ПолитФорум ватников России и зарубежья

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом


Военный Альбом

Сообщений 601 страница 630 из 659

601

Братскую могилу времен ВОВ нашли в Ростовской области
Братскую могилу бойцов Советской Армии, погибших в 1943 году, нашли поисковики в Ростовской области, сообщается в группе "Миус-фронт" в соцсети.
9 октября 2018
"Предположительно, в могиле похоронены от 60 до 70 человек", - сказано в сообщении.

Местоположение захоронения показали жители села Ясиновского, в котором и располагается братская могила. Географически она находится в зоне прорыва Миус-фронта.

Отмечается, что поисковики надеются узнать имена тех, кто покоится в братской могиле, при помощи учетных списков

0

602

Останки солдата Великой Отечественной войны захоронили в Алтайском крае
Опознать бойца удалось по записке, которая была оставлена в именном медальоне
11 октября 2018

Останки участника Великой Отечественной войны захоронили в Алтайском крае Олег УКЛАДОВ
Если бы боец Красной Армии Иван Овсянников, который уехал на фронт из Алтайского края, не заполнил записку для именного медальона, он навсегда мог остаться пропавшим без вести. Только это обстоятельство позволило опознать останки солдата. Накануне, 10 октября, их захоронили в родном селе бойца. Это стало возможным, благодаря поддержке Фонда социального содействия депутата Госдумы РФ Александра Прокопьева.

Оказывается, многие бойцы в годы войны из суеверия не заполняли записки для медальонов. Поисковики находят останки, а медальон, как правило, пуст. Идентифицировать имя бойца в такой ситуации практически невозможно. Тем примечательнее случай, связанный с Иваном Овсянниковым. Поисковики отмечают, что за тридцать лет поисковых экспедиций в Республике Карелия останки солдата с именным медальоном удалось обнаружить впервые!

Записка и медальон. Фото Прокоповича Е.Н., директор Ругозерской школы
- Это не просто уникальный случай, это на миллионы такой случай! Не все солдаты заполняли эти медальоны. Почему не заполняли - примета такая была - заполнишь и убьют. Поэтому теперь страшное сожаление у любого поисковика, когда мы находим останки солдата, открывается медальон, а он не заполнен. Мы не знаем, что это за солдат, и он будет похоронен на земле, где его нашли, как безымянный, - говорит руководитель Алтайского краевого поискового отряда «Высота» Татьяна Нетбайло

+1

603

«Долина» рассказала, сколько погибших советских воинов найдено этой осенью

https://d.radikal.ru/d32/1810/09/83c0d382a1a2.jpg

«Долина» рассказала, сколько погибших советских воинов найдено этой осенью
Поисковая экспедиция «Долина» подвела итоги осеннего этапа Вахты Памяти. Поисковые работы проводились с 10 августа по 1 октября 2018 года на территории 12 районов Новгородской области: Старорусского, Парфинского, Новгородского, Чудовского, Демянского, Батецкого, Шимского, Солецкого, Холмского, Валдайского, Поддорского и Маревского в зоне боевых действий Северо-Западного и Волховского фронтов.

Поисковики нашли останки 677 погибших советских воинов, 59 артефактов и документов, которые позволяют идентифицировать военнослужащих. В частности, 34 имени уже установлено. Кроме того, поисковики определили места падения пяти боевых самолетов. Гибель экипажей четырех из них подтверждена в результате работы с документами Центрального архива Минобороны РФ. Об этом сообщил официальный представитель поисковой экспедиции «Долина» памяти Н.И. Орлова по работе со СМИ Игорь Свинцов.

С воинскими почестями уже захоронены останки 190 погибших советских бойцов и командиров. Захоронения проводились 23 августа на воинском мемориале в деревне Мясной Бор Новгородского района и 29 августа на воинском захоронении в деревне Большие Угороды Шимского района.

В осеннем этапе Вахты Памяти 2018 года участвовали 1127 поисковика в составе 102 отрядов из более чем 30 областей России.

0

604

В Новгородской области нашли останки погибшего летчика и достали из болота части американского самолета

https://a.radikal.ru/a05/1810/c1/337a85e14814.jpg

В Новгородской области нашли останки погибшего летчика и достали из болота части американского самолета
Поисковые отряды «Скиф» и «Сокол» завершили работы по подъему советского истребителя на болоте Ястребец Поддорского района Новгородской области, сообщил официальный представитель поисковой экспедиции «Долина» памяти Н.И. Орлова по работе со СМИ Игорь Свинцов. Поисковые мероприятия проводились 19-26 августа в рамках осеннего этапа Вахты Памяти 2018 года.

«О месте падения истребителя американского производства P-40 «Киттихаук» мы узнали еще два года назад, — рассказал командир «Скифа» Юрий Кун. — Но из-за теплых зим не могли провести работы по его подъему. Большая вода и непромерзающее болото не давали добраться до двигателя самолета, который при падении ушел в топь на 4,5 метра. Сейчас нам удалось достать номерные агрегаты боевой машины и останки погибшего летчика».

Новгородские поисковики смогли установить личность пилота по полученным архивным данным. Им оказался старший сержант Шичков Геннадий Васильевич из состава 46-го истребительного авиаполка 239-й истребительной авиадивизии пропал без вести 5 марта 1943 года. Геннадий Шичков 1921 года рождения проживал в Орловской области в городе Орджоникидзеград (ныне — железнодорожная станция в Бежицком районе Брянска), улица Кирова, 90.

Поисковики уже нашли сводную сестру погибшего 75 лет назад советского пилота.

Напомним, ранее «53 новости» сообщали о том, что в феврале у деревни Устье Поддорского района открыли памятник экипажу пикирующего бомбардировщика Пе-2 804-го бомбардировочного авиационного полка Северо-Западного фронта, который не вернулся с боевого задания 75 лет назад — 27 февраля 1943 года.

После выполнения боевого задания, советский бомбардировщик отстал от своей группы и был сбит немецким истребителем ФВ-190. Место падения боевой машины и судьбу экипажа установили новгородские поисковики.

0

605

Кого называла дивизия СС «Полицай» элитными русскими войсками

https://a.radikal.ru/a21/1810/c7/e853aa440b87.jpg

7 сентября в Боровичах откроют памятный знак бойцам 177-й стрелковой дивизии РККА. С инициативой увековечить память о земляках — солдатах советского соединения времен Великой Отечественной войны выступила поисковая группа имени 177-й Любанской стрелковой дивизии (Боровичи) поисковой экспедиции «Долина» памяти Н.И. Орлова.

Знак установят у здания военных медицинских складов, где в 1941 году размещались казармы военного городка и шло формирование соединения за счет приписного состава Боровичского и Опеченского (в 1960 году включен в состав Боровичского района), а также Мошенского, Окуловского, Любытинского районов Новгородской области, сообщает официальный представитель поисковой экспедиции «Долина» памяти Н.И. Орлова по работе со СМИ Игорь Свинцов.

Уже 2 июля 1941 года все части 177-й стрелковой дивизии занимают оборону на Лужском рубеже по реке Плюсса южнее Луги. Соединение обороняет полосу длиной 22 км на важнейшем направлении у Киевского шоссе. Упорство и боевое мастерство бойцов и командиров дивизии отмечает даже противник — четвертая панцергренадерская дивизия СС «Полицай», называя 177-ю — «русскими элитными войсками». Отходя с боями, дивизия несла большие потери. По некоторым данным к октябрю 1941 года из ее первоначального состава в 14,5 тысячи человек в живых осталось не более 500 красноармейцев. Сформированная практически заново, дивизия с октября воюет на Невском пятачке, зимой 1942 года — у станции Погостье в составе Ленинградского фронта.

В ночь на 27 января 1944 года ее полки ворвались в Любань, а через две недели уже вступили в город Луга. 177-я воевала под Смоленском, на Карельском перешейке, День Победы ее солдаты встретили в прибалтийской Лиепае. Через месяц дивизия была расформирована.

0

606

Памятный знак женщинам-снайперам в Старорусском районе был установлен во время съемок фильма
Маргарита Харохорина

https://c.radikal.ru/c18/1810/0e/1b0a2f3c58bb.jpg

Памятный знак женщинам-снайперам в Старорусском районе был установлен во время съемок фильма
Недавно мы рассказывали, что в деревне Сутоки Старорусского района отреставрировали памятный знак женщинам-снайперам, Героям Советского Союза Наталье Венедиктовне Ковшовой и Марии Семёновне Поливановой.

В пресс-службе поисковой экспедиции «Долина» сообщили, что реконструкция была проведена совместно с военно-патриотическим центром «Вымпел», и отметили, что это стало первым опытом реализации такого сотрудничества.

https://b.radikal.ru/b11/1810/f0/024bf1829201.jpg

Именно по инициативе и на средства «Вымпела» был установлен памятный знак. Поддержку также оказали администрация Старорусского района и поисковая экспедиция «Долина».

О том, как пришло решение по установке нового знака, рассказала руководитель пресс-центра ВПЦ «Вымпел» Ольга Зайцева:

Решение было принято в 2016 году в ходе съемок документального фильма «Дивизия таран. Девочки с винтовкой» на месте гибели Ковшовой и Поливановой с участием курсантов ВПЦ «Вымпел» в рамках проекта «Дорога к Обелиску».

Она также добавила, что фильм был снят студией «Река Лена» при поддержке центра и «Поискового движения России». Первый премьерный показ состоялся как раз в Старорусском районе.

После проведения реставрационных работ «Вымпел» и «Долина» намерены продолжить совместную работу в этом направлении, оберегая памятные знаки и захоронения Великой Отечественной войны.

0

607

К 30-летию «Долины» новгородские поисковики показали находку, датированную 9 мая 1941 года

https://53news.ru/novosti/42008-k-30-le … -goda.html

0

608

Почти 200 солдат Великой Отечественной захоронили в деревне Цветовка

В Барятинском районе в 1942-1943-м годах шли ожесточенные бои и в окрестностях от Зайцевой горы до сих пор находят останки бойцов красной армии.

Более 160 контейнеров-гробов, в некоторых останки сразу нескольких солдат. Личность смогли узнать только троих. Одного поисковики нашли недалеко от мемориала. Федора Костюкова автоматчика, который погиб через месяц после призыва. Большинство имен остается не раскрытыми, поэтому в последний путь провожают поисковики и просто неравнодушные люди.

0

609

Последний бой бронекатера БК-31.                          

                                                                                                 https://c.radikal.ru/c36/1810/d7/24121e46efd9.jpg

В ночь с 9 на 10 октября 1942 он сел на мель и был обстрелян немцами с берега. На борту бронекатера были женщины, дети и раненые красноармейцы. Экипаж отчаянно боролся за живучесть, но трое членов экипажа: моторист, комендор и рулевой - не выдержали боя и вплавь добрались до берега. 12 октября их расстреляли.
Бронекатером командовал лейтенант Павел Никитин, которому было всего лишь 23 года, он погиб. Всего на катере были найдены останки 11 тел.
Погибший в бою у Сталинграда бронекатер НКВД БК-31 раскрыл много тайн о своем последнем сражении. Он курсировал в темное время суток между Сталинградом и левым берегом Волги.
В город высаживал десанты и доставлял боеприпасы, а обратно вывозил раненых бойцов и не успевшее эвакуироваться мирное население. Историкам удалось отыскать немца - командира батареи, которая обстреляла катер ночью 9 октября. До сих пор нет четкого понимания - судно село на мель после обстрела или до него.

0

610

После освобождения Киева 56-я гвардейская танковая бригада продвигалась на запад. Наш батальон с боем взял одно из сел. Как всегда в таких случаях, пехота «прочесывала» село, а мы готовились пополнить боекомплект и дозаправить танки топливом, маслом.

https://c.radikal.ru/c07/1810/5b/0afc34815188.jpg

Остановились мы в одной из хат. Нас всячески благодарили и угощали, чем могли.

Душевный разговор был нарушен. Я тепло поблагодарил хозяйку за угощение и собрался уходить: вот-вот должны подойти машины с дизельным топливом и снарядами. Но вдруг послышался мощный рев самолетных двигателей, свист бомб и татаканье скорострельных авиационных пушек, загремели взрывы. Хата качнулась, и все бросились к двери.

Пока мы сидели в хате, погода прояснилась и в небе появились «юнкерсы». Найти наши танки по следам гусеничных лент на тающем снегу не составило большого труда. И вот хищники с крестами на плоскостях и фюзеляжах сбрасывают на село смертоносный металл, пытаясь уничтожить ненавистные тридцатьчетверки.

Несколько бронебойных снарядов, прошив потолок хаты, впилось в земляной пол, только по счастливой случайности никого не задев. Но загорелась соломенная крыша.

Налет не принес фашистам желаемого результата — как ни кружили «юнкерсы», им не удалось поджечь ни одного танка. Было несколько раненых среди солдат и сельских жителей. Ими занялись медики.

Танкисты, чем смогли, помогли жителям в устранении последствий вражеского налета. Конечно, построить новую хату нам было не под силу. Зато мы заверили, что сделаем все, чтобы поскорее выбить фашистов с нашей земли, отомстить за все горе и страдания, которые причинили они нашим людям. Успокаивали и нашу гостеприимную хозяйку — конечно же, ей помогут люди, поможет колхоз и будет у нее хата еще лучше и не под соломенной крышей.

Пополнив танки снарядами и горючим, рота приготовилась к выходу. Автоматчики как раз закончили «прочесывать» лес.

Последовала команда — и колонна двинулась дальше. Я взглянул на часы.

Перед Галиевкой — это в юго-западной части Житомирской области — мы остановились на опушке дубовой рощи. Впереди простиралось ровное и широкое поле с уже затвердевшим снегом. Недавняя оттепель сменилась хорошим морозцем. Теперь под ногами уже не чавкало; подмерзали и мокрые валенки с налипшей ранее грязью.

Дли принятия решения на атаку необходимо было «прощупать» обстановку в Галиевке. Командир батальона, отдавая Белову приказ на разведку, был краток:

— Сведений о противнике не имею, но к девятнадцати ноль-ноль Галиевка дожна быть в наших руках. Ваша задача — эти сведения добыть.

Командиру роты незачем было дублировать приказ комбата лейтенанту Засыпкину: Алексей был рядом и свою боевую задачу понял сразу. Он только спросил: «Разрешите выполнять?» — и, получив утвердительный ответ, вызвал к себе командиров танков.

К механикам-водителям подошел старшина Кожанов. Те безошибочным солдатским чутьем уже уловили, что предстоит идти в разведку боем, и хлопотали возле своих машин.

Вскоре последовала команда, и первый танковый взвод двинулся на Галиевку.

Из сплошной облачной пелены внезапно выглянуло солнце, а чуть позже вверху заголубели яркие прорехи. Значит, скоро жди непрошеных гостей!

Не успели машины Засыпкина пройти и половины поля, как в небе показались хищные силуэты. И закрутилось. Вверху — три «юнкерса» с мощным вооружением, запасом бомб и огромной скоростью, внизу — три танка без зенитных средств. Гитлеровские летчики учуяли легкую добычу. Еще бы! На заснеженном поле танки выглядели, как мишени на полигоне.

Засыпкин рассчитывал только на маневр. Вошедший в пике самолет уже не способен изменить направление удара. Вот тут командир, сидя на своем месте при открытом командирском люке, должен смотреть в оба. Только своевременная и правильная команда механику-водителю, его исполнительность и мастерство помогут избежать прямого попадания.

Трудно передать словами, что там творилось. Временами закрадывалась мысль: легче самому перенести подобные испытания, чем наблюдать, как враг безнаказанно расстреливает твоих товарищей. А ты смотришь, зная, что ничем не можешь помочь. Ничем!

С нашей опушки танков уже не видно. Об их местонахождении можно судить только по пикирующим, а затем взмывающим вверх бомбардировщикам. Но связь с Засыпкиным действует беспрерывно. Доклады короткие, ни одного лишнего слова. Представляю, как ему там жарко! Затем вдруг связь оборвалась на полуслове. Почему замолчал Алексей?

https://d.radikal.ru/d08/1810/02/dabfb0957010.jpg

Вот и реши теперь задачу со многими неизвестными. Неизвестно, что с танками Засыпкина — раз, каковы силы противника—два, какое принять решение на начало атаки — три.

Впиваются глазами в горизонт командир батальона и ротный. Но даже бинокль не помогает прояснить ситуацию. «Юнкерсы» вроде бы улетели. Но зато там, куда скрылся Засыпкин, загремели орудия — вражеские и наши, танковые.

Опять слышится вой пикировщиков. Приближаются. Ничего не понятно. Ага, вот в чем дело: два «юнкерса» преследуют тридцатьчетверку, а она несется со стороны Галиевки на полном газу, меняя направление, делает внезапно остановки, рывки из стороны в сторону. Гудит от взрывов бомб промороженная земля.

Верхний люк открыт, и уже видна голова командира. Он ее прячет только в последний миг, когда рядом рвутся бомбы или свистящим веером рвутся снаряды.

По башенному номеру узнаю: танк младшего лейтенанта Кривчуна. Машина на большой скорости врывается в лес. Все. Теперь для «юнкерсов» она не видна. А фашисты, для острастки дав несколько очередей по опушке, взмывают вверх и удаляются.

Мы бросились к остановившемуся танку. Кривчун появился в люке, устало стянул танкошлем и глубоко вздохнул. Затем смахнул рукавом крупные капли пота и вроде бы пришел в себя. Увидев командира батальона, выбрался на броню, спрыгнул и направился к нему с рапортом.

0

611

Фронт все дальше смещался на запад. Перед 1-м батальоном 56-й гвардейской танковой бригады стояла задача взять село Галиевка Житомирской области.

https://d.radikal.ru/d13/1810/b9/7c63c14b64ea.jpg

Батальон остановился на опушке леса, так как до села было открытое, широкое поле — нельзя было дать противнику о себе знать раньше времени.

Информации об обороне противника никакой не было. Было принято решение отправить в разведку взвод из трех танков. Командиром взвода был лейтенант Засыпкин.

Три танка выдвинулись через поле к селу. Чуть погодя послышались звуки боя. Расстояние было приличное, но мы все-таки смогли узнать пушки тридцатьчетверок и отдаленный рокот пулеметов. Начали волноваться: как там наши? Через какое-то время наступила тишина. Напряжение возрастало.

Вдруг на краю поля появился танк. Даже без бинокля каждый мог разглядеть знакомые очертания. Приблизившись, танк остановился. Лейтенант Кривчун вылез из люка и доложил комбату:

— Товарищ гвардии капитан…— глубоко вздохнул. — В Галиевке порядок. Потерь не имеем. Село в наших руках. Радиостанция вышла из строя, поэтому прибыл доложить…

И все «неизвестные» в задаче были перечеркнуты одним этим предельно лаконичным рапортом.

https://a.radikal.ru/a31/1810/0f/4d7cdee78176.jpg

Командир первого танкового взвода нашей роты гвардии лейтенант Алексей Николаевич Засыпкин с тремя танками решил задачу, возложенную на весь батальон. В этом бою сполна проявились его командирские качества.

В село мы входили, когда стало темнеть. Видели следы горячей схватки с противником. Валялись трупы гитлеровцев и чернели обгоревшие корпуса трех бронетранспортеров.

т34 вов

Остановились на западной окраине Галиевки. До выяснения обстановки приказано занять оборону. Танк командира роты поставили в густом вишневом саду, у самой кромки бугра, под которым в неглубокой выемке проходила дорога. Остальные машины рассредоточили между хатами. Дальше в темноте угадывалось поле, откуда можно было ожидать появления противника.

Проверив охрану, мы с ротным зашли в ближайшую хату, куда очень любезно приглашали нас хозяин с хозяйкой — приветливые пожилые люди. После темноты свет коптилки показался необыкновенно ярким, а запах жареного сала, распространяющийся от дымящейся па сковородке яичницы, вызывал восторг.

— Присаживайтесь, люди добрые, поужинайте у нас, — суетилась хозяйка, а хозяин молча достал откуда-то бутылку времен Богдана Хмельницкого — «против всякой хвори».

Только собрались усесться за стол, как распахнулась дверь. На пороге появился автоматчик, оставленный возле танка командира роты.

— Танки!

Нас вихрем вынесло из хаты. Темень кромешная, особенно после коптилки. Прислушались. Да, почти рядом гудят двигатели, один по звуку напоминает «тигра», другой — не понять какой. Натыкаясь на стволы деревьев и ветки, метнулись к танку. До боли в глазах всматриваемся в дорогу. Первым движется фашистский бронетранспортер на гусеничном ходу, следом — «тигр».

Мы в недоумении. Откуда им взяться в Галиевке, которая уже несколько часов в наших руках? Обе машины рядом; ощущается запах отработанного горючего. Можно забросать их гранатами. Но что «тигру» граната? Пушка — другое дело. Однако командир роты молчит, не стреляет. Не выдерживая томительного ожидания выскакиваю на башню, нагибаюсь в открытый люк, тормошу Белова:

— Чего тянешь?

— Не хватает угла снижения. Мертвое пространство!

Выход один — ждать, когда вражеский танк несколько удалится и выйдет в  зону, поражаемую огнем нашего орудия. Едва искры из выхлопных труб «тигра» подтянулись к метке прицела, командир роты нажал на спуск. Ночную тьму располосовал выстрел. Из фашистского «тигра» вырвались языки пламени.

В этот миг оттуда, со стороны противника, подошла крытая немецкая машина, второй снаряд угодил точно в двигатель автомобиля. А бронетранспортер растворился в темноте.

— Эх, жаль, — сокрушается Кожанов, — наверняка повез важную птицу. Пустой броневик не будут сопровождать «тигром».

Получив от Белова донесение, командир батальона по каким-то своим соображениям приказал отвести танки за ручей, разделяющий Галиевку пополам.

Отдав распоряжение командирам взводов, Белов вывел свою машину на дорогу. Я с двумя автоматчиками устроился за башней. Танк медленно тронулся. Вижу, как продолжают гореть грузовик и «тигр».

И вдруг позади нас из тьмы выскочила какая-то маленькая машина и, не доезжая до тридцатьчетверки метров пятнадцать, остановилась. Поспешно протер глаза — стоит машина. На долю секунды мигнули фары. Больше того, из нее выскочили две фигуры — одна справа, другая — слева.

«Ну, теперь они поняли, что попали к противнику, сейчас удерут», — подумал я и нажал рукой сверху на танкошлем Белова, что означало «стой». Танк остановился, а ротный, приподняв одно «ухо» своего шлема, спрашивает:

— Что случилось?

Вместо ответа я, махнув рукой в сторону машины, крикнул: «За мной!» — и вместе с автоматчиками скатился с брони. Гитлеровцы бросились в разные стороны, и их поглотила ночь.

Приказав десантникам догнать беглецов, занялся машиной.

Это была амфибия с расположенным сзади двигателем воздушного охлаждения. Меня охватила буйная радость, какая может быть доступна только человеку в двадцать лет: собственный трофей, да какой! И стали громоздиться в голове планы, один лучше другого. «Вот мы с Кожановым грузим в машину мелкие запчасти, детали электрооборудования и будем теперь не за башней последнего танка сидеть, а на собственном трофее. А попадись на пути водная преграда — включу винт, и запросто ее форсируем. Вот будет зависти у зампотехов других рот! А еще покатаю всех наших приморцев…»

Вот что, зампотех, ты тут разбирайся побыстрее с машиной и приезжай к прежнему месту. Туда, за речку, помнишь? — прерывая мои мечтания, сказал Белов, занимая свое место, — Нам некогда.

— Ага, хорошо, я мигом!

Танки с десантниками на броне ушли. На окраине Галиевки стало тихо и, нечего греха таить, немного страшновато.

В том, что амфибия технически исправна, у меня не было никаких сомнений: ведь своим ходом пришла на моих глазах. Но вот как дошло дело до заводки — никак не мог обнаружить кнопку стартера, хоть плачь. Всю машину прощупал, даже нашел на сидении пистолет «вальтер», автомат и несколько гранат с деревянными ручками. Водитель оставил в замке даже ключ зажигания. А кнопки нет и все. Дело теперь за пустяком.

Так сижу за рулем, ругаюсь вполголоса и ищу эту пустяковую кнопку, без которой нельзя тронуться с места. Случись это днем, уже давно бы уехал отсюда, а тут такая темень, что педалей управления не видно, не то что кнопки.

Как часто бывает, помог случай. Когда я пригнулся, пытаясь рассмотреть щиток приборов, плечом нечаянно нажал на ключ зажигания. Он вошел с небольшим щелчком, и загорелась контрольная лампочка.

— Порядок в танковых войсках, зажигание есть, — вполголоса выразил я удовольствие от достигнутого и выпрямился. Кажется, можно ехать. В напряжении поисков совершенно выветрилось чувство опасности. И вдруг слышу: меня о чем-то спрашивают по-немецки.

Первую фразу не понял по причине недостаточной глубины своих школьных знаний немецкого языка и вполне естественной ошеломленности. А вот когда дошло, что спрашивают — по-немецки! — как называется это село, я моментально все понял и пришел в себя. Чуть повернув голову влево, увидел: рядом стоит рослый гитлеровец и повторяет свой вопрос:

— Дас ист Халиевка?

Правая рука сработала молниеносно: хвать за автомат, поворот влево, и короткая очередь подтвердила, что это и есть Галиевка, а не Халиевка. Фашист исчез из поля зрения, и только теперь я по-настоящему струсил. Не может же он здесь ходить один… А что, если их много?

С автоматом наготове выскочил из машины. Пока не стреляют. Что делать? Бросить к черту эту амфибию и, пока цел, уйти к своим танкам? А что скажут приморцы? Испугался, струсил? Да, честно говоря, испугался, но ведь это только один я знаю.

И тут пришла в голову спасительная мысль. Попробую еще раз, Включил прямую передачу, зажигание. Толкнул «малютку» раз, другой. Кажется, пошла. Еще сильнее — и двигатель, фыркнув, заработал. На ходу вскочил на сидение. Сразу отлегло от сердца. Ну, теперь порядок! Дорогу не вижу, а угадываю по темнеющим силуэтам хат и сараев. Кручу баранку и чувствую себя на седьмом небе. Скоро должны показаться перила моста. А вот и мост. Где-то здесь наши танки…

Неожиданно веер трассирующих пуль пролетел над ветровым стеклом, заставив меня пригнуться и резко затормозить. Двигатель заглох.

— Стой! Хальт! Хенде хох! — послышалось четко с обеих сторон машины. Кому это они, интересно?

— Кому сказано: «хенде хох»? — перед моим носом показался ствол автомата.

Ответить не успел. Крепкие руки схватили меня и выволокли из машины. Передо мной — широкое скуластое лицо с усами, которые шевелятся от злости.

«Значит, свои приняли меня за врага!» И смешно, и обидно. Только вырвался из такой сложной ситуации, и тут — на тебе.

— Да я свой, слышите, вы?!

Но мне не дали сказать больше ни слова. Мгновенно забрали «вальтер», подняли автомат с сидения, гранаты…

— Свой, говоришь? Ах ты, сука! А это что? — солдат помахал перед моим носом пистолетом. — Шкура твоя продажная.

Хотел рвануть на себе крючки куртки, чтобы показать на гимнастерке погоны, но получил сильную затрещину по шее, и тут же мне скрутили руки.

Вдруг в темноте я услышал знакомый голос капитана Владимира Николаева, заместителя командира батальона.

— Что здесь происходит?

— Да вот, товарищ капитан. Приехал, тепленький, прямо на засаду. Не иначе — власовец. По-нашему понимает все, по-ихнему — туго. Видать — шишка, на легковой газует…

— Володя! Это я, Петренко!

— Петро! Ты? Живой, значит! А мы, признаться, тебя уже почти похоронили. И машину пригнал? Ну, молодец! — и повернулся к обескураженным автоматчикам: — Отпустите его сейчас же!

— Оружие пусть возвратят, — подсказываю капитану.

Когда все уладилось и вместе с Николаевым поехали на трофейной амфибии в расположение батальона, я почувствовал такую усталость, как будто в одиночку вырыл два капонира.

0

612

С Нижнего Тагила прибыла танковая колонна «Приморский комсомолец», в составе которой находились добровольцы-дальневосточники, для того чтобы влиться в состав 56-й гвардейской танковой бригады. Но казалось, командование начисто забыло о существовании приморцев. Двое суток гремели упорные бои за Киев, две ночи полыхали зарева над городом, а нам твердили одно: «Ждите приказа!». Бригада вела ожесточенные бои под Киевом. Вот так и просидели в танках в небывалом напряжении, пока не затихла канонада.

https://c.radikal.ru/c19/1810/20/da50e37e4cfb.jpg

Теперь идем форсированным маршем по следам бригады Пуща-Водица позади, скоро Святошино. Врученный офицером связи маршрут указывает: дальше двигаться на Пост-Волынский, Глеваху, Васильков…

— И в атаку не пустили, и на Крещатик взглянуть не удастся, разочарованно протянул Борис Нос, когда Коновалов довел задачу до личного состава роты.

— А ты как хотел на тридцатьчетверке покрасоваться перед киевлянками? — уточнил лейтенант Гурин.

— Да не в этом дело. Очень хотелось посмотреть центр города. Говорят, совсем разрушен, — со вздохом ответил Борис.

Команда «По машинам!» прервала разговоры, и вот мы выжимаем из двигателей все, что можно.

Оружие по-прежнему в полной боевой готовности: не исключены стычки с отдельными группами разбитых гитлеровских частей. С особым удовлетворением вглядываемся в груды разбитых вражеских грузовиков, смотрим во все глаза на сгоревшие «тигры» и «пантеры», на раздавленные пушки.

— Славно поработали ребята, — блестя белозубой улыбкой, шумит над ухом Степан Тюленев, высунувшись по пояс из башенного люка.

Но вот и Васильков. Остановились на юго-западной окраине. Начальник штаба бригады гвардии майор Метелев встретил нас с явным удовольствием. Приказал рассредоточить танки между хатами, замаскировать.

— Добровольцы, дальневосточники? Это хорошо, — по-уральски окая, выражал удовлетворение майор. — На своих танках приехали воевать? Вот здорово. Ну и молодцы! — походил между танками, посмотрел на блестящие таблички на лобовой броне, прочитал, что там написано, погладил зачем-то рукой одну из них, а затем, повернувшись к сопровождающим его офицерам, сказал: — Ну, вот что, приморцы. Роту Коновалова определим в первый танковый батальон, а роту Ануфриева — во второй. Потери понесли немалые, так что ваша помощь очень кстати. Боевую задачу получите потом. Желаю успехов.

Пожал ротным руки и ушел.

К исходу дня небо прояснилось, свежий ветерок разогнал облачность, и солнечные лучи щедро осветили землю, вспаханную бомбами, снарядами и гусеницами танков.

Поступила команда получать обед. Как известно, такую команду повторять не требуется. И только принялись приморцы за котелки, как со стороны закатного солнца показалось несколько звеньев быстро приближающихся самолетов.

На фюзеляжах и плоскостях выделялись черно-белые кресты, и хорошо было видно, как от первых машин оторвались, кувыркаясь, бомбы. Нарастающий противный свист вынудил экипажи стремительно вскочить в танки или броситься в укрытия. Загрохотали взрывы. Самолеты сделали еще пару заходов и безнаказанно улетели. К счастью, мы не понесли потерь, но постарались сделать полезные выводы на будущее.

Нам было известно, что оба поредевших танковых батальона нашей бригады совместно с мотострелками в этот день продолжали выполнять дальнейшую боевую задачу, действуя в направлении Фастова. Там клокотал жаркий бой.

Прибывший посыльный сообщил, что начальник штаба бригады срочно вызывает лейтенанта Ермакова и меня.

— Почему это нас? А ротный где? — на ходу спрашивает Ермаков.

— Не знаю. Видел после бомбежки. Было заметно, что хромал на одну ногу. Может, ранило?

Оказывается, Коновалова срочно отправили в госпиталь, а Ермакову было приказано получить топографическую карту и нанести на нее дальнейший маршрут следования.

— На подходе к Дедовщине вас догонит старший лейтенант Белов, он и примет роту. Это будет ваш командир, закончил указания майор Метелев.

Из беседы, которую провели с приморцами бригадные политработники, стало известно, что за подвиг, совершенный в бою за Святошино, гвардии старший лейтенант Н. М. Белов представлен к званию Героя Советского Союза. Поэтому хотелось поскорее увидеть вновь назначенного боевого ротного, с которым придется делить горести и радости фронтовых будней.

Когда офицеры роты внимательно изучили маршрут, то стало понятным, что бригада почему-то делает поворот, минуя Фастов, в сторону Корнина. На предложения и размышления по этому вопросу времени не оставалось. Последовала команда: «Заводи!», а затем — «Вперед!».

…На самой опушке красивого дубового леса в полутора километрах южнее села Турбовка заняла исходную позицию для атаки первая рота первого батальона 56-й гвардейской танковой бригады, полностью укомплектованная добровольцами из танковой колонны «Приморский комсомолец».

Впереди зеленым треугольным клином простиралось поле с дружными всходами озимой пшеницы. Правее и чуть дальше, в сторону Корнина, тянулся по неглубокой балке мелкий кустарник, который, поднимаясь к небольшой возвышенности с отметкой 211,0, растворялся в предутренней дымке.

Стояла удивительная предрассветная тишина. Пахло осенней листвой, застлавшей землю мягким нерукотворным ковром. Запоздавшие листья, кружась и кувыркаясь, мягко ложились на свежевырытую землю, на танковую броню.

Все работали энергично и молча. Только иногда разогнет спину танкист, вздохнет, поплюет слегка на ладони и опять за лопату.

Танкисты поставили тридцатьчетверки на указанные гвардии старшим лейтенантом Беловым места и начали рыть капониры еще при полной темноте, а сейчас уже почти рассвело: вот-вот из-за горизонта покажется солнце. После ночного марша и рытья капониров чувствовалась усталость, одолевал сон, но все работали без передышки.

Командир роты, опытный двадцатидвухлетний танкист, поторапливал экипажи, беспокойно поглядывая в небо.

— Хорошо маскируйте танки. Землю на брустверах закройте дерном да разгребите следы гусениц, — обходя чуть косолапой походкой боевой участок роты, поясняет Белов необстрелянным танкистам. — Шевелитесь, братья-славяне, а то скоро прилетят «гости». Погодка — лучше не придумаешь, — и Белов кивнул в сторону восходящего солнца.

Предвидение командира вскоре сбылось. Где-то высоко в небе послышалось неравномерное завывание авиационных двигателей, а затем показался самолет с двойным фюзеляжем, оставляя за собой белый след.

— «Рама». Всем находиться на местах, соблюдая маскировку: скоро будет налет. Я ненадолго — в штаб батальона, — сказал Белов.

«Рама» покружилась над нами с полчаса, снижаясь и кренясь, а затем скрылась. В это время вернулся от комбата ротный, собрал возле своей машины офицеров и ввел нас в курс боевой обстановки. Вчера на западной окраине Корнина рота лейтенанта Ф. Г. Ануфриева провела жестокий бой с вражескими танками, уничтожила восемь машин, но и сама понесла потери. Есть убитые и раненые среди приморцев. Сейчас Ануфриев занимает оборону левее нас, за скатами соседней высотки.

При этих словах приморцы посуровели, но не было заметно ни тени страха.

— Наша задача… — продолжал командир, но, взглянув на небо, громко подал команду: «По машинам! Воздух!»

Со стороны солнца послышался гул авиационных моторов, а через минуту на нас коршунами набросились «юнкерсы». Душераздирающий свист бомб, взрывы, опять свист, грохот. Стонала земля, трещали и валились вековые деревья. Один заход, второй, третий… Сколько же еще может их выдержать человек?

Вдруг появились наши истребители. И закрутилась в небе смертельная карусель.

https://d.radikal.ru/d17/1810/ec/28e048d9ec47.jpg

воздушный бой

Включив рацию на прием, я случайно настроился на радиоволну наших летчиков. Звучали команды предупреждения об опасности, нередко подкрепляемые крепкими словами. В наушниках во время разговора на предельно высоких нотах взвывали двигатели истребителей, выходящих из пике, гремели скорострельные авиационные пушки. В этот хаос звуков вливались крики радости и проклятия, стон, отчаяния и ликование победы. Около сорока лет прошло с того ноябрьского дня, но как сейчас слышу слабеющим голос нашего летчика: «Прощайте, бра-а-тцы, ото-мсти…». Ошалело выскочил из танка, чтобы увидеть, куда падает наш истребитель. Сильный толчок, и я оказался под днищем танка.

—Ты — что? Сдурел что ли? — вытаращил на меня глаза Белов, мокрый вместе с капитаном Николаевым находился под днищем танка. — Не видишь, что творится?

Кругом рвались бомбы.

Наши истребители упорно атаковали гитлеровцев, не обращая внимания на их двойное численное превосходство. Потеряв боевого товарища, еще яростнее устремлялись в атаку. Одно звено «лавочкиных» сковывало «мессершмиттов», а остальные набросились на «юнкерсов». Чаще застучали скорострельные пушки, и один за другим, перечеркнув небо черными шлейфами дыма, полетели вниз два «юнкерса» и один «мессершмитт». Это подействовало на фашистских летчиков отрезвляюще, а они поспешили убраться восвояси.

После бомбежки весь участок, который отвели роте, был неузнаваем: его сплошь изрыли глубокие воронки, многие деревья снесены осколками. Для роты и на этот раз все окончилось сравнительно благополучно: прямых попаданий по танкам не было, все приморцы живы. А вот из танкового десанта погибли два автоматчика, шесть человек получили осколочные ранения.

Заместитель командира батальона по строевой части капитан В. Н. Николаев распорядился привести в порядок капониры, исправить маскировку. И опять экипажи взялись за лопаты и топоры.

Да, не успели еще приморцы принять боевое крещение, а земли уже пришлось горы перекопать. Для многих с непривычки тяжеловато, но никто не жалуется: иначе нельзя.

Позиция постепенно приобретала положенный по уставу вид.

0

613

56-я гвардейская танковая бригада находились под Киевом, на указанных командармом позициях и ждали приказа о переходе в наступление. События развивались стремительно.

Новая боевая задача состояла в том, что 56-й бригаде, назначенной в передовой отряд 7-го гвардейского танкового корпуса, предстояло в ночь с четвертого на пятое ноября прорвать оборону противника, выйти в Святошино, «оседлать» шоссе Киев — Житомир, с тем чтобы не выпустить из города ни одного немца .

Времени оставалось мало, а комбригу и начальнику штаба нужно было еще оценить обстановку и учесть массу всяких очевидных и непредвиденных обстоятельств, которые могли возникнуть в ночном бою при прорыве вражеской обороны. Справа и слева — лес, вековые сосны, могучие дубы. Батальоны в боевую линию не развернешь. Двигаться можно только через Пущу-Водицу, по Гостомельскому шоссе. Приняли решение идти колонной: впереди на трех танках — разведчики; за ними — головная походная застава; противоминные танки-тральщики; два танковых батальона; приданная батарея самоходных артиллерийских установок; мотострелковый батальон и подразделение саперов — десантом на тридцатьчетверках; медсанвзвод — в середине колонны; в мелкие стычки не ввязываться; первыми огня не открывать.

Ноябрьская ночь полновластно вступила в свои права. Темень непроглядная и дождик моросит. Для того чтобы механики водители могли из открытых люков хоть что-нибудь видеть, на корме каждого впереди идущего танка укрепили по куску белой ткани. Это белое пятно было единственным ориентиром, если не брать во внимание искры из выхлопных труб.

Выстроили колонну на лесной дороге головой в сторону Пущи-Водицы. Оттуда доносилась беспорядочная стрельба. Были видны разноцветные трассы пуль. Изредка «квакали» минометы. Командиры танков, настроив радиостанции на прием, ждут сигнала. Залпы «катюш» раз за разом разрывают в стороне Горенки пасмурную ночь, и через несколько секунд в стороне неприятельских позиций вспыхивает зарево; все это сопровождается адским воем и грохотом, к чему не могут привыкнуть даже видавшие виды фронтовики.

Но вот сигнал, и воины бригады, стиснув зубы, решительно рванулись на танках вперед. Проскочили Пущу-Водицу. По сторонам угадывались дома. В них — ни огонька. Зато вокруг частыми искорками вспыхивают автоматные очереди. Кто стреляет и куда — понять невозможно, да и некогда разбираться. На трамвайной колее темнеют бездействующие вагоны. Дачный поселок наполнен рокотом танковых двигателей. Вся бригадная колонна в сомкнутом строю. Только разведка и головная походная застава впереди, на положенном удалении. Комбриг и начштаба беспрерывно поддерживают с ними радиосвязь. Вот уже и поворот направо через трамвайное полотно. Под гусеницами скрежещет булыжник. Справа и слева, вплотную темнеет лес. Вдруг справа замелькали огоньки стоп-сигналов.

— Вижу автомобили противника, идут со стороны Гостомеля, — докладывает комбригу начштаба Метелев.

— Никаких действий, только вперед! — послышался в наушниках голос командира бригады.

Такие же доклады поступили и от разведки. Сопротивления наступающим противник не оказывал. Видимо, принимал за своих. Когда танк Метелева достиг Гостомельского шоссе, приближавшийся справа легковой автомобиль чуть не врезался в гусеницу тридцатьчетверки. На миг ярким светом блеснули фары. Как только глаза опять привыкли к темноте, стало видно, что вражеская автомашина, мотнувшаяся вправо, опрокинулась в кювет, фигуры, которые барахтались в ней, выскочили наружу и начали скрываться в лесу.

«Черт с ними, пускай драпают, помешать уже не смогут», — подумал начштаба бригады.

Вскоре от командира замыкающего танка поступил доклад: сзади пристроилась длинная колонна немецких грузовиков, сигналят светом, требуя уступить дорогу.

— А ты держись посередине, ни одной не пропускай! — ответил ему майор.

— Достиг хутора Берковцы. Все забито техникой, а какой — не разобрать, — докладывает командир взвода разведчиков лейтенант Макеев.

— Без промедления — вперед! — зазвучал в танкошлемах голос комбрига.

Напряжение поминутно нарастало. Все хорошо понимали, что бригада, несмотря на темень, не сможет долго оставаться «невидимкой». Дойдет, наконец, до гитлеровцев, что в их тыл прорвались советские танки, и тогда начнется то, что обычно называют боем в окружении, где нет тыла и флангов, а везде — передний край, где кругом — бушующие смерчи, которые неизбежно вырвут из рядов сражающихся многих боевых соратников. И на помощь особенно рассчитывать не приходится. Может случиться, что ее вовсе не будет. Поэтому надо с самого начала драться уверенно, с утроенной энергией, надеясь прежде всего на свои силы, на этих вот крепких парней, которые без сомнения смогут постоять за себя и отомстить за погибших друзей — нанести ощутимый урон врагу.

Каждый воин, всматриваясь в темную пелену ночи, до боли в руках сжимал оружие в полной решимости и готовности применить его с максимальной пользой, а если придет крайний случай, то дорогой ценой отдать жизнь.

— Нахожусь в квадрате… — в голосе Макеева тревожно радостные нотки.

— Каламину! Рабиновичу! Приступить к выполнению задачи подал команду комбриг.

Это означало, что 1-й танковый батальон рассредоточит свои танки справа от дороги, 2-й— слева, автоматчики начнут «прочесывать» дома, а мотострелковый батальон перекроет шоссе, которое позарез нужно гитлеровцам.

Майор Метелев, заметив, что сквозь закрытые ставни одноэтажного дома пробивается узкая полоска света, приказал остановить танк. Дав указание командиру взвода автоматчиков проверить, кто это там бодрствует, сам тоже направился за ними. Возле крыльца метнулись Гена, кто-то охнул, затем хлопнула дверь. Когда Метелев потел в дом, его глазам предстала картина: в свете карбидок под стволами автоматов наших бойцов стояли поднятыми руками ошарашенные гитлеровцы — офицеры и солдаты — всего десять человек. На двух столах — топографические карты, множество бумаг и несколько полевых телефонов.

— Обезоружить!

Настойчиво зазуммерил один из телефонов.

Пленные покосились на него безразличными взглядами, а в глазах фашистского подполковника мелькнула какая-то искра надежды. Это не ускользнуло от внимании гвардии майора Метелева. Нужно было срочно принимать решение. Но какое? Гудки аппарата поторапливали, а подходящая мысль, как назло, не приходила. Наконец майор, окинув взглядом пленных, быстро подошел к подполковнику и, «взвесив» в руке пистолет, сказал, кивнув и строну телефона:

— Заген зи, биттэ: хир ист аллее гут! Ферштеен зи? Шнэль! (Скажите, пожалуйста: здесь все хорошо! Понимаете? Быстро!).

Побледневший подполковник, в готовности наилучшим образом исполнить приказание советского офицера, рванулся к телефону, но переусердствовал: впопыхах, зацепившись за стул, грохнулся на пол. Полагая, что сейчас прогремит роковой для него выстрел, он торопливо поднимаясь, пролепетал:

— Момэнт, айн момэнт… «Хир ист аллее гут!» О, майн гот!.. (Минуту, одну минуту… «Здесь все хорошо!» О, господи!..) — и, видимо, посчитав свои действия недостаточно убедительными, вдруг истерически заорал: — Гитлер капут! Гитлер капут!

— В этом мы нисколько не сомневаемся, — согласился Метелев, — но ты давай быстрее к телефону.

— Яволь, яволь! Тэлефон! Их ферштэе немного по-русски, — подполковник дрожащими руками схватил трубку и дал требуемый ответ.

— Отыскать подвал — и пленных туда. Выставить охрану! — приказал начальник штаба бригады командиру взвода автоматчиков.

пленный немец

— Товарищ гвардии майор, вас на связь вызывает комбриг, — доложил стрелок-радист метелевского танка.

— Ну, что там у тебя? — спросил Малик.

— Все в порядке. Захватили штаб артиллерийского полка. Взяли в плен десять гитлеровцев, из них — семь офицеров. Трофеи — много карт и других секретных документов.

— Поздравляю. Молодец, Василий Петрович! «На ловца и зверь бежит» — оправдал эту пословицу.

0

614

Молодая тварь, воспитанная нынешней власовской пропагандой, написала гадость про "мажоров", что якобы отсиживались в тылу, пока чернь подыхала на фронтах.
Садальский ответил:

Написал некто в комментариях к прошлому посту о первых студентах МХАТа.
4ff19373-acb2-4838-aec5-dc2e1c3c8269
Даже не буду говорить, что на момент поступления в школу-студию этим ребятам по 16-17 лет и до совершеннолетия им, как до дня Победы. Но те "мажоры", что чуть старше, воевали.

https://pp.userapi.com/c850728/v8507283 … mfVP8I.jpg
Андрей Гончаров (на первом фото в верхнем ряду второй слева). Настоящее имя Генрих Лаубе. Сын врага народа Яна Лаубе, наркома внутренних дел Крыма и Киргизской АССР, расстрелянного в 1937 году. Воспитывался в семье дяди – народного артиста РСФСР Ильи Судакова и народной артистки СССР Клавдии Еланской. В 17 лет добровольцем вступил в партизанский отряд истребителей танков под руководством начальника отряда Гвоздева и командира отряда Спирина Звенигородского района Московской области.

https://pp.userapi.com/c850728/v8507283 … 7ZorTA.jpg
Снимался в фильмах "Голубая стрела", "Над Тиссой" и других. Заслуженный артист РСФСР, актер театра и кино, чтец. Звание народного артиста не получил, в связи с отказом вступить в ряды КПСС.

https://pp.userapi.com/c850728/v8507283 … MN7T9M.jpg
Виктор Монюков. Здесь он между Олегом Ефремовым и Игорем Дмитриевым, а на первом фото тот "мажор", что первый справа, в белой бабочке.
Актер, театральный режиссер, выдающийся театральный педагог, среди учеников которого - Олег Борисов, Лев Дуров, Всеволод Шиловский, Владимир Заманский, Альберт Филозов, Николай Караченцов, Александр Коршунов, Алексей Гуськов, Юрий Мороз, Евгений Киндинов, Марина Голуб.

https://pp.userapi.com/c850728/v8507283 … CuF4SQ.jpg
Ветеран войны, воевал на Западном фронте. Скончался в 59 лет в преддверии Дня Победы в Киеве, куда приехал по приглашению своего фронтового друга, актера Николая Рушковского.

https://pp.userapi.com/c850728/v8507283 … J-XFS0.jpg
А на этом фото сразу три фронтовика школы-студии МХАТ.
В верхнем ряду слева направо – Андрей Гончаров, Михаил Пуговкин и Евгений Жаров, сын нашего замечательного актера Михаила Жарова.
Пуговкин ушел на фронт добровольцем в первые дни войны, не дождавшись исполнения 18 лет. Служил в 1147 стрелковом полку разведчиком. В августе 1942 года под Ворошиловградом получил тяжелейшее ранение ноги и после госпиталя был комиссован с военной службы.
Евгений Жаров (здесь он на фото справа рядом с Андреем Гончаровым и Александром Михайловым).
Воевал в Донецкой области, в 253 гаубичном артиллерийском полку, 141 стрелковой дивизии. Позже – артист фронтовой бригады.

P.S. Некоторым комментаторам я посоветовал бы предварительно совать свои мордашки в энциклопедии, а потом уже исторгать гениальные афоризмы.  Фронтовая чернь ещё не вся вымерла и даже сохранила остатки памяти.

Что говорить, если даже сыновья Сталина воевали. Кто из нынешних проливал кровь в Сирии, или на Донбассе ?
Пусть чернь подыхает на фронтах - это про сегодняшних.

0

615

Отряд «Находка» подводит итоги осенней Вахты Памяти – найдены останки 32 бойцов, генерала Качанова, танк БТ-7 и бомбардировщик Пе-2

21 Октября 2018  Поисковый отряд «Находка» экспедиции «Долина» подвел итоги осеннего этапа Вахты Памяти, в ходе которого волонтеры обнаружили и частично распознали останки 33 красноармейцев, включая генерала Кузьму Качанова, несправедливо расстрелянного в 1941 году, а также обломки бомбардировщика Пе-2 и танка БТ-7. В районе боев у деревни Лобаново (Валдайский район) были эксгумированы 11 тел советских войнов, которые погибли в 1941 году. Также были обнаружены три личных медальона и предположительное место захоронения генерала 34-армии Кузьмы Качанова. Кроме того, были установлены имена экипажа танка БТ-7, который был подбит 19 октября 1941 года и подняты обломки машины. На месте героической смерти танкистов будет установлен памятный знак. В Маревском районе 15 погибших в боях за урочище Кулотино обретут вечный покой на одном из военных кладбищ. В Лычково (Демянский район) были подняты обломки бомбардировщика Пе-2, который разбился в начале июня 1942 года, а также идентифицированы останки экипажа.

Источник: https://vnnews.ru/social/70196-otryad-nakhodka-podvodit-itogi-osennej-vakhty-pamyati-najdeny-ostanki-32-bojtsov-generala-kachanova-tank-bt-7-i-bombardirovshchik-pe-2.html?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0

616

В Ростовской области обнаружили массовое захоронение солдат, погибших во время Великой Отечественной войны.

Братскую могилу нашли на территории частного подворья в хуторе Ясиновском Куйбышевского района. Всего в ходе вахты участники отряда «Старый Миус» обнаружили останки 28 солдат. Кроме того, поисковикам удалось раскопать личные вещи бойцов, в том числе именные медальоны.
– Всего в братской могиле находилось семь медальонов. На двух были отчетливо видны имена владельцев. Один медальон принадлежал Котэ Багаеву из Грузинской ССР, второй – Дмитрию Боровченко из Ворошиловградской области, – рассказала руководитель объединения Марина Шевченко.

Помимо медальонов, в братской могиле нашли фрагменты бушлатов, шапки и пуговицы от фуфаек. Эти предметы дают основание полагать, что солдаты погибли в феврале-марте 1943 года.

Среди находок особенно выделялась одна - мундштук с инициалами «Г.Ш.». Теперь с найденными предметами будут работать эксперты.

0

617

Памяти защитников.

0

618

0

619

0

620

0

621

0

622

0

623

0

624

0

625

Три подвига. Один из них занесён в Книгу рекордов Гиннеса

https://d.radikal.ru/d33/1810/8c/0f7ab64bd07d.jpg

Советские танкисты времён Великой Отечественной войны
Недавно на одном из сайтов в интернете мне попалась песня 1-ой Краснознамённой танковой бригады на музыку Юрия Кочурова и слова Елены Рывиной.

Припев у этой замечательной песни был такой

https://d.radikal.ru/d08/1810/75/892a5eee6e64.jpg

Танк КВ-1

Зиновий Колобанов.

бой, во время которого экипаж тяжелого советского танка уничтожил из засады 22 немецких танка занесён в Книгу рекордов Гиннеса.

Во время Великой Отечественной войны множество советских людей демонстрировало высочайшие мужество и отвагу, сражаясь с гитлеровскими захватчиками. За подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны, 11 тысяч 657 человек (из них 3051 посмертно) были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Однако появились и «забытые» герои. Люди, фронтовой путь которых, казалось, мог привести их только к званию Героя Советского Союза, высокую награду не получали. Нет, об их подвигах народ не забыл, но власть имущие почему-то сочли, что присваивать им звания Героев Советского Союза (а затем и Героев России) не следует. Так и не стал Героем Советского Союза старший лейтенант Алексей Берест, принимавший самое непосредственное участие в водружении Красного знамени на берлинский рейхстаг. Еще один настоящий герой, которого незаслуженно обошла награда, — Зиновий Колобанов.

Это про него поэт Александр Гитович затем напишет:

Враги идут толпой
Железных истуканов,
Но принимает бой
Зиновий Колобанов.

https://c.radikal.ru/c25/1810/02/e640da885e34.jpg

Подвиг Зиновия Колобанова. Герою так и не дали Золотую звезду

8 августа 1941 года группа армий «Север» начала наступление на город Ленинград. Части и соединения Красной Армии, осуществлявшие защиту советской территории от агрессора, несмотря на самоотверженность личного состава, отступали. В районе Красногвардейска, как тогда называлась Гатчина, оборону держали воины 1-й танковой дивизии под командованием генерал-майора Виктора Ильича Баранова. Им приходилось сдерживать натиск упорно наступающего и превосходящего в силе противника. 19 августа 1941 года генерал-майор Виктор Баранов приказал перекрыть три дороги, ведущие к Красногвардейску от Луги, Волосова и Кингисеппа. Эта задача была поручена 3-й танковой роте 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии, которой командовал старший лейтенант Зиновий Колобанов. На вооружении 3-й танковой роты, которой командовал Колобанов, находились тяжелые танки КВ-1, которые могли вполне реально противостоять танкам вермахта. Но вооружение вооружением, а о личности командира роты, подвиг которого навсегда вошел в историю Великой Отечественной войны, стоит сказать особо. Ко времени начала Великой Отечественной войны он был уже опытным офицером, прошедшим советско-финскую войну.

Зиновий Григорьевич Колобанов родился 25 декабря 1910 года во Владимирской губернии в селе Арефино Муромского уезда (ныне это территория Нижегородской области). Отец Зиновия Григорий погиб во время Гражданской войны. Мать воспитывала троих детей одна, перебравшись затем в село Большое Загарино. Начало жизненного пути Зиновия Колобанова было вполне обычным для сельского парня того времени. Он окончил восемь классов средней школы и отправился учиться в Горьковский индустриальный техникум. Тогда как раз полным ходом шла сталинская индустриализация и стране были нужны квалифицированные рабочие и инженерные кадры, поэтому такие профессии всегда были престижны и востребованы.

16 февраля 1933 года 22-летний Колобанов, учившийся на третьем курсе техникума, был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную армию. Как парня грамотного, его направили в полковую школу 49-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии, а затем — в Орловское бронетанковое училище имени М. В. Фрунзе. Так Зиновий Колобанов стал кадровым военнослужащим. В мае 1936 года он окончил военное училище в звании лейтенанта, с отличием, и начал службу командиром танка в 3-м отдельном танковом батальоне 2-й танковой бригады Ленинградского военного округа. В 1938 г. Колобанов окончил Курсы усовершенствования командного состава и далее служил помощником командира боепитания в 210-м стрелковом полку 70-й стрелковой диивзии. Затем, с 31 июля 1938 г. по 16 ноября 1938 г. Зиновий Колобанов служил командиром взвода 6-й отдельной танковой бригады, а затем был назначен командиром танковой роты в той же бригаде. 25 ноября 1939 года Колобанов был переведен командиром танковой роты в 1-ю легкую танковую бригаду, которая была развернута на Карельском перешейке. Приближалась советско-финская война и соединениям Ленинградского военного округа предстояло сыграть в ней очень важную роль.

Командир танковой роты Зиновий Колобанов не просто участвовал в войне. Он прошел от границы с Финляндией до Выборга, три раза горел в танке, находясь на волосок от гибели. После окончания войны, 17 марта 1940 года, лейтенанта Колобанова назначили помощником командира 52-й роты танкового резерва по боевой части 1-й легкой танковой бригады, а затем перевели в Киевский военный округ. Сначала он находился на должности заместителя командира танковой роты 90-го танкового полка, затем был назначен командиром танковой роты 36-го отдельного учебного танкового батальона 14-й лёгкой танковой бригады. 6 сентября 1940 года ему присвоили воинское звание старшего лейтенанта. Некоторое время Колобанов занимал должность старшего адъютанта (начальника штаба) батальона 97-го танкового полка, а затем в том же полку был назначен командиром танковой роты батальона тяжелых танков. Однако танков данная рота на вооружение так и не получила.

Когда началась Великая Отечественная война, старший лейтенант Колобанов был переведен командиром роты тяжелых танков КВ-1 в 1-ю танковую дивизию. Сам Зиновий Колобанов вспоминал, что в дивизию он был призван из запаса и, учитывая опыт советско-финской войны, получил сразу назначение командиром роты. 14 августа 1941 года Зиновий Колобанов участвовал в бою под селом Ивановским на реке Луга. Его экипаж уничтожил танк и артиллерийское орудие неприятеля. Однако самый главный бой в жизни Зиновия Григорьевича был еще впереди.

https://a.radikal.ru/a18/1810/6a/394e1c5eb036.jpg

В экипаж танка КВ-1, помимо командира танка (и командира роты) старшего лейтенанта Зиновия Григорьевича Колобанова входили командир орудия танка старший сержант Андрей Михайлович Усов, старший механик-водитель старшина Николай Иванович Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Феоктистович Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Иванович Кисельков. 19 августа 1941 г. старшего лейтенанта Колобанова вызвал лично командир дивизии генерал-майор Баранов, который и дал приказ перекрыть дороги к Красногвардейску. После этого рота из пяти танков КВ-1 под командованием Колобанова выдвинулась на обозначенные позиции.

Два танка из роты Колобанова были направлены командиром на дорогу со стороны Луги, два танка — на Кингисеппское направление. Командирский танк роты занял позицию на приморской дороге, позволявшую контролировать сразу два направления возможных перемещений танков противника.

На Лужском направлении 20 августа экипажи танков лейтенанта М.И. Евдокименко и младшего лейтенанта И.А. Дегтяря вступили в бой с авангардной немецкой танковой колонной и уничтожили пять танков и три бронетранспортера. Гитлеровцев на мотоциклах, проехавших по дороге в сторону совхоза Войсковицы, Колобанов пропустил, поскольку его задачей было перекрытие движения именно танковой колонны противника. Наконец, показались и немецкие легкие танки 6-й танковой дивизии (правда, есть и другие версии — что танки принадлежали или 1-й, или 8-й танковым дивизиям). Подождав, Колобанов отдал приказ открыть огонь. Первыми же выстрелами были подбиты три головных танка немецкой колонны, которые встали, перекрыв дорогу остальным танкам. Затем советский танк ударил по хвосту, а затем центру немецкой колонны. Точные попадания стали возможными благодаря действиям старшего сержанта Андрея Усова (на фото он в погонах лейтенанта, т.к. затем дослужился до этого звания) — опытнейшего артиллериста, воевавшего в советско-польской и советско-финской войнах и служившего прежде помощником командира взвода в артиллерийском полку, а затем прошедшего обучение на командира орудия тяжелого танка.

https://b.radikal.ru/b11/1810/79/3b31a2f7fdea.jpg

После выстрелов Усова, в колонне противника началась паника. Учитывая то, что дорога проходила через болотистое поле, танки, съехавшие на обочину, попадали в болото, где вязли. В загоревшихся танках взорвались боекомплекты. В течение тридцати минут боя танк Колобанова смог подбить все 22 танка противника, израсходовав 98 бронебойных снарядов. В сам советский танк попали 114 немецких снарядов, но его броня действительно казалась крепка. Всего же рота под командованием Колобанова подбила 43 танка противника — 22 танка на счету у экипажа старшего лейтенанта Колобанова, 8 танков — на счету у экипажа младшего лейтенанта Сергеева, 5 танков подбил экипаж лейтенанта Евдокименко, 4 танка — экипаж младшего лейтенанта Дегтяря и еще 4 танка — экипаж младшего лейтенанта Ласточкина. Уже после боя танкистами роты были уничтожены артиллерийская батарея противника, один легковой автомобиль, около двух пехотных рот. Такого боя еще не знала история советских и даже мировых танковых войск.

Казалось бы, невероятная победа танкистов над гитлеровцами в бою 20 августа 1941 года практически гарантировала старшему лейтенанту Колобанову звание Героя Советского Союза. И действительно, уже в сентябре 1941 года полковник Дмитрий Погодин, командовавший 1-м танковым полком 1-й танковой дивизии, представил всех членов экипажа танка старшего лейтенанта Зиновия Колобанова к званию Героя Советского Союза. Дмитрий Погодин, член ЦК Компартии Белорусской ССР и ветеран Гражданской войны в Испании, сам был первым танкистом, получившим звание Героя Советского Союза еще 31 декабря 1936 года — за доблесть и мужество, проявленные в боях в Испании. Как настоящий боевой командир, он прекрасно понимал цену подвигу Колобанова. Подписал представление и командир дивизии генерал-майор Виктор Баранов, который к этому времени сам тоже был Героем Советского Союза, получив высокую награду за бои с финскими войсками во время советско-финской войны. Но стать Героем Советского Союза ни удалось ни старлею Колобанову, ни другим членам его боевого экипажа. В штабе Ленинградского фронта идею присвоения Колобанову и его бойцам высоких званий Героев Советского Союза «зарубили». Командира экипажа и роты старшего лейтенанта Колобанова наградили орденом Красного Знамени, командира орудия старшего сержанта Усова — орденом Ленина, старшего механика-водителя старшину Никифорова — орденом Красного Знамени, стрелок-радист старший сержант Кисельков и младший механик-водитель красноармеец Родников получили по ордену Красной Звезды.

Как и другие советские воины, совершившие настоящие подвиги, но по каким-либо причинам не прошедшие «фильтр» у штабистов и замполитов, Зиновий Колобанов продолжал воевать. Он оборонял подступы к Красногвардейску, но 15 сентября 1941 года получил тяжелое ранение при обороне города Пушкин, получив осколочное поражение головы и позвоночника и контузию головного и спинного мозга. Почти всю войну он провел в госпиталях в Свердловске — ранения были слишком тяжелыми. Несмотря на это, 31 мая 1942 года Колобанову присвоили звание капитана, а в марте 1945 года, выписавшись, он сразу попросился в армию. 10 июля 1945 года, уже после окончания войны, Колобанов получил назначение заместителем командира 69-го танкового батальона 14-го механизированного полка 12-й механизированной дивизии 5-й гвардейской танковой армии в Барановичском военном округе.

https://b.radikal.ru/b34/1810/5b/3dbb180b3b92.jpg

После войны Колобанов еще тринадцать лет служил в Советской Армии. В 1951-1955 гг. он служил в Группе советских войск в Германии на должностях: командира танкового батальона самоходных артиллерийских установок 70-го тяжёлого танкового самоходного полка 9-й танковой дивизии 1-й гвардейской механизированной армии — с 1951 по 1954 гг., затем командира 55-го гвардейского танкового батальона 55-го танкового полка 7-й гвардейской танковой дивизии 3-й механизированной армии — с 1954 по 1955 гг. В 1952 году Колобанов получил воинское звание подполковника. Однако случилось очередное печальное событие, которое сразу же бросило тень на героического комбата. Солдат из его батальона дезертировал и сбежал в британскую зону оккупации. Этого оказалось достаточно для серьезнейшего удара по карьере героического фронтовика. Подполковника Колобанова перевели в Белорусский военный округ заместителем командира танко-самоходного батальона 10-го механизированного полка 12-й механизированной дивизии, а затем — заместителя командира танкового батальона 148-го гвардейского мотострелкового полка 50-й гвардейской мотострелковой дивизии 28-й армии. В 1958 году Зиновий Григорьевич Колобанов был уволен в запас. Он долгое время работал на Минском автозаводе мастером ОТК и контролером ОТК, прожил долгую жизнь и скончался в 1994 году на 84-м году жизни.

Получается, что удивительный подвиг экипажа Колобанова так и не был оценен по достоинству. Даже спустя годы власть так и не пошла на то, чтобы присвоить, пусть и с опозданием, легендарному танкисту звание Героя Советского Союза. Отказались это сделать и власти постсоветской России. Когда петербургское отделение Российского военно-исторического общества (РВИО) собрало более 100 тысяч подписей в поддержку присвоения Колобанову звания Героя Советского Союза, все равно последовал отказ. И это даже не удивительно. Например, такая же история сложилась с Алексеем Берестом. Впрочем, в глазах народа и Зиновий Колобанов, и его сослуживцы по экипажу танка, и Алексей Берест, и другие фронтовики, совершившие множество подвигов, все равно остаются подлинными Героями с большой буквы, вне зависимости от мнения чиновников.

https://a.radikal.ru/a00/1810/25/adaa7fbfc75d.jpg

А всего в тот день 20 августа 1941 года пять тяжёлых танков КВ-1, при поддержке курсантов и ополченцев Ленинграда, подбили сорок три немецких танка!

Этот бой считается самым результативным танковым боем в истории!

А вот про Федора Дудко знают далеко не все! Наверное про него знают лишь в Санкт-Петербурге.

Дудко Федор Михайлович – помощник командира танковой роты по технической части 91-го танкового батальона 20-й танковой бригады 7-й армии Северо-Западного фронта, воентехник 1-го ранга.

Федор Дудко отличился в бою 16 декабря 1939 года. В этот день, пройдя четыре линии окопов, два ряда проволочных заграждений, ряд каменных надолб, танкисты экипажа Дудко Ф.М. достигли намеченного рубежа и удерживали его, дав возможность боевым товарищам выйти из окружения и эвакуировать подбитые танки.

В бою 11 февраля 1940 года отважный офицер-танкист был тяжело ранен и в тот же день скончался.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом отвагу и геройство воентехнику 1-го ранга Дудко Федору Михайловичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Посмертно ему присвоено звание Героя советского союза! Именем Героя в Ленинграде был назван проспект.

Место захоронения
05016 г. Выборг, 4-й км шоссе Выборг-Санкт-Петербург, братская могила № 33

https://b.radikal.ru/b30/1810/94/fbed6282ff78.jpg

Сегодня на Украине стало модным обращаться к новому, выдуманному киевской пропагандой, образу «национальных героев». К числу «героев Украины» причисляют откровенных нацистов, предателей, активистов сомнительных националистических организаций. Этими действиями стирается память о тех уроженцах Украины, кто бок о бок с представителями других народов Советского Союза сражался с немецко-фашистскими захватчиками. В этой статье речь пойдет о жизни человека необыкновенной судьбы, относящегося к одному из самых героических поколений в истории нашей Родины. Многие, может, и не слышали никогда о нем, а многие, вспомнив сейчас, постыдятся, что забыли.
Имя его Алексей Прокопьевич Берест. 9 марта наступающего 2015 года ему исполнилось бы 94 года. Алексей Берест родился в простой крестьянской семье в деревне Горяйстовка Ахтырского района Сумской области 9 марта 1921 года, когда еще кое-где тлели угли Гражданской войны. У Прокопа Никифоровича и Кристины Вакумовны Берестов было шестнадцать детей. Но лишь девять из них выжили в суровые годы. В 1932 году Алексей и его братья и сестры остались сиротами. К счастью, в многодетной семье всегда есть более старшие дети, которые не дадут пропасть остальным — у Берестов это были старшие сестры Марина и Екатерина. Именно они, после смерти отца и матери, взяли на себя все тяготы «глав семейства», сумев худо-бедно вырастить и воспитать более младших родственников.
На долю Алексея выпало суровое колхозное детство, когда приходилось наравне со взрослыми работать в поле от зари до зари, а ведь надо еще и учиться! Впрочем, хоть Алеша и был любознательным ребенком, он в отличники так и не выбился. Да и характер уже в детские годы был еще тот! Как ни пытались его переломить, сколько испытаний за его стойкость и неравнодушие ко всему он не пережил, он всегда оставался при своем мнении. В шестнадцать лет он поступил учиться на курсы трактористов. Причем для того, чтобы стать трактористом, он приписал себе два лишних года — юный Алексей опасался, что не возьмут на учебу, сославшись на «малолетство». В октябре 1939 года добровольцем записался в Красную Армию. Участвовал в Советско-Финской кампании. Служил во 2-м полку связи Ленинградского военного округа. За этими сухими строками биографии скрыты те качества, которые теперь принято называть патриотизмом. Но не любил Алексей Прокопьевич громких слов, он не любил напыщенности и пустобрехства, но он не был молчуном. Его слова были емкими, лаконичными и категоричными, как автобиографические воспоминания о тех годах. За период Великой Отечественной войны он прошел путь от рядового до заместителя командира батальона по политической части. Иными словами говоря, особо карьеры не сделал, хотя и проявил свои личные качества. Мало кто помнит, но в 5 серии фильма "Освобождение" Береста сыграл Э.Изотов. И это не простое совпадение фамилии — авторы фильма умышленно отдали дань уже в то время начинавшему забываться герою... Войну Берест начал рядовым — связистом, через год стал командиром отделения, а затем и парторгом роты. В 1943 году ефрейтор Берест был отобран в числе лучших солдат для учебы в Ленинградское военно-политическое училище. Несмотря на то, что у Береста не было требуемого среднего образования, фронтовой опыт и положительные характеристики сделали свое дело — его приняли в училище и за несколько месяцев Берест прошел курс подготовки офицерского состава. Пройдя курс обучения в училище, в то время дислоцировавшемся в Шуе, Берест был назначен заместителем командира батальона по политической части 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии.

https://d.radikal.ru/d29/1810/15/53c6fa3fe4bf.jpg

https://c.radikal.ru/c39/1810/12/91fd709095e6.jpg

30 апреля 1945 года, по приказу первого коменданта рейхстага командира 756-го стрелкового полка Зинченко Ф.М., мл. лейтенант Берест А.П. возглавил выполнение боевой задачи по водружению знамени военного совета 3-й ударной армии на куполе рейхстага. За эту операцию был награжден Орденом Красного Знамени. Говоря проще, он, под прикрытием роты автоматчиков Сьянова И.А., в 14 часов 30 минут забравшись на одну из колонн рейхстага, прикрепил на ней красный флаг. Но командованию идея хоть в целом понравилась, показалось, что красный флаг над колонной это не сильно впечатляет и был дан приказ установки флага над куполом рейхстага. При этом следует упомянуть, что здание кишмя кишело вражескими солдатами даже не думавшими пока сложить оружие.
Ворвавшись внутрь, отряд попал под шквальный пулеметный огонь противника. Алексею Прокопьевичу удалось укрыться за статуей из бронзы, но стрельба была такой интенсивной, что у статуи срезало руку. Подняв осколок бронзы, Берест швырнул его в сторону пулеметной точки. Огонь стих, видимо, противник принял кусок конечности статуи за гранату. Этого мгновенья хватило, чтоб ринуться вперед. Но основание лестничного марша оказалось разрушенным и огромного роста, почти под два метра богатырь Алексей выполнил роль трамплина — это по его плечам Егоров М.А. и Кантария М.В. забрались выше. На чердак первым поднялся Берест. Он очень редко потом рассказывал о былом — сначала было как-то не принято проводить встречи со школьниками, а потом его и не звали особо. Но сохранились его воспоминания, как они привязывали солдатскими ремнями Красный Флаг к бронзовой ноге лошади. Именно так, немного даже с иронией вспоминал Алексей Прокопьевич апогей этой операции.

https://a.radikal.ru/a24/1810/ca/253c5155675a.jpg

   
«Передо мной командованием была поставлена задача — возглавить и обеспечить водружение Знамени Победы. В стремительном броске мы ворвались в открывшийся проход центрального входа здания, двери которого были подорваны гранатой. В это время при моем участии знаменосцами товарищами Кантария с Егоровым было закреплено армейское знамя №5 на одной из колонн центрального входа в рейхстаг в 14.30 дня 30 апреля», — вспоминал уже в шестидесятых Алексей Берест (цит. по. Южный А. Так кто же водрузил знамя над рейхстагом?).
В ночь на 2 мая 1945 года, по заданию командования, переодевшись в форму советского полковника, Берест А.П. лично вел переговоры с остатками гарнизона рейхстага, принуждая их к капитуляции. Снова попытаюсь объяснить, что за этим стояло. Реально гарнизон сдаваться был не намерен, и соглашался вести переговоры с офицером, чином не ниже полковника. Однако в числе ворвавшихся в рейхстаг советских солдат и офицеров самым старшим по званию был командир батальона Степан Неустроев — он носил капитанские погоны. Степан Неустроев был человеком небольшого роста и сухощавой комплекции, поэтому опасался, что гитлеровцы просто не поверят тому, что он — старший офицер в звании полковника. А богатырь Алексей как никто другой подходил на роль человека, способного ставить условия, вот и выпала ему честь надеть полковничьи погоны, пусть и «понарошку». Капитан Неустроев пошел с Алексеем в качестве помощника. Берест дал противнику два часа на размышление и твердым шагом пошел назад, не оглядываясь. Со спины послышался выстрел, но Алексей продолжил движение. Позже выяснилось, что пуля прострелила его фуражку.

   https://b.radikal.ru/b03/1810/cb/ccf1f1954215.jpg

За "исключительную отвагу и мужество, проявленные в боях" Берест А.П. был представлен к званию Героя Советского Союза, но, как говорят, маршал Жуков не больно любил политруков, и, взглянув на должность соискателя награды, решил, что хватит и ордена Красного Знамени. В мае 1946 г. Президиум Верховного Совета СССР опубликовал Указ «О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу вооруженных сил СССР, водрузившему Знамя Победы над рейхстагом». Высшей награды советского государства удостоились пять военнослужащих: капитан Степан Неустроев, капитан Василий Давыдов, старший лейтенант Константин Самсонов, сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария. Алексей Берест, который, как мы видим, сыграл немалую роль в штурме рейхстага, высшей награды так и не удостоился.
Сразу после окончания войны Алексея Береста назначают начальником эшелона, следовавшего из Германии в Советский Союз и везшего назад угнанных немцами советских граждан — людей, которым предстояла нелегкая судьба после возвращения на Родину. Берест заехал по пути в родную деревню, где заболел тифом и был помещен в военный госпиталь. Кстати, госпиталь тоже сыграл важную роль в жизни офицера — именно там он познакомился с медицинской сестрой по имени Людмила, которая стала его верной спутницей на последующие годы жизни.
Службу в вооруженных силах Алексей Прокопьевич закончил в 1948 году в Севастополе — в звании старшего лейтенанта и на должности заместителя начальника по политчасти передающего радиоцентра узла связи Черноморского флота. Затем переехал в Ростовскую область. Здесь, в селе Покровском (сегодня это районный центр) была родина его жены Людмилы Федоровны. Старшина милиции Петр Цуканов, в то время бывший начальником КПЗ местного райотдела вспоминал: «У нас сосед умер, Бересты в эту хатку и поселились, с детьми — четверо. Пол земляной, стены саманные, крыша камышовая. Оконца — у земли. Приехали — чемоданчик и узел с бельем. Ну, я мог выписывать в колхозе картофель, капусту, делились с ними. Его назначили зав. райотделом кинофикации. Он меня иногда пригласит в кинобудку — выпьем, сидим, он рассказывал, как рейхстаг брал, вроде даже и знамя водружал. А я и сам до Балатона дошел… » (Цит. по: Горбачев С. Берлинский Маринеско). Жил Берест скромно, но никогда и ни перед кем не заискивал и не пресмыкался — такое было его жизненное кредо. И из-за него немало проблем нажил себе Алексей Прокопьевич. Он часто менял места работы — то возглавлял ДОСААФ в Пролетарском районе, то был замдиректора МТС в Орловском районе, а в Неклиновском районе возглавил отдел кинофикации.
Но характер был железный, а время жесткое. Нажил недругов или еще что-то там случилось, но вскоре Берест был арестован. Вполне возможно, сыграло здесь роль то, что он упорно пытался добиться правды и поведать о своем участии в водружении красного знамени на рейхстаг. В феврале 1953 года, когда Береста арестовали, на допросе в прокуратуре следователь спровоцировал его на драку. Береста приговорили к десяти годам лишения свободы за хищения, хотя семнадцать человек подтвердили его непричастность к инкриминируемому деянию. Хорошо хоть, срок сократили по амнистии — в два раза меньше. Берест отсидел свое, положенное судьбой, и вернулся в Ростовскую область. Конечно, ни о какой руководящей работе уже не могло быть и речи. Семья Береста поселилась в Ростове-на-Дону — в поселке Фрунзе. Это небольшой микрорайон «частной» и двухэтажной застройки на границе Александровской рощи с одной стороны и Кизитериновской балки с другой стороны — типичный рабочий поселок. Здесь жили рабочие ростовских заводов. На завод устроился и Алексей Берест. Герой войны работал грузчиком на третьем мельзаводе, завальщиком на заводе «Продмаш», затем устроился пескоструйщиком в сталелитейный цех завода Ростсельмаш.
Жила семья Береста в двухэтажном доме, на первом этаже. Береста хорошо знали и любили и на заводе, и на поселке. Дочь героя, Ирина Алексеевна, говорит о большой человеческой доброте своего отца Алексея Прокопьевича Береста: «Как все могучие люди, отец был очень добр — до наивности. У них в бригаде появился новый слесарь — солдат из армии. Невеста беременная, а он не женится: «Жить негде». Отец поселил их, молодых, в нашей комнате, прописал. Парень, когда выпьет, — дурной был, а отец его жалел. Родилась у них девочка. Они у нас 4 года жили. Потом исчезли, а в нашу квартиру приезжает вдруг семья — из Свердловска. Оказывается, парень наш потихоньку обменял нашу комнату на квартиру в Свердловске. У нас стало четверо соседей. Но отец и с этой семьей подружился» (Цит. по: Горбачев С. Берлинский Маринеско).
3 ноября 1970 года Алексей Прокопьевич Берест трагически погиб. Погиб, как и подобает настоящему герою, совершив подвиг. Он стоял с внуком на руках, когда раздался крик "Поезд!" На рельсах оказался ребенок — девочка. Никто из очевидцев даже не успел заметить, как Алексей Прокопьевич ссадил внука на землю и бросился на верную гибель. Он оттолкнул девочку с путей и принял на себя удар такой силы, что его отбросило далеко на платформу. Умер Алексей Прокопьевич Берест в больнице, ему было всего сорок девять лет. Разумеется, этот физически крепкий человек прожил бы намного дольше и, кто знает, может и застал бы современность, но быть героем и совершать подвиги, видать, у Береста значилось на роду — оттого и не мог он промедлить, кидаясь тогда за ребенком под едущий поезд.

До последних дней жизни Алексей Берест очень переживал по поводу того, что государство так и не отметило его действительных боевых заслуг, более того — сильно обидело, запрятав на годы в «зону» по сфабрикованному и нелепому обвинению. Дочь Береста Ирина Алексеевна вспоминала: «В шестидесятых годах несколько раз приезжал к нам Неустроев (тот самый комбат, вместе с которым Берест участвовал в переговорах с немцами, играя роль полковника — прим. И.П.): «Что ж ты в коммуналке живешь, в таких скотских условиях?» Не то, чтобы с сожалением, а с каким-то чувством... самодовольства, что ли: «У тебя что же, даже телефона нет?». А как выпьют, Неустроев снимает свою Золотую Звезду и протягивает отцу: «Леша — на, она — твоя». Отец отвечает: «Ну, хватит...». Отцу это было неприятно, больно. Он до конца жизни страдал. Когда по телевизору показывали военные праздники или парады, он его выключал (Цит. по: Горбачев С. Берлинский Маринеско)).
Похоронен настоящий герой на маленьком Александровском кладбище (бывшее кладбище станицы Александровской, которая нынче является частью Пролетарского района Ростова-на-Дону). В советское время у его могилы принимали в пионеры, несли цветы на День Победы и проводили различные встречи ветераны. В 1990-е годы, время всеобщей разрухи — в стране и в головах, проявлявшейся и в дряном поведении молодежи, на бюсте, установленном над могилой вандалы отбивали то ухо, то нос, проверяя — не из цветмета ли он выполнен. А сегодня его могила хоть и убрана, но все равно оставляет удручающее впечатление, так как находится у входа на кладбища, куда сносят мусор от других могил.
6 мая 2005 года за боевую отвагу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., личное мужество и героизм, проявленные в Берлинской операции и водружение Знамени Победы над рейхстагом, указом президента Украины №753/2005 Бересту Алексею Прокопьевичу присвоено звание Героя Украины (посмертно). Получается, что память настоящего героя и русского человека больше чтили на Украине, чем в России, службе которой Берест отдал лучшие годы жизни, отдал героически, и героически погиб, спасая ребенка из-под поезда.
Почему же заслуги Береста остались неотмеченными высоким званием Героя в Советском Союзе и затем в России? Дать ответ на этот вопрос вряд ли кто-то сможет. Общественные организации и ветераны многократно отправляли письма в Москву с просьбой присвоить звание Героя Советского Союза, а затем и Героя Российской Федерации, Алексею Прокопьевичу Бересту. Однако всякий раз получали отказы. При этом о том, что именно Берест водружал красное знамя на рейхстаг, в Ростове-на-Дону знал практически каждый коренной житель. Ведь на территории завода «Ростсельмаш» ему был установлен бюст памяти, о Бересте постоянно вспоминали в День Победы, говорили ветераны. Впрочем, звание Героя Советского Союза Бересту все же было присвоено — только организацией общественно-политического толка, именующейся «Постоянный президиум Верховного Совета СССР» (лидер — Сажи Умалатова).
Имя Береста внесено и в число именных «звезд» на ростовском Проспекте Звезд. Также имя Береста носят одна из улиц в микрорайоне Сельмаш Первомайского района Ростова-на-Дону и общеобразовательная школа № 7 этого же города. И все же у ростовчан, как и у других людей, неравнодушных к судьбе этого удивительного человека, настоящего героя, не проходит надежда на то, что когда-нибудь российское правительство снизойдет до того, чтобы по достоинству оценить заслуги Алексея Прокопьевича Береста, и присвоит ему звание Героя Российской Федерации посмертно.

https://b.radikal.ru/b34/1810/ef/04ca43e99a08.jpg

Памятник Алексею Бересту в Малгобеке.


Вечная Память Героям!

0

626

0

627

Бронепоезда «Козьма Минин» и «Илья Муромец»

БОЕВОЙ, ОСОБЫЙ, БРОНЕВОЙ...

[url=https://radikal.ru]https://d.radikal.ru/d15/1810/c9/141d17891098.jpg[/url

Построенные бронепоезда «Козьма Минин» и «Илья Муромец» прошли славный боевой путь. В течение трех лет Горьковский дивизион сражался на главных направлениях Великой Отечественной войны: на тульской и калужской земле, под Орлом и Брянском, под Жлобином на Днепре и под Ковелём на Западной Украине, под Варшавой на Висле и во Франкфурте-на-Одере...

Подразделения дивизиона сделали 150 мощных огневых налетов по переднему краю обороны и прифронтовым станциям снабжения, участвовали в прорыве обороны и в отражении атак противника. Артиллерийско-минометным и пулеметным огнем уничтожено 15 немецких самолетов, 1650 солдат и офицеров, 94 пулеметные точки, 42 артиллерийско-минометные батареи, 24 отдельных орудия, 14 дзотов, немецкий бронепоезд, склады боеприпасов...»

В решающие дни в Горьковской области железнодорожники строят для фронта два бронепоезда: «Козьма Минин» и «Илья Муромец». Строят в свободное от основной работы время, своими руками, на свои средства. Добровольцами в составе экипажей бронепоездов идут на фронт.

«Козьма Минин» - назван так в честь нижегородского посадского человека, сказавшего триста с лишним лет назад пророческие слова: «Если нам похотеть помочь Московскому государству, не пожалеем животов наших, да не только животов... Дело великое! Мы свершим его...»

«Илья Муромец» - былинная сила народная, поднявшаяся в гневе, чтобы избавить родную сторону от недруга. Не случайно, увидев «Козьму Минина» и «Илью Муромца» на дорогах войны, известный кинооператор Роман Кармен воскликнул: «Это же готовый документальный киносюжет!»

«Козьма» и «Илья» - так ласково называли бойцы свои бронепоезда - не были похожи на своих старших братьев. Крепкие, приземистые, намного ниже прежних, с наклонной броней и литыми башнями: по всему - новое слово в практике бронепоездного строительства. И по своей огневой мощи они в несколько раз превосходили созданные ранее боевые машины: на них впервые появились реактивные установки и надежное зенитно-артиллерийское прикрытие.

Похожи, как близнецы, - строились по одним чертежам. Разве что бронепаровоз «Козьмы» выглядел несколько легче, чем у «Ильи». Примечательным было напутствие дивизиону перед первыми боями генерал-полковника Я. Н. Федоренко, начальника Главного автобронетанкового управления Красной Армии. Еще в годы гражданской войны командовал он одним из бронепоездов Страны Советов, хорошо знал этот тип вооружения, был инициатором его развития и совершенствования. Он не скрывал своих чувств при встрече с «Козьмой» и «Ильей». Отметил генерал и круговое вращение ракетных установок, и прекрасную радиостанцию дальнего действия РСМ, установленную в бронированном отсеке задней части тендера, и хорошо отлаженную бортовую связь - «нервную систему» дивизиона.

- Такие бронепоезда в нашей стране еще не строились. Нет их и у противника. Ничего общего, кроме железнодорожного хода, не имеют они с существующей бронепоездной техникой... Желаю вам славных ратных дел и боевых успехов, - напутствовал воинов генерал.

Впереди перед «Козьмой» и «Ильей» лежали по курсу Тула, Горбачево, Скуратово, Чернь, Мценск...

За бронепоездами началась охота. Фашистская авиация выслеживала «Козьму» и «Илью» на станциях, на стоянках. Живая мишень! Но плотный заградительный огонь зенитчиков всякий раз остужал пыл немецких асов. Когда из пяти бомбардировщиков на базу возвращается один, это заставляет задуматься! Командир отряда летчиков, обер-лейтенант с тремя Железными крестами на груди, сбитый зенитчиками «Козьмы» и взятый в плен, процедил сквозь зубы: «Наша цель - уничтожить бронепоезда».

16 мая сорок второго года сразу восемнадцать «юнкерсов» атаковали станцию Чернь. «Козьма» и «Илья», отстреливаясь и искусно маневрируя, отходили за стрелки, на перегон. Взлетели в воздух штабной, санитарный вагоны...

На другой день немецкое командование передавало по радио: «Вчера на станции Чернь Тульской губернии в результате массированного налета авиации рейха уничтожены советские бронепоезда «Козьма Минин» и «Илья Муромец», построенные Америкой». Но той же ночью при разгрузке вражеских эшелонов с войсками и техникой на станции Мценск на них обрушился всеистребляющий шквал огня. Два бронепоезда незаметно вышли на огневой рубеж и, нанеся решающий удар, ушли на запасные позиции. Через час дивизион повторил огневой налет. На этот раз по вражеским батареям, раскрывшим себя при первой атаке...

Комиссар «Козьмы Минина» Алексей Семенович Потехин, прошедший с бронепоездом весь путь - от первого дня строительства до победного салюта, - вспоминает тот июньский памятный бой сорок второго:

«Неподалеку тяжело ухнул снаряд. Потом еще и еще. Вздрагивает земля.

- Нащупали, - злится командир огневого взвода Николай Гаврилов. - Теперь держись! Только бы в бронепаровоз не угодили. Он - главное. Без движения мы можем стать легкой добычей врага, поэтому всегда ставим паровоз в середине состава, тендером вперед. Так сохраннее.

Резкий удар. Прямым попаданием снаряда сорван и отброшен к обочине лист брони, прикрывающий ходовую часть паровоза. Вместе с «Козьмой Мининым» отходит и «Илья Муромец». Бронепоезда вырываются из-под огня. Еще и еще раз меняем мы свои огневые позиции, вновь и вновь пополняем боекомплект, а бой все не утихает...

Огневая мощь доходит до предела. Раскаленные жерла пушек и направляющие реактивные установки посылают на врага тонны металла. Бронепоезда превращаются в какой-то бурлящий вулкан...»

Только к вечеру закончился этот бой. Наша пехота взяла высоту. Бойцы с почерневшими от порохового дыма лицами молчаливы и серьезны. Бронепоезда - стальная крепость на колесах. Мощная боевая техника. Страж железнодорожных узлов и путей, этих артерий войны. Неожиданный огневой налет и надежная оборона - их сила.

Но бронепоезда - это и трудно маскируемая от врага цель, привязанная к рельсам, открытая авиабомбам и снарядам дальнобойной артиллерии.

...Отбили одну воздушную атаку. И снова звено «юнкерсов». Отстреливаясь, бронепоезд покатил к выходным стрелкам. И вдруг резко падает давление пара. Провалились колосники. Ситуация яснее ясного: остановится бронепоезд - ему конец. Машинист Алексей Васильевич Бирюков быстро натягивает на себя ватные брюки, фуфайку, шапку-ушанку, обливается водой и лезет в топку. Пар и огонь обжигают тело даже через одежду, голова трещит, но руки привычно и быстро делают дело. Готово. Друзья вытаскивают Бирюкова из топки в дымящемся тряпье. Бронепоезд набирает скорость...

Особые это были бронепоезда! И люди, воевавшие на них, были особые. Не каждому дано выбирать свою судьбу, заслужить право на риск и вызывать огонь на себя! Благодаря хорошему вооружению «Козьма Минин», к примеру, мог обеспечить большую концентрацию огня и вести прицельную стрельбу до 12 км, то есть круговая зона обстрела доходила до 24 км. Эти особенности бронепоезда хорошо дополнялись возможностью возить с собой большой боезапас.

Для борьбы с авиацией противника на контрольные платформы дополнительно устанавливались крупнокалиберные пулеметы системы ДШК и трехспаренные зенитные пулеметы ПВ-1. Для защиты расчетов от осколков бомб и снарядов вдоль бортов из рельсов и шпал укладывались штабеля.

Камуфляж бронепоезда в летний период - темно- и светло-зеленые с желтизной пятна, зимой - белый. Бронепаровоз Оп имеет толщину брони: на будке машиниста, цилиндрах, рубке командира бронепоезда - 45 мм; на тендере, котле, сухопарнике, ходовой части - 30 мм.

Паровоз Оп отличается от Ов измененными перегревателем и цилиндрами. Внешне же они не отличаются друг от Друга. Крытая артиллерийская бронеплощадка с боковой броней - 45 мм, верхней - 20 мм имеет на вооружении две 76-мм пушки с пулеметами в танковой башне Т-34, четыре бортовых станковых пулемета в шаровых установках - по две на каждый борт.

На открытой артиллерийской бронеплощадке с боковой броней 45 мм устанавливались 25- и 37-мм полуавтоматические зенитные пушки. Посредине бронеплощадок реактивные установки М-8.

Четыре двухосные контрольные платформы составлены в два сцепа. Загружены аварийным комплектом материалов и противопожарного инвентаря: рельсы - 50 шт., шпалы - 100 шт., накладки - 50 шт., подкладки - 200 шт., болты - 2 ящика, костыли - 2 ящика, ломики - 20 шт., лопаты костыльные - 20 шт., молотки костыльные - 20 шт., лопаты железные - 50 шт., шпалоподбойки деревянные - 20 шт., подъемные башмаки («лягушки») 20 шт., ящики с песком - 4 шт.

По инициативе тульского филиала Московской железной дороги был реконструирован бронепоезд «Козьма Минин», который отныне будет главной достопримечательностью мемориала «Бронепоезд Победы», расположенного на ж/д станции Чернь.

От себя добавлю несколько строк. Бронепоезд "Козьма Минин" стоит в Нижнем Новгороде, не полностью, а только его подвижной бронированный  паровоз.

https://a.radikal.ru/a12/1810/25/3b04449d4214.jpg



https://www.popmech.ru/weapon/12090-sta … eya/#part0

Стальные Крепости
http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1416/

0

628

0

629

В ЛЕНОБЛАСТИ ГРИБНИКИ СЛУЧАЙНО НАШЛИ ОБЛОМКИ СОВЕТСКОГО ИСТРЕБИТЕЛЯ
Вчера.
Обломки советского истребителя времен Великой Отечественной обнаружили поисковики в Ломоносовском районе.

До ближайшего населенного пункта - около 8 километров. Воронка с обломками боевой машины находится глубоко в лесу. За годы ее заполнила вода и теперь она ничем не отличается от обычного лесного водоема.

Нашли благодаря грибникам, которые на нас вышли через социальные сети. Обратились, сказали, что видели в лесу предмет похожий на фюзеляж самолета. Мы с ними связались. Они приехали показали место. Долго искали, но тем не менее нашли.

Виктор Соболев, руководитель отряда специального поиска "Крылья Родины"

Обследование воронки показало - на дне много металла. На краю - под небольшим слоем грунта - также обнаружились  детали самолета. По ним специалисты определили - здесь разбился истребитель Як-9. В поисковой экспедиции участвовало сразу несколько отрядов  - поэтому работа продвигалась быстро.

Из-за большой площади разброса обломков самолета нами было принято решение о привлечении на подъем самолета молодежных поисковых отрядов. Результат оправдал ожидания, потому что еще до откачки воды из воронки - молодежь нашла мотор, отмыла его и уже был найден номер самолета.

Кристина Соболева, начальник отдела поисковой работы центра патриотического воспитания "Дзержинец"

- Первая цифра - год выпуска.
- Три.
- Да, сорок третий. Вторая цифра - квартал выпуска. Это тоже тройка, тут коррозия, но она также пробита. Пять - это тип мотора, это М-105. Единичка перевернутая - это дефис, ну, и собственно номер - двадцать два сорок семь.

Номера самолета - своеобразный паспорт машины. По нему историки быстро выяснили судьбу машины и ее пилота. Оказалось, найденный Як-9 принадлежал Краснознаменному Балтийскому флоту. Машина была потеряна в результате авиакатастрофы - летчик пропал без вести.

Это самолет разбившийся в катастрофе 28 февраля 1944 года. Был учебный воздушный бой. После нескольких фигур высшего пилотажа вошли в пикирование. Ведущий - лейтенант Дорохов на высоте 2 километра самолет из пикирования вывел, а ведомый - младший лейтенант Бувин начал разрушаться в воздухе из-за превышения скорости и упал в лес.

Константин Тарасов, специалист по архивной работе отряда специального поиска "Крылья Родины"

Когда работа близилась к концу - стало понятно, что останков летчика среди обломков нет. Оказалось, нынешние исследователи - не первые кто нашел место падения. Еще спустя 30 лет после войны, место падения нашли первые поисковики - тогда их называли "красные следопыты".

В 1974 году местные пионеры случайно натолкнулись в лесу на место падения самолета. Позвали военных из воинской части ближайшей. Обломки самолета были подняты и останки летчика были похоронены 24 марта 1974 года на кладбище Борки - кладбище летчиков ВМС КБФ.

Константин Тарасов, специалист по архивной работе отряда специального поиска "Крылья Родины"

Сейчас историки пытаются найти участников или очевидцев поисковых работ 1974 года. В советское время такие мероприятия не были системными. Известно, что тогда событию была посвящена небольшая заметка в газете "Страж Балтики". Однако найти ее подлинник поисковикам пока не удалось.

Игорь Андрусенко, Олег Белоконь, Игорь Изотов, "Последние известия", Ломоносовский район

0

630


Сталин переодел армию в новую форму в 1943 году

https://c.radikal.ru/c20/1811/bd/6c1855db702f.jpg

В феврале 1943 Красная Армия радикально меняет свой внешний вид. Главное нововведение – на гимнастерках появляются исчезнувшие после революции погоны, более разнообразной в цвете и покрое становится и сама форма.

Тенденция к изменению обмундирования Красной Армии наметилась еще летом 1941 года. Тогда была запущена программа по обеспечению личного состава теплыми вещами на зиму: в основном одежда поступала от населения и со складов, одновременно налаживалось массовое промышленное производство формы. Важно было соблюсти три принципа: проще, удобнее, дешевле.

15 января 1943 года нарком обороны Сталин издает приказ No25 «О введении новых знаков различия и изменениях в форме одежды Красной Армии». Изменения должны были вступить в силу в кратчайшие сроки – с 1 по 15 февраля, однако вплоть до лета 1943 года отдельные бойцы танковых и авиационных частей носили старую форму.

Газета «Красная Звезда», комментируя указ, писала, что это важное событие в жизни армии, так как оно призвано способствовать дальнейшему укреплению воинской дисциплины и воинского духа. Издание также обращало внимание на то, что нововведение подтверждает славную преемственность традиций и бережное отношение к истории, богатой ратными подвигами наших отцов и дедов.

Погоны, как отмечали фронтовые газеты, это не только элемент одежды, но и атрибуты воинского достоинства и чести. Внешне новые советские погоны напоминали царские, небольшие различия касались материалов, расцветки и формы. К примеру, офицерские погоны стали пятиугольными, шестиугольные были сохранены лишь для генералитета. Как и в царской армии на погоны советского образца наносились знаки различия: цвета просветов и окантовок соответствовали роду войск, а размер и число звезд обозначали звание.

Видоизменились в новой форме и гимнастерки. Теперь вместо отложных воротников появились стоячие, которые застегивались сквозными петлями. Гимнастерки рядового и сержантского состава не предполагали карманов, для офицеров делались внутренние карманы, прикрытые клапанами.

Нововведения в форме для красноармейцев коснулись и камуфляжной одежды, которую в первую очередь использовали разведчики, снайперы и горные войска. Камуфляж, представленный в различных цветовых комбинациях, имел свободный покрой, что позволяло носить его поверх униформы и снаряжения.

Переодевание советской армии было лишь частью больших изменений, параллельно с этим военное руководство ужесточило требования к внешнему виду солдат и офицеров. Небритого, носящего мятую одежду и грязную обувь красноармейца теперь могли строго наказать. Намного жестче стали пресекаться любые проявления расхлябанности, недисциплинированности и неуставного поведения. С этого времени крайне редко можно было встретить военнослужащего, расхаживающего с вещмешком по рынку или разъезжающего на ступеньках трамвая. Советский военный должен был стать гордостью нации и образцом поведения в обществе.

Германская пропаганда пыталась внушить населению оккупированных территорий, что все нововведения, которые затеял Сталин, лишь демонстрируют его беспомощность. «Видя, что Красная Армия плохо его защищает, видя, что близится гибель его власти Сталин совсем обалдел от страха и пускается на такие штуки, что делается смешно, и удивительно», – писалось в одной из немецких листовок.

Действительно, сталинcкий указ вышел в то время, когда коренной перелом в войне еще не наступил. Немецкая военная машина все еще располагала достаточными ресурсами для возобновления наступления. Однако едва ли стоит приписывать этому событию роль, которая в июле 1942-го возлагалась на директиву No227 «Ни шагу назад».

Тем не менее указ от 15 января 1943 года носил в том числе и идеологический оттенок. Генерал Андрей Хрулев, отвечавший в годы войны за тыловое обеспечение войск, в своих воспоминаниях указывал, как долго и мучительно он подбирал и отправлял на согласование Верховному главнокомандующему новые варианты армейской формы. Существует легенда, что рассматривая их, и отмечая схожесть с императорской армией, Сталин тогда шутливо заметил Калинину: «Хрулев предлагает старый режим». На это «всесоюзный староста» ответил, что молодое поколение уже не помнит прежнего, а форма, которая нравится молодежи, может сыграть положительную роль в борьбе с фашизмом.

В это же время была разработана новая система ранжирования военнослужащих, которая во многом напоминала царскую – изменились лишь названия. Так, подпоручик стал лейтенантом, а штабс-капитан – просто капитаном. Возродилась и традиция различий офицерских званий согласно количеству и размеру звезд на погонах: старшие офицеры по сравнению с младшими имели увеличенные звезды.

Историки допускают, что изменения были своеобразной попыткой воссоздания офицерского сословия, которое было в императорской армии, а появление погон должно было стать символом офицерского авторитета. Неслучайно с конца 1942 года слово «офицеры» все чаще стало использоваться при официальных обращениях, в частности, на торжественных мероприятиях, хотя в нормативных актах оно было закреплено лишь после войны.

Кроме того, введением нового «табели о рангах» Сталин уже предвосхищал будущую Победу. Ведь брать Берлин армией под командованием «политруков», «комбригов» и «комдивов» было несолидно. Необходима была градация чинов, хоть отчасти напоминающая звания в армиях стан-союзниц.

0


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом