ПолитФорум ватников России и зарубежья

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом


Военный Альбом

Сообщений 961 страница 981 из 981

961

Укрепрайоны держали оборону так же отчаянно, как Брестская крепость
Дот в огне
Александр МИТЮКОВ, 19 июня 2020
На окраине Бреста есть микрорайон Речица. Бывшая деревня, вошедшая в состав города. За ней — еще одна, Митьки. Отсюда до польской границы — пара километров, как и до Брестской крепости. Вдоль всего рубежа монолитными памятниками войне выстроились бетонные коробки — доты (долговременные огневые точки). В далеком сорок первом здесь шли ожесточенные бои.

Митьки с деревней Котельня-Боярская, где находится одна из застав Брестской погрангруппы, соединяет хорошая автодорога. Если ехать по ней в сторону границы, слева можно увидеть небольшой холм. Это один из фортов Брестской крепости, укрытый земляным валом. Рядом — несколько дотов. На краю форта над ними возвышается небольшая стела с красной звездой и выгравированной на табличке надписью: «Слава героям, павшим в боях за Родину, воинам 2-й роты 18 ОПАБ 62 УРа от военнослужащих».

Спускаюсь на полянку, захожу в один из дотов. Даже в жару здесь немного сыро. На голову давит потолок, на плечи — узкие проходы и стены. Прикасаюсь к ним. Пытаюсь представить горячие дни сражений. Где-то в нескольких километрах отсюда ухнула гаубица. Видимо, на армейском полигоне шли стрельбы. Стены немного задрожали. Что же было здесь, в первые дни войны, когда на эти коробки обрушивался шквал бомб и гранат? Иван Басюк, кандидат исторических наук, доцент Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, в одной из работ описывает историю так:

— Укрепленные районы в 1920—1930-е годы начали строить многие европейские государства. Франция в 1929—1936 годах возвела так называемую линию Мажино — систему долговременных укреплений на границе с Германией, Люксембургом и частью Бельгии. Германия в 1935—1939 годах вдоль своих западных границ от Нидерландов до Швейцарии — линию Зигфрида. Финляндия в 1927—1939 годах на Карельском перешейке (в 32 километрах от Ленинграда) — линию Маннергейма.

В Беларуси и за ее пределами хорошо известен Историко-культурный комплекс «Линия Сталина». Эти укрепрайоны строили по старой границе БССР. После событий 1939 года, уже на новой западной границе СССР, развернулось строительство еще одной линии. Что касается Беларуси, это четыре укрепрайона: 80-й Гродненский, 90-й Осовецкий, 100-й Замбровский и 62-й Брестский.

Иван Николаевич Швейкин, в июне 1941 года — старший лейтенант, начальник артиллерийского снабжения батальона, сражавшийся под Брестом, в мемуарах вспоминал:

— Батальон наш был недоукомплектован и состоял в основном из сержантского состава. Людей едва хватало на патрулирование занимаемого участка. Правда, в мае 1941 года мы готовились принять пополнение. Но оно к нам так и не поступило. Чувствовали ли мы тогда приближение войны? И да, и нет. Да — потому что накануне войны было немало случаев, когда немецкие самолеты перелетали границу и, безнаказанно покружив над городом, уходили обратно. Да — потому что мы постоянно слышали шум передвигающихся войск и техники и догадывались о их сосредоточении по ту сторону Буга. Нет — потому что не получали каких-либо предупреждающих приказов и распоряжений. Успокаивающе действовала также нормальная железнодорожная связь с Германией.

А вот как Иван Николаевич описывает утро 22 июня:

— Нападение гитлеровцев застигло врасплох. Поэтому даже готовые доты занимались в спешке, под обстрелом. В некоторые сооружения гарнизоны попасть не смогли. Крупные соединения врага, подавив с ходу или обойдя с флангов и окружив оказавшие сопротивление опорные пункты и погранзаставы, устремились в открытые бреши, так как наши стрелковые соединения не успели выдвинуться в пункты, предусмотренные планом прикрытия границы. В этих условиях командир части генерал-майор Пузырев и его штаб фактически не могли управлять боевыми действиями оборонительных сооружений. Окруженные врагом доты были отсечены не только от штаба части, но в ряде случаев и от штабов батальонов. Только часть личного состава, в основном из подразделений управления, сосредоточилась к середине 22 июня в лесу к северу от Высокого. Они действовали потом в составе полевых войск. Я жил близко от городка и поэтому прибежал туда первым.

Бойцы того самого 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона вели огонь по немцам, не давая им переправиться через Буг. Противник бросил на доты пехоту и саперные части с огнеметами. Дольше других держался дот у деревни Речица. В нем сражались 23 бойца под командованием младших лейтенантов Селезнева, Зимина и старшины Рехина. На предложение сдаться они ответили отказом, и дот был выжжен огнеметами, а затем подорван.

Часть дотов соседнего батальона сейчас находится на территории Польши. В те дни они также давали гитлеровцам ожесточенный отпор. Трое суток вел бой дот под командованием младших лейтенантов Колочарова и Теняева. В доте Колочарова особенно отличились стрелок-пулеметчик Копейкин и наводчик орудия казах Хазамбеков, который вместе с артиллеристами соседней роты в первые же часы войны подбил вражеский бронепоезд, а затем успешно поражал огнем пехоту, двигавшуюся по железнодорожному мосту и понтонной переправе.

В бетонных коробках оказались не только бойцы гарнизонов, но и отступавшие пограничники, красноармейцы других частей, офицерские жены. Супруга лейтенанта Федорова Пелагея Сулейкина — с трехлетней дочерью и трехнедельным младенцем на руках. Позже она вспоминала:

— К 12 часам враг приблизился к доту вплотную и начал бить перекрестным огнем. В доте стали отваливаться плиты бетона, погасли фонари. Мы задыхались. А тут еще начался пожар. Запахло жженой резиной. Дым повалил во все щели и амбразуры. Дышать стало нечем. Немцы, видимо, решили, что с нами покончено, и отошли от дота. Мой мальчик не подавал признаков жизни. Я решила, что он мертв, плотно завернула в одеяло и положила под стенку дота. Надо было подумать и о трехлетней дочурке. Она еле дышала и не держалась на ножках. У выхода какой-то боец закричал мне, кашляя: «Сына возьмите, может, где-нибудь хоть руками выкопаете ямку и зароете. Живы останетесь, будете знать, где похоронили». Я и взяла Олежку. Добрались до ржаного поля. Присели. Страшная рвота у всех. Одна сажа. Вырвало и сынишку, щечки его порозовели. Олежка-то мой ожил! Сердце так и зашлось. Да как же я его чуть не закопала живого! Никогда не изгладится эта страшная минута…

Мирное лето 2020 года. Возвращаюсь к ухоженному мемориальному знаку. Он пахнет свежей краской. В гильзах у основания всегда стоят цветы, рядом — венок. Обелиску 17 лет. Установили его без малого 20 лет назад офицеры 38-й на тот момент отдельной мобильной, а ныне десантно-штурмовой бригады, 50-й отдельной механизированной бригады, ветераны Вооруженных Сил. Шло время. Из тех, кто был причастен к установке стелы, некоторых уже нет в живых. Но растет смена.

В ТЕМУ

Каждый дот — это оборонительная точка. Грубо говоря, бетонный танк, вкопанный в землю. Вот такие точки строились вдоль границы. Несколько дотов объединяли в роты, роты — в батальоны, батальоны и создавали укрепрайоны. Если в танке — экипаж, то в доте — гарнизон.

КСТАТИ

Руководили возведением укрепрайонов лучшие советские военные инженеры, в том числе генерал-лейтенант Дмитрий Михайлович Карбышев. Теоретически доты должны были сдерживать натиск противника до подхода основных сил. Но на 22 июня только 7,3% дотов от запланированного количества было построено и приведено в боевую готовность, остальные 92% к началу войны либо находились в стадии строительства, либо только готовились к его началу.

0

962

Здесь только посты на историческую военную тему?

0

963

Герман Александр Викторович - Партизан с большой буквы.

https://b.radikal.ru/b14/2009/44/a3c4cb7eafe5.jpg

Небольшое вступление. Все новгородцы знают улицу Германа - однако не все знают в честь какого выдающегося человека эта улицы названа. Данный материал подготовил Дмитрий Черкасов и нам кажется он будет всем очень интересен.

Перечитывая Зощенко, наткнулся я в малоизвестных ныне "Рассказах о партизанах" на историю про «Неуловимый отряд товарища Германа», который в дремучих псковских лесах был очень силен, и чуть ли не открывал в селах и деревнях напротив немецких комендатур сельсоветы и исполкомы, да так твёрдо отстаивал Советскую власть, что каратели и прочая нечисть предпочитали перемещаться по «своей стороне», не пытаясь переходить дорогу.

Очень смешно.

Все мы знаем Зощенко, как выдающегося мастера гротеска, гиперболы и сарказма. Но вот выдумщиком и фантазёром я его совсем не считаю, тем более, что тема в те годы (а рассказ 1947 года) была более чем серьёзная.
Ни с того, ни с сего решил я предпринять небольшое изыскание. В мемуарах известных деятелей партизанского движения я ничего внятного на сей счёт не обнаружил, что только раззадорило.

И вот что удалось установить.

Заранее предупреждаю, что истории хотя и выглядят совершенно фантастичными, однако всё изложенное базируется на исторических фактах. Убеждать кого-либо и приводить объёмистый список первоисточников я не собираюсь, любой Фома Неверующий легко может предпринять собственное путешествие в историю.

Итак.

Начнем с того, что никакого таинственного «товарища Германа» не было. А был вполне реальный кадровый офицер, капитан Красной Армии Герман Александр Викторович. Родился в 1915 г. в Ленинграде. Русский. Член КПСС с 1942 г. Перед войной несколько лет жил и учился в Москве. Выпускник Орловского танкового училища, окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. С июля 1941 г.— на Северо-Западном фронте, офицер разведотдела, отвечал за связь и координацию партизанских отрядов. В сентябре 1941 года был направлен в немецкий тыл, основная задача - разведка, уничтожение немцев и диверсии на коммуникациях. Первоначальная численность отряда составляла около 100-150 бойцов.
Отряд не только успешно воевал, но и совершенно нетрадиционно для партизан обустроился - в глубине лесов, вдали от наезженных дорог возникла стационарная база, со временем превратившаяся в настоящий укрепрайон - с капитальными строениями, казармами, кухнями, банями, лазаретом, штабом, складами и т.п.

К лету 1942 года успехи отряда, командирский талант и хозяйственные способности Германа привели к тому, что на его базе была сформирована кадровая партизанская бригада, численность её возросла до 2500 человек, зона боевых действий распространилась на большую часть территории Порховского, Пожеревицкого, Славковичского, Новоржевского, Островского и других районов Псковской области.

Но - остановимся. О деятельности А.В. Германа, о его военных новациях и не-стандартных решениях можно рассказывать сколь угодно долго, приводить сотни примеров, и всё будет мало и не даст полного впечатления об этом талантливом человеке.
А теперь - несколько фактов.

Впервые в партизанской практике Германом рядом с базой был создан стационарный аэродром, прорублена просека в лесу, оборудована полоса и инфраструктура для приема тяжелых транспортных самолетов, выставлены посты оповещения и зенитные расчёты. Проблема снабжения и связи с «большой землей» была решена. Несколько попыток поднять истребительную авиацию на перехват партизанских самолетов закончились атаками (захватить аэродром, конечно, было нереальной задачей) на нефтяную базу в городе Порхов и авиасклады в поселке Пушкинские Горы, в результате были уничтожены все расходные запасы горючего, боеприпасов и прочего. Полк оказался небоеспособным и не смог выполнять боевые задачи на фронте. За партизан могли и поругать, а вот за такие последствия можно реально «загреметь». Командир полка люфтваффе это отчётливо понимал. И самолеты в «лес» летали регулярно.

Впрочем, Герману этого показалось мало. В ходе одной из вылазок была обнаружена проходившая недалеко от базы «торфяная» узкоколейная железная дорога с брошенным на ней впопыхах при отступлении подвижным составом - паровозами, вагонами и платформами. Дорога вела к линии фронта, причём по самым глухим топям и болотам (собственно, там торф и добывается). Была одна незадача - участок узкоколейки проходил по окраине узловой станции Подсевы, служившей перевалочным пунктом немецкой армии и имевшей сильный гарнизон. При необходимости перевозок каждый раз наносились сокрушительные удары по станции и «под шумок» партизанские составы успешно проходили нехорошее место. В конце концов (жить-то хочется) командование гарнизона просто прекратило обращать внимание на снующие туда-сюда через окраину станции маленькие паровозики и вагончики, тем более, что они проблем особых не создавали, вели себя прилично и предпочитали перемещаться по ночам. Всё это время осуществлялись партизанские перевозки с линии фронта (!) в тыл противника (!) по железной дороге (!). Такого никогда не было ни до, ни после.

После плановой замены прежнего состава гарнизона на станцию прибыл новый комендант, из штабных, майор Паульвиц. Несмотря на «тонкие» намеки сменщика, ситуация с постоянно следующими через его станцию составами противника его настолько поразила, что тем же вечером путь был перерезан и очередной транспорт попал в засаду. Наутро станция была стремительным ударом захвачена и удерживалась несколько дней, гарнизон уничтожен, грузы взорваны или взяты трофеями. Попутно были «капитально» взорваны пять мостов, в том числе - стратегический, через реку Кебь. Дорога «встала» ровно на 12 дней. Кто именно застрелил Паульвица точно неизвестно, по крайней мере, в рапортах бригады этот подвиг ни за кем из партизан не значится.
По воспоминаниям железнодорожников колючую проволоку с путей немцы вскоре оттянули ДО узкой колеи и в упор её больше не замечали.

Любителей «бефель унд орднунг» начало беспокоить такое безобразие. Из абвернебенштелле Смоленска прибыла спецгруппа под началом авторитетного специалиста по борьбе с партизанами (имя не сохранилось, да и неважно). На совести этого «умельца» было около десятка уничтоженных партизанских отрядов на Смоленщине. Используя свои агентурные каналы, Герман выявил секрет его успеха: при захвате или уничтожении партизан с них снимали одежду и обувь, давали понюхать обычным полицейским ищейкам - после чего отряд карателей выдвигался по следам точно на партизанскую базу, минуя все топи, засады и мины. Использование известных методов - посыпание следов махоркой, поливание мочой не помогало, потому как сей факт только подтверждал правильность маршрута. Группы стали уходить одной дорогой, а возвращаться - другой. Сразу после прохода «туда» дорожка тщательно минировалась. Как и после прохода «обратно». С самим «умельцем» (после гибели нескольких карательных отрядов он быстро сообразил, в чём дело, и сам не «вёлся» на этот трюк) разобрались ещё более изящно: заминировав на глазах у пленённого «языка» по стандартной схеме «обратную дорожку», дальше повели его по секретной притопленной гати. Точно неизвестно как, но он всё-таки сбежал и вернулся к своим по этой гати. Живой. Значит, гать чистая. Абверовец, довольно потирая руки, затребовал большой отряд, и нагло улыбаясь, повел его в обход мин именно этим путем. Сам не вернулся и две роты СС «демобилизовал». Гать всё-таки взорвалась, без особого шума. С обеих концов одновременно. Стрелять не пришлось, болото справилось стопроцентно. Командование встревожилось - как мог бесследно пропасть ВЕСЬ отряд СС, да ещё без всяких признаков боя? Но больше базу найти не пытались до осени 1943 года.

С местным населением отношения у бригады Германа складывались более чем дружественные. Благодаря действующим на базе аэропорту и ж/д вокзалу(!) было налажено сносное снабжение, так что партизанских продотрядов селяне не видели, да и немцы предпочитали в селах близ отряда по известным причинам харчами не разживаться и население лишний раз своим присутствием не беспокоить.

Постепенно Герман начал менять тактику на подконтрольной территории - от чисто военной к военно-политической. Был организован военный трибунал, который проводил открытые выездные заседания в селах и деревнях (институт полицаев и прочих старост и пособников мгновенно исчез как биологический вид, а попавшиеся немцы переводились в статус военнопленных, и по железной дороге отправлялись в лагеря на Большую Землю... да-да... мимо той самой станции Подсевы).

Открыт лазарет, в который могли обратиться окрестные жители и получить посильную медицинскую помощь. В тяжелых случаях врачи выезжали на дом (!). Советская «скорая помощь» в немецком тылу. Да-а..
С целью решения текущих вопросов сформированы временные сельсоветы и исполкомы, которые выезжали на места, занимались пропагандистской работой и вели прием населения. Конечно, здания напротив немецких комендатур они не занимали, как иронизирует Зощенко, приезжали ненадолго и в заранее подобранное место, но, тем не менее...
Тут и случилось непоправимое. Нет-нет, никакой исполком захвачен не был, и среди больных немецких лазутчиков не случилось.

На очередной прием подпольного исполкома заявилась депутация станционного гарнизона, этаких поумневших наследников Паульвица, с нижайшей просьбой - их должны заменить, очень хочется обратно, в Фатерлянд, к семьям. А поскольку пути и мосты в округе все взорваны, а дороги заминированы и вообще - по ним всё равно не проехать, то... нельзя ли им получить пропуск? Или по партизанской железке выбраться (одна ведь только и исправна), но в обратном направлении. А они, вообще, ничего. Со всем пониманием. Составы исправно пропускают и даже за путями следят, чтоб не повредил кто.

Через несколько дней и вовсе заявился офицер из местной фельдкомендатуры с жалобой на отряд фуражиров из какой-то соседней части, которые рыскают по деревням и заготавливают для себя продовольствие и овес, чему селяне совсем не рады. А поскольку он лично и его воины своей шкурой за это бесчинство отвечать не собираются, то, нельзя ли... этот отряд... ну... в общем, выгнать восвояси?
Неизвестно, чем для просителей закончились эти ирреальные иски (о последствиях в первоисточниках не сказано, хотя сами эти факты отмечены), но каким-то образом они стали известны высокому командованию, в том числе и в Берлине.

Сказать, что командование было взбешено - это ничего не сказать. Целый ворох местных начальников и офицеров был арестован, осужден, разжалован или отправлен на фронт. Невзирая на напряженную обстановку, с фронта была ЦЕЛИКОМ снята боеспособная дивизия вместе с танками, артиллерией и авиацией и две части СС общей численностью около 4500 человек.
Бригада была окружена, завязались упорные бои, выводом командовал лично Герман спланировал очередную блестящую комбинацию, и, хотя и с потерями, бригада успешно прорвалась к регулярным войскам, уничтожив более половины атакующих войск. В ходе боя командир 3 партизанской бригады полковник Александр Викторович Герман был трижды ранен, последнее ранение в голову оказалось смертельным. Он погиб 6 сентября 1943 года близ деревни Житницы. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Читая сухую официальную сводку (...бригадой под командованием Германа с июня 1942 года по сентябрь 1943 года уничтожено 9652 гитлеровца, совершено 44 крушения железнодорожных эшелонов с живой силой и техникой врага, взорван 31 железнодорожный мост, разгромлено 17 гарнизонов противника, до 70 волостных управлений etc...), я не понимаю, почему мы почти ничего не знаем об этом человеке, как могло имя одного из самых талантливых и успешных военачальников, обладавшего нетривиальным стратегическим мышлением, растаять в тумане седой старины?
Детальное описание боевых действий бригады Александра Германа и вовсе ставит в тупик - мог ли человек т а к действовать, добиваться т а к и х поразительных результатов в разгроме противника в тяжелейших условиях, действуя в тылу противника, когда регулярная армия стремительно отступала, когда исход войны ещё был совершенно неизвестен...

Прочитайте этот документ, отдайте должное:

" Ю.А., Дубровка Н.А., г. Новгород

3-Я ЛЕНИНГРАДСКАЯ ПАРТИЗАНСКАЯ БРИГАДА

3-я Ленинградская партизанская бригада под командованием старшего лейтенанта А.В. Германа была сформирована на базе 2-й Особой бригады в июне 1942 г. Комиссаром бригады стал А.И. Исаев — кадровый армейский политработник. В ее составе было 520 партизан.

Александр Викторович Герман являлся одной из крупных фигур партизанского движения. Он был кадровым военным. Закончил с отличием танковое училище. В предвоенные годы был слушателем курсов при Академии Генерального штаба РККА. В первые месяцы войны служил в разведотряде штаба Северо-Западного фронта, откуда добровольно ушел в ряды партизан. Он возглавил разведку 2-й Особой партизанской бригады и проявил себя талантливым партизанским командиром.

А.В. Герман, по свидетельству товарищей по оружию, сочетал в себе многие качества советского командира: мужество, отвагу, высокое воинское мастерство, оптимизм и неутомимую деятельность. Он одним из первых применил рейдирующую тактику партизанских сил, смелый и искусный маневр в боевых действиях. Горячо любили Германа партизаны за личную отвагу, умение командовать, принципиальность, близость к людям, душевность1. Было ему 28 лет.

В июле 1942 года вновь созданная 3-я Ленинградская бригада была переброшена в Партизанский край. В это время фашисты проводили четвертую по счету карательную экспедицию против защитников края. Обстановка сложилась крайне тяжелая.

"...Враг продолжал наседать на Партизанский край, — вспоминал командир отряда 3-й бригады Н.А.Бурьянов. — Пылали деревни, по всей округе лютовали каратели. На позициях нашей и соседних бригад днем и ночью шли жаркие боевые схватки. За деревню Папоротно, от которой остался лишь один сарай, бои продолжались целые сутки... Каратели вынуждены были отойти". Пять яростных атак карателей выдержали и защитники Починок.

Даже в условиях значительного превосходства противника командир бригады А.В.Герман применял смелую тактику маневрирования, нападал на врага с флангов и тыла. В одном из донесений он сообщал: "Иду на риск. Снимаю всех с обороны. Наступаю". 20 августа Герман радиограммой доносил в оперативную группу Верховного Совета фронта: "Бригада дерется с 9 августа ежедневно. В боях убито солдат и офицеров [противника] 570. Подбито танков— 5, из них 1 сожжен. Уничтожено 11 пулеметных точек. По документам убитых выявлено: дерутся против нас 4-й заградительный полк и бронетанковая часть"2.

22 августа силами 3-й бригады был совершен налет на гарнизон противника в деревне Вязовка. В результате было уничтожено: 28 гитлеровцев, 4 бронемашины, 2 автомашины, 2 орудия, 1 рация, 1 станковый пулемет, большое количество боеприпасов, документов3. События происходили западнее г. Холма.

К осени 1942 года положение защитников края осложнилось. Фактически бригады сражались в окружении. Все аэродромы попали в руки гитлеровцев. Доставка боеприпасов из советского тыла прекратилась. Ленинградский штаб партизанского движения принял решение ускорить выход бригад из окружения. Бригада Германа сумела прорваться сквозь плотные заслоны гитлеровцев. Новым местом боевых действий бригады стал Стругокрасненский район.

Но закрепиться партизанам здесь не удалось. Район был наводнен немецкими войсками. А.В.Герман снова совершил смелый рейд. Бригада передислоцировалась в район северо-западнее Порхова, а в начале октября пробилась в юго-западные районы. Как и другие бригады, 3-я Ленинградская понесла значительные потери при обороне Партизанского края. В обшей сложности из строя вышло более четверти личного состава. Это были наибольшие потери за всё существование бригады4.

На юго-западе Ленинградской области развернулись ее последующие действия. Она стала здесь ведущей силой среди других партизанских частей и соединений. Бригада непрерывно пополнялась за счет местного населения и присоединения других отрядов. В конце 1942 года в ней было уже около 400 бойцов5. К апрелю 1943 года ее личный состав вырос в 4 раза6.

Постоянно применяя тактику стремительных рейдов и быстрых маневров, бригада охватила своими действиями большую часть территории Порховского. Пожеревицкого, Славковичского, Новоржевского, Островского и других районов Ленинградской (ныне Псковской) области. То соединяясь в кулак, то разбиваясь на отряды, она совершала стремительные рейды. За полугодие к середине января 1943 года бригада уничтожила около 1300 вражеских солдат и офицеров, около 20 танков и бронемашин7.

В начале февраля 1943 года, в период продолжения наступления войск Северо-Западного фронта, бригада при поддержке авиации нанесла массированный удар по Старорусской железной дороге, ставшей основной железнодорожной магистралью 16-й армии, по которой противник перебрасывал свои резервы. Движение было остановлено на трое суток8.

Ширился размах партизанской борьбы. Сказывалось величие победы Красной Армии под Сталинградом. В первой половине марта общая численность личного состава бригады составила уже 1095 человек. В бригаде было создано три партизанских полка, объединяющих 12 отрядов.

Однако и немецкое командование с 15 по 28 марта предприняло очередную карательную акцию. Силами до 3500 — 4000 человек, поддержанные танками и артиллерией, они повели наступление на деревню Ровняя Порховского района, где размещался штаб 3-й бригады. С семи часов утра и до двадцати часов вечера два полка и штабной отряд вели ожесточенный бой с карателями. Силы были не равны, и партизанские отряды отошли к озерам Сево и Навережье, где также шли упорные бои с противником. Окружить и уничтожить партизан немцам не удалось. Напротив, сохраняя силы, бригада уходила на юг области, совершая при этом ночные налеты на фашистские гарнизоны. За март 1943 года бойцы бригады уничтожили 913 фашистских солдат и офицеров, спустили под откос 3 эшелона с живой силой и техникой, взорвали и сожгли 4 шоссейных моста, подбили 6 танков. Потери партизан составили 37 человек убитыми и 59 ранеными9.

Еще более ожесточенный характер носили бои с карателями в мае 1943 года. В течение месяца 3-я бригада вела тяжелые схватки с немецко-фашистскими захватчиками в районе Новоржева и Пушкинских Гор. Немцы бросили против них отдельную стрелковую дивизию с артиллерией, танками и авиацией.

Бои носили исключительно ожесточенный характер. Немцы стремились окружить партизанские силы, но те, искусно маневрируя, выходили из окружения или избегали его. В то же время наносили по врагу и ответные удары. В результате боевых действий в мае бригада уничтожила 1604 гитлеровца, пустила под откос 7 эшелонов, взорвала 16 шоссейных мостов, подорвала 12 автомашин. Потери партизан составили 39 человек убитыми и 64 ранеными10. "В мае,—пишет начальник политотдела бригады М.Воскресенский,— мы провели 19 боев с карателями. Во всех этих боях враг имел численный перевес, но ни в одном из них он не одержал сколько-нибудь крупной победы11.

Не ослабевал накал борьбы и в июне: в течение этого месяца полки и отряды 3-й бригады провели 44 боя. Гитлеровцы проводили лишь ограниченные операции против отдельных бригад.

К началу сентября гитлеровцы подготовили очередную карательную экспедицию, главным образом, против 3-й бригады. А.В.Герман принял решение вырваться из зоны действия экспедиции на юго-восток.

В д.Житница передовой отряд наткнулся на гарнизон карателей, разгромил его. Бригада вырвалась из окружения в район Ругодевских лесов, но с партизанами не было бесстрашного командира А.В.Германа, который погиб при выхода из окружения. Вскоре был получен приказ Ленинградского штаба партизанского движения о присвоении бригаде имени Германа и впредь именовать её: 3-я партизанская бригада имени Германа Ленинградского штаба партизанского движения. В апреле 1943 года Александру Викторовичу Герману было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

За период с 1 по 30 сентября партизаны бригады им. Германа истребили 2686 солдат и офицеров, много боевой техники врага, средств транспорта и связи12.

Напряженность партизанской войны не спадала и осенью 1943— зимой 1944 года. В тылу 16-й немецкой армии по-прежнему успешно действовали полки бригады им. Германа, командовал которой в прошлом начальник штаба бригады И.В.Крылов. Гарнизон за гарнизоном становились объектами их нападения.

Всего за октябрь 1943 года бойцы 3-й Ленинградской бригады разгромили 11 гарнизонов семи волостей, уничтожили 3417 гитлеровцев, пустили под откос 15 эшелонов, взорвали 10314 метров рельсов, 39 железнодорожных мостов, сожгли 98 автомашин, разгромили 16 различных складов13.

В ноябре партизаны бригады вывели из строя участок Старорусской дороги Порхов — Подсевы, разрушив все вокзалы, стрелки и опорные пункты. Всего в ночь на 1 ноября партизаны подорвали свыше 11 тысяч рельсов и 11 железнодорожных мостов, разрушили 5 станций и разъездов. В удельном весе участия ленинградских партизан в "рельсовой войне" наибольшее количество подорванных рельсов — 22 тысячи приходилось на 3-ю бригаду14. Некоторые участки железных дорог практически были выключены из эксплуатации или заблокированы.

Вывод рельсов из строя, сочетавшийся с другими железнодорожными диверсиями в тылу группы армий "Север", привел к значительному сокращению перевозок, прохождению воинских эшелонов, затруднял перегруппировку неприятельских сил.

В декабре 1943 года германовцы пустили под откос 61 состав противника, в результате чего было разбито 56 паровозов, 609 вагонов. Уничтожили 29 автомашин, 2 склада с боеприпасами и продовольствием, взорвали 26 мостов, сожгли льнозавод. В декабре 3-й Ленинградской партизанской бригаде им. Германа за успехи, достигнутые в боевой деятельности, было присуждено Красное знамя Ленинградского облисплкома15.

Партизанские отряды бригады совместно с бойцами других соединений, препятствовали гитлеровцам в создании оборонительной линии "Пантера". В начале января 1944 года партизаны 3-й бригады уничтожили главного руководителя организации Тодта, возводившей линию укреплений, Теодора Брауна, взорвали вдоль рек Сороть и Великая около 200 дотов и дзотов, разрушили сотни километров проволочных заграждений и линий связи16.

Широкий размах приобрела "рельсовая война". В период наступления советских войск под Ленинградом и Новгородом партизаны ещё более активизировали свои действия на железных дорогах. 20 января 1944 года, в день освобождения Новгорода от немецких захватчиков партизаны 3-й бригады разгромили станции Уза, Карамышево, Подсевы и Локоть на Старорусской железной дороге. При этом были уничтожены и находящиеся на станциях эшелоны17.

Партизаны также усилили удары по шоссейным дорогам. Напряженная борьба развернулась за шоссе Ленинград-Киев — одну из основных коммуникаций для 18-й армии немцев, где скопились армейские, корпусные, дивизионные и полковые части. Действия партизан согласовывались с действиями советской авиации, 3-я партизанская бригада оседлала участок дороги Цапелька — Маяково. На этом участке были взорваны мосты, разрушена телеграфно-телефонная связь, создан десятикилометровый завал. Весь участок шоссе был под контролем партизан.

Все попытки немцев выбить партизан с дороги и расчистить её от завалов не удались. Во многих местах на шоссе образовались пробки по 1000 автомашин и более. Их бомбила советская авиация. С 11 по 12 февраля партизаны взорвали 20 и сожгли 7 мостов. Чтобы вытеснить отряды бригады с шоссе, противник бросил против них два батальона пехоты с шестью танками. Было убито 439 солдат и офицеров, подорвано 4 танка и уничтожено 20 автомашин18. Партизанская война шла и за другие шоссейные и проселочные дороги.

К середине февраля 1944 года все бригады, действовавшие в тылу группы армий "Север", соединились с войсками Советской Армии. Среди них была и 3-я Ленинградская. Последний бой бригада провела в феврале 1944 года на шоссе Псков — Сольцы вместе с бойцами 60-го стрелкового полка и 65-й стрелковой дивизии 2-го Прибалтийского фронта. Так закончился славный, героический, овеянный победами, боевой путь 3-й Ленинградской партизанской бригады имени Германа."
Трагическая у меня получилась история. Но. Ведь смешная. Он умел так делать.
Д.Черкасов, 2008 - robber2000@mail.ru

0

964

Последний рязанец-фронтовик Герой Советского Союза Павел Галкин: Я утонул и видел, как мама плакала, склонившись над моим телом
Материалы большого интервью, привезенного нами из Краснодарского края, мы решили разбить на несколько публикаций. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - ДЕТСТВО.

Евгений БАРАНЦЕВ

https://b.radikal.ru/b41/2009/4e/37c4c49e9b91.jpg

Павел Андреевич Галкин читает книгу о Героях-рязанцах, изданную нашей редакцией к 75-летию Великой Победы!

Монетка упала в воду. На волнах азовского лимана остались легкие круги, которые через мгновенье растворились во времени…

Родители сказали: «Если хочешь однажды вернуться, нужно бросить в море монетку». Первое знакомство с морем показалось сказкой, и, конечно, в эту сказку хотелось вернуться.

Шли годы, монетка мирно лежала на дне, но что-то произошло… и давнее желание неожиданно сбылось. Снова Ейск, снова бронекатер на постаменте и бесконечные одноэтажные улочки с черешней, жерделями и тутовником.

Именно здесь - в Ейске - живет Павел Андреевич Галкин - последний рязанец, удостоенный звания Героя Советского Союза за подвиг времен Великой Отечественной войны.

Сейчас переслушивая запись той встречи, понимаешь, какие детские ошибки делались нами во время беседы, но Павел Андреевич упорно выводил на главное. Он и теперь был штурманом, который точно знал, на какую цель должен выйти его торпедоносец!

Первую часть нашего большого интервью мы решили посвятить детским годам Героя - реке Мостье, наконечникам древних стрел и кораблинскому хлебу.

ДВА СЛУЧАЯ НА РЕКЕ МОСТЬЕ
- Мальчишкой я трижды тонул. Первый раз когда мне было лет шесть… Вместе с ребятами среднего возраста (лет двенадцать-пятнадцать) пошел на реку Мостью. Если знаете, Мостья впадает в Ранову, та в Проню, а последняя - уже в Оку.

Поразила память на рязанские топонимы, но перебивать Павла Андреевича не стали.
- Взрослые ребята купались, а я ходил по уступу, скрытому под водой, и шарил по берегу в поисках норок раков. Уступ этот круто обрывался, далее начиналась глубина. Я не удержался, сорвался и ушел на дно. Плавать я тогда не мог. На дне оттолкнулся ногами и устремился к поверхности. Вынырнул и только успел что воздуха хватануть. Закричать уже не смог, опять ушел на дно. И вот так несколько раз, будто маятник - взад-вперед. При этом в глазах лишь мутновато-желтоватая вода. А потом погас свет… Появилось лицо матери, она вытирала глаза. Я посмотрел туда, куда смотрела она, и увидел свое тело. Понял, что я утонул… Я лежал на дне, а надо мной, склонившись, причитала мама: «Павлушка, как же это…» Никакой боли у меня не было, и страха не было. Я вижу все это, ощущаю, и только одно чувство - жалость. Так мне стало жалко маму! А дальше рвота, и я вернулся...

Старшие ребята заметили, что я куда-то запропал. Отыскали на дне. Вытащили. Подвесили ногами кверху и вытрясли воду. - Второй случай произошел уже, когда я ходил в семилетнюю школу в соседнее село Пустотино за пять километров от нас. По пути нужно было по мосту все ту же Мостью переходить. Но на период ледохода настил разбирали, чтобы его льдины не снесли. В это время детей перевозили на лодке. В шестом классе я тогда учился. Вышли мы в тот раз к переправе - человек 10-12 и погрузились в лодку. Осадку она приличную дала, борта едва-едва воду не черпали. Но перевозчик решил плыть и оттолкнулся от берега. Лодка качнулась, накренилась и, видимо, зачерпнула все ж, потому что сам перевозчик успел выскочить и некоторые ребята успели. Кто-то совсем не замочился, кто-то по пояс ухнул. А я сидел на дальнем конце, там, где уже глубина…

Ледоход к тому моменту практически прошел, и рабочие принялись восстанавливать настил. Между бревнами-опорами положили жерди. Вот я за такую жердь и уцепился, она хоть и прогнулась, да удержала. Ребята и девчата на берегу кто из сапог воду выливает, кто пальто выжимает, а я в реке… Мимо льдинки небольшие плывут… Рабочие ко мне опасаются подходить - вместе потонем. Что делать? А голова работала хорошо! Я кричу мужикам, чтобы выше по течению бросили конец веревки с поплавком. Они схватили какую-то деревяшку, привязали и забросили. Вцепился я мертвой хваткой в эту веревку - так и вытащили меня.

Был еще и третий раз, но о нем я рассказывать не буду. Пришло тогда понимание, что смерть моя не в воде. Когда я позже на фронте летал, у меня в кармане всегда был носовой платок расшитый матерью. У большинства были такие талисманы - у кого платок, у кого кольцо или еще что-то. Я летчикам говорил, которые со мной летали, о том, что ничего не случится - не суждено мне погибнуть в воде.

КОРАБЛИНСКИЙ ХЛЕБ
В нашей редакции всегда с трепетом относились к кораблинскому серому хлебу. Вкусный он, вернее, просто настоящий… Если бы мы проезжали мимо не в пять часов утра, обязательно привезли бы Павлу Андреевичу буханку, но когда разговор зашел на эту тему, Павел Андреевич начал новую историю:
- Как-то мы шли с отцом по проселку, он чуть впереди с подводой, я чуть сзади. И попалась мне на глаза валявшаяся в пыли корка хлеба. Вдарил я по ней ногой со всей дури да так, что вперед отца она отлетела. Ни слова он не сказал, взял корку и положил в карман. А за обедом вместо того, чтобы со щами есть свежий ломоть, достал эту черствую пыльную корку и все нахваливал ее вкус… Ни слова упрека в свой адрес, я не услышал, но запомнил цену хлеба раз и навсегда.

А потом был другой случай. После окончания пустотинской семилетки решили компанией - человек шесть нас было - из нашего села поступать в Сапожковский педагогический техникум. По тому времени хорошее учебное заведение было. Подали заявления и начали готовиться к вступительным экзаменам.

В августовский день матери напекли нам пышек и лепешек, дали по бутылке молока, и пошли мы пешком в Сапожок. Идти нужно было более 30 километров: через леса, поля и реки. Прошагали полдороги. Солнце светит - тепло и хорошо! Сели перекусить. Наелись. Смотрю, горбушки хлеба ребята начали выбрасывать. Я говорю им: «Набросали вы тут хлеба, а ведь он нам еще пригодится». Меня, конечно, на смех. Но я собрал все это в какую-то парусиновую ткань и сложил под куст, а сверху еще лопухами прикрыл. Говорю, запомните место.

Здесь Павел Андреевич посмотрел пристально на нас и произнес: - Меня иногда самого удивляет, какие вещи порой происходят в жизни.

- У каждого было по полтора-два рубля, - возвращаемся мы к истории. - В Сапожке, кто конфет себе купил, кто пирожок какой. Но в итоге, все кроме, меня экзамены провалили. Меня приняли и оставили на пару дней - какие-то процедуры там необходимо было пройти, а ребятам вернули аттестаты и отправили обратно. К тому моменту мы в Сапожке уже дня три жили, и все запасы товарищи мои израсходовали. Вот на обратной дороге они и вспомнили про эти припрятанные корки. Среди отправленных домой друзей был мой двоюродный брат Федор, он мне потом и рассказывал, как они этот куст отыскали и сухари (корки на жаре совершенно зачерствели - Ред.) догрызли.

https://b.radikal.ru/b12/2009/21/9542055dc4f8.jpgКораблинская земля. Старый мост через Проню.

ТРИНАДЦАТЬ ЗВЕЗД ПЛЕЯДЫ
Слушая рассказы о детских годах жизни фронтового штурмана, летавшего в Заполярье, понимаешь: тот факт, что он остался жив в той северной мясорубке, во многом обусловлен именно этими детскими годами. Интерес к жизни позволил постичь ему что-то очень важное.
- Наши дома в селе Нижняя Ищередь стоят между двумя глубокими оврагами. По дну течет ручей. Там я пас гусей, копался в песке, рассматривал водных обитателей. И как-то обратил внимание на то, что обрывистые стены слоисты. Нашел кремневые ромбики - наконечники стрел Каменного века. К тому времени я уже имел кое-какое представление о прошлом человечества.

Позже в лесу я отыскал каменный топор: эллипсовидный отшлифованный, в центре отверстие диаметром примерно два с половиной сантиметра. Правда, там я его в лесу и бросил, а потом жалел об этом.

Эта тяга к знаниям с детства у меня была. Кстати, Мещерскую низменность вдоль и поперек прошел в одиночку несколько раз - просто из интереса к природе. Ведь чтобы получить дополнительную информацию о чем-то (о земле, о природе, о мире), нужно прикоснуться к этому.

- Я читаю звездную карту. Бывало, летишь, мелькнут в просвете облаков звезды, и я понимаю, что это за созвездие. Для меня они какие-то родные что ли. Я всегда определял местоположение по звездам, когда другие способы не давали результаты. Между прочим, остроту зрения можно проверять по звездам. В Плеядах обычно люди видят шесть-семь звезд, на самом деле их там гораздо больше - мои глаза позволяли рассмотреть 12- 13 звезд. Умение видеть - очень потом пригодилось в бою.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Тридцать четыре года спустя снова на берегу Азовского моря… Снова монетка в руке… Очень хочется вернуться, очень хочется, чтобы Павел Андреевич снова открыл дверь, и в полутьме коридора блеснули его добрые глаза.

https://b.radikal.ru/b12/2009/b6/acda80cbd195.jpg

Азовское море. Ейск.

Павел Андреевич Галкин, согласно официальным данным, родился 15 декабря 1922 года в селе Нижняя Ищередь Ряжского уезда Рязанской губернии (ныне Кораблинский район). В 1940 году окончил педагогический техникум в Сапожке по специальности «учитель русского языка и литературы». В том же сороковом призван в армию. В 1943 году окончил Военно-морское авиационное училище имени Леваневского, эвакуированное на станцию Безенчук (ныне Самарская область). На фронте - с июля 1943 года. К апрелю 1944 года на Северном флоте в качестве штурмана совершил 22 боевых вылета на самолетах Пе-2 и Boston A-20G. В составе экипажа потопил две подводные лодки, два транспортных судна водоизмещением 8000 тонн каждое, танкер водоизмещением 10000 тонн. Еще два транспортных корабля потопил в составе группы. 19 августа 1944 года ему и летчику Евгению Францеву (1922-1944) за образцовое выполнение боевых заданий присвоены звания Героя Советского Союза.

Последний рязанец-фронтовик, Герой Советского Союза Павел Галкин: Я уводил самолет за черту невозврата, куда другие не летали

Продолжаем публиковать материалы большого интервью, записанного нами в июле этого года. ЧАСТЬ ВТОРАЯ - ВОЙНА
Евгений БАРАНЦЕВ

https://b.radikal.ru/b42/2009/e6/19c035b65c7a.jpg

Аллея славы Героев-авиаторов. Сафоново, Мурманская область. Бюст Павла Галкина.

В июле 2020 года журналисты газеты «Комсомольская правда» отправились на побережье Азовского моря в город Ейск, где живет последний рязанец – Герой Советского Союза, получивший Золотую Звезду за подвиги в Великой Отечественной войне.

Многочасовой двухдневный разговор стал настоящим откровением. Этот уникальный материал мы разбили на несколько частей. Первую публикацию посвятили детским и юношеским годам будущего Героя, проведенным на Рязанской земле. Сегодня Павел Андреевич Галкин расскажет нашим читателям о войне.

КОГДА ЕСТЬ ЧТО СКРЫВАТЬ
– В 1940 году вышел приказ наркомата обороны о призыве в армию всех имеющих среднее образование, независимо от возраста. С получением новой сложной техники в армии потребовалась хорошая теоретическая подготовка личного состава. К сентябрю сорокового мне еще не исполнилось восемнадцати, но меня зачислили во флот зенитчиком в береговую оборону и отправили под Ленинград – туда, где мой отец, кронштадтский матрос, когда-то устанавливал советскую власть… Там я учился сбивать самолеты, а освоив профессию зенитчика, пошел в авиацию – в военно-морское училище имени Леваневского. Так я оказался как бы по другую сторону от противовоздушной обороны. Стал тем, кого прежде сбивал. Начали мы в Николаеве, а заканчивали уже в эвакуации. Готовился сразу экипаж – летчик, штурман и радист. В 1943 году я попал на войну…

Экипаж пикирующего бомбардировщика Пе-2, состоящий из летчика Павла Сердюка, штурмана Павла Галкина и радиста Бориса Борового, направили на Северный флот в 29-й бомбардировочный авиационный полк в район Мурманска.
– На Пе-2 мы сделали несколько полетов. В одном из них наш радист Павел Боровой, между прочим, тоже рязанский парень (из Рыбного), получил серьезное ранение. Ему пришлось отнять ногу. Он вернулся домой – там пользовался авторитетом среди девчат. Хороший парень, красавец! Я навещал его после войны.

Но все это было много позже. Пока же шла жестокая битва в небе над северным побережьем.
– Павел Сердюк – отличный летчик. Отважный. Мы с ним еще в училище сдружились. Как-то пришлось совершить вынужденную посадку на полигоне. Отрабатывали бомбометание с пикирования с высоты 3000 метров до 1500 метров под углом 60 градусов. Мотор дал раскрутку и – сдох… Второй тоже перегрелся. Стали выбирать место для посадки. Говорю ему: «Вон луг какой хороший». Луг действительно оказался неплохим, но в траве спряталась канава, в которую во время пробега угодило колесо. Стойка шасси подломилась, и мы рухнули на крылья. Хорошо, что не загорелись. Когда раскрыли кабину, бензин хлестал рекой. Но обошлось… Как я говорил, на фронте мы с ним несколько ударов по аэродрому Луостари нанесли и по немецким конвоям. Но был у Павла Васильевича физический изъян, который он скрывал от врачей. В молодости он упал с турника и разбил локоть, и теперь временами у него заклинивал локтевой сустав – он не мог управлять рукой. Я об этом узнал еще в училище, когда на одном из взлетов он неожиданно крикнул: «Помоги!» После посадки Павел рассказал мне свою тайну. Думал, что я не захочу с ним летать, но я ответил: «Пойдем на фронт вместе, но я буду в секундной готовности и в случае необходимости смогу прийти на помощь».

– Как-то мы наносили удар по конвою под прикрытием истребителей. Вернулись на аэродром, садимся. Уже коснулись земли, побежали колесами, как вдруг взревел правый двигатель, будто самолет на взлет собирается. А вдоль полосы истребители стояли, в том числе те, на которых англичане и американцы летали. И вот на эту стоянку нас потянуло. Вижу – наломаем мы сейчас дров. Кричу летчику, чтобы дал тормоз одной ногой. Закрутило машину… Заднее колесо оторвало… Но метров за пятьдесят до самолетов мы все ж остановились. Прибежало командование полка, начали выяснять, что произошло. Тогда Павел Сердюк и признался в своем физическом изъяне. Он просился, чтобы его перевели на штурмовик. Здесь же, на Северном флоте, совершил несколько боевых вылетов, получил Красное Знамя (имеется в виду орден Красного Знамени – Ред.), но был сбит. Погиб.

Поясним, что фронт противника на этом участке мог снабжаться лишь автомобильным транспортом или морским путем. Задача советских летчиков и была – уничтожать корабли, доставлявшие на немецкую военную базу Киркенес продовольствие, боеприпасы, технику и солдат. В обратную сторону из Киркенеса везли никелевую руду. Конвои обычно состояли из трех-четырех транспортных судов в окружении военных кораблей – эсминцев, тральщиков и других.
«ЕСЛИ БЫ Я ДУМАЛ О СТАЛИНЕ»
– Когда Павла Сердюка перевели на штурмовик и я остался один, командир дивизии спросил, готов ли перейти в 9-й гвардейский минно-торпедный полк и сменить самолет Пе-2 на Boston. «Так точно! Согласен!» – отрапортовал я. Примерно две недели ушло, чтобы освоить новое оборудование. Но большой трудности это не составило. Ведь компас всегда будет компасом, и не важно, изготовили его в Америке, Германии или где-то на Урале. Принципы работы машин одинаковы.

Самолеты Boston перегоняли из Америки через Аляску и Чукотку. Летчик Евгений Францев оказался без штурмана, и осенью 1943 года (примерно в октябре) мы с ним стали экипажем (дополнил экипаж стрелок-радист Семен Антипычев). Я любил свою профессию и дело, которым занимался, и уделял этому достаточно времени. С одной стороны, я имел способности: память, зрение, здоровье, с другой – любознательность. Много читал. И специальную литературу, и художественную. Признаюсь, я никудышный хозяин – все время использовал для чтения или для работы. Перед полетом всегда сам ходил на метеостанцию и изучал синоптические карты. Плохую погоду мы использовали как прикрытие.

https://b.radikal.ru/b34/2009/db/e03f6fe6550d.jpg

Героический экипаж: Галкин, Антипычев, Францев.

С Францевым мы начали летать на свободную охоту – это так называемые крейсерские полеты. Подвесили торпеду и пошли вдоль побережья искать подходящую цель. Экипаж самостоятельно принимал решение, лететь в крейсерский полет или нет. Но каждый тогда искренне стремился что-то сделать для фронта, для победы. У меня, к примеру, отец работал на Дороге жизни (где и погиб), мать пахала на кораблинских полях, а я – воевал.

Однажды после атаки конвоя, в которой самолеты полка потопили три транспорта, на аэродром вернулись только два торпедоносца из шести. Да и мы сильно потрепанные пришли. Вылезаю я из кабины, подбегает фронтовой корреспондент и сходу спрашивает: «Что вы думали о Сталине во время атаки?» Я глянул на него пронзительно и ответил: «Если бы во время атаки я думал о Сталине, нашего разговора сейчас не было бы». Он крутанулся и умчался. Через день политрук полка встречает меня: «Товарищ Галкин, вы поаккуратнее разговаривайте с журналистами». Я в ответ: «Есть аккуратнее разговаривать!» – и все… Больше никаких санкций не было.

ТОЛЬКО ШАПКИ ВЗРЫВОВ И ВОДЯНЫЕ СТОЛБЫ
– После каждого боевого полета летчик и штурман должны написать рапорт, где подробно излагается ход событий. Так вот после первого боевого вылета я не знал, что писать… Конечно, написал потом, но в памяти у меня были только взрывы. Все вокруг покрывали шапки взрывов и водяные столбы. Воткнешься в такой, и машине конец… Расстояния между столбами километровые, может, многокилометровые, а вот разрывы и трассирующие переплетены плотно – найти бы лазейку. Но эта впечатлительность быстро прошла, в следующем боевом вылете я уже видел все цели, все наши самолеты и самолеты противника. На малой высоте мы от «мессершмиттов» прижимались к воде настолько, что от винтов появлялся бурун. Становились своего рода торпедными катерами.

Я как–то в свободное время по корабельным справочникам, где прописаны все суда и тип вооружения на них, посчитал, сколько за время атаки по нам выпускалось боеприпасов. Получилось примерно 300 000 снарядов и пуль. Я счастливчик для военно–морской авиации, потому что остался в живых.

До сих пор некоторые вещи Павел Андреевич не афиширует и не публикует. Как бы там ни сложилось после, а война в судьбе каждого оставляет слишком горький след.
– В полете я использовал радиокомпас как радиопеленгатор. Пеленговал Стокгольм, Лондон, Архангельск, Мурманск, радиомаяки. Это для меня были опорные точки, по которым я определял местоположение самолета. И это давало мне возможность рисковать – уводить машину на расстояние, куда другие наши экипажи на свободную охоту не летали, за границу невозврата (определяется количеством топлива – Ред.). Я умел проложить обратный маршрут так, чтобы сократить определенное расстояние и все же вернуться из точки невозврата.

К лету 1944 года Boston Францева и Галкина потопил два транспортных судна водоизмещением 8000 тонн каждое, танкер водоизмещением 10 000 тонн и две подводные лодки. Во второй половине августа 1944 года Францева и Галкина вызвали в Москву и в торжественной обстановке вручили медали «Золотая Звезда» и ордена Ленина с присвоением звания Героя Советского Союза.
Экипаж, вернувшись на родной аэродром, начал подготовку к следующему полету. Предполагалось нанести удар по транспортному судну, стоявшему в Порсангер–фьорде. Атака могла завершиться успехом только в определенных метеорологических условиях – так считал Галкин. В ожидании нужной погоды штурман внимательно изучал сводки метеорологов, но случилось непредвиденное…
12 сентября 1944 года Павла Галкина положили на операцию, а 15 сентября Францев, временно заменив Галкина в штурманском кресле начальником минно–торпедной службы Легкодымовым, отправился на свободную охоту к тому самому Порсангер-фьорду. Через несколько часов экипаж прислал радиограмму: «Порсангер-фьорд. Атаковал транспорт. Транспорт затонул. Возвращаюсь…» Но на аэродром самолет так и не вернулся…

Павел Андреевич Галкин родился 15 декабря 1922 года в селе Нижняя Ищередь (Кораблинский район). В 1940 году окончил педагогический техникум в Сапожке по специальности «учитель русского языка и литературы». В том же сороковом призван в армию. С 1967 года проживает в городе Ейске Краснодарского края.


Последний рязанец-фронтовик, Герой Советского Союза Павел Галкин: Я бы сказал, после войны нашу армию начали громить…
Продолжаем публиковать материалы большого интервью, записанного в июле этого года. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - МАНЕВРЫ

Евгений БАРАНЦЕВ

https://b.radikal.ru/b18/2009/11/6fb53ae1a979.jpg

Павел Андреевич Галкин. Июль 2020 года.

Фото: Евгений БАРАНЦЕВ

Азовское море, встающее из вод лимана багровое солнце и добротная черешня… Но, конечно, июльская поездка в небольшой южный город Ейск, в первую очередь, останется в памяти по другой причине – встрече с последнем рязанцем Героем Советского Союза, получившим Золотую Звезду за подвиги в Великой Отечественной войне, Павлом Андреевичем Галкиным.

Мы разговаривали долго, разговаривали в течение двух дней. В первой публикации мы привели рассказ Героя о детских и юношеских годах, во второй – о войне… А вот настал черед поведать читателям о том, что было после войны, когда бывшие союзники вдруг стали врагами.

В ЦИЛИНДРЕ И ФРАКЕ ПО НЕВСКОМУ
В сентябре 1944 года штурмана 9-го гвардейского минно-торпедного авиаполка Павла Галкина положили на операцию, а его летчик Евгений Францев, временно заменив Галкина в штурманском кресле начальником минно-торпедной службы Легкодымовым, отправился на свободную охоту в Баренцевом море.
К тому моменту и Галкину, и Францеву уже были присвоены звания Героев Советского Союза, вручены медали «Золотая Звезда» и ордена Ленина. Свободную охоту в Порсангер-фьорде (Северная Норвегия) они прорабатывали вместе, но по каким-то причинам Францев не стал дожидаться возвращения в строй Галкина. Самолет Boston потопил немецкое транспортное судно, но и сам на аэродром не вернулся.
Павел Андреевич до сих пор считает, не полети тогда Францев без него – остался бы жив. Впрочем, все это только предположения…
Оставшегося без экипажа Павла Галкина определили на Высшие офицерские курсы.
– Когда закончилась война– 9 мая 1945 года – я находился неподалеку от Моздока (Северный Кавказ – Ред.), где базировались Высшие офицерские курсы авиации Военно-морского флота. В конце мая – начале июня сорок пятого меня направили на Балтику в 51-й минно-торпедный полк, летавший также, как и мы в Мурманске, на самолетах Boston. Нужно сказать, сильный полк был – 15 Героев Советского Союза, правда, многие к тому моменту уже лежали на морском дне…

Когда я приехал в часть, она располагалась на аэродроме в Паланге (Литва). Мне определили роль штурмана эскадрильи полка. Командовал эскадрильей Герой Советского Союза Александр Богачев (1922-1978).

У личного состава тыловых подразделений, поддерживающих авиацию, в то время было много трофейного барахла. У летчиков – напротив – большей частью – только памятные безделушки. Иногда набор рюмок или хрустальная посуда. Так вот у Богачева в качестве таких трофеев имелся цилиндр, фрак, трость и шпага. Я спрашивал его: «Зачем все это?». А он отвечал: «Вот уйду на гражданку и буду по Невскому проспекту в таком виде ходить». Романтичная натура, но тянуло его к спиртному. Зато как летчик он был безукоризненный! На его счету, наверное, самое большое количество потопленных на Балтике немецких кораблей, по-моему, порядка пятнадцати.

У НИХ УЧЕНИЯ, А У НАС УЧЕНИЯ НА НИХ
– В сорок пятом ситуация на фоне высказываний различных политиков в мире накалилась. Эскадры американских кораблей вошли в Балтийское море через датские проливы и начали курсировать вдоль наших морских границ. Обстановка складывалась почти критическая.

Бывшие союзники курсируют, а мы получаем задание доставить им неприятности и заодно провести собственные учения.

В то время я летал в основном с командиром полка. Мы приводили группу самолетов – восемь-десять единиц в точку, где находились и «разбойничали» американо-английские эскадры. И производили имитацию атаки… Конечно, вылетали без торпед (Павел Андреевич улыбается – Ред.). Но понимаю, что морякам все равно неприятно было, когда боевым курсом на них шел торпедоносец.

Доходило до международных скандалов. Когда мы возвращались, порой на аэродроме нас встречала целая группа штабных работников и представители СМЕРШ. По заявлениям западной стороны, советская авиация (то есть мы) нарушила международные правила. Я в ответ предоставлял все необходимые документы, в которых было сказано, что мы выполняли запланированные ранее учения. Получалось, что факт схождения в море американских кораблей и нашей авиации – случайность…

Отметим, что еще в апреле 1945 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль приказал объединенному штабу Британской империи и США разработать план войны с СССР. 22 мая план был утвержден – операция получила название «Немыслимое». Военные действия планировалось начать 1 июля 1945 года. Лишь своевременное получение агентурных сведений и перегруппировка Красной армии, обозначившая готовность к новой войне, остудили пыл англо-американцев.

https://c.radikal.ru/c23/2009/f2/cd9c2dad6751.jpg

Наградной лист на Павла Галкина.

СЛИШКОМ МНОГО АГРЕССИИ
– После войны командование Военно-морского флота стало менять командиров авиачастей, поскольку в наступательном порыве последних месяцев войны и первых послевоенных лет портились нравы людей. Люди становились слишком агрессивными. Боевых командиров стали заменять на «школьных», тех, кто до этого работал преимущественно в классах. Боевых – направляли в Монино в Военно-воздушную академию, а после ее окончания – в Генеральный штаб или какие-то другие структуры.

В 1952 году в академию направили и меня – на штурманский факультет. После чего я оказался на Волге в Камышине, где с нуля создавалось Камышинское авиационное училище летчиков морской авиации. В перспективе наши выпускники должны были решать стратегические задачи, не на море, а в мировом океане на самолетах нового типа.

Я работал начальником цикла штурманской минно-торпедной подготовки. По мне, так неплохую учебную базу нам удалось создать. Мы выпустили первый набор и именно тогда, с появлением в правительстве некоторых «кукурузников», армию начали…

– Сокращать, – перебиваем мы Павла Андреевича.
– Громить… – уверенно произносит он.

15 января 1960 года Верховный Совет СССР принял закон «О новом значительном сокращении Вооруженных сил СССР». Согласно его положениям, армию и флот покинули порядка 1 миллиона 300 тысяч солдат и офицеров.

– Весь выпуск отправили в запас. Туда направили и большую часть преподавательского состава. Отдельных – тех, которые, вероятно, были наиболее необходимы – разбросали по разным частям. Меня, например, перевели в Качинское училище, которое базировалось в Волгограде. Правда, жить я остался в Камышине, где на аэродроме разместился филиал Качинского училища. Я числился старшим преподавателем, а начальником кафедры был у меня специалист по воздушной стрельбе Соркин – автор учебника «Боевое применение артиллерийского вооружения самолетов-истребителей».

В Ейском авиационном училище тогда шла пертурбация, и Соркину очень захотелось сменить Волгоград на приморский Ейск, о чем он доложил в отделе кадров в Ростове-на-Дону (там размещался штаб округа). Его спросили: «Кого вы планируете оставить вместо себя? Есть такой человек?» – «Да, конечно, старший преподаватель Галкин», – ответил тот.

Через пару недель пришел приказ по округу – назначить Павла Галкина начальником кафедры боевого применения в Ейск. Соркин возмущался потом ростовским кадровикам: «Вот, сукины сыны, сумели меня перехитрить…» Таким образом я и оказался здесь.

0

965

Прямо в Минске был концлагерь, о котором вы не знали. И он сохранился до сих пор – вот фото-экскурсия

https://kyky.org/places/pryamo-v-minske-byl-kontslager-o-kotorom-vy-ne-znali-i-on-sohranilsya-do-sih-por-vot-foto-ekskursiya?utm_referrer=https://zen.yandex.com&utm_campaign=dbr

0

966

0

967

0

968


                                                                      Крымская катастрофа 1942 года

https://d.radikal.ru/d23/2010/89/a9a30449574b.jpg

Практически одновременно в мае 1942 года на советско-германском фронте произошли две катастрофы: разгром советских армий под Харьковом (Барвенковский котел) и в разгром Крымского фронта. Если первая подробно описана, то о второй стараются не вспоминать, как будто бы там ничего страшного и не было.

Неудачная оборона Крыма осенью 1941 года

Предтечей этой катастрофы были не совсем удачные события по обороне Крыма осенью 1941 года. Для обороны Крыма в августе была сформирована 51-я армия под командованием генерала Кузнецова, противостояла ей на южном крыле советско-германского фронта 11-я немецкая армия, в командование которой вступил генерал Манштейн.

Единственным местом для вторжения в Крым был Перекопский перешеек шириной всего 7 км. Наступление по нему могло вестись только фронтально. Перешеек был хорошо оборудован для обороны сооружениями полевого типа. На всю ширину его пересекал древний «Татарский ров» глубиной до 15 м.

В составе 51-й армии было восемь стрелковых и три кавалерийских дивизии. Четыре дивизии были расположены на побережье для борьбы с морскими десантами, три кавалерийских дивизии в центре полуострова, для отражения воздушных десантов и одна в резерве. Одна дивизия обороняла Перекопский перешеек, одна Чонгар и Арабатскую стрелку и одна растянулась на побережье залива Сиваш. То есть больше половины 51-й армии находилось не там, где началось наступление немцев. Манштейн считал, что с учетом местности

«даже упорной обороны трех дивизий было достаточно, чтобы не допустить вторжения в Крым 54-го армейского корпуса».

https://d.radikal.ru/d02/2010/19/38342ca06f8c.jpg

Перешедшие 9 сентября в наступление немецкие войска 16 сентября вышли к Чонгарскому мосту и 26 сентября прорвали советскую оборону, взяли Перекоп и преодолели «Татарский ров». После этого они прекратили наступление на Крым, так как им пришлось перебросить часть войск на другие участки фронта. Немцам, взяв Перекоп, необходимо было преодолеть еще более узкий Ишуньский перешеек (шириной 3-4 км).

18 октября, к началу второго наступления, немецкие войска насчитывали шесть дивизий. Им противостояли 12 стрелковых и четыре кавалерийские дивизии. Этих сил было вполне достаточно для прочной обороны крымских перешейков. У советских войск было преимущество в живой силе и значительное число танков, у немцев не был они одного танка, но было преимущество в артиллерии.

Однако командование 51-й армии разбросало свои силы по всему полуострову. Три стрелковые и две кавалерийские дивизии обеспечивали охрану побережья, две стрелковые и одна кавалерийская дивизия были в резерве. Для обороны перешейков на ишуньских позициях в одном эшелоне были развернуты четыре стрелковые дивизии, еще одна дивизия — на Чонгарском полуострове.

20 октября немцам удалось взять ишуньские укрепления, в течение трех дней ожесточенных боев прорвать оборону советских войск на всю ее глубину, выйти на оперативный простор и начать наступление на Керченский полуостров. Управление войсками было потеряно, генерала Кузнецова отстранили от командования. В результате октябрьского наступления немецкие дивизии разгромили превосходящую их 51-ю армию, от которой остались отступающие разрозненные и деморализованные остатки войск.

Подошедшие части Приморской армии начали отходить на юг в строну Севастополя, гарнизон которого в это время был очень слаб, а остатки 51-й армии на Керчь. Советские войска в Крыму разделились на две части и потеряли общее управление.

Несмотря на достаточные силы, командование не сумело организовать оборону Керченского полуострова, к 16 ноября последние части 51-й армии были эвакуированы на Таманский полуостров, часть войск ушла в Аджимушкайские каменоломни и продолжила там сражаться. По современным данным, потери в Крымской оборонительной операции составили 63 860 человек, немецкие источники говорят о захвате около 100 тыс. пленных. В итоге весь Крым, кроме Севастополя, оказался в руках немцев, спастись удалось лишь части советских войск, потерявших все тяжелое вооружение.

Керченско-Феодосийская десантная операция в декабре 1941 года

Потеря Крыма осложнила положение советских войск на Кубани и Северном Кавказе, а также обороняющегося в кольце Севастополя. Для восстановления положения советское командование в декабре 1941 года решило провести Керченско-Феодосийскую десантную операцию, использовав для этого и всю мощь Черноморского флота. Вблизи Керчи 26 декабря высадился десант. 30 декабря в Феодосийском порту, а также 5 января 1942 года был осуществлен десант батальона морской пехоты в порту Евпатории, но он был полностью уничтожен немцами. Войскам была поставлена задача окружить и уничтожить керченскую группировку противника, затем деблокировать Севастополь и полностью освободить Крым.

https://d.radikal.ru/d09/2010/30/da3052f6c7a3.jpg

Главный удар в районе Феодосии наносила 44-я армия, а вспомогательный, в районе Керчи, — 51-я армия. Группировка насчитывала 82 тысячи человек, 43 танка, 198 орудий, поддерживали десант более 700 самолетов. Три стрелковые и одна кавалерийская дивизии находились в резерве на Тамани. Для десанта использовалось более 200 судов Черноморского флота. За 8 дней боев Красная армия продвинулись на 100—110 км и освободила весь Керченский полуостров.

Командующий 42-м немецким корпусом генерал Шпонек, опасаясь окружения, приказал войскам отойти с Керченского полуострова, Манштейн отменил приказ, но он не дошел до войск. Немецкие войска, бросив тяжелое вооружение, отступили, за это генерал Шпонек был предан суду и приговорен к расстрелу.

Несмотря на успех советских войск в этой операции, генерал Манштейн, тем не менее, в своих мемуарах писал о неудачных действиях советского командования. Вместо того чтобы силы 44-й армии, имеющей тройное превосходство, бросить на уничтожение коммуникаций 11-й немецкой армии, а силы 51-й армии — на захват железной дороги Симферополь-- Джанкой, что реально могло привести к разгрому 11-й армии, они действовали нерешительно и решали только тактическую задачу по окружению керченской группировки немцев.

Воспользовавшись этим, немцы, перебросив часть войск от Севастополя, перешли 15 января в контрнаступление в районе Владиславовки и 18 января отбили Феодосию. Советские войска отошли на 15-20 км восточнее и заняли оборону в самой узкой части полуострова на Ак-Монайских позициях.

Следует отметить особую черту отдельных советских соединений. Они в основном формировались из жителей Закавказья. 63-я горнострелковая дивизия была официально грузинской, а 396-я дивизия — азербайджанской. Эти соединения характеризовались плохой дисциплиной, слабой подготовкой, низким моральным состоянием, в 63-й дивизии были массовые переходы на сторону немцев и убийства командиров.

63-я дивизия была задействована в районе Феодосии и прославилась массовой сдачей в плен на всех этапах операции. Манштейн в своих мемуарах приводит пример того, как в лагере для советских военнопленных под Феодосией при советском наступлении охрана лагеря разбежалась, а пленные в количестве 8000 человек строем без охраны направились не в сторону советских позиций, а на Симферополь к немцам.

В последующих боях 63-я дивизия была в первом эшелоне, а 396-я — во втором. При первом приближении немцев они разбегались, открывали фронт и сдавались, обе дивизии в мае были разгромлены и затем расформированы.

Неудачные действия Крымского фронта в феврале—апреле 1942 года

Для освобождения Крыма в конце января был образован Крымский фронт под командованием генерала Козлова и усилен 47-й армией. С целью усиления командования Крымского фронта в марте представителем Ставки был назначен армейский комиссар 1 ранга Мехлис, роль которого в разгроме фронта была довольно существенной. Прибыв на фронт, он сразу же развил бурную деятельность, сместил начальника штаба фронта генерала Толбухина и заменил его привезенным с собой генералом Вечным, а затем начал выяснение отношений с командующим фронтом безвольным генералом Козловым. Мехлис подмял под себя командование фронта и фактически подменил собой командующего фронтом, вмешивался в управление войсками, не будучи специалистом в военном деле.

Естественно, все это отразилось на боеготовности фронта. Войска фронта серьезно пополнялись и постоянно находились в напряженной готовности к наступлению, однако оно раз за разом переносилось. В то же время командование упорно не желало отдавать приказ на укрепление обороны, опасаясь снизить этим «наступательный дух» и расслабить солдат. Нервозная атмосфера и лихорадочная бессмысленная суета царили как в штабе, так и на линии фронта.

В феврале—апреле 1942 года Крымский фронт трижды предпринимал попытки наступления, но ничего не добился и понес большие потери. Двадцать седьмого февраля, одновременно с наступлением войск Севастопольского оборонительного района, части Крымского фронта в составе восьми дивизий и двух танковых батальонов при артиллерийской поддержке кораблей Черноморского флота попытались прорвать под Ак-Монаем оборону немцев.

Немецкая оборона на рубеже Яйлы — побережье Сиваша оказалась плотной, из-за узости фронта наступающие не могли использовать свое подавляющее численное превосходство. Потери были очень большими (только 32 тысячи убитыми и пропавшими без вести). В небе господствовала немецкая авиация, не позволяя обеспечивать снабжение войск. Начавшаяся весенняя распутица и болотистая местность не позволили развить наступление. Наступавшие из Севастополя войска также успеха не достигли. Наступление 19 марта было остановлено.

Командование фронта в условиях распутицы отказалось от попыток наступать по болотам вдоль берега Сиваша. 9 апреля наступление началось на южном фасе с целью захвата Кой-Ассана с последующим выходом на Феодосию. Это наступление флотом уже не поддерживалось и вновь результата не принесло. С 12 апреля войска Крымского фронта прекратили все активные действия

Майское наступление Манштейна

К началу мая войска Крымского фронта имели в своем составе семнадцать стрелковых и две кавалерийские дивизии, три стрелковые и четыре танковые бригады общей численностью триста тысяч человек (при трехстах пятидесяти танках). Им противостояли всего семь пехотных, одна танковая дивизия и одна кавалерийская бригада 11-й армии генерала Манштейна численностью около ста пятидесяти тысяч солдат. Пять дивизий немецкой армии были оставлены под Севастополем.

https://a.radikal.ru/a02/2010/e7/88785cf7c02c.jpg

Несмотря на серьезное превосходство, позиция советских войск оказалось довольно шаткой. Основная ударная группировка в составе 47-й и 51-й армий сосредоточилась в выступе на северном участке фронта. Им была поставлена задача занять Кой-Ассан и развивать наступление по двум расходящимся направлением: на Феодосию и Джанкой. Соединения, достигнув небывалой плотности войск, сгрудились на узком перешейке, ширина которого в этом месте не превышала 20 км.

Возможность наступления противника командования фронтом вообще не рассматривалась. Войска были выстроены в два эшелона, однако второй эшелон оборонительных позиций не имел, руководство армиями готовилось вводить его в бой сразу же после прорыва обороны противника дивизиями первого эшелона.

Три армии занимали полосы по 8-10 км, основная масса войск 12 стрелковых дивизий была в первой полосе обороны. Крайне слабым был участок обороны 44-й армии, вторая линия обороны фактически сливалась с первой. Резервы фронта находились на расстоянии 15-20 км от переднего края. Первая полоса обороны была подготовлена плохо и не имела развитой сети окопов. Состояла из отдельных стрелковых ячеек, окопов, блиндажей, иногда даже не соединенных между собой ходами сообщения, хотя перед частью первой полосы обороны был вырыт противотанковый ров. Войсковые резервы располагались максимально близко к линии фронта.

Тыловая оборонительная позиция фронта проходила по Турецкому валу — цепи старых укреплений, располагавшихся на холмах в восточной, самой широкой части полуострова. Они не были оборудованы, к обороне здесь вообще никто не готовился. Командные пункты армий были расположены близко к фронту, запасные КП отсутствовали, при прорыве фронта управление войсками сразу же терялось. Противодесантная оборона побережья не организовывалась, маскировка войск и командно-наблюдательных пунктов практически отсутствовала. Несмотря на протесты командующего фронтом Козлова, Мехлис запретил выкапывать окопы для того, чтобы «не подрывать наступательный дух солдат». Перейдя к обороне, фронт сохранял наступательную группировку, 19 дивизий из 21,5 находились вблизи линии фронта.

Черноморский флот никакого участия в планируемой операции не принимал. Он бездействовал всю весну (до последнего сражения за Севастополь). Между тем в глубине вражеской обороны имелось множество мест, удобных для высадки десанта, который мог бы нанести удар в тыл немецкой обороны и в глубь полуострова, серьезных сил для укрепления этих пунктов у немцев просто не было. И дело здесь было уже не в Мехлисе, командиры всех уровней не выполняли должным образом своих обязанностей, войска были практически обречены.

На рассвете 8 мая немцы перешли в наступление, что явилось полной неожиданностью для командования фронта. В результате артиллерийских и авиационных налетов работа штабов была парализована, нарушены связь и управление войсками. Основной удар наносился на юге по слабым позициям, которые занимала 63-я горнострелковая дивизия 44-й армии, а в ее тылу беспрепятственно был высажен морской десант. Немецкая авиация господствовала над полем боя, а советские самолеты почти не появлялись.

Несмотря на то, что немецкая группировка уступала советской в людях в 2 раза, в артиллерии в 1,8 раза, в танках в 1,2 раза, и превосходила советскую лишь в самолетах в 1,7 раза, Манштейн решительным ударом прорвал оборону, командование фронта потеряло управление, дезорганизованные войска сдавались в плен и бежали в сторону Керчи.

В прорыв вошли танки, лишь ненадолго задержанные старым противотанковым рвом. Утром 10 мая Ставка приказала отвести войска Крымского фронта на Турецкий вал, но к этому времени немецкие части повернули на север и вышли в район дислокации советских резервов. Резервы были разбиты, так и не развернувшись в боевые порядки, часть из них поспешно отошла на восток, а часть оказались в плотном окружении на побережье Сиваша.

Флот практически продолжал бездействовать. Противник наступал по побережью плотными порядками, по которым флот легко мог нанести массированный артиллерийский удар, но ничего не было сделано. Утром 13 мая тыловая позиция была прорвана, на следующий день немецкие войска вышли к окраинам Керчи.

Началась спешная эвакуация города и оставшихся войск через пролив на Тамань, проходившая под постоянными атаками немецкой авиации. Керчь пала 15 мая, остатки советских войск отступили на полуостров восточнее города и 18 мая прекратили сопротивление. Эвакуация остатков войск с полуострова продолжался до 20 мая. Не успевшие эвакуироваться части численностью около пятнадцати тысяч человек ушли в Аджимушкайские каменоломни.

Общие потери советских войск в мае 1942 года на Керченском полуострове составили порядка 180 тысяч человек убитыми и пленными, а также 258 танков, 417 самолетов и 1133 орудия. На Таманский полуостров до 20 мая было эвакуировано около 120 тысяч военнослужащих. По немецким данным, их потери составили 7588 человек.

По числу общих потерь советских войск это поражение было схоже с разразившейся неделю спустя и куда более известной Харьковской катастрофой.

Разгром керченской группировки советских войск позволил немцам высвободить войска для завершающего штурма Севастополя, который пал в июле, и для летнего наступления на Кавказ.

Главным виновником катастрофы на Керченском полуострове Сталин объявил Мехлиса, командующего фронтом Козлова и начальника штаба Вечного. Они были понижены в званиях и должностях. 4 июня 1942 года в директиве Ставки утверждалось, что они, а также командующие армиями «обнаружили полное непонимание природы современной войны» и «пытались отразить атаки ударных группировок противника линейным построением обороны — уплотнением войск первой линии за счет уменьшения глубины боевых порядков обороны».

Неумелые действия советского командования не смогли ничего противопоставить хорошо рассчитанным шагам одного из лучших генералов вермахта.
Оборона Крыма и Севастополя это пример исключительного героизма солдат и офицеров  и одновременно - пример исключительной бездарности, безволия и трусости военного и политического руководства.

+1

969

0

970

0

971

Битва заводов. Как заводы боролись за производство Т-34

В конце 1941 - первой половине 1942 года выпуск танков Т-34 осуществлялся на трех заводах: № 183 в Нижнем Тагиле, Сталинградском тракторном (СТЗ) и № 112 «Красное Сормово» в Горьком. Головным считался завод № 183, так же, как и его КБ - отдел 520. Предполагалось, что все изменения, вносимые в конструкцию тридцатьчетверки другими предприятиями, будут утверждаться именно здесь. На деле все выглядело несколько иначе. Незыблемыми оставались только ТТХ танка, в деталях же машины разных заводов-изготовителей существенно отличались друг от друга.

Битва заводов. Как заводы боролись за производство Т-34

РОДОВЫЕ ПРИЗНАКИ

Например, с 25 октября 1941 года на заводе № 112 приступили к изготовлению опытных образцов упрощенных бронекорпусов.

Получи подарки прямо сейчас! -----Жми
Редактировать галерею
Редактировать галерею
На чертежах головного завода, поступивших на «Красное Сормово», в задней стенке башни имелся люк, закрываемый съемным броневым листом с креплением на шести болтах.
Попытки отказаться от люка предпринимались неоднократно, однако каждый раз возражали представители заказчика.

Из-за потери многих смежников танкостроителям приходилось проявлять чудеса изобретательности. Так, в связи с прекращением поставок из Днепропетровска воздушных баллонов для аварийного запуска двигателя на «Красном Сормове» стали использовать для их изготовления выбракованные по мехобработке корпуса артиллерийских снарядов.

Выкручивались, как могли, и на СТЗ: с августа 1941 года начались перебои с поставкой резины из Ярославля, поэтому с 29 октября все тридцатьчетверки на СТЗ стали оснащаться литыми опорными катками с внутренней амортизацией.
Еще одной характерной особенностью танков СТЗ стали корпус и башня, изготавливавшиеся по упрощенной технологии, разработанной заводом № 264 по примеру «Красного Сормова».
Сталинградский тракторный выпускал и ремонтировал танки вплоть до того момента, когда линия фронта подошла к заводским цехам. 5 октября 1942 года в соответствии с приказом Наркомата тяжелой промышленности (НКТП) все работы на СТЗ были прекращены, а оставшиеся рабочие эвакуированы.

Основным же производителем тридцатьчетверок в 1942 году оставался завод № 183, хотя после эвакуации выйти на требуемый режим ему удалось не сразу.
Существенным изменениям подверглась ходовая часть. В Нижнем Тагиле стали отливать опорные катки по типу сталинградских - без резиновых бандажей. Начиная с января 1942 года применительно к одному борту на танк устанавливалось три или четыре таких катка. Дефицитную резину убрали и с направляющего и ведущего колес. Последнее, кроме того, изготавливали цельнолитым - без роликов.

Следует особо подчеркнуть, что в ряде случаев изменения, направленные на упрощение конструкции и снижение трудоемкости изготовления боевых машин, не были оправданны. Некоторые из них впоследствии обернулись снижением эксплуатационных характеристик Т-34.

ПОМОГЛИ НАУКА И ИЗОБРЕТАТЕЛЬНОСТЬ
Наращиванию выпуска тридцатьчетверок в 1942 году способствовало внедрение сначала на заводе № 183, а затем и на других предприятиях автоматической сварки под слоем флюса, разработанной академиком Е. О. Патоном. 183-й завод оказался в этом деле лидером не случайно - решением СНК СССР Институт электросварки Академии наук УССР был эвакуирован в Нижний Тагил, причем на территорию Уральского танкового завода.

В январе 1942 года в порядке эксперимента изготовили корпус, у которого один борт был сварен вручную, а другой борт и нос - под слоем флюса. После этого для определения прочности швов корпус отправили на полигон. Как рассказывал Е. О. Патон в своих воспоминаниях, «танк подвергли жестокому обстрелу с весьма короткой дистанции бронебойными и фугасными снарядами. Первые же попадания в борт, сваренный вручную, вызвали солидное разрушение шва. После этого танк повернули и под огонь попал второй борт, сваренный автоматом... Семь попаданий подряд! Наши швы выдержали, не поддались! Они оказались крепче самой брони. Также выдержали проверку огнем швы носовой части. Это была полная победа автоматической скоростной сварки».
На заводе сварку поставили на конвейер.

Наряду с проблемами сварки узким местом оставалось производство литых башен, которые формовали в землю. Эта технология требовала большего объема работ. Главный металлург завода П. П. Маляров и начальник сталелитейного цеха И. И. Атопов предложили внедрить машинную формовку. Но для этого требовалась совершенно новая конструкция башни. Ее проект весной 1942 года разработал М. А. Набутовский. Она вошла в историю как башня так называемой шестигранной или улучшенной формы. У танкистов за свою близкую к правильному шестиграннику форму она получила прозвище «гайка».

БОЛЬШЕ ИЗГОТОВИТЕЛЕЙ, ХУЖЕ КАЧЕСТВО
В соответствии с распоряжением ГКО от 31 октября 1941 года к бронекорпусному производству для Т-34 и КВ был подключен Уралмашзавод (Уральский завод тяжелого машиностроения, УЗТМ). Однако до марта 1942-го он выдавал только раскрой корпусов, который поставлял на «Красное Сормово» и в Нижний Тагил. В апреле 1942 года здесь начались полная сборка корпусов и изготовление башен тридцатьчетверок для завода № 183. А 28 июля 1942 года УЗТМ поручили организовать производство уже всего танка Т-34 и удвоить выпуск башен для него ввиду остановки завода № 264.

Серийный выпуск Т-34 начался на Уралмаше в сентябре 1942-го. При этом возникло немало проблем, например с башнями - из-за увеличения программы литейные цехи не могли обеспечить выполнение плана. По решению директора завода Б. Г. Музурукова были задействованы свободные мощности 10 000-тонного пресса «Шлеман». Конструктор И. Ф. Вахрушев и технолог В. С. Ананьев разработали конструкцию штампованной башни, и с октября 1942 по март 1944 года их изготовили 2050 единиц. При этом УЗТМ не только полностью обеспечил свою программу, но и поставил значительное число таких башен на Челябинский Кировский завод (ЧКЗ).

Впрочем, танки Уралмаш выпускал недолго - до августа 1943 года. Затем это предприятие стало основным производителем САУ на базе Т-34.

Стремясь компенсировать неизбежную потерю Сталинградского тракторного, в июле 1942 года ГКО дал задание приступить к выпуску тридцатьчетверок на ЧКЗ. Первые танки покинули его цехи уже 22 августа. В марте 1944-го их выпуск на этом предприятии прекратили с целью наращивания производства тяжелых танков ИС-2.

В 1942 году к производству Т-34 подключился и завод № 174 имени К. Е. Ворошилова, эвакуированный из Ленинграда в Омск. Конструкторскую и технологическую документацию ему передали завод № 183 и УЗТМ.

Говоря о выпуске танков Т-34 в 1942-1943 годах, следует отметить, что к осени 1942-го наступил кризис их качества. К этому привели постоянный количественный рост изготовления тридцатьчетверок и привлечение к нему все новых и новых предприятий. Проблема рассматривалась на конференции заводов НКТП, проведенной 11-13 сентября 1942 года в Нижнем Тагиле. Вел ее замнаркома танковой промышленности Ж. Я. Котин. В выступлениях его и главного инспектора НКТП Г. О. Гутмана прозвучала жесткая критика в адрес заводских коллективов.

Разнос возымел действие: в течение второй половины 1942 - первой половины 1943 года на Т-34 было введено много изменений и усовершенствований. С осени 1942-го на танках начали устанавливать наружные топливные баки - кормовые прямоугольной или бортовые цилиндрической (на машинах ЧКЗ) формы. В конце ноября на тридцатьчетверку вернули ведущее колесо с роликами, ввели штампованные опорные катки с резиновыми бандажами. С января 1943 года танки оснащаются воздухоочистителями «Циклон», а с марта - июня - пятискоростными коробками передач. Кроме того, до 100 артвыстрелов был увеличен боекомплект, введен вытяжной башенный вентилятор. В 1943 году перископический прицел ПТ-4-7 заменили командирской панорамой ПТК-5, внедрили много других, более мелких усовершенствований, как, например, десантные поручни на башне.

Серийное производство танков Т-34 образца 1942 года (так неофициально, но наиболее часто они именуются в литературе) осуществлялось на заводах № 183 в Нижнем Тагиле, № 174 в Омске, УЗТМ в Свердловске и ЧКЗ в Челябинске. До июля 1943-го был выпущен 11 461 танк этой модификации.

Летом 1943 года на Т-34 начали устанавливать командирскую башенку. Интересная деталь: приоритет в этом вопросе отстаивают в своих отчетах по танкостроению за период Великой Отечественной войны три завода - № 183, Уралмаш и «Красное Сормово». На самом деле тагильчане предложили разместить башенку в корме башни за люками и посадить в башню третьего танкиста, как на опытном танке Т-43. Но и двум членам экипажа было тесно в «гайке», какой уж там третий! Уралмашевская башенка хоть и находилась над левым командирским башенным люком, но была штампованной конструкции, и ее тоже отвергли. И лишь литая сормовская «прописалась» на тридцатьчетверке.

В таком виде Т-34 серийно выпускались до середины 1944 года, причем последним завершил их производство завод № 174 в Омске.

0

972

Фарватер истории

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам

Из письма подольского курсанта N: «Мой окоп,оказался на краю картофельного огорода. Рядом изгородь из жердей. Смотрю, в столбе торчит старый ржавый гвоздь. Я его вытащил, выпрямил, отрубил саперной лопаткой кусочек и заклепал его в лунку на стволе. А ремень снял с себя. Подпоясался куском телефонного провода, который нашел по дороге». Когда N со своим товарищем пробирался к лесу, их обстреляли из Ильинского. До леса он добежал один. В лесу отдышался. Решил идти на восток вдоль дороги. Когда вышел к опушке, чтобы взглянуть, что творится на шоссе, его окликнули: «Эй, мудак подольский!..» Он оглянулся и увидел бойца. Тот держал на плече ручной пулемет и с усмешкой смотрел на N. За спиной сумка с запасными дисками. Как потом выяснилось, все диски пустые. Это был боец одного из полков 312-й стрелковой дивизии. Он поделился с N сухарями. Дальше пошли вместе. Вышли к Наро-Фоминску. Бойца-пулеметчика отправили на сборный пункт, а N на Казанский вокзал – там находился сборный пункт. А дальше была дорога в Бухару…

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
Знаю, что на меня обрушится шквал критики и гневных комментариев. Но все-таки скажу. Подвиг подольских курсантов слишком пропиарен. Я не отрицаю они герои, отважные и патриотичные, положившие свои жизни на алтарь Победы. Но читая сегодняшние статьи и книги, смотря фильмы, создается впечатление, что в октябре 1941 года под Москвой воевали только подольские курсанты. Остальные либо в панике отступали, либо курили, глядя, как храбро они воюют. Курсантам ставят памятники, снимают фильмы, в каждой речи вспоминают про их подвиги. Пять или шесть фильмов, десяток монументов и стел, во множестве городов, в том числе таких далеких как Бухара и Йошкар-Ола, есть улицы подольских курсантов. Все правильно, героев нельзя забывать. Но тогда почему забыты майор Старчак и его десантники, бойцы 17-й танковой бригады, солдаты из 312-й стрелковой дивизии. Ведь они сыграли не менее значительную роль чем курсанты, а может даже большую. Именно они остановили танки и пехоту немцев рвущихся к Москве. Но кто их сегодня помнит? Они погибли в тех жестоких боях, а их подвиг отдали подольским курсантам. В свое время советский агитпроп «раскрутил» это дело на всю катушку. На самом же деле это был большой, как бы сейчас сказали, пиар-ход. То, что 3 500 мальчишек сумели остановить проход 20 тысяч немецких пехотинцев в сопровождении 200 танков, авиации и артиллерии, бесспорно, выглядит более выигрышно, нежели если бы это были простые солдаты Красной Армии.

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
Между тем осенью 41-го отношение к курсантам было неоднозначным. Как среди командиров, так и среди рядовых бойцов. «Мудак подольский» - это еще ласковое обращение. Все зависело от курса, от возраста. Если какому-нибудь командиру сообщали что ему направлено подкрепление из курсантов, то он первым делом спрашивал какой курс? Если старший, второй, то тогда можно было радоваться – умелые, стойкие бойцы, почти офицеры. Если первый... Набор в пехотное и артиллерийское подольские училища проходил в сентябре месяце. То есть, когда подольских курсантов кинули в бой, первокурсники прошли всего 15-20 дней обучения. Многому ли можно за этот срок научится? Были, конечно, среди них студенты, были бойцы прошедшие первые дни войны. Но их было немного. Подавляющее большинство – 16-17-летние мальчишки, только закончившие школу. Они конечно очень храбрые, но для того чтобы хорошо воевать нужна не только смелость – нужен опыт, нужно умение, нужна стойкость. А вот этого у вчерашних пацанов не было. За 15 дней они только познакомились, научили хоть немного маршировать, стрелять их научили непосредственно перед боем. Им даже шинелей еще не выдали!

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
Но начнем по порядку. 30 сентября немцы начали крупномасштабное наступление под Москвой, операция под кодовым названием «Тайфун». Имитировав ложные удары в центре, главные они нанесли по флангам. Там где их совершенно не ждали. Войска трех советских фронтов Западного, Брянского и Резервного большей частью попали в окружение. Хотя основная часть немецких войск была задействована против окруженных советских армий, подвижные подразделения двинулись на Москву. По численности и технике эти подразделения были небольшими. Но в том, то и дело, что даже этим слабым гитлеровским частям противопоставить было некого.

Хотя немцы сосредоточили основные ударные группировки своих войск на севере и юге, намереваясь охватить Москву клещами, больших успехов добилась центральная группировка, которая двигаясь по Варшавскому шоссе, наиболее близко приблизилась к русской столице. Генерал-полковник Ф. Гальдер писал: «Сражение, развернувшееся на фронте группы армий «Центр», принимает всё более классический характер. Перед правым флангом танковой группы Гепнера, за которым следует подвижной корпус из резерва, до сих пор не участвовавший в боях, противника больше нет…»

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
За трое суток танковые колоны немцев прошли 180 км. Редкие заслоны красноармейцев они разгоняли пулеметным огнем, даже не вылезая с мотоциклов. Сил, которые могли бы противостоять им, не было. Еще два-три дня и немецкие танки по Варшавскому шоссе ворвутся в Москву. 9 октября в оперативной сводке № 116 Главного командования сухопутных войск Вермахта констатировалось – в районе Москвы лишь части НКВД и милиции (артиллерии нет, тяжёлого оружия мало).

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
В одной из статей я назвал дивизию имени Феликса Дзержинского «вохрой», чем вызвал град гневных комментариев. А кем же ее назвать, как не вохрой – вооруженной охраной. Ее бойцы предназначались и обучались для охраны важных правительственных объектов, подавлению беспорядков и волнений, сохранению спокойствия и порядка. То есть, по сути, современный ОМОН. Несомненно храбрый, но к ведению полевых боев с вооруженным противником не обученный. Они не умеют окапываться, минировать, взаимодействовать с артиллерией и танками и многим другим вещам, каким обучены простые пехотинцы. Может на городских баррикадах дивизия Дзержинского смогла бы быть эффективной, но в полевых условиях, ее боеспособность была сомнительной.

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
Нужна была простая пехота, «царица полей». А ее то и не было. Спас положение «главный спецназовец и диверсант» Советского Союза майор Иван Старчак. По собственной инициативе, собрав несколько сотен курсантов подчиненной ему парашютно-десантной школы, на реке Угра, преградил противнику движение по Варшавскому шоссе. Обнаглевшие от побед гитлеровцы, не ожидавшие отпора, остановились, приняв отряд из четырех сотен десантников за крупные силы. Именно эти двое суток в обороне Москвы потом назовут «не имеющими цены». За эти сутки из курсантов двух подольских училищ сформировали два полка для обороны Варшавского шоссе. За эти сутки Сталин, Генштаб, генералы и войска пришли в себя, преодолели панику и приняли меры по защите столицы. Это была поистине драгоценная заминка в немецком наступление, которая спасла Москву.

Подольские курсанты
Подольские курсанты
Небольшой задержки хватило, чтобы подошли поднятые по тревоге курсанты артиллерийского и пехотного училища Подольска (3500 бойцов). Передовой отряд курсантов состоял из второкурсников. Именно они совместно с парашютистами Старчака смогли еще на два дней задержать подвижные отряды гитлеровцев. Это два дня - главный подвиг подольских курсантов, не имеющий цены.

Н.Я. Клыпин
Н.Я. Клыпин
Вечером 7 октября, из резерва Главного командования, подходит 17-я танковая бригада под командованием Героя Советского Союза подполковника Н. Я. Клыпина. Бригада была хорошо укомплектована. На вооружении имелось восемь САУ ЗиС-30, 29 танков Т-34, 32 танка Т-40. На подступах к Медыни 17-я бригада нанесла немцам ощутимые потери. Обычно танки Т-34 прорывались на занятые немцами рубежи и выкатываясь на их позиции давили противотанковые орудия в упор расстреливая личный состав и уничтожая всё на своём пути. Но силы были неравными.

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
Одна бригада против танкового корпуса, однозначно не смогла бы победить. Но вместе с курсантами смогла задержать вал немецкого наступления еще на два дня. А к этому времени вышли из окружения остатки 53-й стрелковой дивизии и 17-й дивизии народного ополчения. Но толку от них было мало. Деморализованные после поражения и окружения бойцы этих подразделений бежали даже после слабого огневого контакта с противником. Вот что писал в донесении командующий 43-й армией Голубев: «Пехота этих дивизий разбежалась под натиском батальона пехоты и нескольких танков. Считаю, что 17-я и 53-я дивизии деморализованы, а виновных следует предать суду. Отряду заграждения расстреливать всех бегущих с поля боя». А это приказ командующего Западным фронтом Г.К. Жукова: «В связи с неоднократным бегством с поля боя 17-й и 53-й дивизий приказываю: В целях борьбы с дезертирством выделить к утру 22.10 отряд заграждения, отобрав в него надёжных бойцов воздушно-десантного корпуса.
Заставить 17-ю и 53-ю стрелковые дивизии упорно драться, и в случае бегства выделенному отряду заграждения расстреливать на месте всех, бросающих поле боя. О сформировании отряда донести».

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
Критическая ситуация нарастала. Боеспособные курсанты-старшекурсники и танкисты 17-й бригады были выбиты. Оставались только небоеспособные «окруженцы». И тогда командование бросило в бой подольских курсантов-первокурсников, которых до этого, жалея, придерживало в резерве. Жалко было бросать пацанят под танки. Но другого выхода просто не было. Подольские курсанты, хотя сегодняшними российскими историками это не афишируется, в середине октября представляли не ту стойкую и боеспособную массу, которой были в начале боев. Многочисленные потери среди комсостава и курсантов-старшекурсников, отступление, потеря тяжелой артиллерии, недостаток боеприпасов и продовольствия сказались на боеспособности. Наиболее неустойчивыми оказались роты курсантов сентябрьского набора. После 15 дней училища, мальчишек только научившихся ходить строем, отправили на передовую. Кроме того сыграл и эмоциональный аспект. Психологами отмечено что юноши-подростки и женщины подвержены кратковременным вспышкам эмоций, но к долговременным боевым действиям приспособлены гораздо хуже, чем зрелые закаленные мужчины. То есть если в первых боях 17-18 летние мальчишки сражались отчаянно храбро и стойко, то после серии тяжелых боев на них накатила моральная и физическая усталость и апатия. Это сказалось на боеспособности юных курсантов и среди них участились панические настроения. Сказались и потери среди комсостава – наставники-командиры были практически все выбиты. Казалось все, положение безвыходное, фронт вот-вот рухнет.

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
Но к 11 октября прямо с вагонов подошла...

Когда читаешь про подольских курсантов обязательно в текст, влезает неведомая 312-я стрелковая дивизия. Курсанты постоянно с ней взаимодействуют. В районе линии рокады Калуга → Медынь → Верея с 1083- м полком этой дивизии, в районе Детчино с 1081-м полком. В районе реки Нары, на Ильинском рубеже, под Боровском. Под Малоярославцев. Везде рядом с курсантами 312-я стрелковая дивизия. Правда советская пропаганда и историография преподносит этот факт странно, так как будто полнокровные полки этой дивизии придавались поредевшим ротам курсантов первокурсников. Типа «К батальону курсантов обороняющих Детчино прибыл 1081 сп 312 стрелковой дивизии. Несколько дней немцы безуспешно пытались выбить наших бойцов с позиций. Несколько раз Детчино переходило из рук в руки. 16 октября, стремясь обойти наш фланг, противник усилил натиск и захватил господствующую высоту 202,9, но село взять не смог. Ещё два дня полк и курсанты дрались в окружении. Только когда закончились боеприпасы, в ночь на 19 октября, бойцы пошли на прорыв. Из двух с половиной тысяч бойцов 1081 сп в живых осталась лишь сотня».

Забытая 312-я дивизия, отдавшая свой подвиг подольским курсантам
Так что же эта неизвестная 312-я стрелковая дивизия? Откуда она взялась? И почему ее подвиг, как подвиг десантников Ивана Старчака, как подвиг 17-й танковой бригады остается неизвестным. Точнее приписывается подольским курсантам.

0

973

Что сделал голодный кот, который проник в клетку к обессиленному попугаю в блокадном Ленинграде
12 октября

Время от времени наш канал отклоняется от современности и окунается в историю. Предлагаем и сегодня вернуться в прошлое, в блокадный Ленинград, для которого кошки были не простыми животными, а питомцами, благодаря которым сумело выжить много-много людей.

Эта история семьи Веры Вологдиной, которая в то страшное время оказалась с мамой и дядей в окруженном немцами городе. В квартире кроме них жил еще попугай Жаконя и кот Максим. Пока не пришла война попугай трещал без умолку (да, он умел разговаривать), а котик жил обычной кошачьей жизнью.

С началом блокады Ленинграда обстановка с продовольствием в голоде постоянно ухудшалась. Настал момент, когда есть стало просто нечего. Попугай уже не разговаривал, а понуро сидел в клетке. Что бы хоть как-то прокормить любимого питомца семьей было принято решение обменять ружье, хранившееся в квартире, на семечки подсолнуха. Так вот попугай и жил на них.

Что касается кота, то тут все было еще хуже. Он едва стоял на лапах и сильно отощал. Дядя предложил съесть его, поскольку не верил в спасение питомца, но мама Веры и сама девочка даже думать об этом не хотели.

Когда жильцы покидали квартиру, кота Максима запирали в комнате. Но однажды он выбрался и проник в клетку с попугаем. Кот в довоенное время частенько ловил птиц, был хорошим охотником, да и на попугая тогда он смотрел с нескрываемым гастрономическим интересом.

Когда Вера с мамой и дядей вернулись, они увидели удивительную картину: Максим сидел в клетке рядом с прижавшимся к нему Жаконей. Они грелись друг о друга - вот как беда сближает не то, что людей, а даже животных. И дядя Веры был так впечатлен, что больше никогда не заводил разговоров о том, чтобы съесть Максима.

А судьба питомцев сложилась по разному. Жакони не стало спустя несколько дней после этого случая, а Максим прожил до 1957-го года, встретив свое 20-ти летие, что является очень солидным возрастом, тем более для питомца, познавшего такие испытания

0

974

Единственный поэт, подбивший 7 танков противника в одиночку

Здравствуйте, дорогие подписчики и гости канала "Зеленая книга"! От всей души благодарю Вас за Вашу поддержку и внимание! Желаю приятного чтения!

Единственный поэт, подбивший 7 танков противника в одиночку
В мае на канале выходила статья о Григории Ивановиче Пэнэжко, который дал себе клятву сбрить бороду только после победы над фашистами (ссылка будет внизу). Его образ был запечатлен художниками музея-диорамы "Огненная дуга" в городе Белгороде.

А сегодня я расскажу об еще одном герое данного полотна, который в одиночку уничтожил семь вражеских танков и чудом остался жив. Кто он - сейчас поговорим.

Источник: http://31md.ru/index.php?option=com_con … ;Itemid=74
Источник: http://31md.ru/index.php?option=com_con … ;Itemid=74
Помимо биографии и подвига Г.И. Пэнэжко, вежливый экскурсовод музея обязательно остановится на том моменте, где изображен спиной к зрителю раненый боец со снарядом в руках, единственный выживший из расчета орудия. Вокруг него - лишь погибшие сослуживцы и огромное количество гильз.

Запечатленный художниками подвиг принадлежит старшему сержанту Михаилу Федоровичу Борисову (1924-2010), участнику Прохоровского танкового сражения (1943). Перед тем, как описывать его участие в данной битве, скажу, что судьба, действительно, берегла героя (вот как потом не верить в нее?).

Источник: https://xn--400-eddplucwdhb0e2b.xn--p1ai/images/person/97/thumbs2/8.jpg
Источник: https://xn--400-eddplucwdhb0e2b.xn--p1ai/images/person/97/thumbs2/8.jpg
До Прохоровки М. Борисов участвовал в боях под Сталинградом и в схватке с врагом не пострадал, хотя за это время расчет его орудия менялся 5 раз, в связи с гибелью бойцов. А в 1943 году, отстав от своей части (прим. - из-за высокой температуры) во время ее передислокации , он вскоре узнает, что его расчет будет уничтожен на следующий день в ходе вражеского авиа налета.

Но главный его бой состоялся 11 июля 1943 года у совхоза Октябрьский Прохоровского района Курской области (прим.- ныне Белгородская область). В этот день на батарею старшего сержанта М. Борисова были брошены 19 вражеских танков - "Тигры", которые долгое время считались неуязвимыми для снарядов.

Нашел в сети две фотографии. Вполне возможно, что фотография справа была сделана после боя под Прохоровкой. Источник: https://lgz.ru/article/N28--6128---11-07-2007-/Ukrotitеly-«tigrov»849/
Нашел в сети две фотографии. Вполне возможно, что фотография справа была сделана после боя под Прохоровкой. Источник: https://lgz.ru/article/N28--6128---11-07-2007-/Ukrotitеly-«tigrov»849/
"Загорелись две машины. Ага, эти хваленые "Тигры", оказывается, горят!...
Из воспоминаний М. Борисова
Батарея смогла подбить два из них, однако вскоре на позиции из всего личного состава (28 человек) в живых остался только М. Борисов. Один против остальных немецких танков.

"Три танка загорелись. Из одного выскочил танкист. До сих пор помню: худой, в черном комбинезоне, стоит и грозит в нашу сторону кулаком. Я ему по башне и ударил. Он мне совершенно был не нужен, но такой азарт...
Из воспоминаний М. Борисова
Что теперь делать, когда вокруг никого не осталось, а навстречу рвутся немцы? Старший сержант становится у своего орудия и подпускает врага ближе, чтобы бить в упор.

Наградной лист М.Ф. Борисова. Источник: https://cdnc.pamyat-naroda.ru/podvig/VS … 000452.jpg
Наградной лист М.Ф. Борисова. Источник: https://cdnc.pamyat-naroda.ru/podvig/VS … 000452.jpg
На расстоянии около 200 метров орудие М. Борисова открывает огонь. Единственный оставшийся в живых, он бьет прямой наводкой по танкам, из последних сил пытаясь не пропустить немца вперед. В этом бою старшему сержанту удается уничтожить семь танков.

Был еще и восьмой танк, но он был лишь остановлен из-за срикошетившего снаряда. Позже М. Борисов его будет считать как "наполовину подбитым", а свой результат в том бою под Прохоровкой - "7 с половиной".

"...Последний танк я остановил метрах в 60-70, точно трудно сказать. Но он пер на меня на полной скорости, и мне уже не было времени выбирать у него уязвимые места, надо было просто стрелять <...> Снаряд попал в лобовую броню и рикошетировал. <...> Он остановился и дальше не продвинулся. <...> Но он сумел ответным выстрелом разбить мою пушку..."
Из воспоминаний М. Борисова
За героизм в этом бою, старший сержант М. Борисов получит Звезду Героя Советского Союза, а его подвиг будет гораздо позже запечатлен на полотне музея-диорамы.Войну Михаил Федорович Борисов закончит в звании лейтенанта, дойдя до Берлина и оставив надпись "Я из Сибири. Михаил Борисов" на Рейхстаге.

Источник: https://xn--400-eddplucwdhb0e2b.xn--p1ai/images/person/97/thumbs2/1.jpg
Источник: https://xn--400-eddplucwdhb0e2b.xn--p1ai/images/person/97/thumbs2/1.jpg
В 1960-х годах устроится работать в советской милиции, выйдя в 1981 году в отставку в звании полковника.

А кроме всего вышеперечисленного, Михаил Федорович был талантливым поэтом и лауреатом нескольких литературных премий (им. А. Фадеева, им. К. Симонова и др.), выпустив в 1965 году свой первый поэтический сборник. Всего будет выпущено 25 сборников с его стихами, которые в большинстве будут посвящены войне.

"Представь себе хотя бы на мгновенье –
Матросов жив!..
Он без пустых обид
Простит живым и робость и сомненья,
Но подлости и мёртвым не простит.
А тот, кому сейчас пришла охота –
Из доброты-де! –
Всё и вся простить,
Пусть сам себя поднимет к жерлу дота
И с той горы попробует судить"
Михаил Федорович Борисов
М. Ф. Борисов. Картина современного художника. Источник: https://xn--4eddplucwdhb0e2b.xn--p1ai/images/person/97/9.jpg
М. Ф. Борисов. Картина современного художника. Источник: https://xn--400-eddplucwdhb0e2b.xn--p1ai/images/person/97/9.jpg
Вот каким был единственный поэт, который в одиночку остановил несколько вражеских танков под горящей Прохоровкой.

Спасибо за прочтение, товарищ!

0

975

0

976

Из воспоминаний Бегельдинова Т.Я.

На погоду был зол вдвойне. Туманная мокреть сорвала очередной вылет на разведку. Опять не удалась разведка-боем. Потеряна возможность слетать и навести шороха. Все время мечтаю нанести удар за гибель близкого человека.

С утра небо немного развиднелось, стало проглядывать через нагромождение туч. Получил задание на вылет, надо проверить местность на скопление техники.

Но все пошло плохо с начального момента. Левое колесо машины завязло, словно попало в тиски. Самолет круто развернулся, но не упал. Техники из грязи машину выдернули и помогли вернуть на старт. Яму сразу засыпали и стали ровнять взлетную полосу. В итоге взлетел.

Набрал высоту в 3000 м и забрался выше облаков. Долетел до намеченного пункта, выбрал слой облаков поменьше и пробил. Снизился до 150 м. Внизу широкая улица и дворы прямоугольниками. Вдоль улицы стояла цепочка столбов и на каждом повешенный. Трупы от ветра покачивались, все увидел буквально за секунды, не поверил. Поверить было невозможно.

Сделал вираж и развернулся. Проследовал над деревней, на столбах висят повешенные. Все это после немцев. Это немцы учинили расправу. Немецкая работа! Сердце копило злость за убитую любовь, злоба душила. Все надо выплеснуть на этих гадов, надо рвать их на куски. Немцев в деревне не было, никаких признаков их наличия. Машина набрала высоту, горючее уже на исходе. Вернулся на аэродром ни с чем.

Только внутри была злость и жажда мести. И тут повезло! На КП прибыл комполка Шишкин, просил произвести разведку. Вылетаем вдвоем, задание сложное. Перед нами развернули карту с заштрихованным хребтом Карпатских гор. По сведениям наземной разведки в этом месте немцы концентрируют кулак для удара, пытаются остановить наше наступление. Надо нанести удар по выдвигающимся немцам, накрыть на марше.

Задача осложняется горной местностью. Узкие ущелья с отвесными краями и особо развернуться нет места. Поэтому посылали только два штурмовика. Надо все разведать и проверить несколько ущелий. При обнаружении противника атаковать. Вопросов к командиру не было.

Оглядываюсь — колонны нету, она перестала существовать.

Механик доложил о готовности машины, со мной стрелок Глазунов. Проверили вооружение, взяли полный боекомплект. В ящиках кроме обычных бомб есть фосфорные противопехотные, их всего 60 штук. Очень страшное и грозное оружие. При разрыве разлетаются огненные брызги, они все прожигают. Спасения от брызг нет. Впервые такой груз доставляю, значит есть причина.

Все внутри кипит и будоражит. Надо за все убитых и качающихся на столбах отомстить. С большим трудом удалось взлететь, продирались по грязному аэродрому. Вся полоса от дождя окончательно раскисла. Вылетели парой. Мочалов шел за мной.

Облачность на все девять баллов. Впереди первое ущелье и первый облет. Ничего обнаружить не удалось, совершенно ничего не видим. Надо пробивать облака и снижаться. Радирую: "Снижаемся. Действуй как я". Стрелка высотомера останавливается на отметке в 200 м. Летим несколько секунд горизонтально в каше облака, лопасти с трудом ее пробивают, винт не видно. Нервы уже на пределе. Трудно лететь в этом туманном месиве, практически на ощупь. Это практически невозможно.

Рву ручку на себя, машина взмывает из облаков. Сердце на мгновение замирает, впереди черная отвесная скала. Машина продолжает почти отвесный взлет, проходит над этой скалой. Все внутри на мгновение замирает. Вверху голубое небо, а внизу черные тучи.

Напарника нет. Мысль, что напарник разбился, пугает. В наушниках голос: "Бегельдинов! Возвращаемся! Полет в таких условиях невозможен. Это гибель! Возвращаюсь!". Попытался ему возразить, но он явно не слушает. Напарника не вижу, он уже скрылся за очередным хребтом. Так остался один. Мочалов прав. Риск и гибель машины в таких условиях возможна. Хребты и скалы со всех сторон, между ними плотное месиво из облаков.

Все облака живые, карабкаются через перевалы, цепляются за скалы. Между высотами гор сплошная темнота. Как там летать?! Мочалов прав. В такой ситуации ему дано право самостоятельно принимать решение, не бросаться безумно в пекло. Но у каждого пилота и офицера есть фронтовая честь. Получили приказ, подтвердили готовность. Знали куда летим и какие условия. Могли от задания отказаться. Насильно на такое задание не пошлют. Если получил задание-выполняй!

Продолжаю облет, направляю машину в гущу тумана. Стрелка стремительно бежит по циферблату, штурмовик падает. Неожиданно из мглы вырывается у самой земли, какие-то ветки стучат по фюзеляжу. Поднялся над верхушками и лечу на бреющем.

Талгат Якубекович Бегельдинов
Талгат Якубекович Бегельдинов

Сразу засекаю плотно идущие колонны пехоты и технику. Гигантская гусеница тянется на километры. Пестро-серая гусеница словно ползет по ровной стене. Все движется по широкой дороге, вверху нависает карниз горы. Гитлеровцев много, все растянулись на одной дороге. Лечу вплотную к дороге на бреющем. Немцев порядка 3000 и техника.

Внутри себя разжигаю, это они вешали мирных на столбах, а потом запили все шнапсом. Получали от этого удовольствие, а теперь над вами витает смерть, больше никого не повесите. Пришло время за все расплатиться...

Взлетел над ущельем, замкнул круг и спикировал. Шел над колонной и поливал трассами, глушил эрэсами и сбрасывал бомбочки. За все стремился с ними рассчитаться. Кричал, стремился перекрыть рев мотора, давил на кнопку пулеметов.

Колонна перестала существовать, гигантская развалившаяся толпа. Фигурки в панике метались. Пулеметы косили и косили, наваливали кучи пораженных. Закладывал глубокий вираж и снова входил в ущелье.

Страшная внизу картина. Оставшиеся немцы пытаются взобраться на скалу, срываются и падают. Снова бью по клубящейся массе техники из пушек, сбрасываю остатки зажигательных бомб. Сразу оглядываюсь, колонны на дороге нет! Колонна перестала существовать. Только дым от горящих машин все накрывает.

Рапортовал о выполнении задания, командир не скупился на благодарности

0

977

Герои воздушных боев: поисковики обнаружили останки пилотов времен ВОВ

Для поисковиков мелочей не существует. По крупицам они собирают информацию из обломков крылатой машины и выясняют личность героя.

В Курской области на дне болота обнаружили разбившийся самолет времен Великой Отечественной.

В 1943 году, в битве на Курской дуге, погибли сотни тысяч советских солдат. Личности многих приходится устанавливать по мельчайшим деталям — помочь могут даже обрывки газет, в которые заворачивали махорку.

Пилот самолета, который подняли поисковики, оказался родом из Нижегородской области. И его родственники уже готовятся к встрече, которой они ждали всю жизнь — чтобы почтить память и проститься. Сергей Хайдаров продолжит.

Так, аккуратно и без резких движений поисковики поднимают с трехметровой глубины советский самолет. Точнее то, что от него осталось. Он пролежал в одном из болот Курской области почти 80 лет.

Все детали и приборы самолета поисковики бережно складывают и отмывают. По цифрам, набитым на них можно узнать — точную марку, год выпуска и кем управлялся. Это, конечно, можно выяснить быстрее по номеру на двигателе, но его найти так и не удалось.

«После войны была нужда и дюралевые двигатели разбирали. Из них делали сковородки, ложки. Отливали бытовые предметы. Здесь на станции была такая мастерская. И мы уже не в первый раз сталкиваемся, что от дюралевых деталей самолета ничего не осталось».

Для поисковиков мелочей не существует. По крупицам они собирают информацию из обломков крылатой машины. Подняв архивы Министерства обороны, выяснили, что пилотом был 23-летний Михаил Петров. В 1943 году именно здесь проходили ожесточенные бои Курской дуги. Петров оказался одним из трех погибших советских летчиков, которые участвовали в бою с 14-ю немецкими самолетами. Наших было всего восемь.

Для семьи Петровых исторический день. Сегодня их родственник спустя десятилетия вернется на родину в Нижегородскую область. Здесь живет его племянница и брат, который на десять лет младше погибшего летчика. Здесь же семья решила похоронить Михаила Петрова.

«Мне уже не долго осталось. 91-й год пошел. Дети, внуки, когда приедут ко мне на могилу и к нему заглянут», — говорит брат погибшего летчика Лавр Петров.

Попрощаться с летчиком-земляком вышла чуть ли не вся деревня. На улице толпа, за ней колонна автомобилей. Родственники не могут сдержать эмоций. Говорят, он наконец-то вернулся домой. Михаила Петрова похоронили в родной земле, а детали его самолета Як-7Б станут экспонатами музея местной школы.

«Скорость во время воздушного боя была большая, более 500 километров в час. Поэтому было необходимо, чтобы ноги находились, как у лыжников, под кожаными ремнями. Вот в этом кресле находился пилот», — рассказывает командир поискового отряда «Долг и честь» Юрий Казначеев.

Это уже Ленинградская область. Поисковикам пришлось сильно постараться, чтобы достать разбившийся здесь советский самолет. Чем глубже роют яму, тем больше в ней воды. Спустя пять дней спецоперации нашли и останки пилота. Документов, при себе у солдата не было.

«Летчик, когда садится в самолет он же надевает на себя и другое снаряжение. Большой пласт документов — это комсомольский билет, красноармейская книжка, они просто могут сковывать движения», — поясняет руководитель отряда специального поиска «Крылья родины» Виктор Соболев.

Зато нашли личные вещи бойца. Здесь перчатки, зеркальце, карта, и даже обрывки газет куда летчик заворачивал махорку.

К счастью, это удалось и в этот раз. Летчиком оказался 22-летний Сергей Фадеев. Его самолет сбили в марте 1943-го вовремя Красноборской операции. Поисковики уже связались с родственниками бойца. Его похоронят на родине в Нижегородской области в братской могиле

0

978

с

0

979

0

980

В Калужской области нашли массовое захоронение на месте расстрелов мирных жителей времён Великой Отечественной войны. СК возбудил уголовно дело.

Об этом пишет «Взгляд» со ссылкой на сообщение Следственного комитета.

Следователи Калужской области расследуют преступление по статье «Убийство двух или более лиц», в рамках которого в Барятинском районе области проводятся следственные действия на месте захоронения мирных жителей, убитых в первые годы Великой Отечественной войны.

«В ходе изучения рассекреченных архивных документов о карательной деятельности немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории региона следователи получили информацию о происходивших в январе 1942 года расстрелах мирного населения в районе деревни Крюково. Из показаний очевидцев и их родственников узнали примерные ориентиры места захоронения. Установить точные координаты помогла криминалистическая техника», — отметили в СК.

В сентябре телеканал «360» сообщал, что СК возбудил уголовное дело по факту массового захоронения времён Великой Отечественной войны, обнаруженного в Луге под Санкт-Петербургом.

0

981

Танки Т-34-85 с завода №112 "Красное Сормово" после попаданий фашитских снарядов. Оценка выживаемости

История советского танка Т-34-85 начинается конечно с 85-мм орудия, которое создавали и дорабатывали практически в течение всего 43-го года. Самые первые разработки начались в январе месяце , а уже к концу мая были готовы чертежи пушки Д-5Т-85, но кроме этого образца были и другие: С-53, С-50 и ЛБ-85. завода №112 "Красное Сормово"

Для того, чтобы переоборудовать танки Т-34 для нового 85-мм орудия, подрядили КБ с завода “Красное Соромово”, ибо он, т.е завод под номером 112 значительно улучшил свои производственные возможности, а также качество танков. В качестве основы взяли башню опытного танка Т-43, который не пошел. При этом, один из танков Т-34-76 с завода “Красное Сормово” получил себе легендарный конструктор В.Г.Грабин, и он пытался засунуть свое орудие С-53 в штатную башню танка, а самое главное утвердить этот проект у Наркома танковой промышленности Вячеслава Малышева

У этого проекта был один минус – обслуживать орудие в стандартной башне было нельзя. В итоге, проект Грабина раскритиковали. Хотя, окончательным итогом стало то, что орудие С-53 не могут установить в башню, которую разработало сормовское КБ. Тем самым, победило в этом противостоянии орудие Д-5Т, и именно с ним в январе 1944 года начали выходить первые советские средние танки с орудием 85-мм.

Собственно, самые первые танки Т-34-85, которые выходили с пушкой Д-5Т несколько отличались от своих последующих собратьев. Прежде всего самые первые Сормовские танки включали лишь 4 члена экипажа, башня была двухместная. Но, проблема Т-34-85 была в другом: если орудие теперь стало куда мощнее, и могло бороться с немецкими танками вплоть до “Тигров”, то броня оказалась практически неизменной. Единственное что увеличили лобовую часть башни с 45 до 90.

А так, в плане бортового бронирования, и самые первые Сормовские Т-34-85 и последующие танки были крайне уязвимы, основной расчет тогда был на мобильность танков, но вот пересеченной местности максимальная скорость достигала 30 км, что не сильно да и много, и опытные немецкие артиллеристы могли подбить машину еще до того, как она сама доберется до батареи. В последствии документы на постройку танков с индексом 85 были переданы на другие предприятия СССР.
И все же, два года с 44-го по 45-й завод номер 112 произвел более 6 тысяч танков Т-34-85, которые воевали на всех фронтах, брали Берлин, Вену.

Как обломали клыки «Королевским тиграм» на Сандомирском плацдарме

Захват войсками 1-го Украинского фронта плацдарма на западном берегу Вислы стал большой удачей Красной Армии.
Сандомирский плацдарм был отличной стартовой позицией для удара дальше на запад — в логово зверя. Разумеется, это прекрасно понимали в немецких штабах и за плацдарм развернулась ожесточенная борьба.
У немцев Сандомирский плацдарм проходил как «плацдарм Баранув», по имени города, с окрестностей которого он начал разрастаться. Переправа, переправа Началось все в конце июля 1944 г. Первые клочки земли на западном берегу Вислы были захвачены во второй половине дня 29 июля 1944 г.
Уже 30 июля 13-я армия располагала плацдармом 12 км по фронту и 8 км в глубину. К 1 августа через Вислу к плацдарму навели переправы, способные выдерживать танки. Первые попытки немецких резервов, тогда еще только пехоты, ликвидировать плацдарм потерпели неудачу.
Железо ковали, пока горячо: части 8-го гвардейского мехкорпуса 1-й гвардейской танковой армии переправились за 29 часов, 11-го гвардейского танкового корпуса — за 21 час. На плацдарме появился танковый кулак из 182 танков армии М.Е.Катукова. К 9 августа 1944 г. через Вислу навели мост грузоподъёмностью 60 тонн на жестких опорах. Это обеспечивало в том числе переправу тяжелых танков ИС-2, что вскоре окажется как нельзя кстати. На тот момент главные силы 13-й армии, 5-й гвардейской армии, 1-й и 3-й гвардейских танковых армий были уже на плацдарме. Цель: сокрушить плацдарм! Наступал, что называется, «момент истины», последний шанс для германского командования ликвидировать опасный плацдарм. К 10 августа в районе Хмельника закончили сосредоточение соединения III танкового корпуса: 3-я и 16-я танковые дивизии и 20-я моторизованная дивизия. Усиливался корпус 501-м и 509-м батальонами тяжелых танков «Тигр». Командовал корпусом опытный генерал Герман Брейт. Большие надежды немцы возлагали на приданный на усиление корпуса Брейта 501-й батальон тяжелых танков, только что перевооруженный на новейшие 68-тонные «Королевские тигры». Перевооружение происходило в спешном порядке с 14 июля в Ордруфе после разгрома батальона на обычных «Тиграх» в Белорусии с потерей всех танков в первые дни «Багратиона».
На что надеялись немцы? В приказе на наступление III танковому корпусу было прямо сказано: «Противник потрепанными 3-й и 1-й танковыми армиями форсировал р.Висла северо-восточнее Баранува...». То есть считалось, что Красная Армия в броске от Львова к Сандомиру уже понесла заметные потери и может стать если не легкой жертвой, то противником вполне «по зубам» корпусу Брейта, тем более с получением новейшей техники. Также германским командованием ожидалось прибытие новых резервов. В целом по плану предполагалось нанести два мощных удара. Один силами III танкового корпуса в лоб плацдарму от Шидлува вдоль шоссе до переправ у Баранува и второй по восточному берегу Вислы силами LIX корпуса непосредственно на Баранув. Удар по основным переправам и коммуникациям должен был стать для плацдарма смертельным.
Также соединение двух ударных группировок привело бы к окружению части сил 5-й гвардейской армии. Разведка сработала четко Задачей советских войск в тот момент являлось расширение плацдарма. Однако в ночь на 10 августа разведгруппа гвардии старшего лейтенанта А.Д.Деревнина из 95-й гвардейской стрелковой дивизии атаковала в немецком тылу легковую машину и захватила пленного из 3-й танковой дивизии. Он сообщил о переброске соединения из состава ГА «Южная Украина» к Сандомирскому плацдарму.
Схема боя 323 и 324-го гвардейских истребительно-противотанковых полков в районе Стопница — Метель 15–16 августа 1944 года Источник: warspot.ru Информация о прибытии «гостей» имела исключительную важность. Командующий 5-й гвардейской армии А.С. Жадов приказывает закапываться в землю, маскироваться и готовиться к бою. Планы расширения плацдарма на время сворачиваются и ограничиваются. Для усиления момента внезапности немецкое наступление началось в нетипичное время – поздним вечером 10 августа.
Первые потери «Королевские тигры» понесли еще на марше от станции выгрузки из эшелонов до назначенного района. Треть машин из прибывших двух рот застыли на обочинах дорог. Механическая надежность новых танков оставляла желать лучшего. Тем не менее ночной удар оказывается достаточно силен, и пехота одного из полков 95-й стрелковой дивизии оттесняется от Шидлува на восток, правда на очень узком фронте. Также силами 3-й танковой дивизии сбивается с позиций 112-я стрелковая дивизия соседней 13-й армии, отходит и зацепляется за рубеж реки Чарна.
К сожалению, подрывники, отправленные взорвать мост через Чарну в Ракуве, не успевают до подхода противника и немцы захватывают плацдарм. С рассветом Люфтваффе активно поддерживают действия своих танков штурмовиками ФВ-190,сделавшими сразу около 300 вылетов. Последним успехом дня 11 августа для немцев становится захват деревни Оглендув. Ответный ход Реакция советского командования последовала немедленно. Во-первых, из второго эшелона корпуса на направление удара противника выдвигается 97-я гвардейская стрелковая дивизия.
Из состава 3-й гвардейской ТА к участку наметившегося прорыва перебрасываются 52-я и 53-я гвардейские танковые бригады, а также 71-й гвардейский танковый полк ИС-ов (его переправили за счет наведенного моста большой грузоподъемности). Только что переброшенная через Вислу легендарная 8-я гвардейская ИПТАБР Героя Советского Союза полковника Н.Д. Чеволы занимает оборону на подступах к Сташуву, седлая дорогу на Баранув и прикрывая переправу через реку Чарна в Сташуве.
Уже ночью разведгруппа 95-й гвардейской стрелковой дивизии все того же гвардии старшего лейтенанта А.Д.Деревнина вновь атаковала две автомашины по дороге на Хмельник, взяла в плен фельдфебеля и ефрейтора штабной роты танкового полка 16-й танковой дивизии. При них был захвачен приказ на наступление дивизии. Тем самым цели и задачи немецкого контрудара оказались полностью вскрыты. А.Д.Деревнин за успешные действия своего взвода получил Орден Красного Знамени. В ретроспективе немецкий контрудар, невзирая на наличие «Королевских тигров», перспектив уже не имел. На его пути уже был выстроен плотный заслон. Если бы немецкие танки дошли до Сташува, они были бы встречены огнем ИС-2 и 57-мм орудий опытных противотанкистов. Однако до этого дело даже не дошло. Ловушка для «Королевских тигров» Бой, ставший легендой, происходил ранним утром 12 августа 1944 г.
Для противодействия прорыву немецких танков на Сташув на восточных скатах безымянной высоты восточнее Оглендува была выставлена засада из двух «тридцатьчетверок» 53-й гвардейской танковой бригады.
Причем лишь один из двух танков, лейтенанта А.П. Оськина, относился к модификации Т-34-85 с 85-мм пушкой.
Вторая машина была с 76-мм пушкой. Общее руководство танковой засадой осуществлял заместитель командира батальона гвардии капитан П.Т. Ивушкин. Немногочисленность засады объясняется тем, что в 53-й гвардейской танковой бригаде оставалось только 9 танков на ходу. Под прикрытием тумана на Сташув в 7.00 12 августа двинулись 11 танков и 2 БТР.
Подпустив немецкие танки на 300 метров, Оськин открыл огонь и поджег три из них. Остальные повернули обратно.
Именно у Оськина были все шансы уничтожить «Королевские тигры» из 85-мм пушки его танка. Как показали позднейшие испытания, она уверенно поражала «Королевские тигры» в борт.
Потерь 53-я гвардейская танковая бригада не понесла. Также в бою участвовала артиллерия 97-й гвардейской стрелковой дивизии, отчитавшаяся о поражении трех танков противника. Здесь следует сделать одно существенное замечание. Анализируя прошедшие бои, советские офицеры отмечали, что немцы задействовали «Королевские тигры» не массированно, а небольшими группами. То есть в прицел на поле боя попадали как Pz.IV и «Пантеры» 16-й танковой дивизии, так и обычные «Тигры» 509-го батальона.
Они вполне могли стать жертвой подкалиберных снарядов 76-мм орудий. Один из танков, по отчету 233-го артполка, был вообще уничтожен удачно заброшенной гранатой в невовремя открытый немцем люк.
Попытка немцев прорваться на Сташув потерпела неудачу, причем еще на начальном этапе. Однако главный сюрприз их ожидал в ночь на 13 августа, когда 53-я гвардейская танковая бригада контратаковала.
В 3.00 ночи был отбит Оглендув, а в 10.00 танкисты и мотострелки овладели небольшой деревенькой Зараз. В результате неожиданной ночной атаки были захвачены сразу пять танков «Тигр-Б» («Королевских тигров»), в том числе совершенно исправных.
Две поспешно оставленные машины были командирскими, с дополнительной радиостанцией, целых и невредимых, враг бросил их сдали нервы, с полным боезапасом, одна кошка ушла в Кубинку, другая в Горький, третья Сталину.

Успеху контратаки 13 августа способствовал также удар от Сташува на запад силами пехоты 97-й гвардейской стрелковой дивизии и 71-го полка тяжелых танков ИС-2. Не смирившись с ночным фиаско, немцы попытались с рассветом восстановить положение. Однако на этот раз их противниками стали тяжелые ИС-2. В этом бою танкисты ИСов претендовали на первый пораженный ими «Королевский тигр». Гвардии старший лейтенант Удалов подпустил атакующие «Тигры» на дистанцию 700-800 метров, один поджег и один подбил. За день пехотой при поддержке танков было отражено семь танковых атак противника. На 17 августа 1944 г. в 501-м батальоне из 39 машин боеготовыми числилось всего 11 «Королевских тигров», а 6 «кошек» проходили как безвозвратные потери. Надежда словно тараном проложить новейшими тяжелыми танками дорогу к берегу Вислы рухнула.

(Источник информации - портал История.РФ, https://histrf.ru/biblioteka/b/kak-oblo … latsdarmie)

0


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом