ПолитФорум ватников России и зарубежья

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом


Военный Альбом

Сообщений 481 страница 510 из 659

481

Несмотря на погоду, захватывать деревню меня послали именно 25 декабря

Приветствую. Хочу рассказать историю, которая случилось с ветераном ВОВ Туровым Владимиром Семеновичем. Так же, если вам будет интересно, в конце статьи я размещу ссылки на остальные рассказы этого офицера.
"23 декабря 1941 года мы с моей ротой стояли в только что освобожденной деревне. Сразу после боя подоспел штаб нашего полка, вместе с командиром и первой ротой, которая все это время охраняла штаб.

Вызвавший меня командир поставил новую задачу - отдохнуть до трех ночи, а после выдвигаться в небольшую деревню. Явиться нужно обязательно скрытно и обязательно 25 декабря.

Позже я вернулся в подразделение и рассказал подчиненным о новой задаче. А пока - отдыхаем! Сейчас как раз повар закончит делать всем кашу, да чай, а потом и поспать кому-то удастся.

Вскоре начал идти снежок - как раз в момент нашего выхода. До этого, крайнего, боя, моя рота проделала очень большой путь, практически не делая никаких привалов.

Этот привал, где нам удалось поспать, был самым большим. Лично мне поспать не удалось, но я решил перетерпеть. Вообще быть ротным - дело неблагодарное. Мало того, что сам жутко устаешь, ведь выполняешь все наравне со своими людьми, так тебе вечно еще приходится не быть "унылым", подбадривать солдат, улыбаться. А на душе у тебя могут и кошки все внутренности процарапали уже.

За каждого из своих 250 солдат я отвечаю, потому довольно часто мне приходилось пропускать всю роту, идущую цепочкой, а это линия метров в 300, вперед меня, чтобы удостовериться, что все на месте. А потом вновь обгонять всех и идти первым.

А погона тем временем всу ухудшалась и ухудшалась. Солдаты перестроились и теперь шли рядами, держа друг друга под руки - так, идущие по середине, могли поспать, при этом двигаясь вперед. Да и поддерживать так друг друга гораздо легче.

Снег падал огромными хлопьями, застилая глаза, поэтому маршрут движения я начал терять. Чтобы не допустить этого, я остановил роту и достал карту. Рядом - населенный пункт.

-Нам нужен проводник. Командир первого отделения, справа от нас в метрах 200 есть населенный пункт. Заходить мы туда не имеем права - сроки не жмут, а идти надо. Найдите нам проводника!

Спустя время сержант вернулся, сообщив, что никого не нашел. Я выругался, да пошел сам, взяв с собой пару человек. Там вошел в первый попавшийся дом, да увидел взрослую женщину, а на печи - трое детей, маленьких совсем.

-Нам проводник нужен, - начал было я, но осекся - ведь если что случится дети останутся без матери. -А хотя вы с детьми - лучше дома оставайтесь.

Но женщина, не взирая на мое предложение, начала одеваться и, поцеловав на прощанье детей, вышла со мной из дома. Несмотря на отвратительную видимость, она уверенна вела нас за собой, попутно рассказывая названия и историю проходящих мест.

Спустя пару часов ходьбы она остановилась и сообщила - спереди нужная нам деревня. А уже светало, но снег продолжал валить. Благо, немного поменьше и было видно что-либо на расстоянии в 50 метров. ПОблагодарив, мы двинулись дальше.

Деревня выросла перед нами внезапно. Я послал отделение проверить ближайшие два дома и они вернулись, сообщив, что там никого. Мы заняли эти два дома и я понял, что надо действовать.

-Сейчас утро, немцы наверняка спят еще. Надо по-тихому захватить эту деревню. Здесь ж/д станция. Это важное дело, не подведите, - и мы двинулись на дело.

Вот тут-то и выяснилось почему командир приказал захватить село именно в ночь на 25 декабря. У немцев был праздник - католическое рождество и практически все немцы были пьяны!

Всех немецких солдат из деревни мы захватили, ни потратив ни одной пули - они были либо пьяные, либо спали. У ж/д станции пришлось немного пострелять, но задание мы все-таки выполнили

0

482

Когда Белов выскочил на вершину холма, прогремел взрыв. Его Т-34 вспыхнул...

Когда мои танки вышли в дозор, поначалу все шло нормально, пока на нашем пути не возник деревянный хлипкий мостик через небольшую речку. Белов на своем Т-34 шел первым в колонне и смог на скорости проскочить через мост, но столбы под тяжестью танка пошли трещинами, а настил разрушился. Если еще хоть одна бронемашина осмелилась бы въехать на мост, она неминуемо оказалась бы в ручье. Я отправил два танка в разные стороны вдоль берега, но приемлемый брод найти не получилось. Однако нам в любом случае, не важно как, нужно было оказаться на другом берегу. Что делать? Покумекали и решили соорудить гать, разобрав то, что осталось от моста, на отдельные бревна. Нашли место, где берега были достаточно сухими и приступили к делу.

"Тридцатьчетверка" Белова, которая первой проскочила на другой берег, обеспечивала нам прикрытие, пока мы вместе с автоматчиками строили переправу. Наконец, гать была готова, и мы осторожно миновали речку. Впереди горело село Западное, испуская до небес едкий дым. Мы рванули к селу, тем более, что основные силы нашей танковой бригады уже подошли к речке. В селе были немцы, которые открыли по нам стрельбу из танков и "фердинандов". Но в темноте они ни в одну из наших машин не попали, стреляли в основном для острастки. Мы продолжали идти вперед, а дорога у деревни уходила в широкий овраг, в которым наши танки оказались в безопасности. Правда, и мы не могли вести прицельный огонь ни влево, ни вправо. Зато наши автоматчики тоже были недосягаемы для врага. Они при первых выстрелах фрицев спрыгнули с брони и шли под прикрытием наших танков.

В этом наступлении у нас не было никакой артиллерийской поддержки, так как батарея, прикрепленная к нашей бригаде, осталась далеко позади. Гитлеровцы явно не горели желанием вступать с нами в ближний бой, и начали отходить за холм, за которым находилась вторая половина села. Повисла тишина, немцы больше не стреляли, и это видимое спокойствие не предвещало ничего хорошего. Я установил связь с командиром батальона и сообщил свои соображения. Комбат приказал выслать танк Белова на большой скорости с другой стороны села, чтобы он ворвался в него и с ходу открыл огонь по фрицам. Остальным танкам было приказано остановиться и прикрывать его огнем. Все выявленные огневые точки следовало уничтожить.

Когда Белов по дороге выскочил на вершину холма, прогремел взрыв. Танк вспыхнул, однако вспышки выстрела гитлеровцев никто из нас не видел. Мы не знали, что стало причиной взрыва, кто и из какого оружия подбил его Т-34. Похоже, что дорога в том месте была просто заминирована, а от взрыва противотанковой мины рванули снаряды внутри танка, поэтому его моментально и охватило пламя. Я снова вышел на связь с комбатом и доложил. Командир приказал машине Литова подойти к танку Белова с правой стороны, и как только это произошло, снова прогремел взрыв. Теперь два наших Т-34 стояли на холме и горели.

После этого очередь дошла до меня. Я должен был подъехать к двум нашим горящим танкам и засечь огневую точку, которая вела огонь по вершине холма. Если бы я успел выполнить тот приказ, то никогда не написал бы эти мемуары. Но судьба распорядилась иначе. Не успели мы тронуться с места, как к нам подбежал солдат и доложил, что всему моему экипажу кроме водителя следует прибыть на командный пункт. Что мы и сделали. Там комбриг Денисенко рассказал, что по холму бьют немецкие самоходки, которые прячутся за домами около дороги. Холм был перед ними, как на ладони. Потому они так быстро и легко сожгли два наших танка. Теперь стало ясно, что по дороге идти нельзя, а обойти немцев было тоже не возможно. Что же делать? Решение оказалось простым.

Денисенко приказал всем танкистам покинуть танки, взять в руки автоматы и винтовки, и пешим ходом пробираться справа и слева от дороги к немецким "фердинандам". Мы крались за деревенскими домами, ползли на пузе через кусты и по дну канав. Фрицы начали стрелять, но было уже совершенно темно, и их огонь был не опасен. Так, дом за домом, отбивая один огород за другим, выбивая фрицев с чердаков, мы добрались до двух немецких самоходок и захватили их. Оставшиеся немцы пятились к окраине села, вяло отстреливаясь. Оглядываясь назад, я понимаю, что мою жизнь в тот день спасли разведчики. Если бы они не доложили комбригу о двух немецких самоходках, мы бы еще много танков потеряли, а мой стал бы третьим в этом списке. В тот день я действительно был на волосок от смерти, от чего позже меня пробил холодный пот...

Командир Т-34 Шлемов С.А. 1943 год. Бой у села Западное.

0

483

NiJEGOROD, благодарю за материал, который вы выкладываете.
Может у вас есть материал по окружению Юго-Западного фронта  в июле — сентябре 1941 года? Это одна из крупнейших военных катастроф (в плен попало в 2 раза больше человек, чем при Сталинградской битве) Сравнимы с ним лишь окружение союзников во Франции в 1940 и в Германии в 1945 г.
Был острый конфликт Жукова со Сталиным, с Буденным. Да и другие драматические моменты наверняка повлияли на дальнейший ход войны.

0

484

К этому вопросу нужно подключить Барсова, у него много возможностей вытянуть информацию из архивов, тем более он причастен к поисковому движению - " В Последний Бой"., Москвича можно попросить, а так все что есть в интернете в свободном доступе. В свое время мне помогли на сайте "солдат.ру" по поиску погибшего командира роты старшего лейтенанта Рукавишникова М.М. ,деда моей жены. (Кстати прошедшего и вышедшего из окружения в мясном бору.  Тоже СЗ фронт.) В тот день боёв был выбит практически весь командный состав, а это было практически под Бродами. В Бзавице был захоронен. В последствии перенесен в братскую могилу. Что интересно, этой весной я увидел в интернете : женщина искала своего родственника, капитана погибшего там же, в тот же день. Но у нее путаница с захоронением. Все это в Западной Украине. Я с ней списался ,  отправил имеющуюся информацию у меня . Мир тесен.

0

485

Ещё один снаряд в наш танк, и я на пару секунд потерял сознание! Такой танкисту был конец...

После того, как немцы влепили в наш Т-34 второй снаряд и заклинили нам башню, мотор заглох, и от него потянуло едким дымом. Снарядом, пробившим броню и пролетевшим между моими ногами, так как я сидел на спинке своего сидения и выглядывал в приоткрытый люк, снесло голову механику-водителю. Он моментально погиб. Мы с заряжающим взяли его и положили на боеукладку, после чего попытались завести двигатель. Но мотор был угроблен, коленчатый вал не желал проворачиваться, ни от сжатого воздуха, ни от аккумулятора. Вести огонь из пушки или пулемета мы тоже не могли из-за заклинившей башни. А фрицы продолжали посылать в нашу сторону снаряды.

Когда в танк попал третий снаряд, люк механика-водителя был оторван и улетел на обочину. Четвертый снаряд угодил в гусеницу и разбил ее. Сработали огнетушители, и дышать стало совершенно не возможно. Нужно было срочно убираться из этого железного гроба. Радист начал снимать лобовой пулемет, а я через приоткрытый люк открыл огонь из автомата, так как немецкие окопники уже бежали к нашей машине. Автоматный огонь заставил их прилечь на некоторое время. Но они видели, что мы теперь небоеспособны, и очень хотели взять нас тепленькими.

И тут еще одно попадание в нас вызвало звон в ушах, и я на несколько секунд потерял сознание. Честно говоря, в тот момент я уже распрощался с жизнью. Понемногу пришел в себя и вижу, что сварка от взрыва по правому борту разошлась, открыв щель шириною в ладонь. К этому моменту радист уже демонтировал пулемет, и я приказал ему срочно выскакивать и открывать огонь по гитлеровцам. Сам снова начал стрельбу из автомата через верхний люк.

Нужно было срочно покидать машину, но через нижний люк мы выбраться не могли, так как танк был подбит в момент, когда находился на земляной кочке. Я выскочил через верхний люк, скатился на моторное отделение, а с него на землю. Рядом был деревенский погреб, за которым можно было укрыться от пуль и осколков. А радист не смог выскочить быстро, зацепился одеждой за что-то, и его изрешетили пулями. Он упал обратно в танк, в котором все еще находился заряжающий Демин. Тот забрал у погибшего пулемет, молниеносно выскочил, и немецкие пули зацокали по башне, на которой он только что был, слишком поздно. Он успел сигануть на землю.

Немцы уже были совсем близко от нашего Т-34, и мы снова открыли огонь, я из автомата, а Демин из пулемета. Но патронов у нас было маловато, и рано или поздно, фрицы поймут, что у нас кончилась амуниция. Внезапно поблизости появились наши автоматчики и вступили в перестрелку. Они и спасли нас от неминуемого и бесславного конца. Под огнем немцы снова откатились за ближайшие хаты. А наш танк теперь стоял на только что возникшей нейтральной полосе. Из него шел черный дым, но ходовая часть по всей видимости была исправна, а значит мы не имели права его бросить. Он подлежал ремонту. Я приказал заряжающему пробираться к командному пункту, чтобы вызвать тягач. А сам стал командовать автоматчиками, чтобы не позволить немецким лошарам захватить наш новый рубеж.

Скоро появился Демин на танке с разорванной пушкой, на том самом, который привозил нам снаряды. Тросами прицепили к нему наш подбитый Т-34 и потащили в сторону, в безопасное место. Там вытащили из него убитых механика и радиста и положили на траву. Хотели уже тащить танк дальше, как внутри него вдруг вспыхнуло пламя. Наш Т-34, проще говоря наш дом, сгорел на наших глазах. Тяжело было потерять своих друзей, да и свою "тридцатьчетверку" тоже. Тем временем бой за село Западное не собирался затихать...

Шлемов С.А., командир танка Т-34. В поединке с немецкими самоходками.

0

486

Когда фашистские самолеты ушли на свой аэродром, я осмотрелся и понял, что сегодня нам крепко досталось. Наш пароход подошел к правому берегу, у которого была устроена небольшая пристань, и матросы начали выгружать тела погибших. Раненых от немецких пуль и авиационных снарядов набралось два десятка человек, среди них десяток тяжелых. Женщина, которая смогла вырваться из рук матроса и побежала по палубе с ребенком на руках, получила ранение в щиколотку. Около нее суетилась санитарка, а сама дама причитала: "Оох... теперь мне ногу ампутируют! Кому я такая буду нужна???"

Шимба, который орудовал у второго "Максима", получил одну пулю в плечо и вторую - в бедро повыше колена. Но кость была цела, поэтому он своими ногами, но с поддержкой, смог добраться до телеги на берегу. Один матрос погиб, когда вел огонь по самолетам из 45-миллиметрового орудия. На втором пароходе "Комсомолец", который шел с нами бок о бок, были убиты два человека. На его палубе были хорошо видны дыры от снарядов, а деревянные палубные постройки разбиты пулеметными очередями в щепки. Кое-где дерево на палубе загорелось, особенно окрашенные масляной краской места. Оставшиеся в живых матросы начали тушить пожар.

Из трюма поднялся Димка, весь чумазый и с трясущимися руками. Пытаясь закурить, он просыпал весь табак, но руки продолжали ходить ходуном. Ему явно все еще было страшно, хоть он и пытался не показывать этого. Я попытался себе представить, каково в трюме во время авианалета. Димка рассказал, что от авиационных снарядов в машинном отделении разрушились крепления двигателя, и лопнул трубопровод с горячим паром. Этим паром его чуть не обварило, он вовремя увернулся. Я подозревал, как он сейчас себя чувствует, так как ему, как и мне, было всего семнадцать лет.

https://d.radikal.ru/d43/1808/ee/9a78ee235253.jpg

На палубе-то страшно, когда "юнкерсы" с душераздирающим воем бросаются на твое утлое судно, а в трюме, наверное, еще ужаснее. Если случится прямое попадание, то еще не известно, успеют ли механики вовремя выскочить наверх. Не успев открыть задраенные люки, матросы в трюме часто идут на дно вместе с потопленным кораблем. Но больше всего в тот день не повезло красноармейцам, которые плыли на барже, толкаемой буксиром. Баржу немцы потопили, а вместе с ней утонули около четырехсот солдат, которые направлялись в Сталинград.

Мы простояли целые сутки у причала, пока матросы приводили наш пароход в порядок. Буксир, который таскал баржу, тоже подремонтировали, после чего прицепили к нему открытый со всех сторон старый паром. Этот паром с буксиром снова начал сновать между левым и правым берегом. В одну сторону со свежими солдатами, в другую - с ранеными и беженцами. А по Волге продолжали плыть вниз по течению трупы бойцов, гражданских, и разные деревянные и обгоревшие куски. Бездыханные тела течение несло вплоть до Светлого Яра, где выбрасывало на имевшуюся там песчаную косу. Специальная команда собирала на косе погибших и хоронила их.

В девяностые годы я узнал, что на самом деле творилось в Сталинграде в те дни. Перед ужасной бомбежкой города, которую гитлеровцы устроили 23 августа, на его территории находились 500 тысяч человек. И за один только день погибли под бомбами от сорока до пятидесяти тысяч. Говорят, что Сталин тогда обронил: "Наши бойцы не станут защищать пустой город". Но лично я в это не верю. Красноармейцы бились за каждый разбитый дом, за танковый завод, за плацдармы на берегу реки. В этот день немецкие орды смогли прорвать фронт и вышли к танковому заводу, пройдя за день около 70-ти километров. Такого развития событий никто не ожидал. В городе продолжали работать более сотни заводов и предприятий, а немцы не оставляли своих попыток сбросить советских солдат в Волгу. Но у них не получилось. Защитники города понимали, что за Волгой земли для них нет. И дрались до последнего, так как отступать было некуда.

Пулеметчик Красной армии Гордов П.А. 1942 год.

0

487

Про северо-западный фронт.

http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1203/

0

488

Рассказ очевидца

В 1943 году мне исполнилось 12 лет. С продуктами было трудно, и мы, несмотря на запрет, иногда ходили на рыбалку, или в лес за грибами и ягодами. Если в 1941- 1942 годах мы не видели наших самолётов, то в 1943 году увидеть краснозвёздный самолет в небе уже не считалось каким-то из ряда вон выходящим событием.

Хотя я помню, как зимой 1943 года над нашим поселком Грушевка пролетел самолет с красными звездами на крыльях, а из него сыпались листовки. Из них-то мы узнали, что немцы потерпели сокрушительное поражение под Сталинградом, и очень многие из них попали в плен.

Я помню, как радовалась мама, как радовался дед. Конечно, открыто выражать радость на улице было нельзя, но мы заметили, что даже наши полицаи присмирели и не вели себя так нагло, как прежде. Наши края считались тихими, густого леса у нас не было, и про партизан мы только слышали. Настоящие леса начинались в километрах в тридцати от нас.

Летом 1943 года мы уже нередко видели, как в небе проходили наши бомбардировщики, потом вдали слышались разрывы, а потом они обратно возвращались домой. Конечно, не всегда они возвращались этим же маршрутом.

В тот день мы с моим товарищем Санькой решили сходить в лес за грибами. Полицаи на это занятие смотрели сквозь пальцы, хотя можно было и нарваться на неприятности. Мы видели, как на запад прошла группа из двенадцати наши бомбардировщиков, а выше них шли истребители прикрытия. Видимо, бомбили они где-то далеко, так-как в этот день мы не слышали ни разрывов, ни то, как они возвращались домой.

Потом мы услышали в небе звук, который, то появлялся, то исчезал. А потом увидели как над леском, называемым "Круглым колком", проскочил на небольшой высоте истребитель, который сильно дымил. Видно было, что самолёт еле держится в воздухе и вот-вот упадёт, и летчик управляет им из последних сил. Вот его двигатель чихнул несколько раз и замолчал навсегда. Потом горящая машина, не выпускай шасси, как-то боком плюхнулась на поляну, и разваливаюсь на части, заскользила по ней.

Мы, замерев, наблюдали эту картину, а самолёт вскоре остановился. Мы ждали, что из самолёта кто-то выскочит, но никто не было видно, и мы со всех ног бросились к нему. Самолету при посадке здорово досталось. У него отвалились крылья, и почти ничего не осталось от хвоста. Стеклянный фонарь самолёты был разбит, а в кабине сидел лётчик, который был без сознания. Видимо, его оглушило при ударе во время посадки.

Сначала мы растерялись и не знали что делать, не знали, как открыть кабину, хотя стёкла почти повылетали. Надо было помогать лётчику, а он всё не приходил в сознание.

И тут мой товарищ Санька сдернул в себя стеклянную фляжку, висевшую в матерчатом чехле у него через плечо, и, открыв ее, вылил всю воду из нее на лицо летчика, а так же ему за воротник. В это время на небольшой высоте над нами прошел другой наш истребитель, видимо это был товарищ сбитого летчика.

Вода из фляжки возымела свое действие и летчик начал приходить в себя. Мы видели, как он откинул фонарь и отстегнул привязные ремни, вот только выбраться из кабины у него не было сил и мы с Санькой, как могли, стали ему помогать, а самолёт уже начал гореть. Наконец ему удалось выбраться из кабины. Летчик сильно хромал, и мы помогали ему как можно быстрее отбежать от горящего самолёта.

Мы бежали в сторону леска, а я уже думал, где мы будем прятать его. Неожиданно мы увидели, что второй самолёт выпустил шасси это уже пошёл на посадку. Хорошо, что поляна была ровная. Наши поселковые постоянно на ней заготавливали сено и сейчас она уже была выкошена.

Вот самолет коснулся земли, и покатился по поляне, гася скорость. Мы бросились в его сторону. Вот самолёт остановился, из него на крыло выскочил лётчик. Я еще удивился, как же это в такой маленькой кабине поместятся два человека. Летчик выбрался на крыло, а мы стали помогать раненому пилоту.

Лётчику как-то удалось затолкать своего товарища в кабину так, что из неё торчали только его ноги, а потом он забрался сам. Мы слышали сквозь рев мотора, как он крикнул нам: " Спасибо хлопцы!"- а потом в его руках откуда-то оказалось плитка шоколада, которую он бросил нам. Мы отбежали в сторону, а самолёт, развернувшись, и взревев двигателем начал разгоняться, а потом поднялся в воздухе и ушёл на восток.

Немцы потом приезжали на место падения самолета, но от него остался только пепел да расплавленное железо. А мы с Санькой потом спорили, сколько на кабине приземлившегося самолета было нарисовано звёздочек: семь или восемь, всё удивлялись, что теперь у наших военных появились погоны. И постоянно спорили, какой орден был у летчика на груди: Ленина или Красного Знамени. Но Санька утверждал, что у него на груди ещё была и Золотая Звезда Героя.

Смирнов Алексей Михайлович

0

489

Лейтенант что-то пробурчал и я сначала не понял, что он говорит, а потом чётко расслышал как он грозно крикнул, слегка обернувшись назад:

- А ну-ка!

- Отойди от танка!

Въезжая в этот город, мы с лейтенантом высунулись из башенных люков и смотрели по сторонам, глазея на радостно машущих нам жителей города...

- Радуются люди... - улыбаясь сказал наш командир, махая в ответ и улыбаясь...

Ближе к центру города, через который нам приказали проехать, чтобы порадовать жителей освобождённого города, толпы народа стали сгущаться и мехвод (механик-водитель) сбавил скорость, внимательно поглядывая из открытого люка на дорогу...

Вскоре впереди едущие танки совсем сбавили ход и наш танк, стал ползти как улитка...

Люди облепили танк со всех сторон и механик начал жаловаться лейтенанту на то, что у него очень плохой обзор и он боится, чтобы кого-нибудь нечаянно не задавить!

- Товарищ лейтенант!

- Боюсь, перееду кого нечаянно... - высказал опасение мехвод и слушавший его лейтенант обернулся, грозно крикнув на кого-то взади по правому борту:

- Отойди от танка!

Я глянул в ту сторону и понял, что никого не увижу из-за многочисленной толпы, и подтянувшись на руках, вылез наружу...

Подходя к правому борту, я стал внимательно разглядывать людей и внезапно, почувствовал на себе чей-то цепкий взгляд!

Наконец, я увидел того человека и уставился на него, а он стал быстро пятиться назад...

Это был мужчина за сорок, с лёгкой щетиной на щеках. Одет он был в серый плащ, а на голове у него, была шляпа с полями...

Он явно понял, что я его заметил и уже не скрываясь, развернулся назад и стал расталкивать людей локтями, намереваясь выбраться из толпы на тротуар, где было не так многолюдно...

Я заглянул под броню и увидел прилепленную к ней, прямо над движущейся гусеницей, какую-то прямоугольную коробочку.

Я дёрнул лейтенанта за рукав и указал ему на ускользающего человека в шляпе!

Он крикнул в башенный люк мехводу, чтобы тот остановил танк и ждал нас и спрыгнув с танка, приказал мне - идти вместе с ним!

Танк остановился и лейтенант, заглянув под броню над гусеницей, изменился в лице и кинулся за удирающим мужчиной!

Лейтенант недолго думая, вытащил пистолет и несколько раз выстрелил в воздух, а испуганные люди стали расступаться в стороны, освобождая нам путь...

Человека в шляпе мы догнали быстро и схватив его за плечи, остановили!

Я заглянул ему в лицо и увидел, что это совершенно другой человек!

- Что такое? - возмутился мужчина и запричитал:

- Один с головы кепку сорвал и свою шляпу нахлобучил!

- Другие, за плечи хватают! - начал расходиться мужчина, но я резко прервал его и нетерпеливо спросил:

- Где?

- Где тот, в кепке?

Мужчина мигом успокоился и с готовностью показал налево и посмотрев туда, мы с лейтенантом увидели быстро бегущего по тротуару человека в плаще и в кепке!

Мы рванули следом и стали кричать встречным прохожим, чтобы они остановили бегущего человека, но никто из них ничего не понимал и слышал наши слова слишком поздно!

Позади послышался шум автомобильного мотора и нас обогнал комендантский автомобиль.

Майор, сидевший в нём на пассажирском сидении, крикнул на ходу:

- За кем гонимся, лейтенант?

Тот показал вперёд и крикнул, задыхаясь от быстрого бега:

- Танк...заминировал...

Майор кивнул и приказал своему водителю - сбавить ход, а мы запрыгнули прямо на ходу в его автомобиль!

Автомобиль обогнал бегущего и резко свернул перед ним на тротуар, в результате чего, мужчина в сером плаще, с разбегу влетел прямо к нам в автомобиль!

Майор резко двинул ему кулаком в челюсть и тот тут же обмяк, потеряв сознание...

Майор перекинул его назад к нам и спросил:

- Ну, где ваш танк, показывайте?

Лейтенант предложил:

- Может, сначала за сапёрами?

Майор понимающе кивнул и заехав в комендатуру, сделал два дела одновременно - сдал подозрительного бегуна и взял с собой двух сапёров!

- Поехали к танку! - приказ он шофёру и уже через пять минут мы были подле своего танка, а сапёры принялись за работу...

Толпу срочно разогнали подальше и через десять минут, сапёр подозвал нас к танку и показал содержимое прилепленного к танку боезаряда...

- Как он её к броне то прилепил? - удивлённо спросил наш лейтенант у сапёров.

- С магнитом она, поэтому и к броне прилипла! - пояснил сапёр, показывая нам обломки магнита и кивнув на глазеющих мирных жителей, объяснил:

- Танку бы ничего, а вот людей бы покалечило!

- Видимо, диверсию хотели устроить, мол советские танкисты, калечат мирных жителей!

Майор из комендатуры всё понял и срочно уехал...а наша колонна очень скоро покинула этот город.

А уже следующий город, мы объезжали стороной..

0

490

В Воронежской области поисковики нашли останки 11 красноармейцев в итальянском блиндаже

Богучарские поисковики обнаружили останки 11 красноармейцев неподалеку от села Абросимово Богучарского района в воскресенье, 5 августа. Об этом корреспонденту РИА «Воронеж» сообщил командир отряда Николай Новиков в понедельник, 6 августа.

Останки лежали на коробках с патронами в итальянском блиндаже.


В нем также обнаружили шинели, пуговицы со звездочками, остатки ремней, мундштук, на котором было нацарапано «Шура М.И.».

По этим инициалам поисковики планируют найти более подробные сведения о солдате. Также в блиндаже лежали более 50 итальянских гранат и фляги.

– По имеющимся сведениям, в этом месте в августе 1942 года располагались оккупанты 8-й итальянской армии. Захватчики простояли в поле до декабря. За это время они вырыли много блиндажей и подземных ходов. Во время наступательной операции «Малый Сатурн» 16 декабря 1942 года фашисты убили много советских ребят, – рассказал Николай Новиков.

Останки солдат перезахоронят на Северном кладбище Богучара с воинскими почестями осенью.

В июле поисковики богучарского отряда «Память» нашли в поле рядом с селом Лофицкое части самолета и останки советского летчика. Предполагают, что это либо американский истребитель Airacobra, либо британский Hurricane.

Справка РИА «Воронеж»
Среднедонская наступательная операция (кодовое название «Малый Сатурн») – наступательная операция, проведенная в ходе контранаступления советских войск под Сталинградом силами Юго-Западного и левого фланга Воронежского фронта 16-30 декабря 1942 года. Целями операции являлся разгром противника, занявшего позиции на среднем Дону, а также последующее наступление на захваченный немецкими войсками Ростов-на-Дону.

16 декабря 1942 года советские войска перешли в наступление. 8-я итальянская армия была разгромлена 24 декабря. Операция «Малый Сатурн» завершилась к 30 декабря. В результате был прорван вражеский фронт шириной до 340 км. Разгромлены пять итальянских, пять румынских и одна немецкая дивизии, а также три итальянские бригады.

0

491

Хочу познакомить вас с фронтовой историей ветерана ВОВ Турова Владимира Семеновича.

Когда мы шли по освобожденным нами городам и поселкам, находящимся даже не в Советском Союзе, то все, абсолютно все приветствовали нас. Огромные толпы мирных жителей покидали свои подвалы, сараи, да все угодно, что служило для них убежищем, и спешили обнять нас.

Нам дарили цветы, табак, бумагу с карандашами, чтобы мы могли написать письмо. Каждый человек считал своим долгом поблагодарить нас и подаритьч то-нибудь.

Однажды, после очередного освобожденного села, мы принимали бой. Немец тогда чувствовал себя уже некомфортно, поэтому бой был для меня, как для человека, воевавшего с первого дня войны, достаточно легким.

Но тут случилось неожиданное - я стоял у дерева и тут пулеметная очередь срезает это самое дерево и я, словно в замедленном фильме, смотрю, как она на меня падает!

Только уклонился в сторону, как тут - острая боль в ноге. Тут же кто-то орет:

-Ротного убило, ротного убило!

-Да не убило меня! Живой я, раненый только, - ору в ответ. Вытащили меня, рвут штаны на мне и видят чуть ниже колена небольшую дырочку. Сразу я почему-то вспомнил случай, как солдату пуля угодила в большой палец ноги, но он умер от заражения крови.

Солдаты сопровождают меня до санитарок, нужно же укол от столбняка сделать. А меня там начали уговаривать в тыл лечиться отправить, я отказываюсь. И тут комдив приезжает, генерал Юрин.

-Товарищи! Мы у границы с Германией! Каждому из нас будет большая честь перейти границу и одержать победу, - кричал генерал. Но, к сожалению, дойти я не смог, хотя и пытался.

Сразу после генеральской речи мы начали движение. Я -иду, опираясь на солдат. стараюсь не наступать на ногу. Благо, кость не задели. И тут - немецкий снайпер снимет моих проводников.

Я упал, скатился в кювет. Решаюсь подняться, посмотреть, может, смогу снять. И тут каким-то образом ловлю вторую пулю! И тоже в ногу, на этот раз в правую.

В итоге меня отправили в госпиталь и до границы я не дошел.

Мечта стать военным у меня была с детства, потому я и поступил обучаться на офицера. Закончить учебы мне удалось в первую же неделю, как войну объявили, да меня тут же на фронт отправили.

На фронте меня встретил мой взвод - 52 человека. Только проблема была вот в чем - эти солдаты раньше никогда не были в армии, а потому мне пришлось обучить их всему, чему я знаю.

А уже только потом нам отправили в бой. Первый бой я запомнил надолго, в основном из-за жестких и быстрых мер нашего командира полка - майора Кравченко, Героя СССР.

Мы посреди бела дня форсировали реку, тут же на ходу побежали на не ожидавших удара немцев и в небольшом, но жестком бою одержали победу, не оставив немцу ни единого шанса.

Итогом этой схватки стало освобождение небольшой территории в пару-тройку километров. Позже командир дал команду переместить отряд в другое место, чем мы и занялись.

Спустя где-то сутки ходьбы мы остановились на опушке леса. Решили устроить привал, а заодно отправить пару солдат разведать территорию дальше. Судя по карте, дальше должна стоять деревушка, окруженная лесом.

Оказалось, деревня полна немцев. А мы залегли на удобной территории - деревушка видна отсюда как на ладони, ведь мы находимся выше ее. Немцы, само собой, знали, что мы здесь и сто процентов готовили нам какую-то пакость.

Решая опередить ее, я отпросился у ротного на "охоту" - взял снайперскую винтовку, выбрал себе хорошую позицию, да начал стрелять по немцам. Надо признать, что позиция была действительно хорошая - немцы никак не могли понять мою позицию и теряли бойца за бойцом.

По звуку меня определить было невозможно - я в лесу, а звук отражается от деревьев, не давая понять мое местоположение. Это мы еще в училище изучали. Я выпустил около трех обойм, а потом меня каким-то образом все равно спалили, так что пришлось вернуться к подразделению.

Тут уже все собрались в атаку и мы выдвинулись. А на подходе к деревне по нас стал сильно долбить пулемет, вынудив нас залечь. Я лежал рядом с политруком, лейтенантом. Мы начали думать, что делать, и порешали на том, что надо идти в атаку.

Я думал, что он поймет о чем я. Поймет, что я не предлагаю идти в лобовую, а предлагаю обдумать другие варианты атаки, но, увы, получилось, как получилось.

-За мной, в атаку! -закричал вставший офицер. Но рота лежала на земле и не шевелилась. Тут прозвучал выстрел и офицер повалился на землю, сраженный пулеметным огнем. Но тут же он вновь попытался встать, призывая всех идти в атаку. И вновь получил пулю.

Я был шокирован таким исходом. Зачем он поступил так глупо? Почему? Не поднимая головы, я заорал - "Слушайте мою команду! Приготовить гранаты! Приготовиться к атаке!"

По моей команде мы все дружно закидали примерное местоположение пулемета гранатами и он заглох. И только теперь мы вступили в бой, который был очень долгим, но закончился нашей победой."

Предлагаю вам ознакомится с небольшой историей от фронтовика Турова Владимира Сергеевича, которая произошла с ним еще во времена его обучения в военном училище.

"Мой отец был человеком военным, воевал в Первой Мировой войне. А поскольку я всю свою молодость прожил во времена, когда не было никаких тебе телевизоров, никаких тебе компьютеров, то мы довольно много общались всей семьей и отец рассказывал много чего интересного о войне и об армии в целом.

Именно с этих лет в моей голове появилась идея стать военным и всю свою школьную жизнь я шел к этому. Сперва я собирался подавать документы в морское училище штурманов, что в Ростове.

Однако мой друг тогда сумел переубедить меня и мы поступили в город Шахты обучаться.

Там я провел три года своей жизни, пока не решил уйти и пойти учиться туда, куда захотел. Пошел в военкомат, сказал, хочу быть офицером! И они отправили меня обучаться в Бакинское пехотное училище.

Нас отправили в красивое место, рядом с горами, где из нас в довольно короткий промежуток времени выбили все привычки с гражданки.

Знаете, я вырос в крестьянской семье и к труду приучен с детства, но даже я валился с ног с учебной программы.

Тогда, в предвоенные годы, командование будто понимала, что скоро война, а потому готовила настоящих профессионалов. Мы вставали в шесть часов, далее шла зарядка, умывание, небольшая тренировка по стрельбе, а уже потом нас кормили.

После этого мы обычно уходили в горы, где в течении шести часов, до обеда, занимались. Либо же занимались в подразделении. Все это время, начиная с самого завтрака, мы находились в полном обмундировании и не выпускали из рук винтовки.

Дважды в неделю у нас была боевая тревога. Обычно ночью и первое время это был ад - по тревоге в нашей длиннющей казарме полностью отключался свет и мы собирались в полной темноте. Единственный источник света - луна.

Далее мы должны были на ощупь взять именно свою винтовку из расположенных по всей длине казармы шкафчиков, противогаз и выйти строиться. Все это - за минуту и 45 секунд.

А после этого - марш-бросок в 25 километров. И все это по горам. Приходили к месту все взмыленные, но никто не отставал. Эти два дня в неделю, когда врубали тревогу, всегда были случайными, но позже мы заметили закономерность.

Перед тревогой, на крайнем приеме пищи, нам всегда давали селедку. Без разницы - завтрак, обед, ужин. Мы сперва не понимали что это такое, а потом нам разъяснил наш ротный лейтенант - как оказалось, соль, содержащаяся в селедке, задерживает жидкость в организме. Так наше командование спасало нас от обезвоживания."

0

492

Сегодня годовщина первой бомбардировки Берлина 7 Августа 1941 года.

Предыстория

22 июля 1941 года, ровно через месяц после начала Великой Отечественной войны, немецкая авиация впервые осуществила массированный авианалёт на Москву, который, впрочем, был успешно отражён.

24 июля немцы повторили бомбардировку, на этот раз им удалось сбросить 300 тонн фугасных и зажигательных бомб. На фоне больших потерь военно-воздушных сил Красной армии министр пропаганды нацистской Германии Йозеф Геббельс объявил, что советская авиация разгромлена, а главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг заявил: «Ни одна бомба никогда не упадёт на столицу рейха!».

В это время авиацией советского Балтийского флота разрабатывался план по нанесению ударов с ленинградского аэродромного узла по базе военно-морского флота Третьего рейха в Пиллау. Командующий ВВС ВМФ СССР генерал-лейтенант С. Ф. Жаворонков предложил перенацелить подготовленные для удара силы. 26 июля нарком Военно-морского флота СССР адмирал Н. Г. Кузнецов вместе с Жаворонковым на встрече у Сталина предложили ему провести ответные бомбардировки Берлина силами Военно-морской авиации Балтийского флота с аэродрома «Кагул» на острове Эзель — самой западной на тот момент точки суши, контролировавшейся советскими войсками, но уже оказавшейся в тылу у быстро продвигающихся войск вермахта.

Планирование и подготовка

27 июля 1941 года 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота под командованием полковника Преображенского Е. Н. был отдан личный приказ Сталина: произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Командование операцией было поручено Жаворонкову С. Ф., ответственным за исход был назначен Кузнецов Н. Г.

Для нанесения удара планировалось использовать дальние бомбардировщики ДБ-3, ДБ-ЗФ (Ил-4), а также новые ТБ-7 и Ер-2 ВВС и ВВС ВМФ, которые с учётом предельного радиуса действия могли достать до Берлина и вернуться обратно. Учитывая дальность полёта (около 900 км в одну сторону, 1765 км в обе стороны, из них над морем 1400 км) и мощную ПВО противника, успех операции был возможен лишь при выполнении нескольких условий: полёт необходимо было осуществлять на большой высоте, возвращаться назад по прямому курсу и иметь на борту лишь одну бомбу весом 500 кг или две бомбы по 250 кг.

28 июля генерал Жаворонков прилетел в посёлок Беззаботное под Ленинградом, где базировался 1-й минно-торпедный авиационный полк ВВС Балтийского флота. Операция готовилась в режиме повышенной секретности, в курс дела были поставлены лишь командующий Балтийским флотом вице-адмирал Трибуц В. Ф. и командующий ВВС Балтийского флота генерал-майор авиации Самохин М. И. Для нанесения удара по Берлину были отобраны 15 экипажей полка. Командиром особой ударной группы назначили командира полка полковника Преображенского Е. Н., флаг-штурманом — капитана Хохлова П. И.

2 августа из Кронштадта в условиях повышенной секретности и под сильной охраной вышел морской караван, состоящий из тральщиков и самоходных барж с запасом бомб и авиационного топлива, стальных пластин для удлинения взлётно-посадочной полосы, двумя тракторами, бульдозером, трамбовочным асфальтовым катком, камбузным хозяйством и койками для лётного и технического состава особой ударной группы. Пройдя через заминированный Финский залив и зайдя в уже осаждённый немцами Таллин, утром 3 августа караван подошёл к причалам острова Эзель и выгрузил груз.

В ночь на 3 августа с аэродрома Кагул был осуществлён пробный полёт — несколько экипажей, имея запас горючего до Берлина и полный боекомплект, слетали на разведку погоды и сбросили бомбы на Свинемюнде.

4 августа особая ударная группа перелетела на расположенный на острове аэродром Кагул. С 4 по 7 августа производилась подготовка к полёту, бытовое устройство лётного и техсостава, удлинение взлётно-посадочной полосы.

В ночь на 6 августа 5 экипажей отправились в разведывательный полёт на Берлин. Было установлено: зенитная оборона расположена кольцом вокруг города в радиусе 100 км и имеет много прожекторов, способных действовать на расстоянии до 6 000 м. Вечером 6 августа экипажи первой группы бомбардировщиков получили боевую задачу.

Первый вылет

В 21:00 7 августа с аэродрома Кагул на острове Эзель поднялась особая ударная группа из 15 бомбардировщиков ДБ-3 ВВС Балтийского флота под командованием командира полка полковника Преображенского Е. Н., загруженных бомбами ФАБ-100 и листовками. Звеньями командовали капитаны Гречишников В. А. и Ефремов А. Я., штурманом летел Хохлов П. И. Полёт проходил над морем на высоте 7000 м по маршруту: остров Эзель (Сааремаа) — Свинемюнде — Штеттин — Берлин). Температура за бортом достигала −35 — −40 °C, из-за чего стёкла кабин самолётов и очки шлемофонов обмерзали. Кроме того, лётчикам пришлось все эти часы работать в кислородных масках. Для соблюдения секретности на всём протяжении полёта выход в радиоэфир был категорически запрещён.

Через три часа полёта вышли к северной границе Германии. При полёте над её территорией самолёты неоднократно были обнаружены с немецких наблюдательных постов, но, принимая их за свои, немецкая ПВО огня не открывала. Над Штеттином немцы, посчитав, что это с задания возвращаются заблудившиеся самолёты люфтваффе, с помощью прожекторов предложили экипажам советских самолётов сесть на ближайший аэродром.

В 1:30 8 августа пять самолётов осуществили сброс бомб на хорошо освещённый Берлин, остальные отбомбились по берлинскому предместью и Штеттину. Немцы настолько не ожидали авианалёта, что включили светомаскировку только через 40 секунд после того, как первые бомбы упали на город. Проконтролировать результаты налёта лётчикам не позволила немецкая ПВО, активность которой стала так велика, что заставила радиста Василия Кротенко прервать режим радиомолчания и сообщить о выполнении задания в радиоэфире: «Моё место — Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!». В 4 утра 8 августа, после 7-часового полёта, экипажи без потерь вернулись на аэродром.

Реакция
Несмотря на то, что бомбовый удар не нанёс существенного военного урона нацистской Германии, он имел важный психологический эффект.

8 августа немецкое радио передало сообщение:

« В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации, в количестве 150 самолётов, пытались бомбить нашу столицу... Из прорвавшихся к городу 15 самолётов 9 сбито. »
В ответ на это Би-би-си сообщило:

« Германское сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала. »
Советское Информбюро 8 августа известило, что советская авиация успешно бомбила Берлин. Сообщение в «Известиях» завершалось словами:

« В результате бомбёжки возникли пожары и наблюдались взрывы. Все наши самолёты вернулись на свои базы без потерь. »
Заметки с аналогичным содержанием публиковались в «Известиях» в течение всего августа. После налётов домохозяйки Берлина, уже в самом начале войны, писали своим мужьям на фронт подобные письма[неавторитетный источник? 1151 день]:

Дорогой мой Эрнст! Война с Россией уже стоит нам многих сотен тысяч убитых. Мрачные мысли не оставляют меня. Последнее время ночью к нам прилетают бомбардировщики. Всем говорят, что бомбили англичане, но нам точно известно, что в эту ночь нас бомбили русские. Они мстят за Москву. Берлин от разрывов бомб сотрясается… И вообще скажу тебе: с тех пор как появились над нашими головами русские, ты не можешь представить, как нам стало скверно. Родные Вилли Фюрстенберга служили на артиллерийском заводе. Завода больше не существует! Родные Вилли погибли под развалинами. Ах, Эрнст, когда русские бомбы падали на заводы Симменса, мне казалось, всё проваливается сквозь землю. Зачем вы связались с русскими?

В дальнейшем боевые вылеты были менее успешными.

Вылет 10 августа
Следующий полёт был запланирован на 10 августа. Было принято решение привлечь к участию в вылетах ВВС РККА под командованием Жигарева П. Ф. Полёт планировалось осуществить силами 81-й бомбардировочной авиационной дивизии с аэродрома города Пушкина на более современных самолётах ТБ-7 (412-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк, переименованный в 432-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк) и Ер-2 (420-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк, переименованный в 433-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк).

8 августа командир дивизии Герой Советского Союза комбриг Водопьянов М. В. получил приказ лично от Сталина:

«Т-щу Водопьянову
Обязать 81-ю авиадивизию во главе с командиром дивизии т. Водопьяновым с 9.08 на 10.08 или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налёт на Берлин. При налёте кроме фугасных бомб обязательно сбросить на Берлин также зажигательные бомбы малого и большого калибра. В случае если моторы начнут сдавать по пути на Берлин, иметь в качестве запасной цели для бомбёжки г. Кёнигсберг.
И. Сталин
8.08.41»

Проведенные расчёты показали, что ТБ-7 с дизельными двигателями М-40Ф с бомбовой нагрузкой 4000 кг (из них 2000 кг на внешней подвеске) могли совершить полёт до Берлина и вернуться обратно. Для выполнения полётов были отобраны 12 ТБ-7 и 28 Ер-2, которые 10 августа перелетели на аэродром. Здесь, после более тщательного отбора оставили 10 ТБ-7 и 16 Ер-2. Вечером того же дня самолёты поднялись в воздух с курсом на Берлин.

На взлёте Ер-2 Молодчего снёс шасси о дренаж на краю аэродрома.
На ТБ-7 майора Егорова сразу после отрыва от земли отказали два правых дизеля М-40Ф, и самолёт потерпел катастрофу. После этого Жигарев П. Ф. остановил вылет остальных самолётов. В результате на Берлин ушли 7 ТБ-7 и 3 Ер-2.
Самолёт М. В. Водопьянова при наборе высоты был атакован истребителями И-16, но дошёл до цели и отбомбился по Берлину. После этого попал под зенитный огонь немцев и был повреждён, вынужден был выполнить посадку на оккупированной немцами территории Эстонии в районе Йыхви. Вторым пилотом в экипаже был родившийся в Сибири эстонец Э. К. Пусэп, поэтому с местным населением общался только он, а остальные члены экипажа в контакт с местными жителями не вступали. Через два дня экипаж вышел к своим.
На самолёте лейтенанта В. Д. Видного над немецкой территорией загорелся левый внешний двигатель. Экипажу удалось ликвидировать пожар, но самолёт продолжил полёт с потерей высоты. Не долетев до Берлина 370 км, экипаж сбросил бомбы и лёг на обратный курс. После отказа ещё одного М-40Ф самолёт совершил вынужденную посадку на аэродроме в Обухове.
На ТБ-7 капитана А. Н. Тягунина уже на обратном пути отказал один из двигателей. Кроме того, над побережьем Балтики самолёт обстреляли свои зенитчики. При посадке машина разбилась.
Ер-2 лейтенанта Б. А. Кубышко на обратном пути был сбит истребителем И-16. Экипаж спасся на парашютах.
Ер-2 капитана А. Г. Степанова пропал без вести.
На ТБ-7 майора Угрюмова М. М. несколько раз на больших высотах отказывали двигатели. Экипаж отбомбился по Берлину, израсходовал всё топливо и выполнил вынужденную посадку в Торжке.
ТБ-7 старшего лейтенанта Панфилова А. И. над территорией Германии попал под огонь зениток и получил значительные повреждения. Экипаж сбросил бомбы, но на обратном пути у самолёта отказали два М-40Ф. При вынужденной посадке на территории Финляндии пять человек погибли, а остальные были взяты в плен финнами при попытке перейти линию фронта.
ТБ-7 майора Курбана А. А., отбомбившись по Берлину, получил повреждения от зенитного огня и разбился при вынужденной посадке в районе Ропши.
Из 10 ушедших на Берлин машин вышли на цель и отбомбились только шесть. В Пушкин вернулось только две машины. После этого вылета Водопьянов был снят с должности командира дивизии, а на его место был назначен полковник Голованов А. Е. После снятия с должности комбриг М. В. Водопьянов из дивизии не ушёл, продолжив службу простым командиром экипажа ТБ-7 сначала в 432-м дальнем бомбардировочном авиационном полку, затем после его переименования — в 746-м авиационном полку дальнего действия.

Последующие полёты
Всего до 5 сентября советские лётчики выполнили девять налётов на Берлин, совершив в общей сложности 86 вылетов. 33 самолёта бомбили Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб и вызвав в городе 32 пожара. 37 самолётов не смогли выйти к столице Германии и нанесли удары по другим городам. В общей сложности было израсходовано 311 фугасных и зажигательных бомб общим весом 36050 кг. Были сброшены 34 агитбомбы с листовками. 16 самолётов по различным причинам были вынуждены прервать полёт и вернуться на аэродром. Во время осуществления налётов было потеряно 17 самолётов и 7 экипажей, причём 2 самолёта и 1 экипаж погибли на аэродроме, когда пытались взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках.

Бомбёжки Берлина в течение месяца сильно озаботили немцев. Гитлер требовал от своего командования:

« Совместными усилиями соединений сухопутных войск, авиации и военно-морского флота ликвидировать военно-морские и военно-воздушные базы на островах Даго и Эзель, и в первую очередь — аэродромы, с которых производятся налёты на Берлин »
После оставления Таллина и Моонзундского архипелага полёты на Берлин пришлось прекратить.

Награды
Приказ о поощрении участников бомбардировки г. Берлина № 0265 8 августа 1941 года
В ночь с 7 на 8 августа группа самолётов Балтийского флота произвела разведывательный полёт в Германию и бомбила город Берлин. 5 самолётов сбросили бомбы над центром Берлина, а остальные на предместья города. Объявляю благодарность личному составу самолётов, участвовавших в полёте. Вхожу с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР о награждении отличившихся. Выдать каждому члену экипажа, участвовавшему в полёте по 2 тысячи рублей. Впредь установить, что каждому члену экипажа сбросившему бомбы на Берлин, выдавать по 2 тысячи рублей. Приказ объявить экипажам самолётов, участвовавших в первой бомбёжке Берлина, и всему личному составу 81-й авиадивизии дальнего действия.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН ф. 4, оп. 11, д. 65, л. 263. Подлинник.
Уже 8 августа Сталин подписал специальный приказ № 0265 «О поощрении участников бомбардировки Берлина», в котором, помимо благодарности, объявлялось о выдаче каждому члену экипажа по 2 тысячи рублей.

13 августа вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении первым четырём летчикам: полковнику Преображенскому Е. Н., капитанам Гречишникову В. А., Плоткину М. Н., Ефремову А. Я. и штурману флагманского экипажа капитану Хохлову П. И. званий Героя Советского Союза.

В приказе Сталина «О порядке награждения лётного состава ВВС за хорошую боевую работу» от 19 августа 1941 года было специально установлено: «При действиях по политическому центру (столице) противника за каждую бомбардировку каждое лицо экипажа получает денежную награду в размере 2000 рублей» (за обычную успешную бомбардировку лётчики ДБ получали 500 рублей).

Всего в августе-сентябре Орденами Ленина были награждены 13 человек, Красного Знамени и Красной Звезды — 55 человек. В сентябре Героями Советского Союза стали ещё 5 человек, многие получили ордена и медали.

0

493

https://a.radikal.ru/a07/1808/2d/02411f52ec1a.jpg

https://b.radikal.ru/b34/1808/b8/96de92a1f36e.jpg

https://c.radikal.ru/c23/1808/10/598b284c7cbc.jpg

https://d.radikal.ru/d40/1808/2f/82cdc3a2cda3.jpg

https://a.radikal.ru/a05/1808/99/a84630646e9b.jpg

https://a.radikal.ru/a01/1808/8e/39eedb4c6a30.jpg

https://b.radikal.ru/b12/1808/df/bbf69548302f.jpg

https://d.radikal.ru/d34/1808/45/977904d1d231.jpg

https://d.radikal.ru/d27/1808/23/9407c6d0ddb7.jpg

https://d.radikal.ru/d30/1808/88/64a1711d6e14.jpg

0

494

В августе 2018 года в Новороссийске была установлена личность бойца, чьи останки обнаружили на диком пляже на склоне в Алексино. Поисковики также нашли в этом же месте останки еще 11 человек, которые погибли в 1943 году на Малой земле, сообщает «Кубань 24».

У одного военнослужащего, чей череп был найден отдыхающими, был смертный медальон с вкладышем. Из этого вкладыша следовало, что данный военнослужащий — это Окружко Захар Романович, уроженец Ростовской области, стрелок 33 мотострелкового полка НКВД. По данным сайта Министерства обороны, погиб в результате артиллерийского обстрела противником 20 апреля 1943 года.

Руководитель Новороссийского центра поисковых работ Михаил Романенко.
Сейчас останки находятся в следственном комитете, личности остальных погибших бойцов установит экспертиза. Если не удастся отыскать родственников павших героев, то останки захоронят 13 сентября на кладбище Новороссийска.

0

495

В Смоленской области нашли самолет полка «Нормандия-Неман», не вернувшийся после воздушного боя в 1943 году
Сейчас проводится обследование места падения самолета Як-9 рядом с деревней Бывалка в Ельнинском районе, сообщает экспедиционный центр Министерства обороны.

Самолет упал в болото, поэтому его подъем будет сложным. Как полагают поисковики, в кабине «Яка» могут находиться останки пилота капитана Поля де Форжа. Он не вернулся после воздушного боя 31 августа 1943 года.
Авиаполк «Нормандия-Неман» состоял из 72 французских добровольцев, сражавшихся с немецко-фашистскими захватчиками. Они принимали участие в Курской битве, Белорусской операции и боях по разгрому немецких войск в Восточной Пруссии.

0

496

В Тверской области обнаружили останки ростовского летчика, погибшего в 1942 году

Оригинал материала: https://161.ru/text/gorod/65244231/?utm_referrer=https://zen.yandex.com

Рядом с городом Белый Тверской области поисковики нижегородского отряда «Курган» нашли останки советского летчика, родившегося в Ростовской области. Об этом 161.ru сообщил представитель нижегородского поискового отряда «Курган» Алексей Дикарев. По его словам, в месте, где обнаружили обломки самолета и останки пилота, шли ожесточенные бои.
https://d.radikal.ru/d18/1808/82/7554a4c749ff.jpg

https://a.radikal.ru/a42/1808/7f/f7fd2b94efa0.jpg
Останки пилота нашли на глубине трех метров
— В прошлом году абсолютно случайно нашли обломки самолета, а в этом году приняли решение копать. Останки пилота находились на глубине трех метров. Они были в удивительном состоянии — всё очень хорошо сохранилось. Мы обнаружили парашют и красноармейскую книжку, — рассказал корреспонденту 161.ru Дикарев.

https://d.radikal.ru/d04/1808/9d/da38ad7f5ff5.jpg
Обломки самолета обнаружили еще в прошлом году
Погибшим летчиком оказался житель Мясниковского района Ростовской области Маргос Тумасов 1920 года рождения. С 8 декабря 1942 года он числился без вести пропавшим. Последним местом службы Тумасова была 7-я гвардейская истребительная авиадивизия 12-го истребительного авиаполка.

— Сейчас осталось самое сложное — найти родственников погибшего. Известно, что он был неженат. Это усложняет задачу, — добавил представитель «Кургана».

Если вы что-нибудь знаете о Маргосе Тумасове, сообщите по номеру 8-906-353-92-18 (Алексей Дикарев)

Оригинал материала: https://161.ru/text/gorod/65244231/?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0

497

Найденных в Брянской области красноармейцев, погибших в начале Великой Отечественной войны, перезахоронят на родине в Нижегородской области. Прощальные церемонии пройдут в четверг, 9 августа. Старшего сержанта Николая Спирина похоронят в нижегородской деревне Юрасово. После на кладбище в деревне Старые Ключищи простятся с красноармейцем Николаем Кулагиным.

Неопознанных бойцов накануне 17 сентября перезахоронят у населенных пунктов Бересток, Соболево, Дубовец в Дубровском районе Брянской области, сообщают в «Объединении поисковых отрядов «Брянский Фронт».

4 мая в селе Троицкое Рогнединского района перезахоронили шестерых опознанных бойцов 279 стрелковой дивизии, сформированной в Горьковской области.

Место для поисков погибших бойцов выбрали не случайно. По документам, во время Рославльско-Новозыбковской наступательной операции со 2 по 16 сентября 1941 года 279 стрелковая дивизия потеряла 3039 солдат и офицеров.

0

498

Сотрудники фонда «Крылатая память Победы» подняли со дна озера в Мурманской области легендарный штурмовик Ил-2.

https://b.radikal.ru/b42/1808/b8/c030d2aee137.jpg

Одноместный штурмовик Ил-2 был подбит 22 августа 1943 года при штурмовке аэродрома Луостари в Мурманской области. Самолет находился под управлением Александра Ивановича Каличева, который, после завершения атаки, смог посадить самолет на поверхность озера, а затем добраться до своего командования. Самолет затонул на глубине 10-11 метров, учитывая мягкую посадку и илистые отложения на дне, сотрудники фонда предполагают высокую степень сохранности и, как следствие, допускают возможность штурмовика быть отреставрированным.

Отреставрированный самолет станет единственным в мире летающим экземпляром первой (одноместной) модификации штурмовика Ил-2, понесшей наибольшие потери в первые месяцы войны. По словам президента фонда Бориса Осятинского, после реставрации самолет будет принимать участие в авиашоу и авиасалонах по всему миру.

0

499

Минобороны рассекретило приказ Сталина о бомбардировке Берлина

https://a.radikal.ru/a10/1808/56/97aca77fcca9.jpg

МОСКВА, 12 авг — РИА Новости. Минобороны опубликовало архивные документы об истории военной авиации России и подвигах летчиков во времена Великой Отечественной войны, сообщает департамент информации и массовых коммуникаций ведомства.

В подборке представили копию рукописного проекта приказа Государственного комитета обороны СССР, составленного под диктовку Иосифа Сталина, о бомбардировке столицы Третьего рейха в начале августа 1941 года.

"Т-щу Водопьянову

Обязать 81-ю авиадивизию во главе с командиром дивизии т. Водопьяновым с 9.08 на 10.08 или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налет на Берлин. При налете кроме фугсных бомб обязательно сбросить на Берлин также зажигательные бомбы малого и большого калибра. В случае если моторы начнут сдавать по пути на Берлин, иметь в качестве запасной цели для бомбежки г. Кенигсберг.

И. Сталин
8.8.41"

https://b.radikal.ru/b31/1808/e4/38f4e10822ad.jpg

Проект приказа Государственного комитета обороны СССР
Опубликованы документы с подробностями подвигов пилотов-штурмовиков, имена которых ранее не предавались огласке.

Среди них младший лейтенант Владимир Гуляев, сумевший нанести тяжелый удар противнику и посадить полуразбитый самолет на одно уцелевшее шасси.

https://c.radikal.ru/c07/1808/68/650420beeaf3.jpg

Учетно-послужная карта на В.Л. Гуляева
"В подборке документов также малоизвестные наградные документы на экипаж, повторивший подвиг Гастелло, — на старших лейтенантов Леонтия Драмарецкого и Черевко и старшину Алексееву", — отмечается в сообщении.

https://b.radikal.ru/b39/1808/19/b7f495144642.jpg

Отчет о боевой работе 62 шап
По информации департамента, отдельная рубрика посвящена летчице Екатерине Зеленко, которая менее чем за полгода войны выполнила более 40 успешных боевых вылетов. Она совершила воздушный таран и была посмертно удостоена звания Героя Советского Союза за "беспримерный героизм и волю к победе".

На сайте ведомства также размещены уникальные аналитические документы о живучести самолетов, моторов, авиационного вооружения и спецоборудования, составленные на основе опыта боевых действий в ходе Великой Отечественной войны.

https://c.radikal.ru/c18/1808/da/7050c7decd1f.jpg

Страница из фотоальбома "Живучесть самолетов, моторов, вооружения и спецоборудования. Из опыта Отечественной войны 1941-1945 гг."
В них содержится информация о самолетах Ил-2, Як-1, Як-7, Як-3, Ла-5, Ла-7 и других.

Удары по Берлину
Воздушные удары по столице нацистской Германии стали ответом на бомбардировки Москвы в ночь с 21 на 22 июля 1941 года и имели большой военно-политический и психологический эффект.

Память о Второй мировой помогает предотвратить третью, считают историки
Идею направить в ответный рейд на Берлин бомбардировщики-торпедоносцы высказал в конце июля командующий авиацией ВМФ генерал-лейтенант Семен Жаворонков.

В ночь на 5 августа пять самолетов совершили пробный полет в окрестности Берлина с целью уточнить маршрут и практически определить бомбовую нагрузку, при этом один самолет был потерян.

Вечером 7 августа с аэродрома поднялась группа из 15 бомбардировщиков ДБ-3Ф в трех группах. Путь проходил над Балтийским морем вне видимости берега, температура за бортом достигала минус 35–40 °C. Через три часа самолеты вышли к северной границе Германии. При полете над ее территорией советские бомбардировщики неоднократно были обнаружены с немецких наблюдательных постов, но их принимали за свои, и немецкая ПВО огня не открывала.

Европа под надзором истории
Бомбы на хорошо освещенный Берлин и его предместья были сброшены в районах стадиона, нового индустриального квартала, вокзала и телеграфа. После того как советские самолеты сбросили бомбы, по ним был открыт сильный огонь. Все самолеты успешно вернулись на базу.

Удар по Берлину явился полной неожиданностью для руководства Германии, которое на следующий день приписало его англичанам, однако те публично сообщили, что 7-8 августа британская авиация над Берлином не летала.

Приказ наркома обороны от 8 августа, помимо благодарности, предписывал выдать всем членам экипажей по две тысячи рублей и устанавливал, что впредь такую сумму будет получать каждый, кто бомбил Берлин.

Столетие РККА: от Российской армии к Советской и обратно
Указом от 13 августа звание Героя Советского Союза получили полковник Преображенский, пилоты Василий Гречишников, Андрей Ефремов, Михаил Плоткин и флагманский штурман полка Петр Хохлов.

Всего до 4 сентября включительно 1-й минно-торпедный авиаполк выполнил 10 налетов на Берлин.

Непосредственно до города долетели 33 бомбардировщика, сбросив в общей сложности 36 тонн бомб и 34 контейнера с листовками и газетами.

https://a.radikal.ru/a22/1808/45/8adce21c30bb.jpg

Страница из фотоальбома "Живучесть самолетов, моторов, вооружения и спецоборудования. Из опыта Отечественной войны 1941-1945 гг."

0

500

В Карелии завершила работу Вахта Памяти, в которой приняли участие сотрудники службы судебных приставов из Марий Эл.

В проходившей с 1 по 10 августа всероссийской Вахте Памяти «Фронтовыми дорогами Карелии» участвовали более 180 сотрудников ФССП из 33 регионов России. Среди них был и сводный отряд из Марий Эл и Чувашии, бойцы которого подняли останки 11 красноармейцев, погибших в июне 1944 года во время Тулоксинской десантной операции.

Также был найден пустой солдатский медальон. К особенным находкам можно отнести именной ремень с надписью «А.Рыков» (либо «Арыков») и ложку с выгравированными инициалами «Т.А.». Сейчас Союз поисковых отрядов Карелии с помощью баз данных пытается выяснить, кому могли принадлежать эти вещи.

Общими усилиями поисковых отрядов удалось поднять останки 56 бойцов Красной Армии, среди которых большинство - моряки 3-й отдельной бригады морской пехоты, сообщает пресс-служба УФССП России по Марий Эл.

В завершение Вахты Памяти, после Минуты молчания, состоялась церемония захоронения обнаруженных поисковиками останков воинов со всеми полагающимися почестями

0

501

КРАСНОДАР, 14 августа. /ТАСС/. Краснодарские поисковики смогли установить личность погибшего в 1943 году красноармейца благодаря найденной при нем опасной бритве - на накладке ее рукояти была вырезана фамилия бойца. Идет поиск его родных, сообщил во вторник ТАСС руководитель Ассоциации поисковых отрядов "Кубаньпоиск" Виталий Фоменко.

С 3 по 10 августа в Крымском районе Краснодарского края проводилась межрегиональная поисковая экспедиция "Битва за Кавказ". В ее завершении были захоронены останки 121 солдата, павшего в боях при прорыве "Голубой линии" во время освобождения Кубани от немецких захватчиков в 1943 году. Останки этих красноармейцев были обнаружены за полтора года работающими на Кубани поисковыми отрядами. При этом получилось установить личности лишь четверых солдат.

"В прошлой экспедиции по бритве установили личность бойца. Он уже похоронен вместе с другими 120 бойцами в станице Нижнебаканская. Родственников ищем, пока не нашли", - сказал Фоменко. По его словам, на опасной бритве, найденной при бойце, написана его фамилия - "Проценко". Благодаря этому удалось установить, что павший красноармеец - это уроженец Курской области Александр Матвеевич Проценко 1897 года рождения.

На сайте Ассоциации поисковых отрядов "Кубаньпоиск" уточняется, что тело Проценко было найдено почти ровно 75 лет спустя после его гибели: боец был убит 7 августа 1943 года, в первый день боев за высоту 167,4 в окрестностях поселка Саук-Дере Краснодарского края. В течение четырех дней высоту штурмовали три гвардейские дивизии.

В этих местах во время Великой Отечественной войны проходила "Голубая линия" - система немецких оборонительных рубежей на Кубани. Сражения ее прорыву стали самыми кровопролитными и продолжительными в ходе наступательных операций по освобождению Кубани от захватчиков, на территории Крымского района бои шли в период с апреля по сентябрь 1943 года. В течение 30 лет здесь проводят свою работу поисковики Кубани, Адыгеи и других регионов России

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/obschestvo/5457138?utm_referrer=https://zen.yandex.com/?from=special

0

502

Бомбардировщик с экипажем, сбитый фашистами, нашли поисковики в Тверской области
Сейчас следопыты пытаются обнаружить детали с бортовым номером
ИГОРЬ ДОКУЧАЕВ

Поисковики выкапывают детали разбившегося бомбардировщика
Объятый пламенем бомбардировщик разваливался в воздухе, оставляя дымный след. С воем он нёсся к земле. Искорёженные люки заклинило, пилот и штурман оказались заперты. Температура в кабине такая, что в карманах взрываются патроны. Выпрыгнуть с парашютом успел только стрелок, но с земли его пулемётной очередью изрешетил фашист.

- Когда самолёт упал, произошёл сильный взрыв, это видно по обломкам, - рассказал "Комсомолке" командир Селижаровского поискового отряда "Авангард" Семён Марьин. - Вряд ли экипаж был жив к моменту удара о землю. Мы нашли страшную "мозаику" из останков и обломков фюзеляжа - кости, алюминий, сталь. Скорее всего, это произошло осенью 1941 года. На телах остатки тёплой одежды, на ногах унты. Конечно, всё сильно обгорело, документов и опознавательных знаков пока найти не удалось. Можно только сказать, что один член экипажа был очень крупным мужчиной под два метра ростом, ему было за 40 лет, это мы установили по зубам. Второй лётчик был молодым парнем.

Эти страшные находки ребята из поискового отряд "Авангард" обнаружили в двух километрах восточнее деревни Дружная горка, что в Селижаровском районе. По рассказам местных жителей, которые сейчас уже глубокие старики, а в те далёкие годы были ещё малыми ребятишками, самолёт упал почти в центр ныне исчезнувшей деревни Фили.
Поисковик Семён Марьин решил пройтись в том районе и даже не ожидал, что достаточно быстро наткнётся на торчащие из топкой почвы куски металла. Оказалось, это обломки самолёта. Когда начались раскопки, сначала думали что это пикирующий бомбардировщик ПЕ-2. По мере того, как земля отдавала жуткие плоды войны, становилось ясно, что это скорее всего другой самолёт - ДБ-3 или его модификация - двухмоторный дальний бомбардировщик ИЛ-4 с четырьмя членами экипажа.

- Местная жительница, уже очень старенькая бабушка, рассказала что самолёт упал в октябре 1941 года, - продолжает Семён Марьин. - Мы надеемся, она ничего не путает. Сейчас параллельно с раскопками самолёта, мы ищем могилу лётчика, который сумел выпрыгнуть, но был расстрелян с земли фашистами. Местные жители подобрали ночью его тело и тайно похоронили. Где точно - никто не знает, но вряд ли далеко. Сейчас наша задача обнаружить детали с бортовым номером и проверить самолёт по архивам, тогда можно будет сказать, кто командир и члены экипажа, и попытаться разыскать родственников.

Кроме того, когда удастся идентифицировать самолёт, станет известен боевой путь экипажа. В каких жестоких боях участвовали эти люди, сколько раз смерть пролетала мимо, пока не ударила из чёрного жерла зенитки или пулемётов вражеского истребителя. История Великой Отечественной войны написана ещё не полностью. Страна пока не знает имён всех героев, но упорный труд поисковиков открывает нам страницу за страницей и отважные лётчики будут похоронены с достойными почестями.

0

503

Калужские поисковики подняли из болота бомбардировщик времён ВОВ
Анатолий АЛЕКСАНДРОВ  в Происшествия 08 августа 2018

Калужским поисковым отрядом имени М.П. Краснопивцева совместно со следственным управлением СКР по Калужской области и при участии администрации деревни Большие Савки Кировского района была организована экспедиция по подъему обломков самолета времен Великой Отечественной войны.

Как сообщили порталу «Знамя» представители поискового отряда, еще прошлой зимой к ним поступила информация от местных жителей о том, что в 1941 году близ деревни Большие Савки были сбиты два советских бомбардировщика, один из которых упал возле поселения. Она подтвердилась в ходе разведывательного выезда в апреле этого года. На месте предполагаемого крушения были найдены элементы обшивки самолета из дюрали.

В августе поисковикам очень повезло, и они максимально точно установили место залегания одного из двух моторов бомбардировщика. Из болота на поверхность был поднят авиационный двигатель М105РА с номером РА125-649.

По номеру двигателя, благодаря архивным данным и форуму сайта trizna.ru, удалось установить, что данный агрегат был установлен на самолет ПЕ-2 с бортовым номером 19-30, который базировался на военном аэродроме села Наумово Спас-Деменского района в составе 50 ближнебомбардировочного авиационного полка.

Он разбился 30 августа 1941 года. Тогда с территории Калужской области в воздух были подняты четыре пикирующих бомбардировщика ПЕ-2. Они должны были бомбить оккупированный противником аэродром в селе Сеща Брянской области.

После сбрасывания бомб колонна ПЕ-2 была разведена зенитной артиллерией. Пара самолетов ушла с правым разворотом и села на свой аэродром в Наумове. Остальные (с найденным номером 19-30) – с левым разворотом. В районе деревни Большие Савки бомбардировщики были настигнуты и сбиты двумя вражескими Ме-109.

https://d.radikal.ru/d37/1808/1c/a713070a1fd8.jpg

Самолет, останки которого были подняты на поверхность бойцами поискового отряда имени М.П. Краснопивцева, загорелся. Командир экипажа капитан Сергей Николаевич Степанов и стрелок-радист младший лейтенант Николай Иванович Шкуратов выпрыгнули с парашютами, а вот летчик-наблюдатель, штурман эскадрильи Абдулла Мухаметович Мирхайдаров по неустановленным причинам не смог покинуть борт и упал в болото вместе с бомбардировщиком.

Поисковики уверяют, что на этом их миссия не закончена, работы по подъему обломков самолета и поиску возможных останков штурмана будут продолжены.

0

504

ВОЕННЫЙ ДОКУМЕНТ
Саперы.
Бомбы рвутся, мины взрываются, а они мост чинят.

Преодолев Западный Буг, советские воины перешли в решительное наступление. За четыре дня воины корпуса с ожесточенными боями прошли около пятидесяти километров. Но вот на их пути опять препятствие — быстрая река Сан. Отступая, гитлеровцы взорвали все мосты через реку. Наиболее подходящее место дли переправы танков у деревни Высоцко, но и там мост был взорван. Необходимо было немедленно его восстановить. Ахметзянова вызвали в штаб батальона.

— Зайнетдин Низамутдинович! — обратился к нему командир батальона капитан И. А. Бирюков. — Прошу вас возьмите двух бойцов и разведайте возможность для быстрого восстановления моста у деревни Высоцко.

— Товарищ командир, разрешите мне одному. Так будет лучше.

Бирюков не стал возражать и пожелал Ахметзянову удачи.

И вот под непрерывным минометным обстрелом Ахметзянов отправился в инженерную разведку. Он переправился на левый берег, определил прочность оставшейся части моста и в течение двух часов, не вылезая из воды, произвел разбивку его оси.

Гитлеровцы заметили, что на реке началось восстановление моста, и усилили обстрел. В ответ полетели советские снаряды и мины. Началась ожесточенная дуэль.

Под непрекращающимся огнем Ахметзянов с бойцами наводил переправу. Поодаль от берега были подготовлены детали моста. Оставалось самое сложное и опасное: под огнем врага смонтировать мост. Требовалось не только мужество, но и мастерство. И Ахметзянов показал его. Он первым опустился в воду и приступил к закреплению рамной опоры. На помощь ему пришел боец Г. Ф. Малкин. У разрушенного моста быстро появлялись заготовленные материалы и детали.

Находящиеся на берегу пулеметчики и артиллеристы, прикрывавшие саперов, поражались быстроте и хладнокровию, с которыми работал Ахметзянов. Даже тогда, когда налетели фашистские стервятники и в районе переправы начали сбрасывать бомбы, он продолжал работать. За два часа через реку были установлены четыре рамные опоры, и гвардейцы устремились на левый берег. Наступление продолжалось

0

505

Вахта памяти – 2018 объединила в Волгоградской области поисковиков со всей страны

По местам страшных боев Сталинградской битвы. В Волгоградской области стартовала поисковая межрегиональная Вахта памяти.

В ней принимают участие больше 150 человек из Волгоградской, Ярославской, Саратовской, Свердловской, Самарской областей и Республики Дагестан.
Ровно 76 лет назад в таком же жарком августе на этих придонских лугах близ Паньшино разворачивались страшные бои. Бойцы Красной Армии не пускали врага к Сталинграду. Сотни из них здесь приняли свой последний бой. А сегодня поисковики из многих регионов страны пытаются вернуть солдат из забвения.
Только за это утро удалось найти несколько ячеек с бойцами 214-й стрелковой дивизии. В этом раскопе с археологической точностью работает командир отряда «Казачий спас» Борис Холмогоров. Дополнительные сложности создает песчаная почва. Нельзя потерять ни единой, даже самой маленькой вещи, которая может помочь установить имя бойца.
Борис Холмогоров, командир поискового отряда «Казачий спас»: «Для этого делается эксгумационный стол. Вокруг окапывается, и уже тогда потихонечку начинаем его зачищать. Какие-то уже личные вещи начинают просматриваться. Вот сам боец целиком».
На самом деле работа командная. Кто-то помогает убирать землю, просматривает отвал, подает инструменты. А вот поисковик с многолетним стажем Владимир Аракелян протоколирует все от и до. Начиная с GPS-координат ямы, времени, даты и заканчивая списком всех личных вещей, которые были найдены при бойце.
– Ответственная работа. Потому что для нас, прежде всего, важен боец.
Раскопки закончены. Все фиксируется на камеру. Это время для Бориса, который сам нашел этого бойца, особенно волнительное. Удастся ли восстановить имя?
– Надежда всегда до последнего у нас, что боец будет именной. Но если такого не будет, мы все равно всегда рады любому бойцу, который вернулся с той страшной войны.
В кармане у солдата найдены истлевшие бумаги. Возможно, красноармейская книжка, возможно, справка или так и не отправленное письмо. Находку надежно консервируют, и в ближайшее время с ней будут работать эксперты.
На другом раскопе работают ребята из дагестанского Хасавюрта. Отряд совсем молодой, многие приехали впервые, но работают результативно.
Саид Ибрагимов, командир поискового отряда «Кавказ» (Дагестан): «Мы вторую неделю находимся здесь. В данный момент мы нашли еще одного бойца. Нам посчастливилось поднять уже 10-го нашего советского бойца. Первые дни, как мы вышли на поле и подняли первого бойца, это сильно меняет, в первую очередь, человека в плане патриотического воспитания. Ребятам очень нравится то, чем они занимаются».
В этом году экспедиция проходит в необычном формате. Все поисковики, а их более 150, живут не в привычных палатках, а в комфортных корпусах детского оздоровительного лагеря. Организовано трехразовое питание в столовой. Быт не отвлекает поисковиков от основного занятия. Самые юные участники экспедиции здесь же познают технику безопасности, поисковую науку и историю Сталинградской битвы.
Большое подспорье в организации этой экспедиции – транспорт. Помогли региональное отделение ДОСААФ и Министерство обороны. А уже скоро у волгоградских поисковиков, возможно, появится и своя лаборатория.
Денис Соловьев, председатель волгоградской региональной поисковой организации «Наследие»: «Мы хотим сделать лабораторию, куда поисковики не только из Волгоградской области, но и со всей России смогут привезти свои медальоны, которые они подняли. И мы в этой лаборатории будем исследовать их. Быстро, качественно. Пока на этом направлении у нас найдено 14 наших солдат. А вот в направлении кузьмичевском мы охватываем всю Волгоградскую область. На кузьмичевском направлении уже около 60–70 человек поднято. В направлении Самофаловки еще человек 30–40».
Поисковики уверены, найдут еще. Итоги Вахты памяти, по традиции, подведут уже 23 августа. На Россошинском мемориальном кладбище состоится церемония перезахоронения. И те бойцы, которых нашли сегодня вместе с сотнями своих однополчан, наконец найдут вечный покой.

0

506

Найдены останки солдата Великой Отечественной войны
Родственники бойца могут быть орчанами
Останки бойца Великой Отечественной войны были найдены в Гагаринском районе Смоленской области. Раскопки проводил поисковый отряд «Курсант». Останки Федора Егоровича Тикунова будут доставлены в Орск в конце сентября для захоронения.
Искатели просят родственников бойца связаться с ними по номеру телефона: 30-40-56

0

507

Прошел день, но русских все еще не было. Трясущийся от холода обер-лейтенант, поднес к глазам бинокль и в сотый раз оглядел поле

Первым делом, как прибыли на позицию, мы стали рыть окопы, но это оказалось не так просто… Снег кидать в сторону было легко, а вот долбить промерзшую на пол метра русскую землю, было не сладко. С нас сошло десять потов пока все траншеи и окопы не были готовы. На все про все у нас ушло двое с половиной суток.

https://a.radikal.ru/a00/1808/e2/da15d75c91c5.jpg

Как сказал майор, русские должны были появится на другой стороны поля уже через день.

- Нужно встретить русских! - задумчиво пробубнил майор. - Надо бы расставить мины посередине поля!

Обер-лейтенант, стучащий зубами чечетку от холода, взмолился отложить эту затею:

- На улице минус тридцать! В такую погоду невозможно воевать! Нужно дождаться менее ветреной погоды.

https://d.radikal.ru/d03/1808/08/aedea3b630c2.jpg

Майор прислушался к мольбам подчиненных и решил повременить с этой затеей.

- Хорошо! Я вижу ваши синие пальцы, обер-лейтенант! С такими онемевшими пальцами только мины и устанавливать! Разожгите костры и согрейтесь, не хватало еще нам эпидемии.

Прошел день, но русских все еще не было. Трясущийся от холода обер-лейтенант, поднес к глазам бинокль и в сотый раз оглядел бескрайнее белое поле.

- Черт возьми! Где эти русские! Сколько еще нам мерзнуть в этом проклятом месте. - выругался он сам про себя и швырнул бинокль себе в ноги.

С мрачным, как туча лицом он прошелся вдоль траншей и убедился, что солдаты еще не замерзли насмерть от холода. Его унылое настроение перешло и на озлобленных солдат, посиневших от пронизывающего холода.

Через час, вдалеке послышался гул моторов и обер-лейтенант снова взглянул в бинокль. Русские танки выполняли непонятные маневры на другом конце поля. Присмотревшись получше, он понял, что русские специально разворачивают танки боком, чтобы под их прикрытием спокойно окапываться. При этом дула всех танков смотрели на нас.

Уже начинало темнеть, майор прошелся по позициям и подбодрил солдат перед боем.

Прошел еще час, но русские не предпринимали никаких действий.

- Чего они ждут? Почему молчат! Им нравится мерзнуть? - задавал сам себе вопросы обер-лейтенант, вышагивая назад и вперед по мерзлой земле.

Когда окончательно стемнело, на другом конце поля, костры русских еще сильнее заполыхали огнем, а мы, съежившись в холодных шинелях, сидели, раздумывая о родном доме и семьях. Веселые крики и песни русских добавляли нам злости, многим даже приходили в голову мысли плюнуть на все и идти в ближайшее село, где можно было выспаться под теплым пледом на мягкой кровати.

Ночью мороз ударил еще сильнее и утром мы обнаружили нескольких своих солдат замерзшими… Их стеклянные глаза и окоченевшие руки наводили жути на солдат перед предстоящим боем.

Утром русские наконец решились атаковать. Но я знал, что они переждали ночь специально, потому что знали, что для нас холод не так привычен, как для них. Они видели красное зарево при закате солнца и прекрасно понимали, что это сигнал к еще большему похолоданию. Утром они планировали нас всех уничтожить… Нас, неподготовленных к таким лютым русским морозам.

Они не ошиблись, когда избрали такую тактику. Когда они бежали по полю в нашем направлении, мы даже не могли толком взяться за оружие… Обмороженные пальцы не слушались и выстрелить практически ни у кого не получалось. Русские ворвались в окопы и я увидел, как наши солдаты погибают один за другим, и мы ничего не могли поделать.

Обер-лейтенант, не сумевший выстрелить из автомата, потянулся к своей кобуре за пистолетом, но русский, запрыгнув в траншею, сбил его с ног с криком:

- Куда руки тянешь фриц!

Обер-лейтенант, не желая сдаваться, хотел подняться на ноги, но тут же получил удар прикладом в висок… Последнее, что я успел увидеть перед ударом, как струйка крови из его головы растекается по белоснежному снегу алой струйкой...

0

508

Состоялась очередная военно-поисковая экспедиция в Аджимушкайские каменоломни. Её участникам были интересны не конкретные объекты, а обширная территория, которую, по их представлениям, занимал 2-й батальон. Связано это с тем, что это единственное подразделение, архив которого найден, хоть и не в полном объёме. Читайте: Родственники участников обороны Аджимушкайских каменоломен продолжают посещать мемориал Территория нахождения  2-го батальона вызвала у археологов массу вопросов, однако документов, позволяющих найти на них ответы, нет. Приходится искать эти ответы в результатах полевых работ. Свернув в этом сезоне работы на завале Янгуразова, участники военно-поисковой экспедиции обратили внимание на прилегающую территорию, представляющую собой сплошную зону обрушений. Исследовать её невероятно сложно, однако, понимая, что именно можно найти под многометровыми слоями грунта, археологи не сдались. Разборка завала под палящим солнцем на ограниченной площади и каменные глыбы нужно было выкатывать наверх или ломать на месте – в узком пространстве разбираемого шурфа. Делалось это очень долго и мучительно. Практически в одном месте были найдены два револьвера системы Нагана, две 7,62-мм винтовки системы Мосина и самозарядная винтовка Токарева. Также археологи нашли  столовую ложку и черпачок, украшенный примитивным рисунком обнаженной женской фигуры и надписью «КОТ».

Источник: https://kerchinfo.com/arxeologi-v-adzhimushkae-raskryvayut-tajny-vtorogo-batalona.html?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0

509

NiJEGOROD написал(а):

У одного военнослужащего, чей череп был найден отдыхающими, был смертный медальон с вкладышем. Из этого вкладыша следовало, что данный военнослужащий — это Окружко Захар Романович, уроженец Ростовской области, стрелок 33 мотострелкового полка НКВД. По данным сайта Министерства обороны, погиб в результате артиллерийского обстрела противником 20 апреля 1943 года.


Как обычно... замечательно поработали похоронные команды...
Человек погиб, останки его не захоронены...
Зато есть запись в донесениях -

Окружко Захар Романович, 1908 г.р.

Место захоронения г. Новороссийск, Новороссийский р-н, с. Мысхако, напротив Дома культуры

то есть родственники могли ездить на место захоронения, возлагать цветы...
а сам Захар Романович так и лежал на диком пляже на склоне под Алексино... вместе с еще 11-ю бойцами...

0

510

NiJEGOROD
Минобороны рассекретило приказ Сталина о бомбардировке Берлина

Можете объяснить, был засекречен сам приказ?
А почему Засекречен?

0


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом