюдали схватку с земли. Они видели, как один из немецких самолетов начал терять куски обшивки и ушел к земле по крутой спирали. Второй повернул назад. Видимо, также получил серьезные повреждения и бежал с места боя, пытаясь спастись. Но третий смог подбить советский истребитель. Сначала он просто падал, но неожиданно выровнялся и даже приземлился на поле. Жители села сразу побежали к самолету и вытащили из него тело обгоревшего пилота. Это и была Екатерина. Она была без сознания. Но раны были настолько серьезными, что летчица скончалась, так и не придя в себя. Ей было всего 26 лет.
Отважную героиню скромно похоронили на окраине села Ново-Красновка. Командование представило её к званию Героя Советского Союза. Но в те годы это представление реализовано не было. Посмертно Екатерина Буданова была награждена орденом Отечественной войны 1-й степени.

https://b.radikal.ru/b21/1803/1a/4bdf1e9d7c16.jpg

9 мая 1988 года останки лётчицы торжественно перезахоронили в селе Бобриково Антрацитовского района Луганской области. Там под строгим обелиском и покоится её прах. 1 октября 1993 года, спустя полвека после свершения последнего подвига, Екатерине Васильевне Будановой посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации. В Москве одна из улиц названа её именем. В Смоленском краеведческом музее есть экспонаты, посвящённые отважной летчице. Письмо Е. В. Будановой к матери было опубликовано 5 апреля 1959 года в газете «Смена» (орган Смоленского обкома ВЛКСМ), письмо от 18 сентября 1942 года хранится у Ольги Васильевны Будановой.

С. Маршак
Катя Буданова

Памяти летчицы
Екатерины Васильевны
Будановой

1

Он стоял перед картой страны, -
Лейтенант, молодой и веселый, -
В светлом зданье
Ц. К. Комсомола,
Затемненном во время войны.

Эта карта пестрела кружками.
Над кружками
Алели флажки.
И сливались на западе в пламя
Ярко-красных флажков огоньки.

Устремился вперед их поток,
Но застыл перед синей рекою.
И один незаметный флажок
Комсомолец поправил рукою.

То ли не дал флажку он упасть,
То ли видел, что флаг не на месте,
То ли с фронта привез он известье,
Что его передвинулась часть.

Он рассматривал карту страны
Не как школьник, сидящий за партой, -
Столько раз он видал с вышины
Многоверстную пеструю карту.

Исчезая за прядью каштановой,
Извивался на лбу его шрам. -
Лейтенант Катерина Буданова, -
Офицера представили нам.

Разговор между нами зашел
Про последние наши победы.
А в конце этой краткой беседы
Мне казалось, я книгу прочел...

2

Рассказала Буданова Катя,
Как, прорвавшись сквозь сотню преград,
Прилетела она на закате
Из столицы на фронт - в Сталинград.

Было знойно дыханье пожара,
Пожиравшего город внизу.
Было горько глазам от угара,
Что клубился, как тучи в грозу.

Дымовая завеса мешала
Разглядеть и понять с высоты,
Что пылает - бараки, причалы,
Пароходы, буксиры, плоты...

Над водой и разрытой землею
Колыхалась багровая мгла,
И под гул орудийного боя
На посадку машина пошла.

3

Дружно встретила гостя нежданного
Боевая семья. Но, узнав,
Что зовут его "Катя Буданова",
Стал подтрунивать лётный состав.

Говорили, что девушкам надо
Выбирать поспокойней места -
Не в окрестностях
Сталинграда,
А в окрестностях
Алма-Ата.

Старый летчик, - не возрастом старый,
Но бывавший в дыму и в огне, -
Говорил, что девчонка - не пара,
Не помощник бойцу на войне.

Пусть дежурит она в медсанбате,
Подавая бинты и эфир.
Но поверил Будановой Кате
Боевого полка командир.

Он служить поручил ей прикрытьем
Самолету, несущему гром.
И носился ее истребитель,
Словно ласточка вслед за орлом.

То за ним она мчалась вдогонку,
То с ним о бок неслась наравне,
То кружила, как мать над ребенком,
Охраняя его в вышине.

Так ведется в летающем флоте:
Если ты нападаешь в бою,
Твой собрат на другом самолете
Прикрывает машину твою.

На войне есть закон непреложный:
Все за каждого, каждый за всех.
Без поддержки и дружбы надёжной
Боевой невозможен успех.

И для старого лётного волка,
На врагов наводившего страх,
Лучшим другом была комсомолка,
Неизменной защитой в боях.

Называть ее стали Володей,
И она откликалась на зов.
И при самой нелётной погоде
Был Володя к полету готов.

Не однажды в воздушном походе
Довелось ей менять имена.
- Я - Сорока!
- Ворона!
- Володя!
Позывные давала она.

И не знали фашистские птицы,
Что под куполом наших небес
В стае летчиков девушка мчится
Истребителям наперерез.

4

Полетала Сорока-Ворона
В непогоду, в мороз и в жару
Над просторами Волги и Дона,
Пробивая дорогу к Днепру.

И, в отбитой деревне ночуя,
Вспоминала про юность свою,
Про свою деревушку родную
В опаленном войною краю.

За стеною кричали ребята.
А она, завернувшись в шинель,
Вспоминала, как в детстве когда-то
Колыхала в углу колыбель.

Как топила дымившую печку
И, боясь задремать на ходу,
С коромыслом ходила на речку,
Где темнело окошко во льду...

5

Много в жизни случается странного.
Кто бы мог в эту пору сказать.
Что она, Катерина Буданова,
Будет по небу птицей летать?

В летний полдень услышала Катя
Гулкий гром высоко над собой
И не знала, с какой это стати
Грянул гром в вышине голубой.

На лету выпуская колеса,
Взбудоражив лесную листву,
Самолет ураганом пронесся
И с разгона скользнул на траву.

Пробежался по лугу меж кочек
И затих, выбиваясь из сил.
Вышел с неба свалившийся летчик
И о чем-то у Кати спросил.

Повозившись с машиной немного,
Полежал на зеленой траве
И сказал, собираясь в дорогу,
Что сегодня же будет в Москве.

А потом он взобрался в машину,
Под стеклянную крышу залез.
Прокричал ей: - Прощай, Катерина! -
Разбежался и в тучах исчез.

6

С этих пор и во сне и в дремоте
Ей мерещились взмахи винта
И полет на большом самолете -
Неизвестно в какие места.

А когда она кончила школу,
Сбылись Катины сны наяву:
Вызвал Катю райком Комсомола
И отправил учиться в Москву.

Были мирные годы ученья.
Был экзамен - в боях под Москвой.
А потом ей пришло назначенье
В Сталинградский отряд боевой.

В нападеньи, в защите, в погоне
Бороздила она синеву...
Через год в санитарном вагоне
Привезли ее с фронта в Москву.

7

В эту ночь из Ц. К. Комсомола
Мы на улицу вышли гурьбой,
И Москва огласилась тяжелой,
Возвещавшей победу пальбой.

Разрывались ракеты в зените
Вслед за чтеньем приказа вождя,
И все небо опутали нити
Огневого цветного дождя.

Запрокинула голову Катя
И смотрела, как весело вверх
Подымался при каждом раскате,
Рассыпаясь меж звезд, фейерверк.

И, смеясь, говорила: - Приеду,
Непременно приеду опять,
Чтоб отпраздновать с вами победу
И огни над Кремлем увидать!

А наутро уехала Катя,
Улетела на берег Днепра.
Мы ее проводили, как братья,
Но в Москву не вернулась сестра.

8

Вспоминая в свой праздник веселый
Три десятка промчавшихся лет,
Нынче вспомнит семья Комсомола
И ее комсомольский билет.

Он отмечен горячею кровью
И печатью родимой земли
На путях боевых к Приднепровью,
Где гвардейцы на Запад прошли.

Эти две нерушимых печати
Говорят, что в смертельном бою
Комсомолка Буданова Катя
Билась в небе за землю свою.

+1

381


0

382

0

383

0

384

Фильм, который снимался во время моей службы в СА . Филиал Мосфильма в Таманской дивизии.
Здесь снимались Т 34 находящиеся в дивизии и они же открыли парад на Красной Площади  в 70 летие победы в ВОВ.

0

385

Штурмовики Ил-2 были очень прочными и надежными самолетами с удачной конструкцией, что позволяло летчикам возвращаться на аэродром после самых сложных переделок, которых у тех, кто утюжил немецкие позиции на небольшой высоте, было более чем достаточно.

https://d.radikal.ru/d13/1803/76/5c3ea14d3375.jpg

Во время Курской битвы четверка немецких истребителей, одним из которых управлял приехавший на фронт инспектор, проверявший состояние частей люфтваффе, встретились с одиноким штурмовиком. Немцы тут же зашли ему в хвост, так как самолет виделся легкой добычей.

Сначала в хвост зашел первый истребитель и выпустил в штурмовик свое боезапас. Ил-2 продолжал лететь. Потом зашел второй, третий, четвертый. Не верящий своим глазам инспектор связался по рации с летчиками, совершавшими вылет и спросил, что собственно происходит и почему этот нашпигованный их снарядами русский до сих пор не падает. На это ему по рации тут же ответили:

«Герр полковник. Ежа в задницу не укусишь, а со стороны морды с ним лучше не связываться».

0

386

В штрафную роту я попал, можно сказать, по глупости. Как-то накатили мы вечером в землянке с ребятами фронтовые сто грамм, еще чуток добавили и я решил сбегать к своей знакомой в медсанбат.

Может быть, все и закончилось бы хорошо, да, как на грех, к ней явился еще один ее вздыхатель, только званием повыше. Он лейтенант, а я простой сержант.

Повздорили, я ему в ухо заехал, так и попал под трибунал. А там разговор недолог – штрафная рота. Контингент у нас был разный. Кто-то действительно за дело попал, а многие, как и я по собственной глупости.

Как-то нас перебросили на участок фронта, где необходимо было захватить высоту. На ее склонах, наверное, уже целый полк положили, так немцы крепко держались за нее.

Заградотрядов за нами не было, не видел. Может где-то и были, но у нас точно не было, это я уверенно заверяю.

Командир роты сходил на рекогносцировки и по его виду я понял, что нас гонят на убой. Но, мужиком он был настоящим, зря людей на убой не гонял и голова хорошо работала.

Ушел он к командиру полка, долго они о чем-то с ним там разговаривали. Потом вернулся к нам, собрал всех командиров отделений и сказал, что высотку будем брать ночью. Тогда еще имелся хоть какой-то шанс захватить ее и уцелеть. Днем ее брать, это верная гибель.

Многие мужики в роте, солдаты бывалые. Кто лопату саперную точит, что невесть откуда немецкий штык достал и тоже готовит его к рукопашке.

Подниматься к немецким окопам решили по неглубокой ложбинке, которая обходила высоту справа и тянулась почти до самой ее вершины. Можно было незамеченными подползти метров на сто к окопам.

Как стемнело, начали выдвижение. Ползти старались без шума. Ракета взлетает осветительная, все замирают. Тел убитых было много, за них и прятались, поэтому и смогли близко подобраться.

Определили, что на этом участке находится дежурный пулеметчик и ракетчик. Двое бойцов решили попытаться снять их, а мы приготовились к атаке.

Им удалось снять пулеметчика, но ракетчик, прежде чем бойцы прикончили его, успел поднять тревогу. Только организовать оборону немцы не успели. Они попытались занять окопы, но мы это успели сделать раньше них и в траншее закипел рукопашный бой.

Только слышны были крики, стоны, да редкие выстрелы. Вскоре немцы не выдержали нашего натиска и побежали. К тому времени уже рассвело.

Мы развернули их пулеметы в противоположную сторону и ждали атаку. Видно здорово досталось немцам, оборонявшим эту высоту, от начальства, потому что они уже через час пошли в первую атаку.

Отбили мы ее легко, но потом немцы взялись за нас серьезно. Последнюю мы отбили едва-едва. И помощи от своих дождаться не можем. Видимо не верили, что рота штрафников сможет захватить высоту, которую не смогла дивизия взять.

Мы уже решили, что все, больше мы не сможем отбить ни одной атаки. У нас почти не оставалось патронов. Заканчивались и гранаты. Все, что раньше нашли в окопах, уже использовали в бою. На нашей позиции немцы оставили пару легких минометов, но, они во время артналетов были повреждены, хотя мин остались не мало. Небольшие такие мины, с килограмм примерно весили.

И тогда Андрей Старовойтов, который попал в штрафную роту из минометчиков, предложил их использовать в качестве гранат. Он показал, как это надо было делать.

Необходимо было ударить мину хвостовиком, обо что нибудь твердое. Как он объяснил, это надо было сделать для того, чтобы взвелся взрыватель. После этого мину можно было кидать. Взрывалась она мгновенно, лишь только касалась земли. Он даже продемонстрировал это, истратив одну мину.

Они нам здорово помогли, эти мины. А Андрей погиб в этом бою. Рассказывали, что когда немцы ворвались в окоп и окружили его, он ударил мину хвостовиков о валявшуюся рядом немецкую каску, а потом сразу же взрывателем. Погиб и он и те, кто был рядом с ним.

Высоту мы отстояли. Ночью нас сменила пехота. Я был ранен в этом бою. Да, в общем-то, каждый из нас, кто остался в живых, а осталось нас всего девять человек, получили ранения.

Судимость с меня сняли уже после этого боя. Так что, я пробыл в штрафной роте всего три недели. После этого вернулся в свое подразделение, был восстановлен в звании, вернули все награды.

Андрея вспоминаю до сих пор. Ведь благодаря ему, мы остались в живых и отстояли высоту.

0

387

На днях планировалось пересечение границы с Германией, а я взамен сгоревшему танку получил новый со свежим экипажем, но без стрелка-радиста. В начале октября вступили на территорию Германии, освободили от фашистов Шипен, и пошли в сторону Тильзита. Мой Т-34 шел в головном дозоре, четвертым в колонне. Шли спокойно, пока не нарвались на немецкую засаду с пушкой и пехотой. Болванка угодила нам в борт, я выскочил из танка и почувствовал резкую боль в правом бедре. Что-то ярко полыхнуло внизу, я скатился с брони и отполз в придорожную канаву. Автоматчик, которого я посадил на место отсутствующего стрелка-радиста, выскочил вслед за мной, остальные тоже вылезли наружу и спрятались в другом кювете. А я тем временем ощупал ногу и понял, что ранен в бедро и лодыжку.

https://b.radikal.ru/b23/1803/64/d4761889cbfe.jpg

Выглянул осторожно и вижу, что в тридцати метрах впереди находятся немецкие траншеи. Из окопа высунулся немец и начал стрелять в меня из пистолета. Я выстрелил в ответ и кричу своему механику, который в противоположном кювете сидит: "Брось мне гранату!" Он перебросил и я отправил ее уже без чеки к немцу. Неточно, она разорвалась на бруствере и не убила гада. Фриц тоже в меня лимонку бросил, и тоже не попал. Ну, думаю: "Иди ты к черту! Сиди в своем окопе!" Тем временем автоматчик стащил с меня сапог и перевязал рану. Кругом стрельба идет и со стороны наших, и со стороны немцев. "Катюши" работают, грохот стоит непередаваемый. Находиться здесь дальше было опасно, и мы поползли в сторону наших. Метров через двести попалась широкая бетонная труба, мы в нее залезли и сидели, пока "концерт" не закончился.

В трубе собрались все, кто остался в живых из четырех танков авангарда. Стрельба начала стихать, и мы поползли дальше. Впереди показался перекресток, нужно было пересекать дорогу. Я пополз первым, благополучно пересек ее, за мной двинулся механик-водитель Дима Спиров. Его немцы уже заметили и очередь по нему дали, но не попали. Третьим выполз автоматчик и его фрицы ранили. Он вернулся обратно, кричит нам: "Ребята, я ранен! Не бросайте меня!" Говорю механику: "Надо как-то его вытаскивать!" - "А как мы его вытащим? Только вылезем на дорогу, нас сразу прикончат!" Думаю про себя, что он абсолютно прав. Кричу автоматчику: "Пока сам себя перевяжи. Мы твоим скажем, они тебя заберут с темнотой. Лежи тихо."

Поползли дальше, а тут уже и до наших танков недалеко. Автоматчикам сказали, чтобы они своего забрали, а меня быстро погрузили в машину и повезли в госпиталь. На лечении я находился два месяца. Еще не совсем восстановился, но поскольку очень боялся потерять свою часть, уговорил врача выписать меня досрочно. На перекладных отправился искать свой батальон, и нашел его в середине декабря. В части удалось отдохнуть еще две недели, пока 13 января 1945-го не началось следующее наступление. Я был без танка и остался в резерве бригады, а 18 января меня назначили командиром взвода. Впереди нас ждала атака, нужно было взять несколько окрестных деревень...

Германия, зима 1944/1945 гг.

0

388

После ранения я долгое время отлеживался в госпитале. Видимо при взрыве меня контузило хорошенько. В голове шум долгое время еще был, да и слух не сразу восстановился. Когда наконец то полностью выздоровел меня закрепили за командирским танком. Сам по себе вроде танк как танк, с пушкой, а стрелять нельзя. Для меня это по началу казалось странным, что вроде как пушка, а стрелять из нее нельзя, потом привык к этому. Все верно – командир должен командовать, а не стрелять. Но через некоторое время он пересел на другую машину, а мы вернулись к знакомой для себя технике.

https://a.radikal.ru/a19/1803/3d/2036b0b0ca07.jpg

В районе Курской дуги к нам подсадили корреспондента молодого. Экипажу то в машине тесно, так еще этот с нами. Ему жуть как хотелось увидеть, каким образом взаимодействуют друг с другом танкисты во время боя. Потом в «Красной Звезде» про нас длинная статья вышла. Понаписал про нас столько от души, что мы и тут, и там, хотя, что он успел увидеть за один раз? Но фантазия же должна присутствовать у корреспондента. Так что на этом танке я уже не горел и на минах не подрывался.

Дошли мы боями до Гомеля. От всего нашего полка осталось всего четыре танка. Нас вывели в Тулу на переформирование. Когда нас вывели на пополнение, в полк к нам привезли целую делегацию артистов. А с ними еще была Раиса Порфирьевна Островская - супруга Николая Островского. Того самого Островского, который написал роман "Как закалялась сталь". Мы же его еще со школы практически наизусть знали. Она очень интересные вещи рассказывала нам про его жизнь, про то как он ослеп, но все равно продолжал работать над книгой. Что призывал нас быть патриотами своей Родины.

https://d.radikal.ru/d08/1803/16/0df8ce5edcf5.jpg

В общем мы на скорую руку соорудили площадку, две машины рядом поставили, борта откинули и дали концерт. Мы и сами приготовились, песни спели, гармонь у нас была.

Но мне на всю жизнь запомнился номер старика. Он пел про фашистов, что они такие сякие. Раньше во многих домах висели такие часы-ходики, они еще с гирями были. Так он стал их показывать на сцене и поёт при этом:

… часы пока идут, и маятник качается,
и стрелочки бегут, и всё как полагается.
Но механизм у них плохого сорта,
часы скрипят, пружина стёрта…
что-то там ещё, и в конце -
они в истории останутся как хлам!
Повернулся, а там рожа Гитлера, и бросает ее нам в ноги…

В этой делегации еще был писатель Серафимович, который повесть "Железный поток" написал. Он попросил нас: "Ребятки, я в танке не разу не был. Даже не представляю, как это…". А ему уже чуть больше восьмидесяти было, он нам очень старым показался. Ну мы конечно же согласились, тут же его подняли, усадили в башню танка, покатали немного. А в тот момент когда он вылезал кто-то из солдат пошутил: "А давайте назовём танк - имени Серафимовича!". А он в ответ говорит: "Нет, у меня есть более интересное предложение. Предлагаю назвать танк именем Николая Островского". В общем, тут же приказ издали по части – присвоить двум экипажам особо отличившихся в боях имена писателей Николая Островского и Серафимовича. Тут же нашлась краска и надпись на танках была сделана.

https://c.radikal.ru/c14/1803/7c/f83376ab1b9c.jpg

Танк у нас конечно уже был весь помятый, но надпись явно его украшала. Мы гордились, что на танке таком воюем. Пробоины на танке в основном от взрывной волной были. Совсем рядом авиабомба разорвалась. Но нашему КВ массой в 42 тонны все нипочём. Если только прямое попадание, но это редко случается.

https://b.radikal.ru/b05/1803/c5/f19ea22f387a.jpg

На Курской дуге случай был помню. Нам дали приказ взять населённый пункт. Пехота напрямки двинулась, а нас с флангов направили. Выдвинулись мы, а тут авиация немецкая налетела и истребители. Заходы делают, а не бомбят. Пикируют, слышно, по броне как горох сыплет, а нам до этого дела нет, броня хорошая. Лето стоит, жара невозможная. За нами облако пыли тянется. Объехали мы значит село, начали расстреливать, а у немцев паника началась, заметались. Вот тогда мы славно с ребятами поработали. И стреляли, и давили, а некоторые даже из танков выскакивали и убивали…

0

389

Родилась я в городе Ленинград. В нем закончила в школу и проработала вплоть до войны. С самого начала войны до весны 42 года участвовала на оборонительных работах. В апреле подала в числе добровольцев ушла на фронт. По прибытию в часть меня направили в спецшколу радистов-разведчиков Украинского фронта. Часть была особого назначения. А особое назначение заключалось в подготовке солдат для работы в немецком тылу. Обучение мое продлилось практически пол года.

https://c.radikal.ru/c36/1803/6a/3ce877ead64b.jpg

После окончания обучения я прибыла в свою военную часть. Задание меня уже ждало к этому времени. В области Кривого Рога меня и девушку Наташу, выросшую в этих краях, с парашютами сбросили в самом центре немецких расположений. В то время было очень сложно с "новоселами". Немцы подробно проверяли каждого нового жителя села.

Для начала нам нужно было отыскать Наташин дом. Это оказалось не так сложно, к счастью дом был не разрушен. Мама Наташи была удивлена таким гостям. Ей пришлось потом долго объясняться с немцами откуда появились вдруг у одинокой женщины две взрослые дочки.

Оказалось немцы обосновались и в этом доме, и мы замучались искать подходящее место чтобы спрятать нашу радиостанцию, ведь со штабом нужно было связываться, докладывать все время. В итоге мы ее засунули в большущую тыкву на чердаке, мякоть вынули, а вместо нее радиостанцию, антенну по стене между досками провели.

Теперь нужно было как-то получить новые документы, так как у подельных вышел срок, пришлось идти на свой страх и риск в комендатуру. Без документов мы все равно бы не смогли устроится на работу. Нам очень повезло, что в этот момент немцам было не до нас, мы без особых проблем получили новые документы. Но от волнения конечно коленки тряслись хорошо.

С документами нам удалось устроится на работу. Осталось наладить контакты с нужными нам людьми, чтобы получать ценную информацию из первых уст. Нам и это удалось сделать. С помощью сведений, переданных нами, наши смогли наладить контроль над передвижением фашистских составов по железной дороге и основным шоссейным дорогам, в том числе дорогой идущей через речку Новый Буг на Николаев. День ото дня удавалось добыть еще более важные сведения для штаба.

Связь со штабом осуществлялась регулярно по определенным дням, и в определенное время. Вскоре мы окончательно освоились с таким такой жизнью. Немцы ни о чем не подозревали, как нам казалось, мы были спокойны, и наверно по этой причине расслабились и потеряли бдительность. Однажды я шипко увлеклась передачей информации и совсем не услышала шагов поднимающегося по лестнице на чердак немца... Опомнилась только, когда ощутила на себе его пристальный взгляд. Я отключила рацию и замерла. Со стороны наверно я выглядела сумасшедшей, шепталась с тыквой на чердаке. Но он явно все понял так, как и было, но при этом ничего не сказал, молча развернулся и спустился вниз. Чуть позже я нашла его во дворе, он ремонтировал машину, я сорвала 4 яблока и передала ему прямо в руки. Он также ни слова не говоря, дал мне ремонтный ключ, а яблоки положил на сиденье машины. Я как дура так и простояла с ключом пока он не починил машину до конца. Потом он взял яблоки, забрал у меня ключ, зашел в комнату и до конца дня не выходил из нее.

Вечером я не выдержала и сама зашла в его комнату. Немец сидел в углу с угрюмым видом и смотрел в пол. Еще минут 5 он сидел неподвижно, а потом вдруг начал рассказывать на ломаном русском: "Я родился в Рейне. Английские самолеты разбомбили мой дом, все родственники враз погибли. Офицер из моей части, ездил в отпуск в мои родные края и там женился на моей невесте. У меня теперь больше ничего и никого нет..."

Конечно этот человек для меня оставался врагом, но с другой стороны, как человека мне было его жалко. Он даже не поинтересовался у меня, что там было на чердаке, ему было совсем не до этого. Мне показалось у него на тот момент было полное безразличие ко всему. А спустя пару дней он вдобавок разругался со своим начальником. Рано утром на следующий день он зашел ко мне попрощаться, его перенаправили в Югославию. Больше я этого солдата никогда не встречала.

ЧП, которое произошло на чердаке заставило меня быть впредь максимально острожной. Однако с каждым днем выполнять свои обязанности становилось все сложнее. Две комнаты в доме занимал солдат из контрразведки. Шифровать радиограммы места не было. Я каждый раз ждала, когда он уйдет из дома и только после его ухода принималась за подготовку радиограммы. Жить с ним в одних стенах было очень рискованно для меня.

Возле нашего дома установили немецкие пеленгаторные установки, вместе с ними и печально известную автомашину с антенной-рамой. Начальник этих установок частенько заходил к нам в дом и говорил мне: "Партизаны совсем недалеко от нас. Уж очень близко мы слышим их радиостанции. Я думаю, мы их скоро обнаружим. Ты первая узнаешь об этом и обязательно будешь присутствовать при расстреле!".

Я головой качаю, а сама думаю, конечно же я первая об этом узнаю, когда вы, паскудники, меня расстреливать будете...

Конец был неизбежен. Фашисты с каждым днем вели себя все тревожнее. Советские войска были все ближе к Кривому Рогу. Нервы сдавали не только у немцев, но и у меня. Нужно было действовать еще осторожнее, еще более скрытно.

Все таки я дождалась освобождения города, наши войска окончательно разгромили немцев в феврале 1944 года. А уже 8 марта за мной приехали боевые товарищи из разведывательного управления: все таки война продолжалась, и меня ожидал уже следующий приказ..

0

390

Товарищ у меня в батарее был, Леха Пономарев. Мы тогда недалеко от Воронежа стояли. Он был командиром отделения разведки в нашей батарее, а я во взводе управления. Нам огонь нашей батареи корректировать надо, вот и решили поближе к немцам подобраться.

На поле танки стояли и наши и немецкие. Не все сгорели. На некоторых гусеницу натяни и хоть сейчас в бой. Ремонтные службы так и делали, прямо под огнем танки вытаскивали. Они танки «тридцатьчетверкой» без башни вытаскивали. Отчаянные ребята, прямо под огнем это делали. И немецкие танки тащили и наши. Потом смотрим, намалюют на немца большие звезды и в бой танки идут.

Оглядели мы с Лехой позиции, несколько танков на пригорке так удобно стоят, вроде целые на вид. Вот мы и решили с Лехой в один из них забраться. Облюбовали «тридцатьчетверку». У нее только гусянка была перебита и каток один выбит, а так на вид целая.

Мы ночью забрались в нее, огляделись. Со своими связь наладили. Боеукладка танка снарядами забита, похоже, его в начале боя подбили, а танкисты через нижний люк выбрались.

Рассвело. Наша батарея 120 мм минометов огонь открыла, а мы ее огонь корректируем, да цели немецкие, которые обнаружим, на карту заносим. Дело к вечеру уже было, когда Леха привязался: «Давай из пушки перед уходом стрельнем». Я отказывался сначала, знал, что немцы обстреливать нас будут. Но он донял меня. Привязался как банный лист. Приглядели цель, навелись, выстрелили. Леха еще второй снаряд в казенник не забросил, как немцы по нам пристрелку начали. Видимо сообразили, откуда целый день по ним огонь корректировали.

Я Лехи и говорю: «Пора ноги уносить». Мы с ним, как и те танкисты, через нижний люк выбрались и по канаве к нашим поползли. Во время успели. Немцы за танк всерьез взялись. Еле ноги с Лехой оттуда унесли. Минут через двадцать он уже горел. Я потом долго себя ругал, что на Лехино ребячество подался.

0


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом