ПолитФорум ватников России и зарубежья

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом


Военный Альбом

Сообщений 151 страница 180 из 290

151

Виталий Иванович Попков – легендарный командир «поющей эскадрильи»

http://s019.radikal.ru/i626/1708/14/9761f26c1e56.jpg

Виталий Иванович Попков увлёкся авиацией самого детства, делал авиамодели в аэроклубе. Весной 1941 года он стал выпускником Чугуевского военно-авиационного училища, где был оставлен инструктором. В первые дни Великой Отечественной подопечных Попкова перевели в Батайскую авиашколу, а затем в Азербайджанскую ССР. Пять раз подряд молодой авиаинструктор просил отправить его на фронт, и его желание было удовлетворено.

Свернутый текст

Осенью 1941 года Попкова определили в 5-й Гвардейский истребительный авиаполк. Виталий Иванович прошёл славный боевой путь, сражался под Москвой и Сталинградом, на Дону и на Курской дуге, участвовал в операции по форсированию Днепра, участвовал в освобождении Польши, Румынии, Венгрии, Югославии и Австрии, принимал участие в Берлинской операции.

Легендарный маэстро воевал до последних минут войны, встретив окончательную победу над врагом в небе Праги 12 мая 1945 года. Под командованием В. И. Попкова в уникальной эскадрилье, состоявшей из 14 лётчиков, 11 получили звание Героя Советского Союза, а сам Попков В.И. стал Дважды Героем Советского Союза. После создания любительского оркестра эскадрилью стали называть «поющей». Во время Великой Отечественной В. И. Попков, ставший прототипом легендарного командира эскадрильи Титаренко, героя киноленты «В бой идут одни старики», произвел 648 боевых вылетов, участвовал в 117 воздушных боях, сбив 47 вражеских самолётов лично, а 13 самолётов в составе группы, 123 раза штурмовал аэродромы и наземные цели противника.

В ходе Корейской кампании В. И. Попков, служивший заместителем командира дивизии у И.Н. Кожедуба, самостоятельно сбил 4 самолёта, кроме того, именно он принудил к посадке Б-29, на борту которого находилась секретная аппаратура. 24 июля 1945 года командир «поющей эскадрильи» В.И. Попков принимал участие в Параде Победы, проходившем в Москве на Красной площади. После войны он стал курсантом Краснознаменной военно-воздушной академии в Монино, а в 1951 году с отличием её окончил. Затем он продолжил обучение в Академии Генерального Штаба, по окончании которой в 1964 году В.И.Попкову была вручена золотая медаль. До увольнения по возрасту в 1989 году, воздушный ас продолжал служить Родине, занимая различные командные должности в Вооружённых силах СССР, где делился своим боевым опытом с молодыми лётчиками и командирами.

В Москве установлен бюст героя, однако В.И.Попкова считают почётным гражданином в таких городах как: Киев, Одесса, Днепропетровск, Сочи, Гагры, Магадан, Прага, Парндорф, Вена, Будапешт, Братислава, Красника (Польша).

Как и любому фронтовику, Виталию Ивановичу было что рассказать о войне, и, по-видимому, он любил это делать. По крайней мере об этом свидетельствует наличие значительного количества его фронтовых воспоминаний на страницах советских журналов и современных Интернет-сайтов, как в форме интервью, так и в форме художественных пересказов. Приведём лишь некоторые из историй, произошедших с легендарным маэстро в годы Великой Отечественной. Однажды, в конце марта тяжелого 1942 года, с Виталием Ивановичем произошла такая история.

Одному из полков, коих было бесчисленное количество, было поручено сопровождать пару транспортных самолетов ЛИ-2, которые летели в Ленинград. Непростые это были самолеты и с непростыми пассажирами. На них летел сам Первый Секретарь Ленинградского обкома партии А.А.Жданов и в будущем один из главных героев войны, маршал, а на тот момент генерал армии, Командующий Ленинградским фронтом, Г.К.Жуков. Из всех полков неслучайно выбран был именно этот – главный герой нашей истории, Виталий Иванович, часто ездил в мирные времена к своей тетке в Ленинград, где она работала в одном из детских домов.

По дороге ему очень нравилось рассматривать церкви, какими несмотря ни на что богата русская земля. И именно по церквям всегда определял Виталий Иванович маршрут. В войну не раз помогла ему эта методика – в полете часто приходилось именно так определять, где находишься. Виталий подошел к другим летчикам и сказал, что летит к тёте, которая работает в детском доме. Продуктов там, естественно, мало, да и где их много в войну? Но собрали солдаты да летчики всё, что смогли, - всё-таки дети голодают, спокойно думать об этом не будешь. Два мешка сухарей, мешок черного хлеба, мясные консервы, картошку сухую, морковь – что нашли, то и собрали с собой. Да и собрали всё, что было практически, не пожалели. Килограмм 150 набралось. Самолеты должны были лететь прямо над небезызвестной «дорогой жизни», которая в ту пору спасала от голода жителей Ленинграда, естественно, немецкая авиация не дремала, и практически постоянно шли обстрелы. Но задание было благополучно выполнено.

Приземлились на «Комендантский» аэродром. Начальство уже по своим делам уехало, а Виталий попросил коменданта дать машину, чтобы отвезти продукты в детский дом да тетю навестить. Когда Виталий в детский дом приехал, радости детей не было предела, такой подарок! Тетя показала гостю сам детский дом и кухню, показала, что варят супы из лошадиной упряжи, да траву сухую добавляют. Суровые были времена… Увидел Виталий и несколько совсем худых, истощенных деток. Они лежали в комнате, скорченные, безжизненные, даже двигаться не могли – просто смотрели, 30 пар чудесных детских глаз… Боевой летчик не сдержал слез. Попытался Виталий подбодрить детей – но как, самому уже не бодро вовсе. Дал ребятам яичного порошка, у некоторых не было даже сил его сосать, до такой степени они были обессилены. Виталий решил что-то предпринять – вернулся на аэродром и уговорил сослуживцев слить часть топлива, чтобы можно было забрать детей с собой, в самолеты уже были погружены раненые солдаты и офицеры. В Москву доставили 30 детей, которым спасли жизни, благодаря Виталию, грозному боевому лётчику, проникшемуся детскими страданиями.

История имела неожиданное продолжение. Спустя уже много лет, на очередной годовщине освобождения Ленинграда прошедший войну Виталий сопровождал генерала армии Лященко, чья дивизия внесла существенный вклад в прорыв блокады. Во время одной из пауз Лященко рассказал киношникам, что тоже был в Ленинграде в то самое время, правда, при других обстоятельствах. Те нашли несколько человек из группы тех детей. Это были уже взрослые люди, которые даже хранили память о жизни в блокадном Ленинграде – алюминиевую тарелку с гравировкой имён всех 30-ти спасенных детей, которую при встрече подарили своему спасителю.

Эта тарелка очень значима для Виталия и занимает место в его архиве, но главное – в его сердце. «Ангелом с неба» называли военного летчика Виталия спасенные дети. И не только те, которые были перевезены в Москву – а все до единого из Детского дома №3, ведь до самого конца блокады они питались продуктами, привезенными тогда Виталием. Виталий Иванович рассказывал, что во время войны чувствовал, что что-то свыше оберегает его. Был в его жизни ещё один интересный эпизод.

После Сталинградской переломной битвы удалось ему вылететь к своим бабушке и дедушке в деревню Бутурлиновка Воронежской области. Дедушка и бабушка были истово верующими людьми. Виталий летел над селом и решил приземлиться на поле возле одного из храмов, а там как раз узнать о судьбе родных. В церкви в это время шла служба. Едва шасси самолета коснулись земли, как сразу бросился к самолету народ. И батюшка подошел. Переговорил с ним Виталий о том, что на фронте происходит, узнал, что живы и здоровы его бабушка и дедушка. Батюшка предложил дорогому гостю освятить самолет – Виталий согласился, конечно. И окропил батюшка машину святой водой и сказал: «Даже если машину и собьют, ты останешься жив. Воюй с Богом! Защищай Родину». И ведь правда, берег Бог Виталия всю войну, и день Победы отмечал он ещё и как свой личный праздник.

Богата была событиями жизнь Виталия. В августе 1943 года с ведомым Александром Пчелкиным перегонял Виталий с завода в полк новенькие Ла-7. Пролетали как-то над чудесным Черным морем и увидели теплоход «Грузия», который перевозил раненых с Малой земли в Сочи. И вдруг видит, что летят к этому теплоходу со знаками Красного креста немецкие самолеты! А ведь не могут такие суда подвергаться нападению! Но что немцам в то время международные конвенции… Перегоняемые Виталием и Александром самолеты вооружения не несли, надо было придумать, что же делать. Родилась замечательная идея. На новых самолетах были установлены сигнальные огни.

Подал Виталий команду Пчелкину, чтобы он сымитировал сигнальными огнями своей машины трассирующую стрельбу по противнику и пошел на сближение с немецким самолетом. К тому времени у немцев уже были уроки воздушных боев на Курской дуге, ходила даже байка – если в небе два русский истребителя, то вступать с ними в бой можно только имея двойной перевес. А у немцев тех только три самолета были. Увидели они трассирующие огни и убрались восвояси, оставив теплоход в покое. А Виталий с другом облетели теплоход и поприветствовали раненых на палубе и капитана на мостике. Капитан же записал все в вахтенный журнал и по прибытии в порт доложил о происшествии и выяснил имена своих спасителей. За этот подвиг Виталий Попков удостоен звания Почетного гражданина города Сочи.

Больше всего прославленному лётчику, по его же признанию запомнился бой с полковником Люфтваффе Иоганном Генном. Этот бой стал для Виталия Ивановича самым тяжёлым. Генн считался одним из самых лучших лётчиков Германии. Воздушный бой длился более 30 минут, но никто из оппонентов не допускал ошибок. Бой шёл в так называемом «вертикальном маневре». Сложность манёвра заключалась в том, что самолет, двигаясь на огромной скорости шёл вертикально вверх, при этом атакуя своего противника. Вертикальные манёвры продолжались раз за разом, один стремительнее другого, но никто не хотел уступать. На выходе из очередного манёвра Попкову всё же удалось поджечь фашиста меткой очередью. Однако к нему на подмогу еще один «Мессершмитт». Появление ещё одного врага было столь неожиданным (самолёт вынырнул из облака дыма, что Виталий не успел вовремя среагировать на внезапную атаку, и очередь, пущенная из «мессера» прошила самолет Попкова.

Машина загорелась, горел и сам Попков, но, сумев найти в себе силы, выпрыгнул из горящей машины и раскрыл парашют. Но и это не помогло – парашют лопнул. Спасло Виталия вязкое болото, в которое ему посчастливилось упасть. Летчики первой авиаэскадрильи, которой я командовал с 1943 года, сбили в воздухе 236 вражеских самолетов, провели 436 воздушных боев, осуществили 481 штурмовку, 21836 боевых вылетов, 4032 бомбометания. Я горжусь, что всю войну прошел среди этих замечательных людей. Наша эскадрилья называлась «поющей» из-за нашей привязанности к песне, а мой позывной - «Маэстро». Из нашей эскадрильи 11 пилотов получили звание Героя Советского Союза, мне эта честь выпала дважды. И каждое звание, каждая боевая награда были оплачены ценою риска, мастерства, военного превосходства и реальных побед.

Виталий Иванович Попков после войны продолжал службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно-воздушную академию, в 1964 году - Военную академию Генштаба. Генерал-лейтенант авиации с 1968 года. С 1980 года на преподавательской работе в Военно-воздушной инженерной академии. 6 февраля 2010 года Виталий Иванович Попков скончался. Похоронен 10 февраля 2010 года на Новодевичьем кладбище в Москве.

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 13:02:45)

0

152

Ветеран "режет правду матку".
Геннадий Баум. Интервью с ветераном Поповым Иваном Федоровичем, ветеринарным техником совхоза "Боровской". 1981 год.

         "Немцы заняли обе высотки, а мы как на ладони. Лето в самом разгаре, вокруг только солнце. Атаки и обстрелы прекратились, с испугу иногда возникают ленивые перестрелки.
          Ночью мы повзводно ходим купаться на котлован. До войны здесь был карьер, в котором добывали глину для кирпичного завода. Котлован небольшой с чистой водой с рассветом возращались в пекло окопов. Немцы видели наши походы, но внимание не обращали.

http://s019.radikal.ru/i635/1709/59/bd45171e3f24.jpg

          Молодые из последнего пополнения начали купаться днем. В тот день там было около тридцати солдат, немцы внезапно обстреляли котлован плотным минометным огнем. Еще утром я почувствовал приближение беды, но подумав, что опять подползает трусость прогнал мысль.
          До ночи были слышны затихающие стоны умирающих на берегу,  а оставшиеся в живых спокойно спали, требовать спасать раненых от рядом идущего, стоящего или сидящего без приказа невозможно.
          А потом была страшная атака, после которой опять спокойно заснули под крики о помощи. Мы защищали Родину как умели, в крутой мешанине страха, грязи и крови теряли человеческий облик.
          Я молился и обещал ему, что если выживу, - буду жить человеком, но опять не особо получилось... Перед моими глазами до сих пор стоит этот котлован и убитые однополчане.

http://s019.radikal.ru/i614/1709/27/adb42ec0ee46.jpg

           Первый бой помню в мельчайших деталях. Шли уличные схватки, мимо нас живой цепочкой вели и несли раненых. Батальон готовили на прорыв в центр города, дали три гранаты, автоматный диск, штык, паек и воду на сутки.
         Вышли на исходную, под ожесточённым огнем противника пересекли улицу и "занырнули" в дом. Я бежал на верх по лестнице и орал, все орали "Ура" и я орал. Наш взвод разбежался по этажу в поисках фашистов.
         Вбегаю в комнату, в углу, направив на меня дуло автомата, сидит молодой немецкий солдат, он что то мне говорит я что то говорю, но никаких звуков не слышу. Несколько секунд с оружием в руках он сидя, а я стоя "воевали". Забыв про Устав и клятву сбежал со своего первого поля боя!
         В большом зале шла рукопашная, я удачно выстрелил в одного немца, выхватил из голенища штык, но другой фриц опередил - одной рукой он воткнул в меня штык-нож, а другой нанёс сокрушительный удар в лицо.
         Очнулся от того, что кто то тяжело навалился на меня, хрипел, обливал теплой кровью. С большим трудом отвалил его в сторону, помню шел по коридору, голова кружилась.
         Посмотрев на меня, два солдата схватив за руки бегом потащили в лазарет. Мне повезло, немецкий тесак скользнув по ребру вошел в мякоть подмышки повредив сосуд. Через месяц меня выписали, я вернулся в роту, но не встретил знакомого лица - на войне быстро идет ротация жизни и смерти.

http://s018.radikal.ru/i517/1709/12/bebdce84867f.jpg

          Я обоссался в первом бою, воевал три года и было такое не раз, никто не обращал на это внимание. Мы люди а не бездушная скотина и убивать себе подобного грех и великое лиходейство.
          Во время войны мы старались быть душевно дальше, не обращались к друг другу по именам, боялись сдружиться, чтобы потом не оплакивать утрату. В череде боев даже фамилии однополчан не запоминались, на место одних - приходили другие.
          Войну я окончил инвалидом, уже никогда не радовался жизни на полную катушку, вроде дышу - а сам скорее мертвый. Старше становлюсь, отчетливее вижу лица погибших однополчан и перед сном провожу возможно последнюю перекличку. Поэтому быть безучастным в толпе как то полегче, а ночью бездушие грызет сердце. Не дай вам Бог такой участи!
          В сорока метрах от окопов в воронке валялся крича и завывая наш политрук. Немцы начало атаки прозевали, а теперь головы поднять не дают! Ротный послал за политруком Шейногу, потом Клименко, затем Дениса Гришко.
          Озлобленный неудачей он ушел за санинструктором. Зло выругавшись Оксана вскарабкалась на бруствер и была мгновенно убита. Ропот недовольства прокатился по окопам. К вечеру ротный был убит "шальной" пулей.
          Новый командир роты распорядился ночью собрать раненых и убитых, в медсанбат отправили политрука и шестерых солдат. Две недели шнырял среди нас толстозадый солдатик выискивая хозяина "шальной" пули.
          Трепотливые пустозвоны "просвещают" народ об ужасах войны и героизме солдата, рассказывают былины и сказки о войне, а я еще верен себе и обороняю память погибших однополчанина от легенд.

http://s018.radikal.ru/i504/1709/2f/658ac56de43d.jpg

         Вечером после ужина нас с Чебудько отправили в распоряжение взвода управления артдивизиона. К полуночи прибыли на место и поступили в распоряжение молоденького сержанта Ивана, загрузившись катушками с проводом (связь еще была телефонной) выдвинулись к месту.
         Несем на себе по две 10 килограмовых катушки с проводом, 5 килограмовый аппарат телефонный аппарат и с полной боевой выкладкой. С рассветом начали оборудовать на дереве наблюдательный пункт с помощью веревок и распиленых надвое школьных гимнастических брусьев.
         Сержант ловко залез наверх и корректировал огонь целого артдивизиона. В сумерках доставили пищу и катушки с проводом, сразу отправились к новой точке. С утра оборудовали пункт наблюдения, потом заработала связь. Мы охраняли сержанта Ивана внизу, совершали вокруг наблюдательного пункта круговой обход и наблюдение за местностью.
         Уже заканчивался еще один боевой день, солнце клонилось к закату, невдалеке послышался гул моторов в трехстах метрах от нас по опушке леса в наш тыл неспешно проследовали три немецких танка.
         Иван мигом вскарабкался на наблюдательный пункт и передал координаты, один танк загорелся сразу, другому разнесло в клочья гусеницу, а передний скрылся в лесу.

http://s019.radikal.ru/i615/1709/b9/69b28d732c0b.jpg

          Перед сном с Чебудько долго делились взаимными впечатлениями об этих двух выпавших на нашу долю необычных днях боевой жизни артиллеристов у которых на фронте везде была своя отдельная жизнь без нашего запредельного окопно-фронтового напряжения, без драк и надсадного крика, ожесточенных конфликтов.
          Залегли спать, как положено по уставу, прямо на пункте, а сержант отправился ночевать на опушку(после дождей земля на опушке просохла, а в лесу была сырой).
          Утром нас разбудила смена. Я пошел будить сержанта, чтобы доложить о пришедшей смене, но... (ночью этой опушкой проехали на передовую наши танки).
          Трибунал дело закрыл, но нечаянная смерть этого очень важного для ратного дела человека долго тревожила мою совесть.  В 1957 году получил письмо от мамы сержанта Ивана, который семнадцатилетним добровольцем вызвался защищать родину, был награжден боевыми орденами, жизнь которого оборвалась по мирному, трагически, в результате наезда транспортного средства (так записано в постановлении трибунала).

http://s019.radikal.ru/i600/1709/ef/7445196a505e.jpg

Что надо менять в нашей жизни?

        1) Я поставил бы на главное место райисполком, а райком, это же организация объединяет не всех людей в районе и не самых лучших, а только коммунистов.
        2) Народ должен выбирать свое руководство. Вот к примеру, разве народ позволил бы освободить от должности директора совхоза Мехова Ивана Федоровича, этот человек точно соответствовал должности, своевременно решал любые задачи.
        3) В стране катастрофически не хватает рабочих рук, поэтому следует прекратить расширять производства, строить новые заводы и фабрики, пора правительству реально поднять оплату в сельской местности. Сельчане в настоящий момент живут неплохо за счет попустительства директоров и управляющих отделениями, народ развращают воровством, человек нарушающий закон не может честно исполнять свой гражданский долг.
        4) За границей старые автомобили отправляются на свалку, государство могло бы закупать их для народа. Уже на десятилетия растянулись очереди автомобили.
        5) Советское государство почему то боится своих граждан, не разрешает иметь охотничьи ружья с нарезным стволом! Ну что это за охота с пукалками? Наше государство крепкое, за Советы и коммунистов народ стоит горой, а какую то мелочь для людей сделать не хотят.
        6) За равноценный ассортимент товаров в сельских и городских магазинах должны нести персональную ответственность председатели исполкомов.
        7) Школа в селе и городе должна быть единой, а фактически получается в отделении совхоза "Русском" плохо учат и воспитывают, а городе с этим намного лучше обстоят дела.
         8) В нашем государстве райком и райисполком строят на виду, как церковь, а школы и детсады задвигают на задворки. Все же забота о детях должна быть на первом месте."

http://s42.radikal.ru/i096/1709/7e/6a20961b4748.jpg

0

153

http://s019.radikal.ru/i602/1709/41/76ef084dba1c.jpg

Бойцы морской пехоты отдыхают после боя у дороги в Севастополе.

0

154

0

155

Записки эсэсовца-окруженца. Зима 1943-44 г.

Свернутый текст

«Мы в окружении! Над нами нависло зло. И это неотвратимо! Мы должны были любой ценой удерживать Днепр и свои укрепленные позиции, а русские, переняв немецкую тактику, сконцентрировали значительные силы, чтобы прорвать нашу основную линию обороны, которая на самом деле находилась в 80-100 километрах позади нас!
В настоящее время несколько армейских корпусов атаковали мешок, в котором мы оказались, со всех направлений, усиливая натиск своих прорывов и пытаясь расчленить нашу оборону, чтобы потом уничтожить по отдельности.
Жуков, Конев, Малиновский, Богданов — все эти величайшие генералы Красной армии заняты нашим уничтожением. Они уже у нашего порога, и около 50 тысяч человек в мешке должны быть готовы выстоять против такого натиска.

Была еще ночь, во всяком случае день еще не совсем наступил, когда мы прибыли утром в Корсунь-Шевченковский. Когда вечером я проснулся, день уже закончился. Мы больше не знаем, как живем.
Нет ни малейшего понятия о времени; день и ночь для нас не более чем природные явления. Долгое время у нас не было определенных часов для еды, чтобы отметить полдень, никаких фиксированных моментов, чтобы приспособить под них распорядок дня.
Теперь розыски пропитания больше похожи на поиск сокровищ! И мы находим еду только благодаря чуду. Нас четверо бургундцев среди немецких товарищей. Другие находятся где-то еще, рассеянные практически повсюду.
На выходе из города мы обнаруживаем колонну, растянувшуюся в бескрайних снегах, все рода войск вперемешку, пехота, обозы и техника. Мы не прошли и часа, когда низко над горизонтом появились русские самолеты, которые на бреющем полете стали расстреливать колонну из пулеметов.
Отпрыгиваем в сторону и плюхаемся в грязь, лишь бы уйти с линии огня, а потом возвращаемся обратно, продолжить движение. Мертвые остаются лежать на земле, санитары немедленно бросаются к раненым.
Несколько минут спустя самолеты возвращаются и сбрасывают несколько бомб. Сейчас они осмелели, поскольку наши самолеты не преследуют их.
Когда мы встаем, чтобы вернуться на дорогу, впереди и позади нас горит техника и к небу поднимаются столбы черного дыма. Повсюду дорогу преграждают разбитые грузовики, повозки и трупы лошадей.
Русские самолеты возвращаются еще два раза и атакуют нас, делая целых четыре захода, уходя и возвращаясь. Каждый раз все больше людей остается лежать в снегу, который станет их единственным местом упокоения.

Чуть позднее, я нахожусь в нижней части Шендеровки, когда нас накрывает залпом «Катюш». Эти «сталинские органы» за один залп выпускают по нас или 36, или 72 ракеты, которые прилетают с адским воем!
Все бросаются на землю. Скоро крики перемешиваются со взрывами, чередуясь с каким-то сатанинским ритмом. Я даже не пытаюсь считать ракеты, как делал это раньше.
Рев этих «органов» наконец-то стих; все вокруг поднимаются на ноги, по крайней мере кто может. А чуть подальше, там, где балка, не встает никто!
Я делаю несколько отделявших меня от нее шагов и обнаруживаю там легко раненных Пьера Ми., Гербека, Лефранка и еще несколько других. Куибон мертв, Прюдхомм тоже, но есть и другие.

Абрассарт ранен, а от несчастного Эварье осталось только туловище! Жуткое зрелище. Эварье в полном сознании. Только сейчас мы замечаем, что он ослеп, его глаза выжгла вспышка от взрыва.
Из его ног хлещет кровь, которая пропитала шинель. Мы пытаемся сделать из ремней жгуты, но безуспешно. Боже правый, как нам спасти своего товарища?
Пьер и Лефранк хотят нести его, но одна нога висит на ошметке плоти. Кто-то подает складной нож, и Лефранк отрезает то, что все еще удерживает оторванную ногу.
Когда Пьер и Лефранк поднимают Эварье, мы слышим, как он говорит: «Ноге больно, очень больно». Потом спрашивает, кто его несет, потому что ничего не видит. Но все наши старания пропадут даром — чуть позже он умрет в полевом лазарете, мучаясь от страшной боли и находясь в полном сознании. Земля усеяна разбитыми повозками, трупами лошадей и всевозможными обломками.

Мы оказались последними и единственными, кто занимал позиции в Новой Буде, и никто не удосужился нам сообщить, чтобы мы отходили! Что случилось бы с нами, не прими мы на себя ответственность отступить и если бы я не убедил Артура, что о нас просто забыли?
Жизни 14 человек могли оказаться зависимыми от жестокой и преступной халатности! Сегодня нашу инициативу приветствуют. А могло случиться и так, что завтра мы предстали бы перед военно-полевым судом за то, что не дождались приказа на отступление.
Мы рассеялись, и теперь нас вместе осталось только трое. Сколько мы ни звали, сколько ни высматривали своих товарищей, мы их больше не видим. Снова идет снег, который ограничивает нам поле зрения, поэтому мы решаем больше не ждать и идти дальше.
По ходу передвижения происходит перегруппировка, и вдруг мое внимание привлекают какие-то силуэты, особенно их походка. Когда мы подходим ближе, я не верю своим глазам!
Небольшой группой идут три-четыре женщины, одетые так же, как и мы. Я был прав насчет того, что у них не мужская походка. На них, как и на нас, военная форма, волосы убраны под шапки. Фантастика! Заинтригованный, я заговариваю с одной из них и узнаю, что девушки из театральной труппы, прибывшей из Германии в тот самый момент, когда кольцо окружения сомкнулось вокруг нас. Что за несчастье, что за злая судьба!

Какое-то время мы движемся по тропинке, по оставленному другими следу. Здесь, метрах в двадцати-тридцати перед нами, на холмике сидит человек с приоткрытым ранцем между ног. Подойдя к нему, я вижу, что это майор вермахта, мужчина лет шестидесяти, хотя на самом деле ему может быть не более пятидесяти. На нем фуражка горнострелковых частей и большой длинный зимний плащ, который надевают поверх шинели.
Когда мы проходим мимо, я с удивлением замечаю у него в руке пистолет, однако мы приветствуем его кивком и следуем дальше. Не проходим мы и двадцати шагов, как слышим позади нас выстрел.
Я тут же оборачиваюсь и вижу, что майор вроде бы даже не сдвинулся с места, а просто покачнулся с одной стороны на другую. Продолжая идти, я вижу, как он вдруг валится вперед, скатываясь со своего импровизированного сиденья.
Сбитый с толку, ничего не подозревая, я разворачиваюсь, и мы спешим назад. Майор лежит на животе, голова склонилась на грудь, одна рука под ним, а другая отброшена в сторону, рядом с ранцем. В ней по-прежнему зажат пистолет. Сомневаться не приходится, он застрелился!

В поле моего зрения попадает танк, в 30, 40, 50 метрах от меня? Трудно сказать, но мне кажется, что в данный момент он метрах в тридцати. Сначала танк движется зигзагом, словно колеблется, ищет неизвестно что. Затем приближается и в поле моего зрения попадает его борт с советской красной звездой, в чем я совершенно уверен!
То, что я вижу, заставляет меня застыть от ужаса и моментально приводит в полное сознание. Танк выбрал несколько лежащих на земле тел, возможно еще шевелящихся, в качестве своих целей.
Он давит их и поворачивается на месте, дабы наверняка достичь желаемого результата. Мне отчетливо видно лицо человека, который еще жив и чье тело исчезает под гусеницей танка. Лицо становится красным, словно вот-вот взорвется, как будто кровь готова брызнуть через все его поры! Когда танк снова поворачивается на месте, я вижу оторванный от формы рукав, застрявший между двумя траками и поворачивающийся вместе с ними, а в рукаве сама рука, заканчивающаяся кистью!
Вижу, как эта рука, вместе с гусеницей, делает несколько полных оборотов, каждый раз ударяясь о броню над траками! Сдерживая дыхание, я не шевелюсь, опасаясь привлечь внимание этих современных гуннов!
Танк движется дальше, и немного поодаль я вижу еще два, вымещающие свою ярость на лежащих в снегу раненых! Ничего подобного я никогда не видел с нашей стороны.
Поэтому не в состоянии понять такую свирепую кровожадность. Мы что было сил сражались против режима, который они пытались нам навязать, но никогда не позволяли ненависти овладевать нашими сердцами! ( смешно.:)

Пытаюсь подняться и тут же падаю обратно. Все, на что я способен, — это перевернуться и опереться на колено. Тогда-то я и замечаю, что с моей левой ногой что-то не так. Потеряна? Не знаю, но наверняка сломана.
Ощущения возвращаются, и я чувствую боль в правой части головы. Машинально касаюсь этого места рукой и подношу липкие пальцы к глазам. Какой ужас! Кажется, это фрагменты мозга!
На самом деле я не очень-то представляю себе, как они выглядят, потому что никогда их не видел, но это очень походит на то, как я их себе представляю. Больше я голову не трогаю, только размышляю.
Вдруг я вспоминаю, что был не один! Что стало с моими товарищами? Высматриваю их и справа вижу безжизненное тело Андре Бордо с размозженным черепом и залитой кровью грудью!
До меня тут же доходит, что это его мозг прилип к моим голове и волосам! Узнать его нелегко, но я знаю, что это Андре. Он носил ботинки до лодыжек, а Дельрю был обут в сапоги. Кроме того, у Андре медаль ветерана рексистского движения. Поскольку я шел между ними, то понятно, что нахожу Дельрю слева от себя. Он лежит здесь, превращенный в месиво, его живот, грудь изрешечены осколками и залиты кровью!

В моей левой ноге засело несколько осколков, и она сломана. В этом никаких сомнений. Открытый перелом, и из раны торчит обломок берцовой кости. Другая нога тоже повреждена, как и правая стопа.
Это точно. Дыры в моем ботинке подтверждают это, но я не могу определить, насколько серьезно ранение. Туловище не получило ранений, во всяком случае серьезных. Тут я ничего не вижу и не чувствую. Что до головы, то, похоже, она не повреждена, на ней только прилипшие к волосам фрагменты мозга Андре.
В каждом ботинке все еще по гранате на рукояти, которые не взорвались только чудом. Пистолет в кобуре, но я не могу найти свой автомат. Само наличие оружия уже успокаивает меня.
Вдруг я вспоминаю склонившиеся надо мной лица Люкса и Домини. Может, мне это привиделось? Уверен, что помню их взгляд, исполненный страдания или страха двоих уцелевших людей при виде своего мертвого товарища.
Наверняка они сочли меня мертвым. Много позже они скажут мне, что им и в голову не пришло, что мозги на моей голове чужие!

Я начинаю ползти, бросив последний взгляд на своих товарищей, которых оставляю здесь. Чтобы двигаться, у меня есть только локти, и каждый раз, когда я отталкиваюсь ими, чтобы продвинуться вперед, ощущение такое, будто кто-то пытается оторвать мою левую ногу.
Иногда обломки бедренной кости цепляют друг друга, и тогда боль пронизывает меня до самого мозга! Она невыносима, но мне приходится терпеть, не позволяя себе потерять сознание, иначе всему конец.
Тем не менее боль часто доводит меня до обморочного состояния. Во время од ной из таких коротких передвижек позади меня по-немецки окликает голос. Я тут же останавливаюсь, и окликнувший уже рядом со мной.
Он едет верхом и спешивается, чтобы поговорить со мной.Он спрашивает, смогу ли я удержаться на лошади! Вот оно, мое спасение!» — из воспоминаний пехотинца добровольческой штурмовой бригады СС «Валлония» Ф.Кайзергрубера.

http://ya-russ.ru/zapiski-esesovtsa-okruzhentsa-zima-1943-44-g/?utm_referrer=https://zen.yandex.com

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:59:43)

0

156

Американцы уже тогда отличались невиданной наглостью и самомнением.

В 1944 чуть не началась война между СССР и США.

7 ноября 1944 года американская авиация совершенно неожиданно подвергла бомбардировке советскую военную колонну возле югославского города Ниш.

Происшествие имело все шансы перерасти в полномасштабную войну.
-

Свернутый текст

Отношения между СССР и США накануне открытия Второго фронта не были ни дружественными, ни враждебными – в них присутствовало определенное напряжение. Следует вспомнить, что Соединенные Штаты одними из последних
признали Советский Союз, при этом категорически возражая против вхождения в его состав Прибалтики.

Осторожность в отношениях между двумя странами не позволила им подписать полноценный союзный договор, какой, к примеру, был заключен между СССР и Великобританией. Впрочем, это никак не повлияло на соглашение по ленд-лизу: технику, вооружение, сырье и продовольственные товары американская сторона поставляла исправно.





Свои обязательства США выполняли и после открытия Второго фронта, однако боевые действия вели так, что от них в значительной степени страдало мирное население. Очень подозрительно выглядит бомбардировка американскими ВВС Белграда, которая пришлась на дни Православной Пасхи.

Демонстрируя свое право летать где угодно, штатовское командование заодно проверяло наших "на вшивость", а также отрабатывало методы тотального воздушного террора, ставшие визитной карточкой американской авиации в последующие десятилетия. Мало кому известно, что наряду с бессмысленным с военной точки зрения уничтожением жилых кварталов
немецких и японских городов янки не менее свирепо бомбили Югославию.

Начало воздушному геноциду положила "кровавая Пасха" 16 апреля 1944 года. В этот день целая авиадивизия тяжелых бомбардировщиков с характерным названием "Либерейтор" ("Освободитель") обрушила на югославские города тысячи бомб, от которых только в Белграде погибло 1 тыс 160 человек. Всего таких налетов было девять, а через 45 лет история, как известно, повторилась. И чтобы подчеркнуть сознательный выбор даты ударов, падающие на Белград бомбы украсила надпись
"Счастливой Пасхи!".

Он был явно адресован югославам, а не немцам – их Протестантская Пасха уже прошла. В этом можно усмотреть и скрытый
вызов Советам, чьим союзником был югославский лидер и коммунист Броз Тито.

http://s011.radikal.ru/i315/1709/2f/2ef40e2407bd.jpg

На фоне интенсивных и зачастую хаотичных бомбардировок европейских городов атаку американской авиацией советской колонны во главе с генерал-лейтенантом Григорием Котовым можно было назвать досадной случайностью и списать на издержки военного времени.

Но настораживают два факта. Во-первых, американское командование уже знало, что около Ниша нет немецких войск, во-вторых, «огонь по своим» был осуществлен в день годовщины Октябрьской революции. Очередная бомбардировка в праздник!



Внизу размахивали красными знаменами, убеждая налетчиков, что это не немецкие войска, но американцы не видели или не хотели видеть. Жертвами авианалета стали 34 человека, в том числе и командир корпуса Котов, 39 солдат получили ранения, более 20 автомашин с грузами оказались сожжены.

В ответ на бомбардировку советским ПВО удалось сбить один американский самолет. Немедля два истребителя Як-3 и Як-9 поднялись навстречу «союзной» эскадрильи, за ними – еще шесть Як-9

http://s019.radikal.ru/i614/1709/ca/48c46a78f90d.jpg

Командование установив «национальность» противника отдало приказ:
«принять все меры к предотвращению столкновения в воздухе», однако после того как был сбит один из «Яков», советские истребители вступили в бой и в первой же атаке уничтожили два американских самолета. Среди летчиков был ас Александр Колдунов, который пытался жестами указать ведущему «Лайтнингу» (Lockheed P-38 Lightning) на ошибку – это, казалось,
возымело успех.

Советские самолеты отвели американскую эскадрилью за горный хребет, однако очень скоро около 40 «Лайтнингов»   озобновили атаку. Советские «Яки» снова отправились в сторону американских самолетов, произведя  несколько предупредительных выстрелов из пушек и одну пулеметную очередь. Только тогда американская эскадрилья повернула на базу.


Командование ВВС США по горячим следам было вынуждено извиняться пред советской стороной, называя происшедшее «досадным инцидентом». Их целью была немецкая колонна, шедшая из Греции в Триест. Американские ВВС ошиблись примерно на 400 километров! Однако вторая группа самолетов не должна была повторять ошибку первой, так как между ними поддерживалась радиосвязь. Но это лишь одна из загадок в этой странной истории.

Любопытны ответы американских пилотов, которые, по их мнению, действительно долго не видели советские опознавательные знаки. И только после слов полковника Эдвинсона «это русские, валим отсюда к черту!» эскадрилья ВВС США ушла от Ниша.

http://s019.radikal.ru/i613/1709/0a/7db0bafc8a0b.jpg

Один из американских летчиков с бахвальством вспоминал:

«Мы остались без боеприпасов или почти без боеприпасов. Большой расход был при штурмовке колонны, иначе русским бы пришлось еще хуже. Сбили мы пять-семь русских «Яков». Они были как «мессера», но на нашей стороне были лучшая тактика и инициатива».

http://s019.radikal.ru/i614/1709/ca/48c46a78f90d.jpg

Разумеется, результаты воздушного боя у американской и советской сторон разнятся. Американцы пишут о 4-х сбитых советских самолетах и 2-х – ВВС США, оба американских пилота по их сведениям погибли. Наша статистика говорит о 3-х потерянных «Яках» и двух погибших летчиках, при 5 сбитых «Лайтнингах».

Относительно инцидента над Нишем у советского командования было масса вопросов, однако расследование было   рекращено – портить отношение с союзниками никто не хотел. Случись подобное в конце войны – все могло
пойти по-другому.

Посол США в СССР Аверелл Гарриман принес извинения по поводу несчастного случая от имени президента Франклина Рузвельта и генерала армии Джорджа Маршалла. Гарриман предложил направить в штаб 3-го Украинского фронта  американских представителей для координирования совместных действий ВВС. Сталин это предложение отверг, мотивируя уже установленной линией, разграничивавшей действия союзников.



Можно было бы забыть об инциденте над Нишем, если бы не две скорые встречи русских и американских самолетов.

Как рассказывал сам Иван Никитович, 17 апреля 1945 года, встретив в воздухе "Летающие крепости" союзников, он заградительной очередью отогнал от них пару "мессершмиттов", но через секунду сам был атакован американскими истребителями прикрытия.

17 апреля 1945 года Иван Кожедуб был атакован двумя «Мустангами» (North American P-51 Mustang) в небе над Берлином. «Кому огня? Мне?!», – с негодованием тогда воскликнул русский ас. В считанные минуты оба «Мустанга» были сбиты –
один взорвался в воздухе, другой чудом дотянул до советской территории.

Выживший после боя «здоровенный негр» на вопрос «кто его сбил?» ответил – «Фокке Вульф» (немецкий истребитель). Однако не ясно, ошибся американский пилот или отказался признать победу русского летчика.



После проявки пленки ФКП воздушный бой удалось рассмотреть во всех подробностях. Командир дивизии Евгений Савицкий, отдав пленки Кожедубу, настрого приказал никому их не показывать, а потом добавил: «Эти победы – в счет будущей войны». Уже тогда советское командование воспринимало американцев как потенциального врага





Американцы отличались невиданной наглостью и самомнением. Георгий Жуков сохранил нам высказывания командующего ВВС США Спаатса, который на одной из встреч с маршалом при обсуждении порядка полетов над советской зоной

демонстративно возмутился: «Американская авиация всюду летала, и летала без всяких ограничений!».

В самом конце войны Кожедубу пришлось еще раз встретиться с бомбардировщиками американских ВВС. Тогда эскадрилья многомоторных гигантов, игнорируя предупредительные выстрелы, вошла в зону советской оккупации. Русский ас сбил три самолета – остальные обратились в бегство. Однако официальный список этими трофеями ему пополнить не разрешили.



Командир полка Павел Чупиков то ли в шутку, то ли всерьез заявил, что с американцами придется подраться очень скоро, и в первый день новой войны трофеи припишут задним числом. Уже тогда насчёт Америки было всё меньше пиетета . И уже тогда заявления "ой ,мы ошиблись" ," приняли вас за немцев"- и это при том ,что большинство операций координировались !- Наказывались ,и наказывались строго ...

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:58:31)

0

157

Один из 600212
Они погибли при освобождении Польши, где сегодня уничтожают обелиски освободителям

Текст: Семен Экштут

http://s019.radikal.ru/i611/1709/58/325ca6a9f4c3.jpg

Старший лейтенант Владимир Подгорбунский. 1944 год Фото: РГАКФД Старший лейтенант Владимир Подгорбунский. 1944 год Фото: РГАКФД

Свернутый текст

Танковый разведчик, Герой Советского Союза, гвардии старший лейтенант Владимир Подгорбунский воевал на Калининском, Брянском, Воронежском, Первом Украинском фронтах. Совершил несколько воистину богатырских подвигов. Мог стать дважды и даже трижды Героем, войти в пантеон великих национальных воинов.
Но был убит на Сандомирском плацдарме.

Фоторепортаж: Разведчик Владимир Подгорбунский
Разведчики. Владимир Подгорбунский — во втором ряду, четвертый слева. 1943 год. Фото: РГАКФДСтарший лейтенант Владимир Подгорбунский. 1944 год. Фото: РГАКФДСоветский танк Т-34 с десантом пересекает дорогу, на которой горит немецкий "Тигр". Фото: РГАКФД






"Я имел 36 лет заключения..."

Володя Подгорбунский родился 12 (25) апреля 1916 года в Чите в семье учителей. Ему не было и годика, когда царь Николай II отрекся от престола, не исполнилось и двух - во время русской Смуты погиб отец, партизанивший в сибирской тайге и расстрелянный белогвардейцами; через несколько лет скончалась мать. Мальца определили в детский дом, о дальнейшем через много лет он будет рассказывать члену Военного совета 1й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанту Николаю Кирилловичу Попелю:

Фото: Борис Рябчиков
Как разведчик Дон Маклейн выдержал все испытания в Англии и в СССР
"На день триста грамм черняшки, тарелка кондера и по воскресеньям - пирожок, зажаренный в собственном соку. А на рынках - молоко, сметана, мед, кедровые орешки и другие деликатесы... В нашем детдоме "Привет красным борцам" воровать научиться было легче, чем письму и чтению... К девятнадцати годам я имел тридцать шесть лет заключения. Количество приводов учету не поддается..."

Бывший урка явно бравировал перед политработником: советское уголовное законодательство не предполагало суммирование сроков. Больший поглощал меньший. Достоверно одно: из мест заключения Подгорбунский неоднократно бежал, его ловили и давали новый срок.

В лагере траектория забубенной жизни вора Подгорбунского пересеклась с трагической судьбой репрессированного полковника-танкиста. "Он рассказывал мне про армию и про танки - словно песню пел. ...Мудрый старик. Когда умирал, взял с меня слово, что стану порядочным человеком. Написал я письмо Михаилу Ивановичу Калинину. От него запрос в лагерь. Из лагеря на меня характеристика: трудолюбив, сознателен и так далее".

Благодаря личному вмешательству "всесоюзного старосты" Подгорбунского освободили и направили служить в танковую часть. Вчерашний карманник успешно освоил специальность механика-водителя, после демобилизации обосновался в "городе невест" Иваново, работал на одной из фабрик. Здесь и застала его война...

Трагическим летом 1942 года, когда "было всё на кону", старший сержант-пехотинец Подгорбунский, любивший, чтобы даже малознакомые люди называли его Володей, получил свою первую награду - солдатскую медаль "За отвагу", которую можно было заслужить только за личное мужество на поле боя. В наградном листе о сути совершенного подвига сказано кратко, но ёмко:

"1.07.1942 г. при наступлении батальона на деревню Бараново старший сержант Подгорбунский со своим расчетом метким огнем из противотанкового ружья подбил фашистский танк, который загорелся на месте, остальные танки возвратились обратно. Под деревней Вазково, когда противотанковое ружье было выведено из строя, тов. Подгорбунский взял ручной пулемет у убитого красноармейца и огнем рассеял до взвода вражеской пехоты".

Старший сержант был ранен, но остался в строю. Смельчака приняли в члены ВКП(б), ему присвоили офицерское звание и назначили заместителем командира роты по политической части. Но меньше всего бывший уголовник был пригоден для этой роли.

"Газет я не читаю, международное положение чувствую сердцем..."

Зато в бою - сущий дьявол. Такоеиногда сотворит, что прямо не верится. А пошлешь проверить - все точно
"Подгорбунский бросился назад к патефону..."

Летом 1943 года старший лейтенант Подгорбунский попросился служить в разведку и был назначен командиром взвода автоматчиков разведроты 1й механизированной бригады. По словам сослуживца, "Володя ходил в бой всегда при всех регалиях". То есть, отправляясь на задание, никогда не снимал с себя погоны, награды и Гвардейский значок, хотя, согласно уставу, все это полагалось сдавать. Вот и в том скоротечном бою гитлеровцы имели возможность разглядеть начищенную до блеска медаль "За отвагу" на его гимнастерке. Троих немцев старший лейтенант застрелил в результате огневого контакта. Затем, как было сказано в представлении к награде, "перешел в рукопашную схватку, где рукояткой нагана стал таранить немцев и уничтожил троих, а четверых уничтожил его помощник младший сержант Никифоров, 2 фрица, не выдержав сопротивления, пустились наутек".

Командир бригады полковник Федор Петрович Липатенков, подписавший приказ о награждении старшего лейтенанта Подгорбунского орденом Красной Звезды, так рассказывал о своем неординарном подчиненном военному журналисту Юрию Александровичу Жукову:

"Да, оригинальный человек. Удивительные дела совершает... Иногда, конечно, нелегко бывает с ним: прошлое на него давит. ...Но временами ему становится трудно. Не всегда он может соблюдать дисциплину, поэтому иногда имеет неприятности с командованием. Но зато в бою - сущий дьявол. Такое иногда сотворит, что прямо не верится. А пошлешь проверить - все точно. У таких людей какая-то обостренная, я бы сказал, скрупулезная честность. Он как бы щеголяет ею: вот вы небось мне не верите, так посмотрите же сами!

Смотрим, удивляемся, снова смотрим - все точно!"

А еще старший лейтенант щеголял небывалым артистизмом, с которым выполнял сложнейшие задания командования. Еще цитата из мемуаров генерал-лейтенанта Н. Попеля:

"Единственного пленного в ночь перед наступлением притащили разведчики Подгорбунского. Пробрались в блиндаж, в котором трое немцев слушали пластинки. Двух прикончили финками, а одному сунули в рот салфетку и поволокли.

Историки ответили на вопрос, кто победил на Курской дуге
Подгорбунский бросился назад к патефону, аккуратно поставил мембрану на самый обод пластинки. Из блиндажа, как и пять минут назад, несся веселый тирольский вальсок..."

Гений разведки

Очень скоро старший лейтенант Подгорбунский стал до чрезвычайности популярной фигурой. О нем знало командование бригады, корпуса и даже 1й гвардейской танковой армии. Гений разведки - так с легкой руки комбрига называли Володю. Не погнушался побеседовать с ним даже член Военного совета фронта и секретарь ЦК ВКП(б) Никита Сергеевич Хрущёв, по-житейски мудро отозвавшись о развязной манере поведения гения разведки: "Блатная накипь постепенно сойдет, пустяки... А человек, по-видимому, незаурядный..."

В ночь с 27 на 28 декабря 1943 года разведгруппа Подгорбунского при освобождении Правобережной Украины первой дерзко овладела важным железнодорожным узлом - городом Казатин Винницкой области. Обойдя город с тыла, разведчики при поддержке саперов на броне двух танков Т-34 с ходу ворвались в город, уничтожив восемь орудий и два взвода пехоты...

"Невероятно?.. - задал риторический вопрос командир бригады полковник Липатенков, рассказывая об этом подвиге Подгорбунского журналисту Юрию Жукову. - Согласен с вами. С точки зрения элементарных тактических расчетов - задача для двух танков и восемнадцати автоматчиков непосильная. И все-таки это реальность. Подсчитано и удостоверено..."

Подсчеты произвел и начальник разведотдела штаба танковой армии полковник Алексей Михайлович Соболев. "Выясняем, что в Казатине ко времени появления дозора Подгорбунского было около трех с половиной тысяч солдат и офицеров противника. В успехе Подгорбунского решающую роль сыграли внезапность удара и "психический шок", в который впали гитлеровцы, потеряв способность к организованному сопротивлению".

1 января 1944 года командир бригады Липатенков представил старшего лейтенанта Подгорбунского к присвоению звания Героя Советского Союза. В тот же день представление поддержал командир корпуса, а 2 января - командарм Катуков. Указ Президиума Верховного Совета состоялся 10 января - невиданная для военного лихолетья скорость прохождения наградных документов объяснялась большой значимостью одержанной победы.

И уже 23 февраля, в день Красной армии, командарм торжественно вручил Подгорбунскому орден Ленина и медаль "Золотая Звезда".

Если бы он носил все нашивки за ранения, на груди не хватило бы места
11 нашивок за ранения

Отныне даже сам гвардии генерал-полковник танковых войск Михаил Ефимович Катуков предпочитал не приказывать гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому, а просить его - дотоле неслыханный случай в истории Красной армии. Обратимся к мемуарам Катукова "На острие главного удара": "Встретились с ним на берегу Днестра. Коротко объяснил я, в чем суть дела, и по-дружески, не в порядке приказа, а именно по-дружески, попросил:

- Будь добр, товарищ Подгорбунский, уведи у немцев понтонный парк. Сослужи службу, век будем помнить. - И, шутя, добавил: - Учти, работа сдельная, за нами не пропадет.

Вижу, у Подгорбунского глаза загорелись. Знаю: необыкновенные дела для него любых радостей дороже. Козырнул старший лейтенант: "Будет исполнено" - и ушел к своим разведчикам.

...Глубокой ночью глухими тропами пробрался Подгорбунский со своими разведчиками через боевое охранение противника, с тыла ворвался в деревню, где находился немецкий понтонный парк, и как снег на голову обрушился на маленький фашистский гарнизон. В деревне, кроме понтонеров, никого не было. Под треск пулеметов и автоматов гитлеровцы разбежались, а наши разведчики, не теряя ни минуты, взяли на буксир немецкие понтоны и привели их на берег Днестра...

А затем армейские саперы быстро соорудили понтонные паромы и стали перебрасывать на правый берег Днестра машины с горючим и боеприпасами".

Командир разведроты представил Подгорбунского к ордену Красного Знамени и вторичному присвоению звания Героя. Можно лишь гадать, почему Катуков отказался поддержать второе представление и не стал посылать наградной лист на звание дважды Героя в Москву. Ведь разведчик не только честно заслужил это высокое отличие, но и щедро заплатил за него кровью. На некоторых фотографиях мы видим на груди гения разведки шесть нашивок за ранения: три золотых - за тяжелые, три красных - за легкие.

Впрочем, генерал Попель утверждал, что Подгорбунский был ранен 11 раз: "Если бы он носил все нашивки за ранения, на груди не хватило бы места".

Свадьба на Сандомирском плацдарме

После очередного ранения Подгорбунский в свою разведроту не вернулся и стал командиром танковой роты 8-го отдельного гвардейского мотоциклетного батальона. В числе первых ступил на польскую землю, подошел к Висле, форсировал ее, отважно закрепился на крошечном плацдарме, который вошел в историю Великой Отечественной войны под именем Сандомирского.

Фото: Из книги Николая Долгополова "Абель-Фишер"/ЖЗЛ "Молодая гвардия"
Исполнилось 95 лет со дня создания подразделения нелегальной разведки СВР
Здесь Подгорбунский получил тяжелую контузию и попал в госпиталь. Частично оглох, начал заикаться. Врачи намеревались комиссовать 28летнего офицера.

Но судьба приготовила ему, уже капитану, свой последний сюжет.

На плацдарме сложилась очень тяжелая обстановка: надо было восстановить связь между разрозненными подразделениями. Смертельно опасное задание решили поручить гению разведки. С помощью подложной справки, изготовленной начальником разведки корпуса, разведчики вызволили из госпиталя своего раненого командира. Но он успел еще 10 мая 1944 года стать мужем тверской красавицы Анечки Беляковой, служившей в банно-прачечном отряде рядом с госпиталем.

"Он сказал мне, что, если я не разрешу ему идти в разведку, он не пойдет. Но не могла я ему этого сказать. На прощанье он долго-долго махал мне рукой. Я его отпустила. Навсегда", - спустя годы вспоминала Анна Константиновна Подгорбунская.

19 августа 1944 года ее муж попал в засаду, получил еще два ранения и погиб за сутки до завершения Львовско-Сандомирской операции. Подступы к сгоревшему бронетранспортеру, в котором находился Подгорбунский, были усеяны трупами гитлеровских солдат. Поздно ночью разведчики вынесли с поля боя его обгоревшее, искромсанное осколками тело.

Гения разведки опознали по Звезде Героя, которая была на его груди.

О том, как живет в тверской деревне Калашниково 95-летняя вдова разведчика, читайте в сентябрьском номере "Родины".

"Здравствуй, Аннушка!.."
Текст: Артем Локалов
Анне Подгорбунской - 95 лет. С будущем мужем они встречались год. В браке прожили три месяца. "Помни, что я тебе не временный друг, а друг жизни", - однажды сказал он Анне.

После гибели Володи она больше не вышла замуж.

Попутчик

Их знакомство не назовешь романтичным. Аня Белякова с подругой сели на попутку, чтобы доехать до Сум от пригорода. Там тогда стоял их отряд. 74й отдельный банно-прачечный. Как в 1942 году Красная армия освободила ее Калашниково, так Аня и пошла по войне с этим отрядом.

В кузове грузовика Аня сразу обратила внимание на дырку в обмундировании попутчика. О чем и сообщила офицеру Подгорбунскому.

Он девушку запомнил. В этот же день встретив в городе, куда Аня ездила к портнихе, безуспешно пытался выпытать хотя бы имя.

На том и расстались. Подгорбунский на прощание сказал, что все равно ее найдет. И отправился на очередное задание.

Гений разведки находил выход из самых невероятных ситуаций. И, конечно, он нашел Аню. В том платьице, что ей пошили в Сумах, она на их первой и последней фотокарточке.

Фоторепортаж: Разведчик Владимир Подгорбунский
Советский танк Т-34 с десантом пересекает дорогу, на которой горит немецкий "Тигр". Фото: РГАКФДРазведчики. Владимир Подгорбунский — во втором ряду, четвертый слева. 1943 год. Фото: РГАКФДПамятная доска на братской могиле№218 в Сандомире. Фото: РГАКФД






Мечтатель

Анна Константиновна читает стихи мужа. Теперь они даются ей непросто. Слабеет. Но старается улыбнуться:

- Ну, до свиданья, целую родная,

Жду твоих писем - быстрее пиши...

Аня Белякова стеснялась, что сама пишет плохо. До войны успела окончить только один класс. Володя пришлет несколько писем, а она за это время только одно выведет.

Он остался в этих письмах, клочках истрепанной временем бумаги. В клочках воспоминаний, из которых складывается портрет бравого, веселого, настоящего человека.

Анна Константиновна вспоминает, как Володя мечтал жить после войны не в большом городе, а "где-нибудь в спокойном месте". Известно ведь: после свиста орудий так хочется тишины. Или как оказался в один из приездов без махорки, раздав всю товарищам.

- Что делать - табаку не у кого попросить. Она и предложила ему окурки собрать, - пересказывает мамину историю Галина Владимировна. - У нее неродной отец был. Выпьет, начнет буянить. Вот она и собирала окурки. Скрутит самокрутку, тот покурит и уснет. И папе она самокрутку сделала...

Он так и не услышал "папа" из уст дочки.

Герой

Владимир Подгорбунский давал прикурить врагам на фронте. И Ане говорил: "В честь нашей дружбы стану героем!". Ее подружки, которые Подгорбунского обожали, Володю подняли на смех: "Ну, какой ты герой? Портки с дырой!". Это они ту историю со знакомством припоминали.

А Подгорбунский Героем Советского Союза, конечно, стал. И звание дважды Героя должен был получить, но командование рассудило иначе...

Документы о присвоении звания Героя хранит Галина Владимировна. Здесь же и удостоверение от 10 мая 1944го о том, что Владимир и Анна Подгорбунские теперь муж и жена.

Тогда, всего за год до Победы, Владимир на задании был контужен, начал заикаться. И потому комиссован. Молодожены засобирались домой. Но на Сандомирском плацдарме не смогли обойтись без разведчика Подгорбунского...

Отец

- Папа знал, что мама беременна, наставлял ее перед уходом на задание, что если родится девочка, в честь его сестры надо назвать ее Галей, - вспоминает мамины рассказы об отце Галина Владимировна.

После войны она будет переписываться с однополчанами гвардии капитана Подгорбунского. Один из них расскажет, что в последнем рейде ее отцу оторвало ступню. Володя не переживал - сказал лишь, что исполнилось предсказание Ани. Она всегда говорила: "Пусть без руки, без ноги, только бы остался жив".

Не остался - место в бронетранспортере уступил раненому бойцу. Сам поехал на "Виллисе". Опять обстрел, очередное ранение - в живот. Смертельное...

"Здравствуй, Аннушка"... "Прошу не называть меня на вы!"... "Ты моя гордость"... Это строчки из писем Володи. А в медальоне, который его дочь (как и завещал - Галя) носит всю жизнь, - пучок отцовских волос. Сослуживцы состригли и спрятали за фото - оттого оно такое выпуклое. Карточка от прикосновений почти истерлась.

Владимира Подгорбунского жена Анна и боевые товарищи похоронили в местечке Дембно. Анна Константиновна так и не побывала больше на могиле мужа. А дочь приехала к отцу в 1986-м. И привезла домой капсулу с землей.

- Когда была маленькой, заберусь под фикус и плачу - так мне хотелось, чтобы отец был рядом, - вспоминает Галина Владимировна. - Сейчас маме 95, говорю ей: "Ты живешь столько и за себя, и за папу".

Много фотографий, пройдите по ссылке:
https://rg.ru/2017/09/07/rodina-vladimir-podgorbunskij.html?utm_referrer=https://zen.yandex.com

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:56:35)

0

158

В ноябре 1941 года положение наших войск под Москвой было крайне тяжелое.
Но героически и умело сражалась 16-я армия Рокоссовского и дивизия генерала Панфилова.

В ноябре 1941 года положение наших войск под Москвой было крайне тяжелое. Но героически и умело сражалась 16-я армия Рокоссовского и дивизия генерала Панфилова. Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин отодвинул все свои дела и сам решил убедиться в боеспособности войск Рокоссовского.

Свернутый текст

И очень ему хотелось посмотреть на действия «Катюши» — нового оружия Красной Армии. Из Москвы выехали 13 ноября на двух машинах: американский восьмицилиндровый «паккард» и наша «эмка». До дивизиона «Катюш» капитана Кирсанова доехали быстро по шоссе, несмотря на бомбежку.

Верховный видел залп дивизиона, ему доложили результаты: 17 танков, несколько минометных батарей и сотни немцев. Дивизион после залпа быстро покинул позицию, чтобы не попасть под огонь артиллерии и авиации. Но «паккард» и «эмка» застряли в снегу. И даже все пассажиры, включая Сталина, не смогли их вытащить на шоссе. Вблизи показался кавалерийский дивизион немцев, способных захватить две легковые машины.

Но хозяином здесь был танковый взвод старшего лейтенанта Дмитрия Лавриненко. На их счету уже было около 15 уничтоженных вражеских танка, много орудий и пехоты. К декабрю на счету Д. Лавриненко будет уже 52 танка.

Провидение в этот раз приказало ему спасти Верховного Главнокомандующего Сталина. Его Т-34 прицепил на буксир «эмку» со Сталиным и вытащил ее на шоссе. Немецкие кавалеристы не решились атаковать три танка. «Паккард» вытащили следом и Сталин быстро вернулся в штаб 16-й армии и в Москву.

Д. Лавриненко погиб от осколка мины 18 декабря у Волоколамска, когда пошел докладывать командиру о результатах боя.

Звание «Героя Советского Союза» ему будет присвоено посмертно, уже после войны. Таких побед за столь короткое время не имел ни один танкист всех воюющих армий.

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:54:40)

+1

159

Гибель роты ИС-1, реванш на ИС-2 и возможности его осколочно-фугасного снаряда
Расчет был на то, что эти новые танки неуязвимы

http://s018.radikal.ru/i507/1709/6a/d9886cb22cd6.png
     
ИС-2 - танк Победы. На этих грозных машинах вместе с модернизированными Т-34 наши танкисты завершали Великую Отечественную войну. Вооружение танка ИС-2 позволяло ему поражать немецкие танки на расстоянии двух – двух с половиной километров.

Первый вариант тяжелого танка ИС-1 был разработан во второй половине 1942 года. Тяжелый танк ИС-1 с 85-мм пушкой Д-5Т (он же ИС-85 или «Объект 237») был создан летом 1943 года. Но вскоре стало ясно, что для тяжелого танка эта пушка была слишком слаба. В октябре 1943 года была осуществлена проработка варианта танка ИС с более мощной танковой пушкой Д-25 калибра 122-мм. Танк был отправлен на испытательный полигон под Москвой, где из его пушки с расстояния 1500 метров был произведен обстрел немецкого танка «Пантера». Первый же снаряд пробил лобовую броню «Пантеры» и, не утратив своей энергии, прошил все внутренности, ударил

Свернутый текст

в кормовой лист корпуса, оторвал его и отбросил на несколько метров. Под маркой ИС-2 в октябре 1943 года танк был принят в серийное производство, которое было развернуто в начале 1944 года.

А каково  воевать на ИС-1 и ИС-2? Насколько велики были потери у экипажей этих могучих машин?

Рота капитана Гмирянского, уничтоженная в несколько секунд

Борис Захаров на ИСах воевал с начала 1944 года. В 13-ый отдельный гвардейский тяжелый танковый полк на должность командира танкового взвода он был зачислен 13-го января 1944-го года приказом номер 13. Под его командой был танк командира роты и два линейных танка. Во втором взводе  роты было два танка. Всего в полку состоял 21 танк ИС-1. К сожалению, на этих машинах полку не суждено было испытать радость полноценных боевых побед. Но вряд ли причины этого следует искать в недостатках конструкции ИС-1. Дело было совсем в другом:

«В начале 1944 года наш полк направили на 2-й Украинский фронт. Поначалу мы стояли в обороне в районе населенного пункта Джурженцы, а на рассвете 15 февраля, нас вывели на позиции у населенного пункта Лысянка. При передислокации мой танк подорвался на мине. Взрывом выбило первый каток, заклинило коробку передач. Однако поскольку ленивец остался цел, мы сумели натянуть гусеницу и привести машину в назначенный район. Еще у одного танка моего взвода обнаружилась течь в редукторе (бортовые редукторы на ИС-1 были очень слабые и быстро выходили из строя). Таким образом, во взводе остался всего один боеспособный танк, а в роте - три. Полк, а вместе с ним и наша рота, разместились на лесистой возвышенности перед Лысянкой. С нее хорошо просматривалась окраина населенного пункта, находившегося примерно в полукилометре, и насыпь узкоколейной железной дороги, по которой вывозили сахар с сахарного завода на станцию Поташ. Она шла параллельно населенному пункту, и ее требовалось пересечь, чтобы добраться до городка. На следующее утро командир полка, получив задачу на атаку населенного пункта Лысянка, решил использовать первую роту, в которой все пять танков были исправны. Командовал ею капитан Гмирянский… Первая атака, которую мне пришлось видеть, оставила тяжелое впечатление. Тяжелое, потому что потом, имея определенный боевой опыт, я оценил действия командования полка как непродуманные. Безо всякой разведки, без огневой поддержки рота была брошена на противника. Развернувшись в линию, пять танков пошли вперед, и, когда они начали забираться на эту насыпь, немецкие зенитки, установленные на окраине Лысянки, уничтожили их буквально в течение несколько секунд. Некоторые танки продолжали катиться, пока не завязли в снегу, некоторые загорелись. Вся рота погибла».

Сколько же крови стоила не одним только танкистам, но и всей Красной Армии манера немалого, увы, количества начальства бросать войска в атаку без разведки и артподготовки.

Самое обидное, что местность вполне позволяла роте капитана Гмирянского наступать по-другому:

«В 1974 году, когда отмечалось 30-летие освобождения района, мы поехали с ветеранами полка по местам боевой славы. Заехали в Лысянку, побывали на месте этого боя. Когда прошли чуть правее от места расположения нашего полка, то увидели небольшой овраг. Если бы была проведена разведка, наверное, можно было бы эту Лысянку обойти по низинке и зайти немцам в тыл. Кроме того, наши танки, оставшиеся в резерве, могли поддержать огнем атаку, но ни одному танку боевой задачи поставлено не было. Спрашивается, почему? Расчет был на то, что эти новые танки неуязвимы, что они могут пройти через любой огонь».

Удачи не было и далее: «Дойдя до середины моста, танк обвалил его левую сторону, перевернулся и упал в реку, уйдя под воду так, что на поверхности торчала лишь правая гусеница. Я сидел перед люком механика водителя, освещая переноской дорогу (фары мы не включали, опасаясь налета немецкой авиации). Меня сбросило в воду, но я достаточно легко выбрался сначала на танк, а с него и на остатки моста, а экипаж остался в танке… Полк, переправившись в другом месте, ушел вперед, а я остался ждать эвакороту, чтобы вытащить танк, захоронить экипаж. Догнал я полк уже в Молдавии где-то в начале мая. Матчасти в полку практически не осталось: много потеряли по техническим причинам, а также в результате боевых действий».

Это было побоище. Немцы не успели сделать ни одного выстрела!

Уцелевших танкистов погрузили в эшелон и направили  в Тесницкие лагеря под Тулу получать новые танки ИС-2 с 122-мм пушкой. На этих танках  боевые действия выглядели уже по-другому. Довелось полку с лихвой рассчитаться за роту Гмирянского: «В составе передового отряда 6-го механизированного корпуса мы вышли к реке Чарна Нида. Подошли к мосту, что располагался около мельницы. Мост оказался слабеньким, и наши разведчики пошли вверх по течению в поисках брода, а мы рассредоточились, спрятав танки за каменным забором. Дело было к концу дня, когда на высотке в нашем тылу мы заметили появление то ли бронетранспортера, то ли танка. Стрелять по нему мы не стали - далеко. Видимо, не обнаружив нас, разведывательная машина, а это была именно она, дала команду колонне немецких танков и бронетранспортеров двигаться вперед. Когда первая машина уткнулась в мост, мы открыли огонь из засады. Это было побоище. Немцы не успели сделать ни одного выстрела! Через несколько минут на дороге горело два десятка костров».
В ходе боев выяснилось, что даже осколочно–фугасный снаряд пушки ИС-2 смертельно опасен для немецкой бронетехники:
«Полк двигался по асфальтовой дороге местного значения (после прохождения колонны танков от асфальта мало что оставалось). Немцы на дороге устраивали завалы из елей, росших рядом с дорогой, а в крону упавшего дерева подкладывали противотанковые мины. Мой танк шел первым. Я, для того чтобы себя обезопасить, расстреливал кроны деревьев осколочными снарядами, а сам пускал танк по комлевой, голой части ствола. Так мы продвигались по этой дороге, когда впереди примерно в трехстах метрах я увидел, что дорога выходит из леса на Т-образный перекресток. Командир орудия Миша Козак, отличный стрелок, заметил какое-то шевеление в кустах, росших прямо возле перекрестка.

Как потом оказалось, там была самоходная артиллерийская установка «Артштурм», которой, по-видимому, пришлось слегка развернуться, для того чтобы взять нас в прицел. В нашем орудии был заряжен осколочно-фугасный снаряд, и нам ничего не оставалось, как выстрелить им. Самоходка загорелась с первого же выстрела! Выйдя на перекресток, я повернул влево. Механик-водитель шедшего за мной танка не справился с управлением, танк завалился в овраг, который был с правой стороны от дороги, и застрял. Я вылез из машины, оставив командиром механика-водителя, а сам пошел посмотреть и организовать вытаскивание. Подойдя к танку, я дал команду экипажу третьей машины сделать связку тросов, зацепить танк и вытянуть его задним ходом. В это время прибежал заряжающий с криком: «Танки!!!» Я приказал экипажам двух машин заниматься эвакуацией, а сам побежал к машине, сел и дал команду выдвинуться вперед на поворот дороги. Выйдя на его середину, я увидел, что метрах в восьмистах навстречу мне движется колонна противника. Виден был только передний танк, остальные были закрыты пылью. Командир орудия первым же осколочным снарядом этот танк сжег».

Конечно, далеко не  всегда осколочный снаряд ИС-2 мог поразить немецкий танк: «Вдруг из деревни вырывается немецкий танк, облепленный человеческими фигурами так, что башни вообще не видно было. Он был, как ежик! Я говорю командиру орудия: «Видишь цель?» – «Нет, не вижу» - «Давай, крути башню влево». А танк уже уходит. Все-таки наводчик заметил этот танк и осколочным снарядом вломил. Танк он не подбил, но удирал он уже совершенно голый, вся эта людская масса была сметена взрывом».

Но и могучие ИС-2, конечно, не были неуязвимым чудо – оружием. До самого конца войны полк, где служил Захаров, нес тяжелые потери: «Под Берлином наш полк принимал участие в овладении небольшими населенными пунктами, в частности городком Люкенвальде. Моя рота, в которой было всего полтора десятка танкистов, к тому времени осталась без танков. В конце апреля нам было приказано, вооружившись стрелковым оружием и трофейными фаустпатронами, прикрыть перекресток дорог в районе деревни Енникендорф».

Идеального сверхоружия, позволяющего всегда без потерь уничтожать врага, никогда в истории не существовало. И грозный «Иосиф Сталин» и в варианте ИС-1, и в варианте Ис-2 не был исключением из этого правила…

Максим Кустов

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:52:44)

0

160

Битва за Москву: факты, которые вы не знали

http://s16.radikal.ru/i191/1709/36/ead5f38196f5.jpg

Битва за Москву была одним из важнейших сражений Великой Отечественной войны. Красной армии удалось сорвать план блицкрига, героическими усилиями советских войск немецкие части были отброшены от столицы.

Свернутый текст

Подвиг сержанта Небывалый героизм, проявленный в Битве за Москву, до сих пор поражает воображение. Подвиги простых солдат и сержантов - особенно. Во время сражения наши военные, для того, чтобы снизить прицельную точность немецких бомбардировщиков, запускали в московское небо аэростаты. Огромные 35-метровые «рыбины» висели на высоте 3-4 километров, серьезно осложняя работу немецкой авиации. 6 декабря 1941 года на одном из участков авиазаграждения случалось ЧП - у одного аэростата оборвался трос. Командир поста сержант Дмитрий Велигура схватился за трос, но удержать аэростат, конечно, не смог, слишком велика была подъемная сила. В течение часа сержант подтягивался на тросе при сильном ветре и морозе в 38 градусов, пока не добрался до аэростата и не начал стравливать предохранительный клапан. Это произошло, когда аэростат уже набрал высоту 1500 метров. Дмитрий Велигура приземлился вместе с аэростатом в 110 километрах от поста. Когда его обнаружили, он был сильно обморожен и серьезно травмирован. Сержант был награжден за этот подвиг орденом Красного Знамени. Спасенный аэростат через несколько дней снова взмыл в небо.
Второй Сусанин
Люди не военные также проявляли героизм в ходе Битвы за Москву. Так, в истории остался подвиг старшего конюха села Лишняги Серебряно-Прудского района Ивана Петровича Иванова, который 11 декабря 1941 года повторил подвиг Ивана Сусанина, заведя в глубокий овраг «Белгородские сосны» немецкую автоколонну из 40 машин. Выбраться из оврага немецкие машины, груженые оружием и провизией, так и не смогли. С Иваном Ивановым немцы жестоко расправились. Герой был посмертно награжден орденом Отечественной войны.
Подвиг учительницы
Серьезную опасность для Москвы представляли немецкие дальнобойные артиллерийские батареи, которые могли вести прямой огонь на расстоянии 20 километров. После захвата фашистами Красной поляны, они подошли к Москве «на расстояние выстрела». Простая учительница средней школы Елена Горохова, заметившая передислокации немцев, подтягивавших в район Красной поляны свои дальнобойные батареи, написала командованию Красной армии записку, в которой указала точное расположением частей немцев. Записка ушла за линию фронта и дошла до адресата. Ударами нашей артиллерии вражеская батарея была уничтожена.
КВ-1
Битва под Москвой стала испытанием не только для людей, но и для военной техники. Свою мощь показали советские танки КВ-1. Они стали грозой фашистов ещё до сражений под Москвой, но в этой битве также себя зарекомендовали наилучшим образом. 7 декабря 1941 года тяжелый танк КВ-1, которым командовал лейтенант Павел Гудзь, принял бой в деревне Нефедово против 18 немецких танков. 10 машин фашистов было уничтожено, остальные - обращены в бегство.
Значение подвига сложно переоценить. После этого боя немцы прекратили попытки прорваться к Москве по направлению Волоколамского шоссе. За проявленный героизм Павел Гудзь был награжден орденом Ленина. КВ-1 же в очередной раз стяжал славу одного из лучших танков Великой Отечественной войны. Ещё в июне 1941 года один танк КВ-1 почти на двое суток сдержал наступление немецкой дивизии, приняв бой в районе Рассенняя. В том бою только участие 50 танков и нескольких батарей смогло переломить итог схватки, о чем сохранились немецкие документы.
Всем миром В Битве за Москву в общей сложности участвовало больше 7 миллионов человек. Это больше, чем в Берлинской операции, включенной в Книгу Гиннесса как крупнейшее сражение Второй мировой, и больше, чем силы противников на западном участке фронта после высадки в Нормандии.
Важность Битвы за Москву не вызывает сомнений, Красная армия в первый раз переломила хребет вермахту, лишив немцев возможности блицкрига. Однако нельзя не сказать о том, что некоторые события Битвы за Москву до сих пор имеют разную оценку у историков. Например, подвиг панфиловцев. Бывший командир 1075 стрелкового полка Капров Илья Васильевич, допрошенный об обстоятельствах легендарного боя 16 ноября 1941 года, давал такие показания:«Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах». Есть в истории панфиловцев и другие неоднозначные моменты, историки спорят и о количестве наших бойцов, и о количестве остановленных героями немецких танков.
Рокоссовский
Говоря о Битве за Москву нельзя не сказать о маршале Рокоссовском. Осенью 1941 года войска 16-й армии Рокоссовского надежно перекрыли Ленинградское и Волоколамское шоссе, по которым противник стремился прорваться к столице. В течение двух недель армия держала оборону против значительно превосходящих сил врага. Константин Рокоссовский создал на наиболее опасных участках прочные противотанковые и артиллерийские очаги обороны, вынуждавшие врага прорывать все новые и новые позиции, применял имевшиеся у него танки не только против пехоты противника, но и - сосредоточенно - для борьбы с вражескими танками. Оба шоссе были заминированы, были также взорваны шлюзы Истринского водохранилища, что сильно замедлило продвижение танковой группы врага.
Именно в составе 16-й армии Рокоссовского под Москвой сражались ставшие прославленными дивизии И. В. Панфилова и А. П. Белобородова, танковая бригада М. Е. Катукова и кавалерийский корпус Л. М. Доватора.
Исход из Москвы
Об этом не принято говорить, но Битва за Москву также связано с таким явлением как исход жителей. 16 октября 1941 года московское метро было закрыто. Это был единственный день во всей истории московского метро, когда оно не работало. В городе началась паника. Получила распространение информация о том, что Иосиф Сталин уехал из Москвы, а город вот-вот сдадут немцам. В Москве перестали топить, закрывались аптеки и поликлиники. Москва опустела, начались стихийные акции мародерства и массовый отток населения. Кто побогаче - уезжал на машинах, кто попроще - уходил пешком. Сталин даже распорядился подготовить к взрыву основные промышленные предприятия и другие важнейшие объекты Москвы. 10 октября взрывчатка была доставлена на заводы. Уничтожению подлежали не только предприятия оборонной промышленности, но и хлебозаводы, холодильники, мясокомбинаты, вокзалы, трамвайные и троллейбусные парки, мосты, электростанции, а также здания ТАСС, Центрального телеграфа и телефонные станции… Жизнь в городе должна была стать невозможной. Рабочие увидели, что предприятия готовят к уничтожению. Информация о том, что они заминированы и могут быть взорваны в любую минуту, подбавила масла в огонь.
Только приказ о том, чтобы к паникерам, мародерам и беглецам применялись самые решительные меры, вплоть до расстрела, смогло остановить панику и массовый исход из Москвы.

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:51:04)

0

161

СТАЛИН: Мы не торгуем украинской землей. Что желала и что получила Польша после войны

http://s019.radikal.ru/i639/1709/27/1d10a42abe32.jpg

В сентябре 1942 года, когда в Сталинграде в тяжелейших боях, по сути, определялся исход войны, правительство оккупированной Германией Польши, находившееся в Лондоне, подготовило доклад об устройстве Европы после поражения нацистов.

Свернутый текст

В числе прочего в нем говорилось о будущей оккупации польскими, а не советскими войсками восточной части Германии, о новой, значительно увеличенной территории Польши и о репарациях. Этот нелегально полученный документ помог советскому руководству разрушить мечты польских политиков.

«Мнение руководящих польских кругов»

С момента обретения Польшей независимости вопрос о советско-польской границе долгое время оставался одним из самых неприятных во взаимоотношениях двух стран. В декабре 1919 года Верховный совет Антанты предложил сделать восточной границей Польши линию, охватывающую ту часть бывшей территории Российской Империи, где большинство населения составляли поляки. Правда, в случае ее принятия крупные города, считавшиеся в Польше исконно своими, оставались за пределами польской территории.

Однако к принятию предложения Антанты поляков подталкивала ситуация, сложившаяся в ходе советско-польской войны. Красная армия успешно наступала, и польские руководители в июле 1920 года согласились принять предложенную линию границы. В отличие от советских вождей, которые считали, что смогут провести более выгодную линию границы после победы. Или вообще не будут иметь границ с советской Польшей. Поэтому они отклонили ноту британского министра иностранных дел лорда Керзона и отказались принять названную его именем линию границы.

Казалось бы, ничто не препятствовало осуществлению планов руководителей РСФСР. Но в августе 1920 года Красная армия потерпела сокрушительное поражение под Варшавой, в результате чего в 1921 году пришлось заключать крайне неприятный, если не сказать большего, Рижский мирный договор, согласно которому советско-польская граница была проложена восточнее линии Керзона.

Потеря Западной Украины и Западной Белоруссии была серьезным ударом по репутации руководства Коммунистической партии и страны и годами оставалась серьезным раздражающим фактором, осложнявшим межгосударственные отношения. Именно поэтому занятие этих территорий в 1939 году, после начала Второй мировой войны, называлось в СССР освободительным походом Красной армии.

Осенью 1942 года вести переговоры о будущей советско-польской границе было, мягко говоря, преждевременно. Но появление доклада польского правительства в изгнании говорило о том, что вопрос по-прежнему остается очень острым и готовиться к его решению нужно заранее и всерьез. И использовать для получения преимуществ любую оплошность поляков.

Первую они совершили, передав документ для ознакомления находившемуся в Лондоне президенту оккупированной Чехословакии Э. Бенешу. Польские руководители почему-то не приняли во внимание тот факт, что и с Чехословакией у Польши был застарелый территориальный спор о Тещинской области, которую после Мюнхенского соглашения 1938 года оккупировали польские войска. А у президента Бенеша были особые отношения с СССР, посредниками в которых выступали сотрудники НКВД. 28 декабря 1942 года в докладе И. В. Сталину о польском документе нарком внутренних дел СССР Л. П. Берия так описывал встречу президента Чехословакии с резидентом советской разведки в Лондоне И. А. Чичаевым:

«БЕНЕШ вызвал советника полпредства СССР в Лондоне т. ЧИЧАЕВА к себе и передал для ознакомления доклад польского министра и председателя польской комиссии послевоенной реконструкции доктора Мариана СЕЙДА, подчеркнув при этом, что это официальный документ, в котором отражено мнение руководящих польских кругов в Лондоне на будущее устройство Европы и роль Польши, и предупредил о необходимости соблюдения строгой конспирации».

«А СССР?»

В докладе Берии излагались основные положения польского документа. К примеру, вина за поражение Польши в 1939 году возлагалась на страны—победительницы в Первой мировой войне:

«Польша как государство Восточно-Центральной Европы находилась в трудном и опасном положении со всех сторон за исключением южной границы. По Версальскому договору она не получила таких стратегических границ, которые обеспечили бы ей соответствующую оборону против Германии.

Западные государства проявили малую заинтересованность в отношении инвестиций в бедных странах центральной и юго-восточной Европы, в особенности Польши, наоборот, они вложили огромные капиталы в германскую промышленность и таким образом способствовали восстановлению немецкой военной машины».

Интерес Сталина вызвала та часть изложения польского доклада, где говорилось о том, как следует поступить с Германией:

«Разоружение Германии. Указывается на необходимость морального разоружения Германии путем длительной оккупации войсками союзников всей территории Германии для психологического воздействия на умы немецкого населения. Территория Германии должна быть оккупирована: на западе — западными союзными государствами, на востоке — Польшей, районы, граничащие с Чехословакией,— Чехословакией («А СССР?» — написал на полях документа Сталин.— “История”). Как на западе главной границей оккупированных территорий должен быть Рейн, так и на востоке естественной границей должны быть реки Одер и Нейссе (так в документе.— “История”).

Материальное разоружение должно выразиться в роспуске всех наземных, морских, воздушных сил, в уничтожении или передаче всех военных материалов державам победительницам.

Помимо оккупационных армий для поддержания внутреннего порядка в Германии должна быть создана небольшая немецкая полиция, легко вооруженная и без центрального управления. Все фабрики и заводы, непосредственно производящие военные материалы, должны быть уничтожены или переданы союзным государствам, для более эффективного разоружения Германии необходимо уничтожить или передать державам победительницам следующие отрасли промышленности:

1) Производство электростали и легких металлов — полностью.

2) Производство обычной стали — частично.

3) Производство машин, особенно автоматических станков,— частично.

4) Химическое производство — частично.

Для поглощения рабочей силы необходимо предоставить Германии возможность развития легкой промышленности — текстильной, кожевенной и пищевой».

Польше как первой стране, подвергшейся нападению и разорению, должны быть предоставлены особые привилегии

Особые требования выдвигались в части репараций:

«Германия должна восстановить все разрушения, которые она причинила другим государствам. Польше как первой стране, подвергшейся нападению и разорению, должны быть предоставлены особые привилегии в этом отношении. Оплата репарации должна быть произведена за счет национальных капиталов и национальных доходов Германии. Польша должна получить большинство промышленных предприятий. Германия должна передать ей большую часть оборудования железных дорог, морских и воздушных коммуникаций. Территории, подвергшиеся опустошению, должны получить от Германии различного вида строительные материалы — лес, цемент и т. д. Германия должна возвратить все предметы искусства и культурные ценности, которые были увезены ею, или возместить уничтоженные равноценными предметами из ее собственных коллекций».

«Сохранить свои прежние границы на востоке»

Ничуть не меньшими были и польские требования, относящиеся к будущим границам страны:

«Для создания противодействия германскому стремлению на восток Померания, Познань и Силезия вместе с восточной Пруссией должны войти в состав послевоенной Польши. Включение восточной Пруссии и Данцига в состав Польши укоротило бы границы Польши с Германией с 1263 до 785 миль. Оставление в руках Германии Верхней Силезии, представляющей собой укрепленный клин между Польшей и Чехословакией, означало бы создание затруднения для Польши и Чехословакии в их стремлении иметь компактную территорию, что является элементарным условием для федерации или конфедерации и их безопасности. Вопрос о населении рекомендуется разрешить путем переселения немцев в Германию».

Отдельный раздел польского документа, как говорилось в его изложении, был посвящен советско-польской границе:

«Польша должна сохранить свои прежние границы на востоке. Только длительное дружественное сотрудничество между Польшей и СССР может обеспечить их безопасность против Германии. Но до этого обе страны должны признать принцип, что они являются великими нациями, имеющими свои собственные сферы влияния. Отношение между ними должно быть основано на полном равенстве. Всякие идеи “патронажа” или “лидерства” нужно отбросить. Ни одна из них не должна вступать в соглашение или комбинации, направленные против других. Рижский договор от 25 марта 1921 года должен быть признан как основа для разрешения старых русско-польских территориальных споров. Заключая этот договор, Польша решила в целях достижения нормализации своих отношений с восточным соседом отказаться почти от половины (120 тысяч квадратных миль) территории, принадлежавшей до разделов 1742, 1793 и 1795 годов. Таким образом, Польша пошла на огромную жертву. Далее приводятся различные доказательства в отношении необходимости возвращения Польше территории и городов, “оккупированных СССР в сентябре 1939 года”. Эти территории принадлежали Польше в течение многих веков. Россия никогда не владела ими или владела короткий период, когда Польша находилась под иностранным владычеством. «В течение столетий Польша насаждала в своих восточных областях христианство и западную цивилизацию, и цветы польского рыцарства (так в документе.— “История”) погибли там, защищая идеалы запада». Установление дружественных отношений между Польшей и СССР на базе добровольного признания рижского договора будет не только в интересах обоих государств, но и всеобщего мира и стабильности всей Европы».

Европейская федерация в континентальном масштабе неизбежно привела бы к господству Германии на континенте

В докладе польского правительства содержались и положения о будущем европейском устройстве, которые, бесспорно, можно было назвать пророческими:

«Европейская федерация в континентальном масштабе неизбежно привела бы к господству Германии на континенте и к новым попыткам достичь мирового господства».

Но предвидеть то, что Сталин обратит их стремление расшириться на запад себе на пользу, они не смогли.

«Принять линию Керзона»

В 1943 году на Тегеранской конференции президент Соединенных Штатов Ф. Д. Рузвельт и премьер-министр Великобритании У. Черчилль приняли предложения Сталина о послевоенных польских границах. Несколько недель спустя британский премьер сообщил о принятом решении польскому правительству в изгнании. И об итогах своих переговоров он 28 января 1944 года писал Сталину:

«В прошлый четверг, в сопровождении Министра Иностранных Дел и будучи уполномоченным на то Военным Кабинетом, я встретился с представителями Польского Правительства в Лондоне. Я им сообщил, что обеспечение русских границ от угрозы со стороны Германии является вопросом, имеющим важное значение для Правительства Его Величества, и что мы, конечно, поддержим Советский Союз во всех мерах, которые мы сочтем необходимыми для этих целей».

Черчилль говорил об огромных материальных и людских потерях СССР и заверял, что советское руководство хочет видеть Польшу сильной, свободной и независимой. А затем перешел к делу.

«Я сказал,— писал он Сталину,— что на основании того, что произошло в Тегеране, я считаю, что Советское Правительство было бы готово согласиться на то, чтобы восточные границы Польши соответствовали линии Керзона, при условии обсуждения этнографических соображений, и я советовал им принять линию Керзона в качестве основы для обсуждения. Я им говорил о компенсациях, которые Польша получила бы на Севере и Западе. На Севере это была бы Восточная Пруссия. Но тут я не упомянул вопроса о Кенигсберге. На Западе они были бы в безопасности и получили бы содействие для оккупации Германии до линии Одера».

Черчилль объяснил представителям польского правительства, что у них, собственно, нет другого выбора:

«Наконец, я сказал, что, если политика русских будет развернута в указанном мною смысле, я убедительно буду просить Польское Правительство договориться на этой основе, и Правительство Его Величества будет рекомендовать, чтобы такое решение вопроса было утверждено Мирной Конференцией или конференциями, которые будут решать вопрос об устройстве Европы после уничтожения гитлеризма, и не поддержит никаких территориальных претензий Польши сверх этого. Если польские министры будут убеждены в том, что можно достигнуть соглашения на этой основе, то их долгом будет в соответствующее время не только согласиться с ним, но и мужественно рекомендовать его своему народу, даже если они рисковали быть отвергнутыми крайними элементами».

Британский премьер уверял Сталина, что поляки согласятся:

«Польские министры были очень далеки от того, чтобы отклонить, таким образом, развернутые перспективы, но они просили о предоставлении им времени для рассмотрения вопроса совместно с остальными своими коллегами».

Казалось бы, вопрос можно было считать решенным. Но вскоре информация о секретных решениях по польскому вопросу попала в прессу, и разразился скандал. Сталин обвинял в организации утечки Черчилля. Но британский премьер утверждал, что информация попала к журналистам из советского посольства в Лондоне. Как бы то ни было, у Черчилля появился повод изменить свою позицию. 21 марта 1944 года он писал Сталину:

«Скоро мне необходимо будет сделать заявление в палате общин по польскому вопросу. Это повлечет с моей стороны заявление, что усилия достигнуть договоренности между советским и польским правительствами не удались; что мы продолжаем признавать польское правительство, с которым мы были в постоянных отношениях с момента вторжения в Польшу в 1939 году; что мы теперь считаем, что все вопросы о территориальных изменениях должны быть отложены до перемирия или мирной конференции держав-победительниц и что до тех пор мы не можем признавать никаких передач территорий, произведенных силой.

…позвольте мне выразить искреннюю надежду, что неудача, происшедшая между нами по поводу Польши, не будет иметь никакого влияния на наше сотрудничество в иных сферах, где поддержание наших общих действий является вопросом наивысшей важности».

«Отдать 40% территории Польши»

Но если союзники отступали от договоренностей по польским границам в момент, когда они остро нуждались в «общих действиях» с Красной армией, то после окончания войны вопрос о границах мог быть решен отнюдь не в интересах СССР. Поэтому 26 июля 1944 года правительство СССР признало законной властью на освобожденной от германских войск территории Польши Польский комитет национального освобождения. Фактически создав альтернативное лондонскому польское правительство, с которым можно было вести переговоры.

Глава польского правительства в изгнании С. Миколайчик в ответ предложил провести в Москве совещание по польским вопросам, состоявшееся 13 октября 1944 года. В записях польской делегации во главе с Миколайчиком говорилось о происходившем на заседании. Подробно описывались участвовавшие в переговорах Черчилль и Сталин, ход переговоров и попытки достичь компромисса в вопросе формирования нового правительства Польши.

Однако очень скоро обсуждение застопорилось на вопросе о границах. Сталин был непреклонен:

«Если вы хотите иметь отношения с Советским правительством, то вы не можете этого достигнуть иначе, как признав линию Керзона в качестве основы».

Черчилль, который пытался на совещании играть роль независимого посредника, с одной стороны, поддерживал требования СССР:

«Я должен от имени Британского правительства заявить, что жертвы Советского Союза, понесенные в этой войне с Германией, и то, что он сделал для освобождения Польши, дает ему право, по нашему мнению, установить западную границу по линии Керзона. Я повторял это многократно моим польским друзьям».

Но с другой стороны, он снова пытался перенести решение вопроса на послевоенное время:

«Если бы я заседал на Мирной конференции, конечно, поскольку я пользовался бы тогда доверием правительства и парламента, то я бы использовал там те же самые аргументы».

По этому вопросу я не согласен ни с премьером Черчиллем, ни с маршалом Сталиным

Но польская сторона, как свидетельствовала запись совещания, отказывалась даже от такого варианта:

«МИКОЛАЙЧИК: …Перехожу к линии Керзона. По этому вопросу я не согласен ни с премьером Черчиллем, ни с маршалом Сталиным. Я не могу принять решения по этому вопросу, ибо такое решение зависит от польского народа. Вы были бы весьма плохого мнения обо мне, если бы я согласился отдать 40% территории Польши и 5 миллионов поляков».

Черчилль предложил новый компромисс:

«Г-н Миколайчик смог бы, возможно, сделать заявление по вопросу о границах, приемлемых для Советского правительства, но я опасаюсь, что он был бы на следующий день дезавуирован поддерживающим его польским общественным мнением. Он мог бы затем констатировать, что Польское правительство примет решение о границах в практических целях, с тем, чтобы апеллировать потом по этому вопросу во время Мирной конференции. Я не знаю, будет ли это приемлемо для обеих сторон».

Но Миколайчик продолжал говорить, что не пойдет на новый раздел Польши. Не помогали ни обещания Сталина отдать Польше важный немецкий порт Штеттин, ни уверения Черчилля, что границу по линии Керзона одобрил президент Рузвельт.

Сталин в свою очередь заявил, что согласится только на окончательное установление границы. Причем не точно по линии Керзона, а на линию, уточненную на ее основе, в ходе переговоров.

Но и по возможным уточнениям согласия не наблюдалось. К примеру, момент, когда на совещании зашел разговор о том, что Львов мог бы остаться польским, в записи встречи выглядел так:

«СТАЛИН: Мы не торгуем украинской землей».

«Туда тотчас же вселились поляки»

Договориться не удалось. Но если партнер по переговорам не сдается, его попросту заменяют. С просоветским польским правительством, в чей состав в качестве вице-премьера некоторое время входил С. Миколайчик, удалось договориться куда быстрее. Особенно после решения Потсдамской (Берлинской) конференции 1945 года, признавшей новые реалии в Польше и подтвердившей решение Тегеранской конференции.

С новым польским руководством были решены и другие территориальные вопросы. 14 ноября 1945 года генерального секретаря Польской рабочей партии, вице-премьера правительства Польши и министра по делам возвращенных территорий В. Гомулку и члена Политбюро ПРП Х. Минца принимал Сталин. Гости спрашивали, как поступать в том или ином случае, советский вождь давал обязательные к исполнению советы. Среди прочих был и вопрос о спорной с Чехословакией Тешинской области:

«Вопрос. Следует ли углублять вопрос о Тешине и может ли СССР оказать Польше поддержку в переговорах о Тешине с чехословаками?

Ответ. Не советую углублять этот вопрос, так как после получения Польшей силезских коксующихся углей, у Польши не осталось аргумента в пользу передачи Тешина полякам, ввиду чего СССР лишен возможности оказать поддержку полякам в этом деле. Было бы лучше поскорее ликвидировать этот конфликтный вопрос с Чехословакией, ограничиться переселением тешинских поляков в Польшу и восстановить хорошие отношения с Чехословакией. В вопросе о переселении тешинских поляков в Польшу СССР может оказать поддержку полякам в переговорах с Чехословакией».

Но оставался нерешенным еще один очень важный аспект проблемы. Западная граница Польши — с советской зоной оккупации Германии — не была международно признанной. И время от времени польскому и советскому руководству напоминали об этом. 6 сентября 1946 года государственный секретарь Соединенных Штатов Д. Ф. Бирнс, выступая в Штутгарте, сказал, что главы США, Великобритании и СССР согласились на Потсдамской конференции передать Польше Силезию и другие восточные районы Германии, но без указания определенной территории, и что эта территория может быть определена только во время мирной конференции.

Кому может в голову прийти мысль о том, что это выселение немцев предпринято только в качестве временного эксперимента?

В ответ министр иностранных дел СССР В. М. Молотов дал интервью Польскому телеграфному агентству, в котором говорилось:

«Прежде всего следует напомнить, что же именно решила Берлинская конференция. Как известно, главы трех правительств на этой конференции согласились, что бывшие германские территории к востоку от Свинемюнде, Одера и Западной Нейсе должны находиться под управлением Польского государства и что окончательное определение западной границы Польши должно быть отложено до Мирной Конференции…

Ссылка на то, что Берлинская Конференция считала необходимым окончательное определение западной границы Польши отложить до Мирной Конференции, конечно, правильна. Формальная сторона именно такова. По существу же дела, три правительства высказали свое мнение о будущей западной границе, отдав под управление Польского правительства Силезию и указанные выше территории и, кроме того, приняв план о выселении немцев с этих территорий. Кому может в голову прийти мысль о том, что это выселение немцев предпринято только в качестве временного эксперимента? Те, кто принимал решение о выселении немцев с этих территорий, чтобы туда тотчас же вселились поляки из восточных районов Польши, не могут предложить через некоторое время проведение обратных мероприятий. Сама мысль о такого рода экспериментах с миллионами немцев, с одной стороны, и с миллионами поляков, с другой стороны, является невероятной, не говоря уже о ее жестокости, как в отношении поляков, так и в отношении самих немцев.

Все это говорит о том, что решение Берлинской Конференции, подписанное Трумэном, Эттли и Сталиным, уже определило западные границы Польши и только ждет своего оформления на будущей Международной Конференции по мирному договору с Германией».

Ждать международного признания западной польской границы пришлось довольно долго. В 1950 году ее признала ГДР, но, судя по сохранившимся архивным документам, в 1958 году польское руководство, потеряв надежду, зондировало возможность отдать немецкому социалистическому государству Силезию в обмен на отошедшие к СССР территории.

В 1970 году западную границу Польши признала ФРГ, а Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, который и был аналогом той самой долгожданной Мирной конференции, был подписан только в 1991 году.

Е. Ж.

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:49:46)

+1

162

http://s019.radikal.ru/i600/1709/d2/e8da85589937.jpg

Осенью 1942 года двадцатичетырёхлетний матрос Тихоокеанского флота Илья Каплунов из деревни Чапушка Аркадакского района Саратовской области стал срочно осваивать новую воинскую профессию – в сентябре 1942 года, когда в самом разгаре была Сталинградская битва матрос Каплунов был направлен в школу снайперов.                         Ко времени её окончания наши войска успели окружить Сталинградскую группировку немцев, но вскоре им на выручку двинулась группа армий «Дон» под командованием Эриха фон Манштейна. Началась Котельниковская операция.

Свернутый текст

Главная роль в наступлении, азванной немцами операцией «Винтергевиттер», была возложена на 57-й танковый корпус 4-й танковой армии. Он состоял из двух дивизий. Одной из них была 6-я танковая дивизия Эрхарда Рауса в составе 159 танков: 21 Pz.II, 73 Pz.III с длинноствольной 50-мм пушкой, 32 Pz.III с короткоствольной 75-мм пушкой, 24 Pz.IV с длинноствольной 75-мм пушкой и 9 командирских танков.
13 декабря, переправившись через Аксай, 6-я танковая дивизия вышла к посёлку Верхне-Кумский. Ей навстречу были выдвинуты части 235 отдельной танковой бригады с приданным ей 234 отд. танковым полком, 20-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады, 1378 стрелкового полка 87 стрелковой дивизии и 4-го механизированного корпуса. Вольского. Бои за Верхне-Кумский продолжались с переменным успехом с 14 по 19 декабря.

Лишь 19 декабря в 14 часов 30 минут усиление немецкой группировки 17-й танковой дивизией и угроза окружения заставили советские войска отойти на рубеж реки Мышкова кхутор Нижне-Кумский. До окруженной под Сталинградом 6-й армии Паулюса немцам оставалось пройти лишь 35  километров.
Однако пятидневная задержка немцев у Верхне-Кумского позволила выиграть время для подтягивания 2-й гвардейской армии.
В составе этой армии была и 98-я стрелковая дивизия полковника Иосифа Баринова, в 4-м стрелковом полку которой служил снайпером рядовой Каплунов.
Именно у Нижне-Кумкого 98-я дивизия и вступила в бой с фашисткой нечистью.
Снайпер Илья Каплунов успел расширить окоп, вырубил нишу для боеприпасов, установил на бруствере снайперскую винтовку и теперь ожидал немецкой атаки.
Едва рассвело, на над нашими окопами появились немецкие стервятники. Пикируя с четырёхкилометровой высоты, они сбрасывали бомбы на наши позиции, смешивая с землёй противотанковые орудия. В итоге наши пехотинцы остались без артиллерийской поддержки.
Едва смолкли вой пикировщиков и бомбовые разрывы, озверелая немчура ринулась в атаку. Ведя огонь из снайперской винтовки, Каплунов одного за другим сшибал фрицев и гансов, оставляя приближающиеся танки без прикрытия автоматчиков, а из соседней ячейки вёл по танкам огонь наш бронебойщик Иван. Однако фашистские свиньи обнаружили его позицию, и  открыли по ней сосредоточенный пулемётный огонь.
Через пару секунд верхняя половина головы Ивана упала в окоп вместе с солдатской цигейковой шапкой.

Увидев это, Каплунов перебежал в окоп убитого бронебойщика, перезарядил противотанковое ружье и тремя выстрелами подбил первый танк. Следующими двумя выстрелами Каплунов подбил второй танк. Но слева в ста метрах два танка миновали окопы и продолжали вести огонь, Каплунов развернул бронебойку влево и меткими выстрелами подбил третий и четвертый танки.
Фашисты из пятого танка заметили отважного бронебойщика и на большой скорости направили танк прямо в окоп. Бронебойных патронов у Каплунова уже не было, противотанковую гранату он бросить не успел. Фашистский танк всей тяжестью навалился на окоп. Каплунова оглушило и засыпало землёй . Но когда танк миновал окоп, моряк приподнялся и бросил гранату на моторную часть машины. Пятый танк загорелся, его башня силой взрыва была сорвана.
Наступила короткая передышка. Каплунов разыскал в соседнем траншее десяток бронебойных патронов и несколько противотанковых гранат.
К исходу дня из балки выползали ещё четыре вражеских танка и двинулись к высоте. Всё началось сначала. Каплунов несколькими выстрелами подбил следующий танк. Но позади раздался оглушительный взрыв, и осколком вражеского снаряда оторвало левую ногу. Превозмогая нечеловеческую боль, Каплунов открыл огонь по седьмому танку, и стрелял пока тот не загорелся. В последний миг моряк успел бросит связку гранат и остановить машину в нескольких шагах от окопа. Но тут он был ранен в левую руку. Силы бойца были на исходе.Илья истекал кровью, но на него шел Pz.IV новой модификации Pz.IV Ausf G.

Бойцы, слышавшие о появлении на фронте Тигров, часто принимали эти танки за Pz.VI. Поэтому в некоторых источниках этот танк  назван Тигром. Однако первые Тигры в группе армий «Дон» появились лишь в январе, что икак не умаляет значение подвига Каплунова. Ошибочным также является утверждение, что свой подвиг Илья Каплунов совершил на высоте 137,2. Памятный бой на той высоте состоялся днём ранее.
По окончании боя Илья был ещё жив. Одна из жительниц хутора Нижне-Кумского перевязала ему раны, но кровопотеря, вызванная травматической ампутацией руки и ноги, оказалась смертельной.
Звание Героя Советского Союза гвардии красноармейцу Каплунову Илье Макаровичу присвоено посмертно Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1943 года за уничтожение 9 танков противника в бою под хутором Верхнекумский и проявленные при этом доблесть и мужество. В начале 1943 года комсомольцы Аркадакского района собрали деньги на постройку танка «Илья Каплунов». Этот танк был вручен танкисту-саратовцу майору В. М. Муравлеву, который провел его от берегов Волги до Берлина. Приказом войскам Южного фронт от 13 мая 1943 года Илья Макарович Каплунов был навечно зачислен в списки 260 гвардейского стрелкового полка

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:47:11)

0

163

Поисковики установили имя героя, которому принадлежал боевой орден, найденный на днях в Парфинском районе
Ольга Лаврова

Поисковики установили имя героя, которому принадлежал боевой орден, найденный на днях в Парфинском районе
На днях «53 новости» рассказали о том, что в деревне Васильевщина Парфинского района поисковики солецкого отряда «Память» обнаружили останки 13 воинов Красной Армии, три медальона и орден Красной звезды под номером 40014.

И вот сегодня официальный представитель поисковой экспедиции «Долина» по работе со СМИ Игорь Свинцов сообщил нам, что удалось установить имя погибшего солдата, которому принадлежал орден.

Этой боевой наградой 15 июня 1942 года был награжден ефрейтор Максим Петрович Серый, пулеметчик отдельного стрелкового батальона 126-й отдельной стрелковой бригады. Чуть больше месяца спустя, 20 июля, командир пулеметного отделения сержант Серый погиб в бою за деревню Васильевщина.

Максим Серый родился в 1917 году в селе Порчевка Атбасарского районан Акмолинской области Казахской ССР. Оттуда и был призван в 1939 году в ряды РККА. В селе осталась жена – Наталья Круглякова.

- В течение вчерашнего дня мы эксгумировали останки 13 бойцов, среди которых был и Максим Серый, - рассказал командир отряда, председатель Совета командиров ПЭ «Долина» Игорь Неофитов. – Из трех найденных медальонов вкладыш сохранился лишь в одном, но для прочтения потребуется экспертиза. Сегодня в этом же месте нашли еще несколько погибших и еще один личный медальон. По донесениям о безвозвратных потерях 126-й ОСБр, сержант Серый был захоронен в 300 м юго-западнее д. Большие Дубовищи вместе с 19 своими погибшими сослуживцами. Если мы сможем прочитать найденные медальоны и погибшие есть в этих списках, то с уверенностью идентифицируем всех.

0

164

Дерзкий побег из концлагеря Михаила Девятаева Бежать из плена – дело трудное.

http://s019.radikal.ru/i617/1710/ad/45b0820e53ca.jpg

Бежать из фашистского концлагеря было почти невозможно… Тем не менее, нашелся человек, которому это удалось. Михаил Девятаев совершил побег на угнанном бомбардировщике, за что получил звание Героя Советского Союза. Работа мечты Михаил Петрович Девятаев родился 8 июля 1917 года в селе Торбеево Пензенской губернии, в семье крестьян- мокшан, где он был 13-м ребенком. Окончив в 1933 году семилетку, Миша поехал в Казань поступать в авиационный техникум. Но из-за проблем с документами вынужден был поступить в Казанский речной техникум. Параллельно стал заниматься в Казанском аэроклубе. Потом было Оренбургское авиационное училище. Летом 1939 года он получил диплом летчика- истребителя. Плен и побег На фронте Девятаев командовал одним из звеньев 104- го гвардейского истребительного авиационного полка 9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии 2-й воздушной армии 1-го Украинского фронта. В ходе воздушных боев сбил 9 вражеских самолетов.2 13 июля 1944 года Девятаев участвовал в воздушном бою. В районе Львова его самолет был подбит и загорелся. Летчик успел выпрыгнуть с парашютом,

Свернутый текст

но во время прыжка ударился о стабилизатор самолета и приземлился в бессознательном состоянии на территории, занятой противником. Так Девятаев попал в плен и очутился в Лодзинском лагере военнопленных. Среди них находились и военные летчики, с которыми Михаил стал планировать побег. 13 августа 1944 года они совершили попытку бежать из лагеря, сделав подкоп. Но были пойманы и отправлены в лагерь Заксенхаузен в статусе «смертников». Тем не менее, Девятаеву повезло: местный парикмахер подменил ему нашивной номер на лагерной робе, и Михаил из «смертника» превратился в «штрафника». Отныне его считали украинским учителем Степаном Никитенко, который на самом деле умер в лагере. Под этим именем он был отправлен в другой лагерь – в Германию, на остров Узедом, где располагался ракетный центр Пенемюнде. Там разрабатывалось новое оружие Третьего Рейха - крылатые ракеты «Фау-1» и баллистические ракеты «Фау-2». 8 февраля 1945 года, убив конвоира, группе из 10 советских военнопленных удалось захватить немецкий бомбардировщик Heinkel He 111 H-22. За штурвал самолета сел Девятаев. Вдогонку за угнанным бомбардировщиком3 бросился немецкий истребитель, пилотом которого был обер- лейтенант Гюнтер Хобом – опытный летчик, награжденный двумя «Железными крестами» и одним «Немецким крестом в золоте». Однако задачу усложняло то, что никому не было известно, каким курсом полетит угнанный самолет. Случайно обнаружил «Хейнкель» возвращающийся с задания полковник Вальтер Даль. Но ему не хватило боеприпасов, чтобы сбить машину. Пролетев более 300 километров, «Хейнкель» достиг линии фронта, но попал под обстрел советских зениток. Пришлось срочно заходить на посадку в районе польской деревни Голлин, где в то время базировалась артиллерийская часть 61-й армии. Девятаев доставил советскому командованию стратегически важную информацию о военном полигоне и засекреченном испытательном центре на Узедоме. Впоследствии эти сведения позволили провести успешную воздушную атаку на Узедом. Девятаева и его товарищей поместили в фильтрационный лагерь НКВД. К счастью, они были признаны благонадежными и смогли вернуться на службу. С сентября 1945 года Девятаев сотрудничал с Главным конструктором баллистических ракет С.П. Королевым, руководившим советской программой по освоению немецкой ракетной техники. Участвовал в создании первой советской ракеты Р- 1 — копии «Фау-2». Награда нашла героя В ноябре 1945 года Девятаев уволился в запас. Долго не мог найти работу из-за того, что побывал в плену. В 1946 году наконец смог устроиться дежурным по вокзалу в Казанском речном порту, а в 1949 году - капитаном катера. Позднее он стал одним из первых испытателей и командиров экипажей отечественных судов на подводных крыльях — «Ракета» и «Метеор». Отношение к бывшим военнопленным изменилось после ХХ съезда КПСС. О подвиге Девятаева стали писать советские газеты. 15 августа 1957 года благодаря ходатайству Сергея Королева ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Кроме того, он был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степеней, медалями. 24 ноября 2002 года Михаил Петрович скончался в Казани, где прожил всю жизнь. Он был похоронен на Арском кладбище, на том участке, где находится мемориальный комплекс воинов Великой Отечественной войны.

Как еще в августе 1941 года советские летчики бомбили Берлин

Советские летчики в ходе операции «Берлин», проводимой с августа по сентябрь 1941 года, сбросили на столицу Третьего рейха свыше 600 фугасных и зажигательных бомб. Урон от налетов авиации союзников, в частности, Великобритании, на Берлин был несоизмеримо больше, однако бомбардировки СССР имели огромное идеологическое значение – Советский Союз таким образом продемонстрировал свою боеспособность в небе.

Свернутый текст

Ответ за налеты на Москву Гитлеровская авиация начала бомбить столицу СССР через месяц после нападения фашистов на Советский Союз. Только за июль 1941 года на Москву были сброшены свыше 100 тонн фугасных бомб и более 40 тысяч зажигательных. В результате авианалетов серьезные повреждения получил столичный метрополитен. Командующим авиацией ВМФ генерал-лейтенантом Семеном Жаворонковым было предложено организовать и провести ответный рейд на столицу Третьего рейха с участием советских бомбардировщиков-торпедоносцев. Об этом проекте доложили Сталину, и тот его одобрил. Жаворонкова назначили главным куратором спецоперации «Берлин». Уже 7 августа три группы бомбардировщиков ДБ-3Ф 1-го минно-торпедного авиаполка в количестве 15 единиц взяли курс на Берлин с аэродрома Кагул на острове Эзель (Сааремаа). Немецкие подразделения ПВО наших летчиков заметили, но приняли их за своих, поэтому огня по советским бомбардировщикам не открывали.

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:44:48)

0

165

«Как психологически сломать фрица»: методы Красной Армии на Великой Отечественной
Во время атаки немецкие пилоты для устрашения включали сирену. На стабилизаторы бомб фашисты закрепляли специальные приспособления, которые назывались «иерихонские трубы»: при падении разносился пронзительный свист, дополнительно оказывавший психологическое воздействие. Но советская сторона была не менее искусна. Сталинградская музыка

Свернутый текст

Во время Сталинградской битвы Красная Армия устанавливала репродукторы, направленные в сторону немецких позиций. В основном ставили сентиментальную классику и популярные шлягеры, напоминавшие немцам доброе старое время без войны. Трогательные мелодии прерывались сообщениями о победах советских войск, числе убитых немцев на том или ином участке фронта. Но особо деморализующее воздействие оказывала запись тиканья метронома, прерывавшаяся через семь ударов сообщением: «Каждые семь секунд на фронте погибает один немецкий солдат». Всего ставились 10-20 серий, а после них вновь звучало ностальгическое танго. Как вспоминали ветераны, в конце декабря 1942 г. солдаты армии Паулюса были особенно подвержены психологическому воздействию с советской стороны – близилось Рождество, и в атаку никому не хотелось идти. Николай Друзь, бывший тогда лейтенантом, говорил в интервью, что пленные немцы едва ли не плакали от счастья – они встретят Рождество живыми. Автономные громкоговорители использовались и на других участках фронта. Например, их выносили на левый берег Невы, когда немцы находились на правом. Всего за 1941-1945 гг. применялось около 500 установок подобного типа. Дальность звучания была 1-3 километра. Также использовали несколько тысяч ручных мегафонов. Для деморализации немцев и их союзников создавались специальные агитационные передачи.

Бакаллаг: как жилось немецким пленным в советских "лагерях смерти"

За годы Великой Отечественной войны советские войска взяли в плен почти 3,5 миллиона солдат и офицеров войск вермахта и их союзников. Первый масштабный захват в плен значительного числа военнослужащих произошел после Сталинградской битвы. В ходе этой военной операции были разоружены порядка 90 тысяч человек во главе с генералом-фельдмаршалом Паулюсом. В период с 1946-го по 1956 год пленные были освобождены и репатриированы на родину. Однако около 15% от их общего числа остались лежать в советской земле, на кладбищах исправительно-трудовых лагерей и спецпоселений. По некоторым данным, домой вернулись не более

Свернутый текст

20% тех, кто сдался в плен под Сталинградом. Одним из крупных лагерей, где содержались пленные солдаты СС и Вермахта, был Бакаллаг в Челябинске. История создания Быстрое развитие довоенной индустрии на Урале столкнулось с нехваткой рабочих рук. Особенно остро эта проблема встала с началом Великой Отечественной войны. На Урал эвакуировались заводы европейской части СССР, необходимо было увеличивать производство патронов, снарядов и военной техники. При этом большинство трудоспособного населения ушло на фронт. Советское руководство решало этот вопрос силовым методом. В ход пошло использование подневольного труда заключенных. Дополнительным источником рабочей силы стали трудовые повинности – фактически принудительная мобилизация гражданского населения на шахты и заводы. После вторжения германских войск на территорию СССР руководство страны расценило советских немцев как потенциальных предателей и скрытую угрозу безопасности страны. В августе 1941 года был издан указ о переселении немцев Поволжья. Жители бывшей автономной республики, а также немцы из других областей запада СССР были осенью того же года депортированы на Урал и в Северный Казахстан. Челябинская область приняла большое количество немецких переселенцев. По задумкам партийных властей дополнительные рабочие руки были привлечены на крупные предприятия области. Созданный в ноябре 1941 года исправительно-трудовой лагерь был назван Бакаллаг – по одноименному поселку. Заключенных этого учреждения направили на строительство Бакальского (впоследствии Челябинского) металлургического завода.

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:42:03)

0

166


Малоизвестные подвиги советских солдат во время Великой Отечественной войны

Свернутый текст

1) Всего 30 минут выделялось командованием вермахта для подавления сопротивления пограничников. Однако более 10 суток сражалась 13-я застава под командованием А. Лопатина и более месяца - Брестская крепость.

2) В 4 часа 25 минут 22 июня 1941 года лётчик старший лейтенант И. Иванов совершил воздушный таран. Это был первый в ходе войны подвиг; отмеченный званием Героя Советского Союза.

3) Первый контрудар пограничники и части Красной Армии нанесли уже 23 июня. Они освободили город Перемышль, а две группы пограничников ворвались в Засанье (территория Польши, оккупированная Германией), где разгромили штаб немецкой дивизии и гестапо, освободили при этом много заключенных.

4) В ходе тяжёлых боёв с танками и штурмовыми орудиями противника наводчик 76 мм орудия 636-го противотанкового артполка Александр Серов в течение 23 и 24 июня 1941 года уничтожил 18 танков и штурмовых орудий фашистов. Родные получили две похоронки, но отважный воин остался жив. Недавно ветеран был удостоен звания Героя России.

5) В ночь на 8-е августа 1941 года группа бомбардировщиков Балтийского флота под командованием полковника Е. Преображенского произвёл первый воздушный налёт на Берлин. Такие налёты продолжались до 4-го сентября.

6) Танковым асом номер один по праву считается лейтенант Дмитрий Лавриненко из 4-й танковой бригады. За три месяца боёв в сентябре-ноябре 1941 года в 28 боях уничтожил 52 вражеских танка. К сожалению, отважный танкист погиб в ноябре 41-го под Москвой.

7) Уникальнейший рекорд Великой Отечественной поставил экипаж старшего лейтенанта Зиновия Колобанова на танке "КВ" из 1-й танковой дивизии. За 3 часа боя в районе совхоза "Войсковицы" (Ленинградская обл.)он уничтожил 22 танка противника.

8) В бою за Житомир в районе хутора Нижнекумского 31 декабря 1943 года экипаж младшего лейтенанта Ивана Голуба (13-я гв. танковая бригада 4-го гв. танкового корпуса.) уничтожили 5 "тигров", 2 "пантеры", 5 орудий сотни фашистов.

9) Расчёт противотанкового орудия в составе старшего сержанта Р. Синявского и ефрейтора А. Мукозобова (542-й стрелковый полк 161 с.д.) в боях под Минском с 22 по 26 июня уничтожили 17 танков и штурмовых орудий врага. За этот подвиг воины были удостоены ордена Красного Знамени.

10) Расчёт орудия 197-го гв. полка 92-й гв. стрелковой дивизии (гаубица 152 мм) в составе братьев гвардии старшего сержанта Дмитрия Луканина и гвардии сержанта Якова Луканина с октября 1943 года до конца войны уничтожили 37 танков и БТР и более 600 солдат и офицеров противника. За бой у села Калужино Днепропетровской области бойцам было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Сейчас их 152-мм пушка-гаубица установлена в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи. (Санкт-Петербург).

11) Самым результативным асом-зенитчиком по праву считается командир расчёта 37 мм орудия 93-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона сержант Петр Петров. В июне-сентябре 1942 года его расчёт уничтожил 20 самолётов противника. Расчёт под командованием старшего сержанта (632-й зенитный артполк) уничтожил 18 самолётов врага.

12) За два года расчёт 37 мм орудия 75 гв. армейского зенитного артполка под командованием гв. старшины Николая Боцмана уничтожил 15 вражеских самолётов. Последние были сбиты в небе над Берлином.

13) Наводчик 1-го Прибалтийского фронта Клавдия Бархоткина поразила 12 вражеских воздушных целей.

14) Самым результативным из советских катерников был капитан-лейтенант Александр Шабалин (Северный флот) он руководил уничтожением 32 боевых кораблей и транспортов противника (в должности командира катера, звена и отряда торпедных катеров). За свои подвиги А. Шабалин был дважды удостоен звания Героя Советского Союза.

15) За несколько месяцев боев на Брянском фронте боец истребительного отряда рядовой Василий Путчин только гранатами и бутылками с зажигательной смесью уничтожил 37 танков противника.

16) В разгар боёв на Курской дуге 7 июля 1943 года пулемётчик 1019 полка старший сержант Яков Студенников в одиночку (остальные бойцы его расчёта погибли) двое суток вёл бой. Получив ранение, он сумел отразить 10 атак фашистов и уничтожил более 300 гитлеровцев. За совершённый подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

17) О подвиге воинов 316 с.д. (комдив генерал-майор и. Панфилов) у известного всем разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года 28 истребителей танков встретили удар 50 танков, из которых 18 уничтожили. Сотни солдат противника нашли свой конец у Дубосеково. А вот о подвиге бойцов 1378-го полка 87-й дивизии знают немногие. 17 декабря 1942 года в районе посёлка Верхне-Кумского бойцы роты старшего лейтенанта Николая Наумова с двумя расчётами противотанковых ружей при обороне высоты 1372 м отразили 3 атаки танков и пехоты противника. На другой день ещё несколько атак. Все 24 бойца погибли, защищая высоту, но враг потерял 18 танков и сотни пехотинцев.

18) В бою под Сталинградом 01,09,1943 года пулемётчик сержант Ханпаша Нурадилов уничтожил 920 фашистов.

19) В Сталинградской битве в одном бою 21 декабря 1942 года морской пехотинец И. Каплунов подбил 9 вражеских танков. Подбил 5 и, будучи тяжело раненным, вывел из стоя ещё 4.

20) В дни Курской битвы 6 июля 1943 г. Лётчик гвардии лейтенант А. Горовец принял бой с 20-ю самолётами противника, при чём сбил 9 из них.

21) На счету экипажа подводной лодки под командованием П. Грищенко 19 потопленных вражеских кораблей, причём на начальном периоде войны.

22) Лётчик Северного флота Б. Сафонов с июня 1941 по май 1942 года сбил 30 самолётов противника и стал первым в Великой отечественной войне дважды Героем Советского Союза.

23) В период обороны Ленинграда снайпер Ф. Дьяченко уничтожил 425 гитлеровцев.

24) Первый Указ о присвоении звания Героя Советского Союза в период войны Президиум ВС СССР принял 8 июля 1941 года. Оно было присвоено лётчикам М. Жукову, С. Здоровцу, П. Харитонову за воздушные тараны в небе Ленинграда.

25) Известный лётчик И. Кожедуб получил третью Золотую Звезду - в 25 лет, артиллерист А. Шилин вторую Золотую Звезду - в 20 лет.

26) В Великую Отечественную войну пять школьников в возрасте до 16 лет получили звание Героя: Саша Чекалин и Лёня Голиков - в 15 лет, Валя Котик, Марат Казей и Зина Портнова - в 14 лет.

27) Героями Советского Союза стали лётчики братья Борис и Дмитрий Глинки (Дмитрий стал впоследствии дважды Героем), танкисты Евсей и Матвей Вайнрубы, партизаны Евгений и Геннадий Игнатовы, Лётчики Тамара и Владимир Константиновы, Зоя и Александр Космодемьянские, братья лётчики Сергей и Александр Курзенковы, браться Александр и Петр Лизюковы, братья-близнецы Дмитрий и Яков Луканины, братья Николай и Михаил Паничкины.

28) Более 300 советских воинов закрыли своим телом вражескую амбразуры, около 500 авиаторов применили в бою воздушный таран, свыше 300 экипажей направили подбитые самолёты на скопления войск противника.

29) В годы войны в тылу врага действовало более 6200 партизанских отрядов и подпольных групп, в которых насчитывалось свыше 1 000 000 народных мстителей.

30) За годы войны было произведено 5 300 000 награждений орденами и 7 580 000 медалями.

31) В действующей армии находилось около 600 000 женщин, более 150 000 из них награждены орденами и медалями, 86 удостоены звания Героя Советского Союза.

32) 10900 раз полки и дивизии награждались орденом СССР, 29 частей и соединений имеют 5 и более наград.

33) За годы Великой Отечественной войны 41 000 человек было награждено орденом Ленина, из них 36 000 - за боевые подвиги. Орденом Ленина было награждено более 200 воинских частей и соединений.

34) Орденом Красного Знамени в годы войны было награждено более 300 000 человек.

35) За подвиги в годы Великой Отечественной войны было произведено более 2 860 000 награждений орденом Красной Звезды.

36) Орден Суворова 1-й степени первым был награждён Г. Жуков, орденом Суворова 2-й степени №1 получил генерал-майор танковых войск В. Баданов.

37) Орденом Кутузова 1-й степени №1 был награждён генерал-лейтенант Н. Галанин, орден Богдана Хмельницкого 1-й степени №1 получил генерал А. Данило.

38) За годы войны орденом Суворова 1-й степени было награждено 340, 2-й степени - 2100, 3-й степени - 300, орденом Ушакова 1-й степени - 30, 2-й степени - 180, орденом Кутузова 1-й степени - 570, 2-й степени - 2570, 3-й степени - 2200, орденом Нахимова 1-й степени - 70, 2-й степени - 350, орденом Богдана Хмельницкого 1-й степени - 200, 2-й степени - 1450, 3-й степени - 5400, орденом Александра Невского - 40 000.

39) Орден Великой Отечественной войны 1-й степени №1 вручен семье погибшего старшего политрука В. Конюхова.

40) Орденом Великой Войны войны 2-й степени вручены родителям погибшего старшего лейтенанта П. Ражкина.

41) Шесть орденов Красного Знамени за годы Великой Отечественной войны получил Н. Петров. Четырьмя орденами Отечественной войны отмечен подвиг Н. Яненкова и Д. Панчука. Шестью орденами Красной Звезды отмечены заслуги И. Панченка.

42) Орден Славы 1-й степени №1 получил старшина Н. Залётов.

43) Полными кавалерами ордена Славы стало 2577 человек. После воинов 8 полных кавалеров ордена Славы стали Героями Социалистического труда.

44) За годы войны Орденом Славы 3-й степени было награждены около 980 000 человек, 2-й и 1-й степени - более 46 000 человек.

45) Всего 4 человека - Героя Советского Союза - являются полными кавалерами ордена Славы. Это артиллеристы гвардии старшие сержанты А. Алёшин и Н. Кузнецов, пехотинец старшина П. Дубина, летчик старший лейтенант И. Драченко, последние годы жизни живший в Киеве.

46) В период Великой Отечественной войны медалью "За отвагу" было награждено более 4 000 000 человек, "За боевые заслуги" - 3 320 000.

47) Шестью медалями "За отвагу" отмечен ратный подвиг разведчика В. Бреева.

48) Самым юным из награждённых медалью "За боевые заслуги" - шестилетний Серёжа Алешков.

49) Медалью "Партизан Великой Отечественной войны" 1-й степени награждено более 56 000, 2-й степени - около 71 000 человек.

50) За подвиг в тылу врага было награждено орденами и медалями 185 00

Максим Максимов

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:36:26)

0

167

http://s013.radikal.ru/i324/1710/3e/cc3a876c583c.jpg

Почетный солдат Забайкальского военного округа С. Д. Номоконов

Один из лучших снайперов времен Великой Отечественной войны

Сибирский охотник Семен Номоконов впервые взял в руки винтовку в 7 лет. И до 40-ка не мог представить, что свои навыки меткой стрельбы он будет применять во время военных действий.

Свернутый текст

Тунгусский мальчишка занимался охотой с раннего возраста – как и все другие жители тех мест. В 19 лет он уже обзавелся семьей, жена родила ему шестерых детей. Однако пятеро из них, а вслед за ними и жена, умерли от скарлатины. В 32 года Семен женился во второй раз, и только тогда вместе с младшим сыном впервые взял в руки учебник и начал осваивать грамоту. Они с семьей поселились в таежном Нижнем Стане, где Семен работал плотником.

Номоконов попал на фронт в 41 год. Воинская служба у него сразу не заладилась – малограмотного тунгуса всерьез не воспринимали. Сослуживцы говорили, что он понимает по-русски только команду «на обед!». Он был хлеборезом на полевой кухне, помощником начальника вещевого склада, членом похоронной команды, сапером – и везде получал нагоняи за свою нерасторопность и за то, что спит на ходу.

Снайпером Номоконов стал по чистой случайности. Когда в сентябре 1941 г. его отправили на эвакуацию раненых, он заметил фашистов, схватил винтовку раненого бойца и метким выстрелом уложил противника. После этого случая на него наконец обратили внимание в командовании и зачислили в снайперский взвод. В декабре 1941 г. о нем впервые написали в газете как о стрелке, уничтожившем 76 фашистов.

Поначалу Номоконову приходилось отправляться на боевые задания с винтовкой, у которой даже не было оптического прицела. Но стрелок был таким метким, что его вскоре прозвали «сибирским шаманом». Его экипировка вызывала разговоры о нечистой силе: он брал с собой веревочки, шнурки, осколки зеркал, а на ноги надевал бродни – обувь, сплетенную из конского волоса. Но никакой мистики в этих действиях не было: бродни делали шаг бесшумным, зеркальцами он выманивал выстрел противника, веревочки нужны были для того, чтобы приводить в движение каски, надетые на палки. Он сам изготавливал маскировочные костюмы и изобретал собственные способы маскировки.

На необыкновенные способности советского снайпера обратили внимание и враги. «Немцы его сначала пытались убить. То "двойку" снайперов отправят, то вообще троих. Когда всех отправленных немецких снайперов обнаружили мертвыми, на уничтожение сибиряка отправили женщину-снайпера, которую чуть погодя тоже нашли с дыркой в голове», – говорит кандидат исторических наук С. Сергеев. На неуловимого «сибирского шамана» устраивали артиллерийскую охоту, его пытались подкупить и переманить на вражескую сторону – ничего не действовало. Номоконов был ранен 9 раз и получил несколько контузий, но остался жив.

Семен Номоконов объявил фашистам «дайн-тулугуй» – беспощадную войну. После каждого подтвержденного случая поражения противника снайпер ставил на своей трубке для табака, с которой никогда не разлучался, пометки: точками отмечал количество убитых солдат, крестиками – офицеров. К концу войны, судя по документам 695-го стрелкового полка, на его счету было 367 убитых фашистов. Сибиряк-самоучка стал одним из самых результативных снайперов ВОВ. Его сын пошел по стопам отца: в 1944 г. он был мобилизован, и тоже стал снайпером, уничтожив 56 гитлеровцев.

После войны Семен Номоконов снова работал плотником, все его сыновья посвятили жизнь военной службе. «Сибирский шаман» скончался в возрасте 72 лет, а слава о его мастерстве до сих пор жива

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:26:20)

0

168

Рота трофейных немецких танков Pz.Kpfw. V «Пантера» гвардии лейтенанта Сотникова восточнее Праги (не чешской столицы, а пригорода Варшавы).

http://s018.radikal.ru/i505/1710/0f/27eddd323555.jpg

0

169

Русские солдаты глазами немецкого генерала

На войне самую объективную той или иной армии может дать противник, с которым ей пришлось иметь дело. Немцы после Второй мировой старательно пытались понять: как же это они...
На войне самую объективную той или иной армии может дать противник, с которым ей пришлось иметь дело. Немцы после Второй мировой старательно пытались понять: как же это они умудрились проиграть войну, казалось, блестяще выигранную в самом ее начале? С кем же это они столкнулись 22 июня 1941 года?

Свернутый текст

Красноармейцы-невидимки
Самую,наверное, развернутую характеристику поведения бойцов и командиров Красной Армии на поле боя дал генерал-майор Фридрих фон Меллентин в работе «Бронированный кулак вермахта»: «По существу, каждому наступлению русских предшествовало широко применяемое просачивание через линию фронта небольших подразделений и отдельных групп. В такого рода боевых действиях никто еще не превзошел русских. Как бы тщательно ни было организовано наблюдение на переднем крае, русские совершенно неожиданно оказывались в самом центре нашего расположения, причем никто никогда не знал, как им удалось туда проникнуть».

Особенно запомнился Меллентину эпизод сражения на Курской дуге, когда подразделениям дивизии «Великая Германия» приходилось драться на уже захваченной было территории с красноармейцами, которые все время «откуда-то появлялись».

Самым удивительным для немцев было то, что, хотя они находились в состоянии полной боевой готовности и не смыкали глаз всю ночь, наутро можно было обнаружить прочно окопавшиеся глубоко в их тылу целые подразделения русских со всем вооружением и боеприпасами. Такое просачивание обычно проводилось с величайшим искусством, почти бесшумно и без единого выстрела.

Любой плацдарм русских опасен
«Другой характерной особенностью действий русских является стремление создавать плацдармы как базы для будущих наступательных действий. Действительно, наличие в руках русских войск плацдармов всегда создавало серьезную опасность. Глубоко ошибается тот, кто благодушно относится к существующим плацдармам и затягивает их ликвидацию. Русские плацдармы, какими бы маленькими и безвредными они ни казались, могут в короткое время стать мощными и опасными очагами сопротивления, а затем превратиться в неприступные укрепленные районы. Любой русский плацдарм, захваченный вечером ротой, утром уже обязательно удерживается по меньшей мере полком, а за следующую ночь превращается в грозную крепость, хорошо обеспеченную тяжелым оружием и всем необходимым для того, чтобы сделать ее почти неприступной. Никакой, даже ураганный артиллерийский огонь не вынудит русских оставить созданный за ночь плацдарм. Успех может принести лишь хорошо подготовленное наступление. Этот принцип русских «иметь повсюду плацдармы» представляет очень серьезную опасность, и его нельзя недооценивать».

По мнению Меллентина, в борьбе с русскими плацдармами есть лишь одно радикальное средство, которое должно применяться во всех случаях обязательно: если русские создают плацдарм или оборудуют выдвинутую вперед позицию, необходимо атаковать, атаковать немедленно и решительно. Отсутствие решительности в боях против русских всегда сказывалось для немцев самым пагубным образом. Опоздание на один час может привести к неудаче любой атаки, опоздание на несколько часов обязательно приведет к такой неудаче, опоздание на день может повлечь за собой серьезную катастрофу. Даже если у русских один взвод пехоты и один-единственный танк, все равно нужно атаковать! Атаковать, пока русские еще не зарылись в землю, пока их еще можно видеть, пока они не имеют времени для организации своей обороны, пока они не располагают тяжелым оружием. Через несколько часов будет уже слишком поздно. Задержка ведет к поражению, решительные и немедленные действия приносят успех.

Особенно выделяли немцы умение русских организовать противотанковую оборону: «Русские как никто умели укреплять свои ПТОРы (противотанковые оборонительные районы) при помощи минных полей и противотанковых препятствий, а также разбросанных в беспорядке мин в промежутках между минными полями. Быстрота, с которой русские устанавливали мины, была поразительной. За двое-трое суток они успевали поставить свыше 30 тысяч мин. Бывали случаи, когда нам приходилось за сутки обезвреживать в полосе наступления корпуса до 40 тысяч мин. В этой связи следует еще раз подчеркнуть искуснейшую маскировку русских. Во время войны ни одного минного поля, ни одного противотанкового района немцам не удавалось обнаружить до тех пор, пока не подрывался на мине первый танк или не открывало огонь первое русское противотанковое орудие».

Что касается стойкости наших солдат, то больше всего генерала Меллентина поразил случай, когда тысяча окруженных советских солдат сражалась четыре недели, питаясь травой и листьями, «утоляя жажду ничтожным количеством воды из вырытой ими в земле глубокой ямы».

Когда имеешь дело с русскими, рапира гораздо полезнее дубины
«Тактика русских представляла собой странную смесь: наряду с великолепным умением просачиваться в расположение противника и исключительным мастерством в использовании полевой фортификации существовала ставшая почти нарицательной негибкость русских атак (хотя в отдельных случаях действия танковых соединений, частей и даже подразделений являлись заметным исключением). Безрассудное повторение атак на одном и том же участке, отсутствие гибкости в действиях артиллерии и неудачный выбор района наступления с точки зрения местности свидетельствовали о неумении творчески подходить к решению задач и своевременно реагировать на изменения в обстановке. Только немногие командиры среднего звена проявляли самостоятельность в решениях, когда обстановка неожиданно изменялась. Во многих случаях успешная атака, прорыв или окружение не использовались русскими просто потому, что никто из вышестоящего командования об этом не знал. Русские чувствуют себя неуверенно при атаке во фланг, особенно если эта атака является внезапной и проводится танками. В ходе Второй мировой войны такие случаи происходили довольно часто, и мы убедились, что умелое использование для атаки противника даже небольшого числа танков или смелые танковые рейды нередко приводят к лучшим результатам, чем сильный артиллерийский огонь или массированные налеты авиации. Когда имеешь дело с русскими, рапира оказывается гораздо полезнее дубины…» – пишет Меллентин.

Надо сказать, что его выводы типичны для немецких авторов. И Манштейн, и Гудериан, и многие другие их соратники отмечали стойкость наших войск в бою, умение маскировать и укреплять свои позиции, способность появляться «из ниоткуда» при поразительной негибкости в наступлении и замедленной реакции на неожиданность со стороны командования. А что касается готовности по десять раз проводить заведомо неудачные атаки в одном и том же месте, то в воспоминаниях наших ветеранов множество тому свидетельств.

Одной из фатальных ошибок Гитлера немецкие генералы считали июльское наступление 1943 года на Курской дуге. Здесь атаки не были внезапными, советские войска их ожидали заранее. Следовательно, они могли проявить свои лучшие качества – стойкость и способность укрепить и заминировать свои позиции. И о немецкой победе не могло быть и речи…

автор: Максим Кустов

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:24:57)

0

170

Битва в «зеленом аду»


Сегодня название населенного пункта Гайтолово мало кому известно. Между тем именно здесь ровно 75 лет назад в самом разгаре было ожесточенное сражение, от которого во многом зависел исход битвы за Ленинград. В историю Великой Отечественной войны это сражение вошло под названиями «Гайтоловский котел» и «Мешок Мерецкова» (по фамилии командующего Волховским фронтом, войска которого и участвовали в этих боях).

Свернутый текст

Деревня Гайтолово Мгинского района Ленинградской области была исключительно важным пунктом для воюющих сторон из-за своего расположения на возвышенности. Занявший эту деревню мог держать под артиллерийским огнем сразу две дороги в Ленинград (а после прорыва блокады – еще и временную железную дорогу), а также перерезать линию электропередачи между Волховской ГЭС и Ижорским заводом – важным оборонным предприятием. Еще осенью 1941 года за Гайтолово разгорелись тяжелые бои, но тогда советским войскам удалось удержать деревню за собой. Теперь же все было иначе.

21 сентября 1942 года войска немецкого фельдмаршала Манштейна стали окружать советские части. Прорываться к основным силам, на Синявинских высотах, у русских солдат сил уже не было, не было и времени на то, чтобы обустроить надежные оборонительные рубежи.

Лишь 27–30 сентября часть советских сил сумела вырваться из окружения. Тысячи и тысячи солдат и офицеров навсегда остались лежать в лесах и болотах под Гайтолово, а всего потери Волховского фронта в ходе Синявинской операции оцениваются более чем в 100 тысяч убитых и пропавших без вести и более 10 тысяч пленных. Но и немцам пришлось здесь несладко – недаром эти места они прозвали «зеленым адом».

Вот лишь несколько примеров героизма советских солдат в те дни. Прошедший до того Первую мировую и Гражданскую войны пулеметчик 6-й стрелковой роты 1076-го стрелкового полка ефрейтор Григорий Семенович Жалнин уничтожил 38 солдат и офицеров, 1 подводу. Разведчик взвода пешей разведки того же полка красноармеец Егор Николаевич Кондрашёв, находясь в составе разведгруппы, блокировал немецкий дзот, первым ворвался в него и уничтожил троих пулеметчиков врага, захватив ценные документы. Командир 45-миллиметрового орудия истребительно-противотанковых пушек старший сержант Павел Степанович Шитов (впоследствии Герой Советского Союза, погиб при освобождении Кингисеппа), ведя огонь прямой наводкой с открытой позиции, уничтожил 3 огневые точки, 1 наблюдательный пункт, до 20 солдат и офицеров. Санинструктор санитарной роты красноармеец Афанасий Васильевич Кривощёков вынес в те дни с поля боя с оружием 18 раненых красноармейцев и 1 командира. За этими сухими строками в документах скрывается каждодневный тяжелый боевой труд, постоянный риск собственной жизнью во имя освобождения Родины от захватчиков.

В начале 1943 года, во время операции «Искра» по прорыву блокады Ленинграда, за Гайтолово вновь шли тяжелые бои, но тогда взять его не удалось. Окончательно то, что осталось от деревни, было освобождено 21 января 1944 года. Гайтолово было полностью уничтожено – сейчас такого населенного пункта нет, и на картах оно значится как «урочище». Лишь многочисленные памятники и мемориалы да полузаросшие окопы на полях тех далеких сражений напоминают нам о том, что когда-то здесь происходило…

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:23:40)

0

171

Битва оружейников 2 серии

0

172

Красноармейцы-артиллеристы после парада на Красной площади, едут на артпередках,  направляясь на фронт.

http://s016.radikal.ru/i337/1710/f4/f957e7ca7f13.jpg

0

173

Битва за Москву: что вспоминали немцы

http://s019.radikal.ru/i639/1710/54/8d19f0d3ea22.jpg

5 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. Мечты Гитлера об успешном блицкриге рассыпались в прах. Советские войска наступали, начались суровые морозы, немцы всё чаще поминали Наполеона...

Свернутый текст

Г.Блюментрит
Воспоминание о Великой армии Наполеона преследовало нас, как привидение. Книга мемуаров наполеоновского генерала Коленкура, всегда лежавшая на столе фельдмаршала фон Клюге, стала его библией. Все больше становилось совпадений с событиями 1812 г. Но эти неуловимые предзнаменования бледнели по сравнению с периодом грязи или, как его называют в России, распутицы, которая теперь преследовала нас, как чума. Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя.
Ганс-Ульрих Рудель
Стоит декабрь и термометр опустился ниже 40-50 градусов ниже нуля. Облака плывут низко, зенитки свирепствуют. Мы достигли предела нашей способности воевать. Нет самого необходимого. Машины стоят, транспорт не работает, нет горючего и боеприпасов. Единственный вид транспорта - сани. Трагические сцены отступления случаются все чаще. У нас осталось совсем мало самолетов. При низких температурах двигатели живут недолго. Если раньше, владея инициативой, мы вылетали на поддержку наших наземных войск, то теперь мы сражаемся, чтобы сдержать наступающие советские войска. Франц-Фридрих Федор фон Бок Русские ухитрились восстановить боеспособность почти полностью разбитых нами дивизий в удивительно сжатые сроки, подтянули новые дивизии из Сибири, Ирана и с Кавказа и заменили утраченную на ранней стадии войны артиллерию многочисленными пусковыми установками реактивных снарядов. Сегодня группе армий противостоит на 24 дивизии — преимущественно полного состава — больше, нежели это было 15 ноября. Потери среди офицерского и унтер-офицерского состава просто шокируют. В процентном отношении они много выше, нежели потери среди рядового состава
Штейдле Л.
Пятого декабря начались сильные удары с воздуха по тыловым коммуникациям и исходным районам, где до сих пор можно было чувствовать себя в безопасности. Красная Армия начала на широком фронте генеральное наступление, в результате которого немецкие войска были отброшены местами до 400 километров. Несколько десятков самых боеспособных немецких дивизий было разбито. По обе стороны шоссе лежали убитые и замерзшие. Это был пролог к Сталинграду; блицкриг окончательно провалился.
Бауэр Гюнтер
Волчий вой нагонял на нас тоску и дурные предчувствия. Но даже он был лучше, чем завывание «органа Сталина». Так мы прозвали секретное оружие русских, которое они сами называли «катюшами». Снаряды, выпускаемые этим оружием, скорее напоминали ракеты. Невероятный грохот взрывов, языки пламени — все это ужасно пугало наших бойцов. Когда нас обстреливали «катюши», у нас горела техника, гибли люди. Однако, к счастью, у русских было мало подобных установок и снарядов к ним. Поэтому урон, наносимый этим оружием, был не слишком ощутим. Его применение давало скорее психологический эффект. Говоря о психологическом воздействии на нас, нельзя не сказать и о советской пропаганде. Время от времени до нас доносились усиливаемые репродукторами звуки популярных немецких песен, которые пробуждали в нас тоску по домашнему уюту. Вслед за этим звучали пропагандистские призывы на немецком. Они играли на том, что мы измотаны, голодны, а некоторые из нас успели отчаяться. Русские призывали нас: «Сдавайтесь победоносной Красной Армии, тогда вы вернетесь домой сразу после окончания войны», «Сдавайтесь! У нас вас ждут женщины для утех и много еды!» Как правило, эти призывы вызывали у нас только озлобленность. Но были и те немногие, кто малодушничал и темной ночью переходил на сторону русских. Дальнейшей их судьбы я не знаю, но, судя по тому, что творилось в Германии после нашего поражения, думаю, вряд ли кто из перебежчиков получил обещанные блага.
Отто Скорцени
Стратегия войны у Рейха была лучше, наши генералы обладали более сильным воображением. Однако, начиная с рядового солдата и до командира роты, русские были равны нам — мужественные, находчивые, одаренные маскировщики. Они ожесточенно сопротивлялись и всегда были готовы пожертвовать своей жизнью… Русские офицеры, от командира дивизии и ниже, были моложе и решительнее наших. С 9 октября по 5 декабря дивизия «Райх», 10-я танковая дивизия и другие части 16-го танкового корпуса потеряли 40 процентов штатного состава. Через шесть дней, когда наши позиции были атакованы вновь прибывшими сибирскими дивизиями, наши потери превысили 75 процентов.

Отредактировано NiJEGOROD (2017-10-04 12:20:41)

0

174

Нижегород, при всем уважении.. убирайте под спойлер ваши длиннющие предлиннющие посты, а? Не знаю как у остальных, а у меня из-за вас, ни одна страница кроме первой не загружается до конца, и зависает каждый раз на несколько минут а то и вообще, не грузиться.  ((( Я понимаю что вами движет, но знаете.. так можно и лоб разбить от усердия. Знаю что обидитесь, и никакие мои извинения не помогут, но попытайтесь хоть чутка подумать и о других, ладно? Для людей с мобильным, страница просто недоступна.

http://sam-izdat.org/forum?view=topic&a … 3883#18364
Белоглазов, Танец осы.. эту ссылку давал Барсофф, в тексте, но вот ЭТА - в формате аудио, читает женщина. Неплохо так.. стихи, воспоминания. Есть и крайне неприятные моменты, но из песни слов не выкинешь. Рекомендую.. но для скачки нужна регистрация. Сайт неплохой и встречаются довольно приличные вещи.

0

175

http://s02.radikal.ru/i175/1710/fb/2d2e2e1e5ded.jpg

Сколько советских немцев воевало в Красной Армии на Великой Отечественной
Несмотря на то, что количество немцев-колонистов, обосновавшихся в России, к 1941 году достигало 1 400 000 человек, во время боевых действий Великой Отечественной войны их было на фронте немного. Те, что воевали, были проверенными людьми, закаленными в сражениях или в боях на идейном фронте.

Свернутый текст

Истoрики из Саратoва Игoрь Шульга и Аркадий Герман указывают, чтo в августе 1941 гoда из Пoвoлжья на фронт ушли только пятьдесят этнических немцев, причем, все oни состояли в партии. Однакo в начале боевых действий в рядах Рабоче-крестьянской Красной армии находилось мнoгo срoчникoв-немцев, призванных накануне вoйны. Бoльшинствo из них были урoженцами Пoвoлжья, а oбщее числo дoстигалo 33 500 челoвек.

Одними из первых дали отпор фaшистaм комaндир пoлкa Алексaндр Дулькaйт и пoдпoлкoвник Эрих Крoлл, кoтoрые зaщищaли крепoсть в Бресте. Крoме них, в гарнизоне служило еще три oфицерa – этнических немцa. Этo Алексaндр Вaганлейтнер, Геoрг Шмидт, и Вячеслaв Майер, a тaк же бoйцы: Кюнг, Киллинг, Миллер.

Этo Вячеслaву Мейеру, вoзглaвившему oбoрoну жилых помещений, принaдлежит выскaзывaние: «Не бывaть фaшистскoй свинье в сoветскoм oгoрoде». Тaк oн oтветил нa предлoжение гитлерoвцев сдaться. Стaршинa пoгиб при пoпытке oкaзaть пoмoщь рaненым бoйцaм и пoсмертнo был удостоен почетной награды: oрдена Отечественнoй вoйны II степени.

Тaнкист Альфред Швaрц кoмaндoвaл бaтaльoном, и в середине лета первого года войны его батальон сражался в тяжелейшем тaнковом бою под белорусским Лепелем. Зa уничтожение четырех фашистких орудий и восьми гитлеровских тaнков Шварц получил орден Красного Знамени.

Дивизия ветерана I Мировой полковника Николaя Гaгенa неделю сдерживала под Витебском знаменитый 39-ый моторизировaнный корпус фaшистов, еще 18 дней его солдаты дрались в котле и, вырвавшись из него и не потеряв при этом вооружение, соединились с советскими частями. В дивизии сражались этнические немцы: Цeллeр, Финк, Кобeр, Бауэр и Бeккeр. За гeроизм и храбрость дивизия Гaгeнa получилa почeтноe звaниe Гвaрдeйской. Сaм полковник прошeл всю великую войну и стaл учaстником пaрaдa Побeды нa Крaсной площaди.

В концe лeтa 1941 года подорвал сeбя гранатой развeдчик, офицeр Красной армии Эдуaрд Эрдмaн. Под городом Рогaчeвом eго группa принялa бой, a когдa все погибли, Эрдмaн сдeлaл вид, что сдaeтся, и подорвался с окружившими eго гитлeровцaми.

Ещe одного гeроя звали Гeнрих Гофман, он был простым бойцом. Не по своей вине попав к фашистам, Гофман пeрeнeс страшныe пытки, – его изрезали на куски. Комсомольский билeт героя фашисты прикололи штыком к его груди.

В Карeлии с захватчиками сражалась 88-ая стрeлковая дивизия, в рядах которой достойно дрались с гитлеровцами 547 нeмцeв. Уже в конце сорок первого дивизия получила званиe Гвардeйской.

Но одноврeмeнно шeл активный отзыв этнических нeмцeв с фронта. Сначала с позиций увозили тeх, кто якобы «нe заслуживал довeрия», затем появился приказ Сталина – снять этнических нeмцев со всех ответственных постов. Им запретили воевать пулеметчиками, снайперами, радистами, минометчиками и ставили только на второстепенные должности. Осенью изъятие немцев стало массовым, – их направляли в стройбаты. Но некоторые все же оставались воевать. Это были боевые опытные офицеры, уже доказавшие преданность.

Полностью вычистить армию от немцев Сталину не удалось: одни во время чистки лежали в госпиталях и потом вернулись в части, других по недосмотру призвали из городов и сел, третьих укрывали командиры: немцы были прекрасными специалистами; четвертые брали чужие фамилии. Но основная часть этнических немцев уже к конце первого года войны была сосредоточена в запасных полках, а затем их всех отвезли вглубь страны, в «Трудовую армию».

Оставшиеся на фронте показали себя героями. Лейтенант Вольдемар Венцель получил звание Героя за подвиг в битве на Курской дуге (посмертно). Героем стал партизанский командир Александр Герман, которого фашисты боялись, как огня. Еще один Герой СССР старший лейтенант Роберт Клейн заслужил это звание за блестящие операции на территории врага. Обладатель Золотой Звезды Героя подполковник Иван Гарварт прошел всю войну и окончил ее, освобождая Китай.

Еще один Герой Советского Союза Михаил Гаккель в бою на Ак-Монайском перешейке уничтожил четыре огневых расчета противника, два гитлеровских орудия и первым ворвался в окопы противника; весной 1944 года под Севастополем боец организовал боевую группу, возглавил ее, и уничтожил 10 гитлеровцев, а троих взял в плен.

Одессит Эдуард Шнекенбургер (Эдин Черногорюк) во время битвы за Днепр сделал девять рейсов через реку и восстановил оборванную связь, был награжден медалью «За отвагу», а потом стал Героем Советского Союза, но после победы был осужден на 10 лет и лишен звания.

Если немцы оказывались в плену, то старались вырваться на свободу и организовывали сопротивление на территории фашистов. Бежавший из лагеря Карл Ерценбергер (Кароль) возглавил партизанское движение на территории Польши и стал героем этой страны. Некоторых этнических немцев советское командование использовало, как разведчиков.

В общем, с фашистами дралось небольшое количество этнических немцев, но делали они это наравне с другими народами СССР.

0

176

http://s019.radikal.ru/i605/1710/5c/091381fe4913.jpg

Битва за Сталинград: забытые подвиги Защита Сталинграда – это история одного большого подвига сотен тысяч защитников города.

Свернутый текст

Красноармейцы и ополченцы, железнодорожники, милиционеры и даже служебные собаки участвовали в жестокой битве на берегах Волги. Не все их подвиги на слуху, но каждый заслуживает благодарной памяти потомков.

НКВД обороняет Сталинград

«Русские ожесточенно сражаются, – писал генерал Паулюс в августе 1942 года. - Наши потери растут с каждым шагом, который мы делаем по направлению к Сталинграду. Наш наступательный порыв иссякает». Но мощь оккупантов была еще очень велика. Поэтому на защиту Сталинграда была выделена 10-я стрелковая Сталинградская ордена Ленина дивизия внутренних войск НКВД СССР. Это подразделение было сформировано в феврале 1942 года на основании постановления Государственного комитета обороны СССР №1099-сс от 4 января 1942 «Об организации гарнизонов войск НКВД в городах, освобождаемых Красной Армией от противника». Бойцы НКВД, по мнению Сталина, являлись последним резервом, который направлялся на самые тяжелые участки фронта. В состав дивизии вошли пять стрелковых полков. Впоследствии им были приданы железнодорожные части и отряд СИТ (собак истребителей танков). Бойцы НКВД выполняли свои служебные обязанности – несли службу заграждения, выявляли диверсантов, дезертиров и предателей. Но когда немецкие войска подошли к городу, все силы были брошены на отпор врага.

Когда враг наступает

В задачу 269-го стрелкового полка ВВ НКВД входило обеспечение правопорядка. Так, в августе 1942 года в Сталинграде и пригородах были задержаны 2733 человека из числа преступных элементов, в том числе 1812 военнослужащих и 921 гражданское лицо. При подходе немцев стрелковый полк занял оборонительные позиции. 7 сентября началось массированное наступление немцев. После артподготовки в атаку поднялась вражеская пехота. Стоявшая на передней линии 112-я армейская стрелковая дивизия не выдержала натиска. «Красноармейцы, в панике бросая оружие, бежали со своих оборонительных рубежей в направлении города», - говорилось в одном из донесений. Тогда солдаты 1-го и 3-го батальонов 269-го полка НКВД под градом осколков от бомб и снарядов вышли из окопов и выстроились живой цепью лицом к бегущим. Таким образом удалось остановить и собрать в боеспособные подразделения свыше 900 солдат и офицеров Красной Армии. 272-й стрелковый полк ВВ НКВД СССР с 28 августа по 7 сентября выявил и передал в органы военной контрразведки и милиции 1935 человек из числа преступного элемента. Боевое крещение случилось вечером 3 сентября. Танкам и группе немецких автоматчиков удалось прорваться к КП полка. Тогда батальонный комиссар И. М. Щербина поднял штабных работников в штыки. Щербина лично уничтожил трех фашистов в рукопашной битве. Уцелевшие немецкие автоматчики бежали. С 4-го по 9 сентября 272-й полк неоднократно переходил в контратаку. При попытке отбить высоту 146,1 немецкий пулеметчик огнем из дзота не давал идти в наступление. Тогда красноармеец Алексей Ващенко закрыл своим телом амбразуру огневой точки. Этот подвиг он совершил за год до Александра Матросова. Но если по поводу Матросова до сих пор спорят, не веря в жертвенный героизм советского солдата, то о поступке Ващенко свидетельствовала военный фельдшер Коленская. «На моих глазах был ранен А. Ващенко, а затем он с большим усилием поднялся и закрыл своим телом амбразуру дота», - рассказывала она. Батальонный комиссар Иван Щербина принял руководство полком 19 сентября, когда погибло все руководство. Понимая, что им долго не продержаться, он написал свою знаменитую записку: «Привет, друзья. Немцев бью, окружен кругом. Ни шагу назад — это мой долг и моя натура. Мой полк не позорил и не опозорит советское оружие. Если я погиб, одна моя просьба — семья. Другая моя печаль — надо было бы еще сволочам дать по зубам, то есть жалею, что рано умер и фашистов убил лично только 85 штук. За советскую Родину, ребята, бейте врагов!» Еще один штабной герой – делопроизводитель политчасти 271-го полка ВВ НКВД Сухоруков. При наступлении немцев сержант госбезопасности расстрелял из автомата шестерых фашистов, а когда завязался рукопашный бой, прикладом убил ещё троих. Всего в сентябрьских боях за Сталинград на счету отважного делопроизводителя было 17 уничтоженных вражеских солдат и офицеров.

Железнодорожники встали в строй

Оборону в центре Сталинграда осуществлял 84-й отдельный восстановительный путевой батальон под командованием майора П. М. Шеина. В сентябре 1942 года батальон приписали к полку НКВД. Солдатам выдали противотанковые ружья, пулеметы, гранаты и бутылки с горючей смесью, плохонькие ружья заменили на лучшее вооружение. Самый жестокий натиск врага пришлось отражать у железнодорожного моста через реку Царица. Взвод лейтенанта Шпанюка самоотверженно дрался, но был практически полностью уничтожен вместе с командиром. В расположение роты смогли добраться только несколько израненных бойцов. Десять дней железнодорожники вели напряженные бои. Были уничтожены три немецких бронетранспортера вместе с пытавшимися покинуть боевые машины экипажами. В ответ враг ударил авиацией, затем пошел в атаку. Неся тяжелые потери, железнодорожники держались, пока 15 сентября не подошла смена - 13-я гвардейская дивизия генерала Родимцева. Впоследствии весь личный состав 84-го путевого батальона железнодорожных войск был награжден медалью «За оборону Сталинграда». Командиру П. М. Шеину за особые заслуги также присвоили звание Героя Социалистического Труда и вручили ордена Ленина.

Танкисты их боялись больше пушек

В состав 282-го стрелкового полка 10-й дивизии ВВ НКВД был включен 28-й отдельный отряд СИТ: 202 человека личного состава и 202 специально обученные собаки. Командовал отрядом старший лейтенант А. С. Кунин. Собак с проводниками ставили в тех местах, где ожидали прорыв вражеских танков. На животных вешали вьюки с тротилом. Порядок отражения танковой атаки был таков: впереди - кинологи с собаками, за ними - артиллеристы. Первыми выпускали снаряды артиллеристы. Потом, когда танки подходили на расстояние менее 50 метров, пускали собак. Если отправить собаку раньше, животное могут расстрелять. Немцы специально охотились за этими собаками - танкисты боялись их больше пушек. Если снарядом пробьет танк, экипаж сможет выбраться, а собаки подрывали боевые машины так, что ничего живого не оставалось.
15 сентября в бою собаки взорвали шесть танков. Их проводники под командованием А. С. Кунина обезвредили свыше 30 автоматчиков вермахта. Многие проводники были ранены. Собаки погибали вместе с вражескими танками. За период сентябрьских боев 28-м отрядом СИТ были уничтожены или повреждены 32 боевые машины противника, истреблены свыше роты немецких автоматчиков. К началу октября в живых в отряде оставались 54 человека и 54 служебные собаки. Старший лейтенант Кунин был удостоен ордена Красной Звезды, а в честь фронтового подвига СИТ воздвигли мемориал «Истребителям фашистских танков, служебным собакам-подрывникам 10-й стрелковой дивизии НКВД».

Источник: Битва за Сталинград: забытые подвиги

0

177

http://s013.radikal.ru/i324/1710/ce/b007a9a7344e.jpg

Как в первом бою проявила себя легендарная «Катюша»

История БМ-13 – знаменитых «Катюш» является очень яркой и в то же время противоречивой страницей Великой Отечественной войны. Мы решили поговорить о некоторых загадках этого легендарного оружия.

Свернутый текст

Загадка первого залпа Официально первый залп 1-ая экспериментальная батарея «Катюш» ( 5 из 7 установок) под командованием капитана Флерова дала в 15 ч. 15 мин. 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу в Орше. Нередко приводится следующее описание произошедшего: «Над лощиной, поросшей кустарником, где затаилась батарея, взметнулось облако дыма и пыли. Раздался грохочущий скрежет. Выбрасывая языки яркого пламени, с направляющих пусковых установок стремительно соскользнуло более сотни сигарообразных снарядов.Какое то мгновение в небе были видны черные стрелы, с нарастающей скоростью набирающие высоту. Из их днищ с ревом вырывались упругие струи пепельно-белых газов. А потом все дружно исчезло.» (…) «А через несколько секунд в самой гуще вражеских войск один за другим, дробно сотрясая землю, загремели взрывы. Там, где только что стояли вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим, взметнулись огромные гейзеры огня и дыма.» Но если открыть любую справочную литературу, то можно увидеть, что город Орша был оставлен советскими войсками днем позже. И по кому был дан залп? Представить, что противник смог за считанные часы перешить колею железной дороги и загнать на станцию эшелоны проблематично. Еще маловероятнее, что первыми в захваченный город у немцев входят поезда с боеприпасами, для доставки которых используются пусть даже трофейные советские паровозы и вагоны. В наши дни получила распространение гипотеза о том, что капитан Флеров получил приказ уничтожить на станции советские эшелоны с имуществом, которое нельзя было оставлять врагу. Может и так, но прямых подтверждений этой версии пока нет. Другое предположение автору статьи доводилось слышать от одного из офицеров армии Белоруссии о том, что было произведено несколько залпов, и если 14 июля целью стали подходившие к Орше немецкие войска, то удар по самой станции был днем позже. Но это пока гипотезы, которые заставляют думать, сопоставлять факты, но установленными и подтвержденными документами пока не являются. На данный момент периодически даже возникает ненаучный диспут, где же первый раз вступила в бой батарея Флерова – под Оршей или под Рудней? Расстояние между этими городами весьма приличное – напрямик более 50 км, а по дорогам гораздо дальше. Читаем в той же не претендующей на научность «Википедии» - «14 июля 1941 года (город Рудня) стал местом первого боевого применения «Катюш», когда батарея реактивных минометов И. А. Флерова прямой наводкой накрыла скопление немцев на Базарной площади города. В честь этого события в городе стоит монумент — «Катюша» на пьедестале.». Во-первых, прямая наводка для «Катюш» практически невозможна, а во-вторых оружие, действующее по площадям, накроет не только базарную площадь с немцами и видимо жителями города, но и несколько кварталов вокруг. Что там произошло - еще один вопрос. Одно можно констатировать достаточно точно – с самого начала новое оружие проявило себя с лучшей стороны и оправдало возлагавшиеся на него надежды. В записке начальника артиллерии РККА Н. Воронова на имя Маленкова 4 августа 1941 года отмечалось: «Средства сильные. Следует увеличить производство. Формировать непрерывно части, полки и дивизионы. Применять лучше массировано и соблюдать максимальную внезапность».

0

178

http://i053.radikal.ru/1710/d3/52297fbd0434.jpg


Что русский человек должен знать о ватнике

На самом деле, Россия не является родиной ватника, или телогрейки. Короткие стеганые льняные куртки, утепленные ватой, а также пропитанные уксусом и виной, являлись с X века униформой византийской пехоты. Древняя телогрейка носила благородное на слух название «кавадион» и относилась к разряду легкой брони. Конечно, византийский ватник едва ли мог защитить от стрел, но он мог сохранить жизнь при рубящем ударе клинком или топором.  Ряд историков уверены, что «кавадион» где-то в XI-XII веке проник из Византии и в русские княжеские дружины, но монголо-татарское нашествие внесло свои коррективы -  «византийский ватник» бесследно исчез из русского военного «гардероба».

Свернутый текст

Современная телогрейка, вероятно, появилась во время Русско-японской войны. Расквартированные в Маньчжурии части Русской армии обратили внимание на удобные и теплые ватные куртки местных жителей и решили закупить их у местных торговцев. После демобилизации китайские душегрейки разошлись по всей Российской империи, заложив тем самым основы для настоящего «ватного культа». Позднее ватники фрагментарно использовались как в Первой мировой, так и Гражданской войнах, но до настоящего народного признания было еще далеко. Осенью 1932 года комитет по стандартизации Народного комиссариата легкой промышленности СССР вводит стандарт ватника: «Телогрейка — куртка ватная однобортная, прямого покроя, застёгивается по борту доверху на 4 пуговицы имеющимися в левом борте четырьмя пришивными петлями (шлевками). Полы прямые без вытачек, с боковыми накладными карманами, простёганные сквозь верх, вату и подкладку параллельными долевыми машинными строчками. Расстояние между простёжками 6 см. Спинка прямая, цельная или с долевым швом посередине, на талии стягивается затяжниками с металлической пряжкой. Простёжка спинки одинакова с полой. Воротник стоячий мягкий, застёгивается на одну пуговицу шлевкой, пришитою к левому его концу. Высота воротника — 3 см. Рукава одношовные, заканчиваются внизу небольшой шлицей и манжетами, застёгивающимися на одну пуговицу шлевкой, пришитой к концу верхней половинки манжета». Власти СССР увидели в ватнике идеальную одежду, которая функциональна как для работы, так и для войны. В 1932 году телогрейки фактически становятся форменной одеждой для строителей Беломорканала. Это уже не был «китайский» ватник. По большому счету «стандартизированная» телогрейка представляла собой некий «коктейль», в который в качестве «ингредиентов» включил в себя «азиатский» прототип, так называемую «сибирку» (короткий кафтан), популярную среди купцов на рубеже веков и так называемый волан, который был в своем роде форменной одеждой ямщиков. Вот как описывал этот предмет одежды Гиляровский: «Сытые, в своих нелепых воланах дорогого сукна, подпоясанные шитыми шелковыми поясами, лихачи смотрят гордо на проходящую публику … Воланы явились в те давно забытые времена, когда сердитый барин бил кулаком и пинал ногами в спину своего крепостного кучера. Тогда волан, до уродства набитый ватой, спасал кучера от увечья…» Интересно, что воланы стали «униформой» у знаменитых волжских босяков, а затем и у разного рода бродяг и лихих людей. Ватник хорошо смягчал удары в драках, мог сберечь от удара ножом и, кроме того, не стеснял движений, что было важно для уличных ловкачей. Однако руководители страны меньше всего хотели, чтобы ватники ассоциировались с одеждой заключенных или лихих людей. В 1930-ые годы телогрейки начинают продвигаться через кинематограф. Например, в культовом фильме «Чапаев» в ватниках щеголяют Анка и Петька, демонстрируя тем самые «универсальность» этой одежды. Появляются ватники и в других тогдашних «блокбастерах». Однако, по сути дела, промо в массовой культуре не смогло реабилитировать ватник и сделать его национальной одеждой. Только Великая Отечественная война превратила телогрейку в настоящий культ, сделав ее одеждой победителей. Именно в телогрейке поднималась советская страна из послевоенной разрухи — вырастали новые города, создавалась советская империя. Надо сказать, что со временем у ватника по функциональности появилось огромное количество конкурентов, но все равно его можно было найти в гардеробе как и профессора университета, так и деревенского пастуха. После войны ватники долго не выходили из моды, но самое широкое распространение телогрейки в послевоенное время получили в лагерях.  Они служили заключенным верой и правдой. Внутренние и внешние карманы позволяли осужденным держать при себе особо ценные вещи, ватник служил и подушкой, и одеялом. Лагерная спецодежда «с номерком» стала с того времени отличительным маркером заключенных или ссыльных. В телогрейках на фото можно встретить и Солженицына, и Шаламова, и Бродского.

0

179

Не могу... Это семейная реликвия

http://s019.radikal.ru/i633/1710/d8/f1faf38169ca.jpg

В детстве бабушка любила повторять мне одну фразу: «Запомни, внученька, золото и украшения, которые хранятся в семье, можно продавать только в случае крайней необходимости. И никакого обмена на тряпки или модные вещи – это исключено!»

Продолжение под спойлером.

Свернутый текст

Пережившая две мировые войны и одну мировую революцию, бабушка знала о свойствах драгоценностей всё! Она отлично помнила, как в середине двадцатых с мамой ходила в магазин, похожий на большой склад, где за роскошное жемчужное ожерелье им выдали бутылку постного масла, небольшой мешок муки, пакет перловой крупы и несколько кусков хозяйственного мыла. Склад принадлежал американскому бизнесмену Арманду Хаммеру, который бойко выменивал у голодных жителей разорённой страны бесценные предметы искусства, антиквариат, меха и уникальные драгоценности на минимальный набор продуктов питания. Этот ловкий заокеанский «благодетель» стал при жизни почётным доктором 25 университетов и отошёл в мир иной с французским орденом Почётного легиона на груди.

В начале прошлого века, когда японцы ещё не научились выращивать жемчуг искусственно, а за каждым драгоценным зёрнышком полуголым ловцам приходилось нырять на изрядную глубину, – такое украшение стоило целое состояние. Но в ту страшную зиму прабабушкино ожерелье помогло спасти от голодной смерти всю семью.

«Украшения можно не только обменять на хлеб. В критической ситуации можно выкупить себе жизнь!» – учила меня бабушка. В подтверждение своих слов она рассказала историю, которая произошла на её глазах в послевоенные годы.

У бабушки была близкая подруга Лиля. Та скромно жила в крошечной квартирке на Молдаванке вместе с отцом и полуслепой сестрой Полиной, которую все звали тётя Поля. Ах, эти прелестные молдаванские дворики, так подробно описанные Бабелем и воспетые Паустовским! Представьте себе небольшой двухэтажный дом буквой «П» из медово-жёлтого пиленого ракушника, с крышей из тёмно-красной «марсельской» черепицы и ажурными коваными воротами, которые закрывались ночью на огромный амбарный засов. По всему внутреннему периметру второго этажа шла просторная деревянная галерея, густо увитая виноградом, куда выходили не только окна, но и двери всех квартир. Попадали туда по старинной чугунной лестнице, такой музыкально-гулкой, что бесшумно подняться наверх было практически невозможно.

Летом вся жизнь дома сосредотачивалась именно на этой галерее и во дворе. Душными летними ночами жильцы дружно покидали свои комнаты, чтобы спать на ватных матрасах на галерее или на скрипучих, порыжевших от времени раскладушках посреди двора. Днём хозяйки выставляли на галерею грубо сколоченные табуретки. С утра и до позднего вечера там шипели медные примусы. Варить летом борщ, уху или жарить бычков «у помещении» было не принято!

Словом, не двор, а огромная коммунальная квартира, где все обитатели – невольные свидетели самых интимных подробностей жизни соседей.

В глубине двора имелись обширные погреба – «мины», вырытые ещё в те легендарные времена, когда контрабандисты прятали там бочки с итальянским вином и греческим оливковым маслом, тюки турецкого табака и французских кружев. Бандиты, доморощенные революционеры и анархисты устраивали в погребах склады с оружием и боеприпасами. Сложная система ходов и тоннелей соединяла «мины» с городскими катакомбами. Зная их расположение, можно было без труда пробраться на морское побережье или выйти далеко за город в безлюдную степь.

Вот в таком молдаванском дворике родилась и выросла Лиля.

Она с успехом окончила медицинское училище и поступила на работу в одну из городских больниц. В самом начале войны молодую медсестру перевели работать в военный госпиталь. Когда немцы стали бомбить город, а в окопы на линии обороны можно было доехать на трамвае, Лиля вместе с коллегами-медиками сутками вывозила тяжелораненых бойцов в порт. Оттуда суда уходили в Крым и Новороссийск.

Сама Лиля уезжать не собиралась. Ей было страшно оставлять беспомощную Полину и спивавшегося отца-художника. Это была официальная версия её отказа эвакуироваться на восток вместе с отступавшей армией. Но существовала ещё одна серьёзная причина, по которой Лиля осталась в городе. Но об этом знали всего несколько человек.

Буквально с первых дней оккупации в Одессе начал действовать подпольный штаб антифашистского сопротивления. Лиля как ни в чём не бывало вернулась на работу в больницу. Полина по мере сил занялась домашним хозяйством, а отец неожиданно бросил пить и с головой погрузился в творчество. Он рисовал неплохие копии с полотен известных художников, вроде Куинджи «Дарьяльское ущелье. Лунная ночь» или «Большая вода» Левитана. Румыны охотно меняли его картины на мясные консервы из солдатских пайков и ворованный на немецких складах керосин.

Тот холодный октябрьский день 1941 года Лиля запомнила на всю жизнь. Оккупанты гнали по городу длинную колонну серых от страха полуодетых людей. Женщины, старики, дети шли молча. Тишину нарушало только зловещее шарканье тысяч ног да бряцание оружия румынских конвоиров, которые сопровождали колонну. Жители домов, мимо которых текла эта немая человеческая река, с ужасом смотрели на нескончаемый поток людей, обречённых на смерть. Евреев вели за город, где их расстреливали и сбрасывали в противотанковые рвы, вырытые в середине лета во время обороны города. Многих загоняли в сараи, обливали керосином и сжигали заживо.

Вместе с двумя соседками Лиля стояла на обочине, не в силах повернуться и уйти. Вдруг в этой скорбной людской толпе она заметила молодую рыжеволосую женщину с девочкой лет семи. На лице несчастной матери было такое дикое отчаяние, что Лиля содрогнулась от жалости и собственного бессилия. Внезапно шедший впереди старик споткнулся и упал. Движение колонны приостановилось. К старику тут же подскочили конвоиры. Солдаты начали избивать беднягу прикладами винтовок, заставляя подняться.

Всё произошло в считаные мгновения. Рыжеволосая женщина с силой толкнула девочку прямо Лиле в руки и, не оглядываясь, быстро пошла вперёд. Лиля инстинктивно прижала дрожавшего ребёнка к себе, ловко закрыв краем широкой шали. А обе соседки, не сговариваясь, сделали шаг вперёд, загородив собой Лилю и малышку.

С величайшей предосторожностью Лиля привела ребёнка домой. Вместе с Полей они решили сначала выкупать девочку и переодеть в чистое, ведь на ней были жалкие обноски. Румыны отбирали у обречённых на смерть всё, включая одежду. И тут женщин ждал сюрприз. На шее у ребёнка на прочном шнурке висел маленький кожаный мешочек. Лиля высыпала содержимое на стол – несколько массивных золотых колец, тяжёлая витая цепочка от часов, три золотые царские монеты и шестиконечная Звезда Давида, украшенная россыпью мелких бриллиантов.

– Несчастная мать заплатила тебе, чтобы ты спасла её дитя, – тихо сказала тётя Поля, и обе женщины расплакались.

Всем, кто осмелился прятать евреев, грозил расстрел. К чести соседей, на Лилю не донёс никто, хотя в городе было предостаточно негодяев, которые регулярно «стучали» в румынскую сигуранцу. Ради возможности занять чужую комнату, поживиться имуществом или отомстить за старую обиду. Спасённая девочка осталась в семье Лили. Для всех она была дочерью погибшей при бомбёжке двоюродной сестры из Аккермана, о чём имелась искусно изготовленная в подпольной типографии справка. Все звали девочку Рита, хотя настоящее имя её было Рахель.

– Запомни, детка, – твердила Лиля, – тебя зовут Ри-и-та!.. А я – твоя тётя Лиля.

Как выжить в оккупированном городе – тема отдельного рассказа. Работая в больнице, Лиля доставала продукты, медикаменты, гражданскую одежду и передавала подпольщикам, прятала в глубине двора партизанского связного и помогала известному в городе хирургу оперировать раненых советских солдат, которых прятали в катакомбах.

А потом наступил апрель 1944 года. Жизнь в освобождённом от фашистов городе стала постепенно входить в мирную колею. Возвращались из эвакуации соседи, на улицах города появились раненые бойцы, приехавшие в санатории для лечения, спешно восстанавливали разрушенные причалы порта. В том году удивительно рано зацвела знаменитая белая акация. Её хмельной аромат кружил голову, наполнял городские улицы душевным праздничным настроением.

Лиля решила в свой выходной день вымыть окна и постирать шторы. А тётя Поля вместе с Ритой устроилась на галерее, чтобы почистить на обед картошку. Сосед инвалид, опершись на костыль, грелся на солнышке и неторопливо играл сам с собой в шахматы.

Лиля не сразу заметила коренастого молодого офицера с пыльным вещмешком на плече. С потерянным видом военный вошёл во двор, огляделся, тяжело вздохнул…

– Товарищ капитан, вы кого-то ищете? – участливо спросил сосед. Офицер не успел ответить. На весь двор прозвучал детский крик:
– Папа!!!

Громко стуча босыми пятками по чугунной лестнице, к капитану кинулась маленькая Рита-Рахель. Офицер рывком сбросил вещмешок на землю и подхватил девочку на руки. Они замерли посреди двора, крепко обхватив друг друга руками, словно альпинисты, зависшие над бездонной пропастью, в которую рухнула и исчезла навсегда их довоенная, спокойная и счастливая жизнь.

Капитана накормили жареной картошкой, напоили чаем. Рита сидела рядом, вцепившись в рукав отцовской гимнастёрки, словно боялась, что тот может внезапно исчезнуть.

– Как вы нас нашли? – не скрывая удивления, спросила Полина.

Капитан помолчал, вытащил из кармана пачку папирос, повертел в руках, сунул обратно, смущённо кашлянул, прикрыл глаза ладонью и наконец ответил:
– Можете не верить, но несколько раз мне снилась жена… Она уверяла, что ей удалось спасти нашу дочь. Откровенно говоря, я не надеялся… мистика какая-то… Простите, я выйду… покурю…

На следующий день капитан возвращался на фронт. Его короткий отпуск заканчивался. Перед отъездом он записал Лиле адрес своей сестры, которая до войны жила в Виннице, но летом сорок первого успела эвакуироваться в Ташкент.

– Спасибо вам за всё, – прощаясь, сказал капитан. – Даже не знаю, смогу ли отблагодарить вас.

Осенью сорок пятого за Ритой приехала её родная тётка из Винницы. Она привезла скорбную весть – отец девочки погиб в конце мая под Веной. Лиля попыталась уговорить женщину не забирать Риту. Но та со слезами на глазах объяснила:
– Этот ребёнок – всё, что у меня осталось. Обещаю вам, мы никогда не забудем вашу доброту.

Лиля перестирала и тщательно погладила Ритины вещички, аккуратно сложила всё в узелок и неожиданно засуетилась.

– Постойте! Заберите ещё вот это.

Достала кожаный мешочек, принялась смущённо объяснять:
– Пришлось продать одно кольцо, чтобы купить дрова. Уж очень холодная зима выдалась в сорок втором.
– Нет-нет, что вы! Оставьте себе… Вы заслужили.

В женский спор неожиданно вмешался Лилин отец.

– Мадам, – торжественно сказал старик, – за кого вы нас имеете? Заберите ваши сокровища. Это же семейные реликвии. Риточка скоро невестой станет. Для девочки это память о матери и готовое приданое.

Рита уехала, и жизнь Лили потекла своим чередом.

Вскоре в соседнюю пустовавшую комнату на втором этаже вселился новый постоялец Аркадий Степанович, солидный мужчина лет сорока, с нашивкой за ранение и широкой орденской планкой на полувоенном кителе. С собой он привёз две подводы серьёзного имущества – железную кровать, резной комод, массивный стол, ящики с книгами и посудой, трофейный патефон и портрет Сталина в тяжёлой резной раме. Любопытные соседки выяснили, что Аркадий Степанович холост и работает завхозом в одном из санаториев города. Новый жилец был обаятелен, подтянут, охотно угощал соседей папиросами, утром благоухал одеколоном «Шипр», а по воскресеньям любил сидеть на галерее и читать свежую газету. Словом, положительный во всех отношениях персонаж и завидный жених. Впрочем, новый сосед имел одно увлечение, заинтриговавшее всех.

Как-то раз тётя Поля, осторожно спускаясь по лестнице, столкнулась с Аркадием Степановичем, за которым робко шла незнакомая молодая женщина.

– Вот, встретил старинную приятельницу, пригласил на чай, – объяснил Аркадий Степанович, помогая женщине преодолеть последнюю ступеньку.

Закрыв за собой дверь, Аркадий Степанович включил патефон. Старый молдаванский двор наполнился популярной мелодией танго «Брызги шампанского».

Потом в гости к нему заходили бывшая одноклассница, коллега, подруга детства, троюродная сестра из Киева… Три-четыре раза в неделю соседи получали бесплатный концерт и богатую пищу для сплетен. Блондинки, брюнетки, в основном молодые женщины – у Аркадия Степановича был отменный вкус! Кстати, ни одна женщина не приходила дважды. У жителей двора время от времени возникали серьёзные дискуссии на тему морали. Неутомимый Аркадий Степанович имел яростных сторонников, которые приводили аргументы в его защиту. После войны молодых неженатых мужчин катастрофически не хватало. Для одиноких женщин такой мимолётный «санаторный роман» – единственный способ получить крошечную порцию женского счастья.

В самом конце лета у Аркадия Степановича появилась новая пассия. Симочка была из породы тех женщин, которые привлекают внимание абсолютно всех мужчин, включая грудных младенцев и парализованных старцев. Длинноногая, с отличной фигурой, атласной кожей и копной смоляных кудрей, она благодаря острому на язык соседу инвалиду получила прозвище Кармен. К всеобщему удивлению, Кармен пришла и на следующий день. А потом стала являться регулярно. Она угощала детишек во дворе леденцами, а к Лиле прониклась особой симпатией, подарив французский шёлковый шарфик и плитку настоящего шоколада Московской фабрики имени Бабаева.

Тёплым воскресным утром, когда все жители дома неспешно занимались домашними делами, Аркадий Степанович вместе с Симочкой вышел на галерею. Его белоснежная рубашка и тщательно отутюженные брюки привлекли всеобщее внимание. Сиявшая Сима в новом крепдешиновом платье была неотразима.

– Внимание, товарищи! – громко сказал Аркадий Степанович. – Хочу в вашем присутствии сделать важное заявление!

Тут он по-гусарски опустился на одно колено, взял узкую руку Кармен в свои широкие сильные ладони и торжественно объявил:
– Многоуважаемая Серафима Юрьевна! Предлагаю вам свою руку и сердце. Я люблю вас и не мыслю своей жизни без вас…

Все закричали «Ура!» и зааплодировали. Аркадий Степанович вытащил из кармана маленькую коробочку и торжественно вручил розовой от смущения невесте.

В коробочке лежала роскошная брошь. Золотой жук-скарабей с бирюзовой спинкой держал в золотых лапках шарик из бледно-розового коралла.

– Семейная реликвия, – потупившись, объяснил Аркадий Степанович. – Единственная память о покойной матушке. Вещь уникальная!

Соседки восхищённо заохали, а Симочка почему-то побледнела и, сославшись на неотложные дела по случаю предстоящей свадьбы, вскоре ушла.

Аркадий Степанович, казалось, не заметил стремительного бегства своей возлюбленной. Он был занят организацией традиционного мальчишника, с домашним вином, обильной закуской и, конечно же, танцами под патефон. Праздник длился до глубокой ночи. А рано утром к Аркадию Степановичу пришли с обыском.

Лилю и соседа инвалида пригласили в качестве понятых. В тот же день бледная Лиля прибежала к моей бабушке. Всхлипывая и вытирая слёзы, Лиля залпом выпила стакан воды с валерьянкой и начала свой рассказ.

Их было четверо – рослый мужчина в штатском, местный участковый и ещё два милиционера, один из которых остался на галерее, загородив входную дверь.

– Вчера в присутствии свидетелей вы подарили это ювелирное изделие гражданке Полянской? – спросил человек в штатском, вытаскивая из кармана скарабея.

Аркадий Степанович в шёлковой пижаме, слегка опухший от вчерашнего застолья, спокойно кивнул головой.

– Всё верно. Эта семейная реликвия принадлежала моей покойной матери.
– Как её звали?
– Пелагея Васильевна… Я не понимаю, к чему эти странные вопросы?

Мужчина повертел жука в руках, ловко поддел что-то пальцем. С тихим щелчком зеленовато-голубая спинка скарабея раскрылась, словно два крошечных лепестка.

– Здесь написано «Ребекка», – насмешливо сообщил мужчина в штатском и показал надпись понятым.
– Ну да… Так звали мамину подругу, которая сделала ей этот подарок, – не моргнув глазом нашёлся Аркадий Степанович.
– Начинайте обыск! – последовала команда.

Лиля отвернулась к окну. Ей было мучительно неловко смотреть, как выворачивают ящики комода, роются в чемоданах, простукивают подоконники и внимательно изучают крашенный коричневой краской пол. Аркадий Степанович сидел на стуле под портретом Сталина и невозмутимо наблюдал за происходившим.

– Встаньте и отойдите в угол! – вдруг скомандовал ему человек в штатском.

Только тут Лиля заметила, что у внешне спокойного соседа на висках выступили капли пота. Участковый осторожно снял портрет, а человек в штатском подошёл к стене и стал пристально рассматривать обои.

– За портретом в стене нашли тайник. В нём было спрятано семнадцать мешочков, около килограмма золота! – прошептала Лиля и опять заплакала. – Семнадцать! Ровно столько малышей загубил этот мерзавец.

Позже участковый рассказал, что такие, как Аркадий, специально охотились за детьми с мешочками на шее. Они отбирали золото, а ребёнка толкали назад в колонну или приводили на следующее утро в сигуранцу. Прошлой зимой прямо на улице Аркадия опознала женщина, но ему удалось выпутаться. Он понял, что нужно срочно уезжать из города. Однако получить легальную прописку в другом месте по тем временам было невозможно. И тогда этот подлец придумал простой, как всё гениальное, план. Решил срочно найти себе жену. Причём женщину из уважаемой семьи, со связями и особым статусом.

Сима Полянская, дочь московского профессора, казалась идеальной кандидатурой. Одного не мог знать Аркадий. Её дед был известным до революции одесским ювелиром, который на совершеннолетие каждой дочери, а их у него было пять, изготавливал особый подарок-талисман. Жук-скарабей достался Ребекке – самой младшей, которая изучала историю и мечтала стать египтологом.

Каждое лето Сима специально приезжала в Одессу. В семье очень надеялись, что хоть кому-то из одесской родни удалось спастись…

– А если бы этот гад подарил Симе банальную цепочку? Спокойно бы уехал, затерялся в столице, – покачала головой моя бабушка.
– Да, но желание произвести на невесту впечатление сыграло с Аркадием злую шутку. Кстати, мы так и не узнали его настоящего имени. У него всё было фальшивое – и награды, и нашивка за ранение…

В конце шестидесятых, после смерти отца и тёти Поли, Лиля осталась совсем одна. И тут в старом дворе на Молдаванке появилась Рита, которую жизнь занесла в далёкий Новосибирск.

– Тётя Лиля, собирайся! – решительно заявила молодая женщина. – Будешь жить с нами. Мне невыносимо думать, что ты в четырёх стенах здесь сидишь. У вас же тут даже телефона нет! Про горячую воду я вообще молчу.
– Риточка! – с сомнением покачала головой Лиля. – Не хочу быть тебе обузой на старости лет.

У Риты в глазах заблестели слёзы.

– Тётечка, родная, ближе тебя у меня никого нет! Я так и сказала детям – ждите, скоро привезу вашу одесскую бабушку.

Перед отъездом Лиля принесла нам подарок – копию с картины Куинджи «Дарьяльское ущелье. Лунная ночь».

– Понимаю, что картина никакой ценности не представляет. Просто будете смотреть на неё и иногда вспоминать обо мне.

Теперь «Лунная ночь» висит над моим рабочим столом. Некоторое время назад я обнаружила, что поверхность картины стала как-то странно выгибаться. Пришлось тащить её к знакомому художнику-реставратору.

– Откуда сей шедевр? – насмешливо спросил Толик, рассматривая «Лунную ночь». Помолчав, он добавил: – А знаешь, очень даже неплохо… Кто писал?
– Так, один бабушкин знакомый. Он давно умер.
– Ладно, оставляй, попробую что-нибудь сделать.

К моему удивлению, Толик позвонил в тот же вечер и возбуждённо проорал в трубку:
– Слушай, подруга. Продай мне Куинджи! За любые деньги!
– С чего это вдруг? – насторожилась я.
– Это же уникальная картина! Я такого никогда не видел! Представляешь, она написана не на холсте, а на куске медицинской марли, на которую мучным клейстером наклеены одесские газеты времён немецкой оккупации. За большие деньги показывать её буду.
– Не могу! – твёрдо ответила я.
– Почему?
– Это семейная реликвия.

+2

180

Смоленск. 11 октября. ИНТЕРФАКС-ЦЕНТР - Сбитый советский самолет с останками летчиков обнаружен в ходе раскопок в районе деревни Воротыново Сафоновского района Смоленской области, сообщил "Интерфаксу" представитель поискового отряда "Боевое братство".

Глубоко вошедший в землю разбитый самолет был найден в заболоченной воронке.

"Характер повреждений свидетельствует о том, что самолет рухнул с большой высоты и вел воздушный бой практически до последнего патрона", - отметил собеседник агентства.

По его словам, по номерам двигателей удалось установить, что обнаруженный самолет - советский пикирующий бомбардировщик Пе-2, выпущенный в феврале 1943 года и не вернувшийся с задания буквально через две недели после отправки на фронт.

"Экипаж самолета - стрелок-радист, гвардии сержант Михаил Вересюк, гвардии старший лейтенант Иван Болбат и лейтенант Николай Евсевьев. Обнаружены их личные вещи", - отметил представитель поискового отряда.

По его словам, поисковики уже обнаружили родственников Н.Евсевьева, которые в настоящее время проживают в Барнауле.

Пе-2 (в ВВС СССР имел прозвище "Пешка") - советский фронтовой пикирующий бомбардировщик времен Второй мировой войны, конструктор В.М.Петляков. Самый массовый пикирующий бомбардировщик советского производства, двухмоторный свободнонесущий моноплан с низкорасположенным крылом и двухкилевым оперением, трехстоечным убирающимся шасси с хвостовой опорой. Экипаж состоял из 3 человек - командира, штурмана и стрелка-радиста, размещаемых в двух негерметичных кабинах. Всего выпущено 11500 единиц.



0


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом