ПолитФорум ватников России и зарубежья

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом


Военный Альбом

Сообщений 211 страница 240 из 452

211

"Компания летчиков спать не желает и требует водки. Хватают повара и бросают в котел..."

Наша воздушная дивизия прикрывала наземные войска на протяжении всей Краковской операции. Прилетаем восьмеркой истребителей, я распускаю ее и сажусь первым. И тут начинается. Немцы пронюхали, что прибывает наша эскадрилья, и устроили нам минометный прием. Снаряды рвутся слева и справа, но моим семерым летчикам в любом случае нужно садиться, так как после длительного перелета горючее уже на нуле. В общем, два наших самолета при посадке попадают в воронки от немецких снарядов и приходят в неисправное состояние.

Свернутый текст

Идем ночевать в находящийся неподалеку костел. Ксендз (польский католический священник) принимает нас очень хорошо, накрывает на стол, ставит польскую водку. Сидим разговариваем, выпиваем после тяжелого перелета. На следующий день он снова нас приглашает к себе и программа повторяется. Однако на второй день самогон кончается, а ребята хотят выпить еще. Что делать? Оказывается, недалеко есть ликёро-водочный завод. Ксендз говорит, что если мы достанем машину, он готов съездить и привезти выпивки еще. Даем прикрепленную к нам полуторку, и с одним из наших летчиков он уезжает.

Привозят они ящик ликера и вина, и праздник продолжается. Я ликер пробую, но он мне кажется противным, и больше не пью. Ребята продолжают выпивать. На следующий день нас отправляют на свой аэродром и мы улетаем. Через пару дней возвращаемся, чтобы забрать два наших пострадавших на воронках самолета. Их уже починили и можно забирать.

Захожу в столовую, а там все официантки с глазами на мокром месте. Спрашиваю, что случилось? Оказывается, 16-й Гаврдейский полк практически в полном составе употреблял алкоголь с того же завода, с которого мы взяли ликер и вино. Весь полк отравился, да так хорошо отравился, что никто встать не может, а некоторые ослепли. В выпивке оказался метиловый спирт. Не знаю, чем дело закончилось тогда, но нам явно повезло. Наш ликер оказался нормальным.

К слову сказать, 100 грамм летчику всегда можно было получить. Но некоторым не хватало и этого, так они на стороне пытались найти. Один наш летчик сделал за день два вылета, потом пошел покушать в столовую с друзьями. Естественно, выпили, показалось мало, где-то достали еще, засиделись. Официанты уже хотят закрывать столовую, ведь им еще со столов убирать да посуду мыть, а веселая компания летчиков уходить не желает и требует водки. В зал выходит старший повар и говорит: "Ребята, нет у меня больше водки! Нам убирать надо, идите спать." Тут братцы разбушевались не на шутку, не верят. Хватают повара и бросают в котел. Вот чем закончилось! Напились и совсем контроль потеряли. Но за эту грязную выходку вовсе не их наказали, а меня. Так как я после еды спать ушел, а надо было сначала их разогнать по постелям.

Некоторые наши летчики имели привычку выпивать перед вылетом. Я сам всего один раз перед вылетом выпил, и наверху очень пожалел об этом. Ужас, как плохо я себя чувствовал в полете! Вроде, все делал, как обычно, а все равно не то. Голова не та! После этого случая я больше никогда не пил перед полетом и никому из своей группы не разрешал.

Однажды нужно нам было ехать в Перятино. Там для нас наготове стояли 12 новеньких самолетов Ла-5 и мы, 12 летчиков, поехали их забирать. С нами был Иван Новожилов, тогда уже получивший Героя СССР, и была у него одна особенность. Если трезвый в небо поднимался, не было от него никакого толку - как вареный! Но если выпьет - дерется, что немцу не позавидуешь. В общем, приехали мы за самолетами, забрали их и вернулись на наш аэродром. Все уже сели, а Новожилова нет! Но вот и он, садится последним. А аэродром наш расположен так, что прямо перед заходом на посадочную полосу растут стеной тополя метров под сорок высотой. Новожилов решает садиться на бреющем, и тут к его удивлению перед ним вырастает стена деревьев. Он хватает резко ручку на себя, и срывается в штопор. Грохается на землю, новый самолет вдребезги. Ну думаю, все, конец Герою!

Но выжил Новожилов, повезло ему. Его почтальон нашел. Не мог открыть деформированный фонарь, разбил его какой-то железкой, и вытащил пилота. А тот хрипит, ничего сказать не может, кровь изо рта идет. Вызвали "Скорую", отвезли в госпиталь. На следующий день мы навестили его. Он уже в сознание пришел, говорить может. Кричит медсестре: "Сестра, водки хочу!" Та дала ему стакан воды. Выпил и говорит: "Хороша водка, но только слабовата." Но это единственный случай, когда я непосредственно столкнулся с летчиком, выпивавшим перед вылетом и грохнувшимся. Новожилов после этого случая больше не летал.

Летчик Советского Союза Шварев А.В.

0

212

"Наш танк давит немецкий миномет, а разбегающихся фрицев мы косим из пулемета..."

От моросящего мокрого снега все дороги перестали отличаться от болот как по внешнему виду, так и по жидкому содержимому. Это было просто мучение - вести боевые действия на Украине весной 1944-го года. Все машины застряли в коричневой жиже, и только лошади могли еще тащить телеги с продуктами и боеприпасами. Мотострелки отставали от танков, пока еще способных хоть как-то двигаться. Хорошо, что помогало местное население. Женщины и подростки, утопая по колено в грязи, тащили на себе от одного села к другому или один снаряд, или вдвоем ящик с патронами.

Корсунь-Шевченковскую группировку немцев мы окружили в конце января и почти сразу сами попали в окружение. Пока пробивались из котла к своим, утопили в реке Горный Тикич восемь собственных танков, а потом схлестнулись с фашистами, которые рвались из своего окружения. В результате к 18 февраля в нашей бригаде остался всего один мой танк, кроме того батальон пехоты, вооруженной автоматами. Поступил приказ поставить заслон у деревни Дашуковка и нужно было это сделать силами двух 76-миллиметровых орудий и восьмидесяти человек пехоты. Недалеко от деревни обосновалось управление нашей бригады. Мотострелки слегка отстали, увязнув в грязи, и их подход ожидался часов через пять-шесть.

Немцы смогли прорвать кольцо окружения и выбили нашу пехоту из Дашуковки. Мы находились на другом берегу глубокого оврага, отделявшего нас от деревни, примерно на расстоянии километра. Сама деревня состояла практически из одной улицы длиной километра полтора, вдоль которой с двух сторон вытянулись ряды домов. Все это находилось на пригорке, а вокруг с трех сторон простирались глубокие овраги. Только северная сторона населенного пункта имела пологий спуск вниз. Дальше начиналась грунтовая дорога, ведущая с соседнюю деревню Лысянку. Звуки вяло текущего боя доносились до нас из Дашуковки. Видимо, все резервы уже были брошены в бой и начали выдыхаться. Веер мин изредка прилетал к позициям нашей пехоты откуда-то с северной окраины деревни.

Остановив танк у одной из хат, мы вошли внутрь, чтобы просушить мокрые сапоги и согреться. Снимаю сапоги и, услышав разговор командира бригады с командиром корпуса по радио начинаю понимать, что со снятием сапог я поторопился. Командир корпуса требует: "Немедленно ликвидировать прорыв!" Комбриг ему в ответ: "У меня всего один танк!" Опять голос командира корпуса: "Вот одним танком и закрой." Комбриг поворачивается ко мне с многозначительным взглядом, и я начинаю обратно натягивать мокрые сапоги.

Что нужно делать, мне и без слов ясно. Полчаса назад наша стрелковая пехота оставила Дашуковку, чем открыла немцам брешь шириной в три километра. Теперь нужно завладеть северной окраиной деревни и не позволить противнику прорваться к грунтовой дороге, проходящей в пятистах метрах от Дашуковки.

Выскакиваю из хаты и бегу к танку, где мой экипаж мирно жует хлеб с тушенкой. Выходит хозяйка деревенского дома и предлагает отведать свежего молока. Делаю пару глотков, благодарю, но свет белый от этого мне милее не становится. Как выбивать немцев из деревни, и вообще сколько их там - ничего не известно.

Кричу экипажу: "В машину, к бою!" Ребята ошалело смотрят на меня и продолжают жевать но, поняв, что я не шучу, бросают чревоугодие и запрыгивают в бронемашину. Приказываю выбросить все не нужное для боя из танка и загрузить двойной боекомплект снарядов. Через тридцать минут у меня в танке уже лежат сто пятьдесят снарядов вместо штатных семидесяти семи.

Срываемся с места и несемся к изгибу оврага, так как оттуда лежит самый близкий путь до деревни, осторожно спускаемся по склону. Атаку придется начинать с южной окраины Дашуковки. Скатываемся на дно оврага и с трудом поднимаемся на крутой противоположный склон. Немцы слышат рев нашего двигателя и выпускают осветительные ракеты, начинают прилетать пулеметные очереди.

В люк стучит командир 242-го стрелкового полка и, когда я открываю его, кричит: "Вон там ползут огоньки, видишь? Это немцы на автомобилях, и это не все. Многие фрицы уже прошли по дороге чуть раньше. У меня здесь примерно рота солдат - остатки моего полка. Нам нужна поддержка вашего танка во время атаки. Выйдите на северную окраину деревни и перекройте дорогу. Помощь нам уже на подходе."

Что ж, все ясно. Впереди мигают огоньки папирос - это наша пехота лежит на мокром снегу. Лишь у некоторых есть автоматы, у большинства только винтовки. Толпа разношерстная, видимо, собранная из разных подразделений. Они растянуты метров на триста-четыреста, всего человек пятьдесят, не больше. Начинаем движение в сторону дороги, взлетает несколько осветительных ракет, начинают работать сразу семь пулеметов противника. Начинаю их расстреливать и за пару минут подавляю четыре точки. Пехота видит мою уверенную стрельбу и поднимается в атаку. Расстреливаю остальные три пулеметные точки, продолжаем нестись вперед, а со стороны немцев теперь звучат только винтовочные выстрелы.

Врываемся в деревню и останавливаемся на миг. Даем вслед убегающим фрицам длинную пулеметную очередь и посылаем два осколочных снаряда. За ближайшим домом шевелится какое-то чудовище. Кричу механику: "Дави его!" Танк срывается с места и со скрежетом налетает на железное животное. Надо же! Это оказывается шестиствольный немецкий миномет. Расчет его бросается врассыпную.

Едем дальше и расстреливаем фашистов, которые в панике выбегают из хижин и мечутся у автомашин. Кто поумнее, бегут вниз в овраг, другие бегут вдоль улицы и их мы косим из пулемета. Наконец, добираемся до северной окраины деревни и ставим танк левым бортом к стене одного из домов. Теперь дорога под нашим прицелом, задача выполнена...

Танкист Красной армии, февраль 1944 года.

0

213

Законы фронтового спецназа

В своих книгах и интервью Леонов точно и образно сформулировал свои законы фронтового спецназа. «Нет уз святее товарищества» В книге «Уроки мужества» Леонов писал: «Для старых, повоевавших на...
В своих книгах и интервью Леонов точно и образно сформулировал свои законы фронтового спецназа.

«Нет уз святее товарищества»
В книге «Уроки мужества» Леонов писал: «Для старых, повоевавших на своем веку солдат войсковое товарищество понятие святое и нерушимое. И вдохновенную, как песня, гоголевскую строку «нет уз святее товарищества» многие могли бы поставить эпиграфом к своим боевым биографиям».

Виктор Николаевич говорил:

Свернутый текст

«По существу, наш отряд был как одна семья. Вот с Могильного осенью 1942-го мы лейтенанта Федора Шелавина выносили… Мы из-за него и не смогли сразу вырваться из немецкого кольца. У лейтенанта было ранение в обе ноги. Он хотел застрелиться, чтобы развязать нам руки. Но я знал, если оставим Шелавина, в следующем походе кто-то будет думать: офицера бросили, а уж если я буду ранен, тем более оставят. Если такая мысль хоть чуть-чуть запала в голову человеку, то он уже не воин настоящий, не боец. Эта мысль будет давить, преследовать тебя, хочешь ты того или нет».

Первую Золотую Звезду Героя Леонов получил за самую крупную операцию отряда в ноябре 1944 года. Перед началом общего наступления на Севере отряд получил приказ разгромить стратегически важный мощный опорный пункт немцев на мысе Крестовый. Система дотов, две четырехорудийные батареи (88-мм – зенитная и противокатерная, 155-мм – тяжелая), находившиеся там, перекрывали дорогу десантным катерам наступающего Северного флота. Чтобы выйти им в тыл, надо было преодолеть более 30 километров тяжелейшего пути через скалы, болота и тундру. Две недели отряд тренировался, штурмуя сопку, похожую на ту, где находился немецкий гарнизон.

«Тогда нам не удалось застать противника врасплох, – продолжал свой рассказ Виктор Николаевич. – В последний момент, в 20 – 40 метрах от дотов, была задета сигнализация, немцы обнаружили нас и открыли сильный огонь из орудий и пулеметов. Все освещено, перед нами – мощное проволочное заграждение… Я отдал приказ: действовать, кто как может, сообразуясь с обстановкой, по группам, но через минуту всем быть на батарее!

«От тяжелых потерь нас спас Иван Лысенко, уралец, чемпион по борьбе, самый сильный физически в отряде, всеми любимый за доброту и справедливость. Он вырвал из земли рельсовую крестовину, на которой крепились мотки колючей проволоки, и поднял ее на плечи. Потрясающая картина!.. Потом один художник с наших слов написал такое полотно, но зрители часто не верили, что это было в реальной жизни. В образовавшийся проход мы и пошли. Когда Лысенко уже не мог стоять (в него попало больше двадцати пуль), ему помог наш врач Алексей Луппов. Оба они погибли… Но мы ворвались на прикрывающую батарею и, захватив орудия, открыли из них огонь, благо трофейное оружие знали неплохо…

Лысенко еще жил, когда я к нему подошел после боя. Он только спросил меня:

– Как, много погибло наших?

– Нет, Иван, немного, – ответил ему.

– Значит, я правильно поступил… – были последние слова Ивана.

Когда мимо пленных, их оказалось 127 человек, проносили тела погибших разведчиков, я приказал поставить немцев на колени».

Психологический закон таков: в схватке двух противников один обязательно сдаст. В ближнем бою следует прежде всего приковать его взгляд к твоему – твердому и властному…

«Наш отряд разведчиков-диверсантов, действуя в тылу врага, зачастую уступал ему в численности, в техническом оснащении, – говорил Виктор Николаевич, – но мы всегда побеждали в рукопашном бою. Ни немцы, ни японцы никогда не действовали так решительно, как мы».

Одно из самых громких дел леоновского отряда – пленение в корейском порту Вонсан 3,5 тысячи японских солдат и офицеров. Как говорил один из участников этой операции, замполит отряда Иван Гузненков, большего страха и напряжения он не испытывал за всю войну…

«Нас было 140 бойцов, – рассказывал Леонов. – Мы внезапно для противника высадились на японском аэродроме и вступили в переговоры. После этого нас, десять представителей, пригласили в штаб к полковнику, командиру авиационной части, который хотел сделать из нас заложников.

Я подключился к разговору тогда, когда почувствовал, что находившегося вместе с нами представителя командования капитана 3 ранга Кулебякина, что называется, приперли к стенке. Глядя в глаза японцу, я сказал, что мы провоевали всю войну на западе и имеем достаточно опыта, чтобы оценить обстановку. Что заложниками мы не будем, а лучше умрем, но умрем вместе со всеми, кто находится в штабе. Разница в том, добавил я, что вы умрете, как крысы, а мы постараемся вырваться отсюда… Герой Советского Союза Митя Соколов сразу встал за спиной полковника, остальные также знали свое дело. Андрей Пшеничных запер дверь, положил ключ в карман и сел на стул, а богатырь Володя Оляшев (после войны – заслуженный мастер спорта неоднократный чемпион страны по лыжным гонкам) поднял Андрея вместе со стулом и поставил прямо перед японским командиром. Иван Гузненков подошел к окну и доложил, что находимся мы невысоко, а Герой Советского Союза Семен Агафонов, стоя у двери, начал подбрасывать в руке противотанковую гранату. Японцы, правда, не знали, что запала в ней нет. Полковник, забыв о платке, стал вытирать пот со лба рукой и спустя некоторое время подписал акт о капитуляции всего гарнизона.

Построили три с половиной тысячи пленных в колонну по восемь человек. Все мои команды они исполняли уже бегом. Конвоировать такую колонну у нас было некому, тогда командира и начштаба японцев я посадил с собой в машину. Если хоть один, говорю, пленный убежит – пеняйте на себя. Пока вели колонну, в ней стало уже до пяти тысяч японцев…»

Законы фронтового спецназа

Прав был Суворов: «Удивил – победил» «Нужно ошеломить врага, сделать что-то эффектное даже, – говорил Виктор Николаевич. – Например, входим в штабную землянку. Громко приказываю: «Ну-ка, ты, иди...
Прав был Суворов: «Удивил – победил»
«Нужно ошеломить врага, сделать что-то эффектное даже, – говорил Виктор Николаевич. – Например, входим в штабную землянку. Громко приказываю: «Ну-ка, ты, иди сюда!» Потом удар, тот летит и уже не встает. Мы выходим спокойно и идем как на параде.

«На Могильном мы были прижаты к земле двумя пулеметами, стрелявшими непрерывно. Надо было что-то решать, боеприпасов почти не осталось… Один из наших в отчаянии покончил с собой. Я вскочил на ноги и последними патронами ударил по камню, за которым лежали пулеметчики. Мне важно было, чтобы они спрятались, перестали вести огонь. А Семен Агафонов по моему приказу бросился к этому камню метрах в 20 от нас… Он успел прыгнуть на камень и оттуда – вниз на немцев. Когда я, раненный в ногу, доковылял туда, один пулеметчик уже был мертв, с двумя другими Семен, схватившись, катался по земле. Я ударил одного, потом другого по голове прикладом, мы захватили эти пулеметы и вырвались оттуда…

Свернутый текст

На Крестовом в ходе боя немцы бросились прорываться, а их оказалось больше, чем предполагалось. Мы лежали цепью, нас было человек 80, а их масса. Пришлось идти на риск. Я просто встал, бросил оружие и поднял руки вверх. То же самое сделали мои бойцы. Какое у противника создалось впечатление? Что мы сдаемся, стрелять не надо, путь свободен. И вдруг один немец падает, второй… А у нас уже оружие появляется в руках. В стане врага – паника.

У нас не было случая, чтобы мы не выполнили задания, которое нам давали, каким бы оно не было. Мы умели в любых условиях бороться до последнего».

Право на подбор подчиненных
«Умное командование было у нас на Северном флоте, – продолжал Виктор Николаевич. – Командующий Арсений Григорьевич Головко, начальник разведки Леонид Константинович Бекренев… Кстати, Бекренев готовил к работе Зорге, Абеля… Об этих людях еще будут писать…

Адмирал Головко отдал приказ: «Право подбора разведчиков отряда возлагается на командира отряда». Так что назначить к нам никого не могли. У меня была связь с управлением кадров, они присылали мне тех, кто вроде бы подходил. Я беседовал с человеком и смотрел, как он реагирует на мои вопросы. Самое важное для меня при этом были его глаза и руки.

Мне нужно было, чтобы руки не хватались ни за что, чтобы они были готовы к действию, но оставались спокойны…

Когда я стал командиром в мае 1943 года, то сделал следующее. Почти всех «стукачей» в отряде я уже знал, потому что меня самого вербовали. От вербовки я отказался, а их собрал и сказал: «Пишите что угодно, придумывайте любую болезнь, но чтобы через сутки вас в отряде ни одного не было». И всех их выгнал. После этого мне член Военного совета сказал: «Тебя посадят скоро». Я говорю: «А вы для чего?» Он: «Они и меня могут обойти». А я знал: таким образом сажали Лунина, ставшего потом знаменитым подводником. Я говорю: «Мне не нужно, чтобы вы меня защищали, но подпись ваша нужна в приказе, вы мне сообщите только и дайте самолет. Я прыгну в Норвегию и буду оттуда руководить отрядом. Пусть они меня там возьмут». Он засмеялся: «Ну ты авантюрист». Я ответил: «Какой же я авантюрист, это я так…»

«Мы готовили людей только к бою…»
«Закалка в отряде была спартанская. Каждое утро – лыжный поход на 30 – 50 километров, а иногда и на 70. В последнем случае после половины дистанции мы выпивали по кружке шоколада на одной из баз разведуправления, отдыхали минут 10 и шли обратно. После этого проводили боевую разминку, у нас была своя система, включавшая приемы джиу-джитсу и других видов борьбы. При отработке схватки вооруженного с невооруженным всегда использовалась боевая винтовка с настоящим, а не спортивным эластичным штыком. Член Военного совета как-то это увидел и говорит: «Прекратите, вы же убьете друг друга». Но мы готовили людей только так, как это будет в бою».

«Много у нас на Руси было святых людей, чудо-богатырей, – говорил Виктор Николаевич. – Я был воспитан на их примере и говорю вам: не забывайте эти традиции, берегите их и приумножайте!

Мечта о подвиге, о том, чтобы отличиться, – это мечта каждого человека. Но для того чтобы это осуществить, нужно прежде всего уметь управлять собой. Должна быть железная воля. Как ее воспитать? Для этого нет специальных упражнений… Основа всего – патриотизм. Тот, кто безразличен к судьбе Родины, ничего не совершит! Конечно, необходимы знания, умения. И вера в товарищей, которые также должны верить в тебя. Когда будут воспитаны эти качества, то и воля появится как бы сама по себе… А если есть воля – путь к славе, путь к подвигу вам открыт».

Леонова звали в отряде в глаза и за глаза – Батя… С того дня, как он стал командиром в 1943 году, и до конца войны отряд потерял погибшими лишь девять человек, из них семь – на Крестовом, в основном в момент преодоления проволочного заграждения.

«Я вообще не любил терять людей. Спросите у любого: все знали, что я буду бороться за жизнь каждого человека до последнего.

Как-то довольно и уже давно попросили меня проконсультировать автора сценария о действиям моряков-разведчиков в годы войны. Я посмотрел, ошибок хватало. А главное – писатель всех погубил к концу фильма! Я говорю – так не пойдет. Меня же назначили консультантом. И оставил им в живых несколько человек…»

Таким и остался в памяти Леонов – боец и вожак, тонкий психолог и поэт. «В молодости, – говорил Виктор Николаевич, – я мечтал поступить в литературный институт. Знал наизусть поэму «Руслан и Людмила», «Конек-Горбунок» Ершова. Писал стихи, печатался… Осталось у меня одно незаконченное стихотворение об улыбке. Ведь это тоже оружие. Когда я внезапно сталкивался с врагом лицом к лицу, я ему мило улыбался. Он замешкается на несколько секунд и это давало мне возможность остаться живым и что-то сделать. И если от тебя уходит любимая, не злись. Пожми плечами и улыбнись ей вслед. Не только розы будут на ее пути, тогда она вспомнит твою улыбку и прольет слезу…»

Отредактировано NiJEGOROD (2017-11-24 07:59:53)

0

214

Отец советского спецназа

24 октября 1950 года считается днем образования войск специального назначения — спецназа Главного разведывательного управления Генерального штаба (ГРУ ГШ). Сначала это были отдельные роты, позже — батальоны, а...
24 октября 1950 года считается днем образования войск специального назначения — спецназа Главного разведывательного управления Генерального штаба (ГРУ ГШ). Сначала это были отдельные роты, позже — батальоны, а с конца 1962 года в военных округах стали формироваться бригады специального назначения.

Впрочем, если быть точным, то первая регулярная часть армейского спецназа — отдельная инженерная бригада специального назначения — была сформирована весной 1942 года на Калининском фронте, в полосе действий 30-й армии. Именно это воинское формирование стало прообразом разведывательно-диверсионных частей спецназа ГРУ ГШ. У его истоков стоял Илья Старинов.

Старинов, которого вполне заслуженно еще при жизни называли «легендой русского спецназа», сыграл решающую роль в создании специальных диверсионных частей, разработал основы их тактики, создал специальные виды вооружения и техники для их эффективной деятельности.

Позволим себе еще раз коротко напомнить читателям биографию Старинова, особенно того периода, когда Илья Григорьевич трудился над воплощением своей мечты — созданием армейского спецназа.

Свернутый текст

Герой Хемингуэя
В 1936 году Старинов по направлению руководства ГРУ уехал в Испанию советником и инструктором разведгруппы Доминго Унгри. Предстояло на практике отработать методы ведения диверсионной войны. Идея Старинова была проста, как все гениальное. Основное напряжение во время войны, конечно, происходит на линии соприкосновения противоборствующих сторон. Но длительность этого напряжения зависит, помимо морального фактора, от своевременного обеспечения воюющих частей всем необходимым. Действовать в прифронтовой полосе диверсионным группам трудно: высокая плотность боеспособных частей, круглосуточное боевое охранение. Другое дело — растянутые коммуникации противника. Организовать их эффективную охрану невозможно в принципе. К тому же службу в тыловых частях несет менее боеспособный личный состав. Хорошо организованная и координируемая из центра диверсионная деятельность может в значительной степени парализовать транспортную сеть противника и отвлечь на ее охрану боеспособные части с фронта.

В декабре 1936 года Старинов вместе с подготовленной им диверсионной группой впервые вышел на боевое задание. В ходе операции между городами Теруель и Калатаюд были разрушены автомобильный и железнодорожный мосты, выведена из строя линия связи. После каждого выхода Старинов тщательно анализировал причины успехов и неудач. Постоянно совершенствовал мины. Из купленных на личное жалованье нескольких карманных часов Илья Григорьевич изготовил мины замедленного действия. Под Хаеном в ряды отряда подрывников влились бойцы из состава интербригады. Старинов быстро нарастил численность отряда, и после соответствующей подготовки в тыл противника одновременно стало выходить по нескольку групп. Для отрыва от преследования противника группы стали впервые применять гранаты с замедленным действием (и сегодня разведгруппы, уходя с места засады или диверсии, минируют при необходимости пути отхода). В тылу противника Старинов стал создавать базы, на которых складировал запас взрывчатых веществ и мин. Группы уходили в тыл налегке, что позволяло бойцам сэкономить силы и выполнить несколько боевых задач за один выход.

Под Кордовой диверсионной группе, в которую входил Старинов, удалось пустить под откос крупный эшелон со штабом итальянской авиадивизии. Это событие вызвало большой резонанс. Взять интервью к минерам приехали Михаил Кольцов и Илья Эренбург. 23 марта в «Правде» появилась статья Эренбурга об этом событии. Старинов, по понятным причинам, остался в тени. О его участии в испанских событиях знали только посвященные. С людьми отряда Старинова познакомился также Эрнест Хемингуэй, который был в Испании фронтовым корреспондентом. С бойцами отряда он принял участие в нескольких рейдах по тылам противника. На основе собранных материалов Хемингуэй написал свой знаменитый роман «По ком звонит колокол» , где правдиво, хоть и с небольшим налетом патетики, описал действия диверсионной группы в тылу противника.

Подготовленные Стариновым инструктора минно-подрывного дела и командиры диверсионных групп спустя пару месяцев уже сами выступали в роли организаторов диверсионной деятельности, что позволяло быстро наращивать количество групп, засылаемых в тыл противника. В результате к 1937 году был сформирован 14-й партизанский корпус, который насчитывал 5 тысяч человек. На отдельных участках железной дороги диверсантам удавалось полностью перекрывать движение поездов на несколько дней. Группы активно использовали также засадные действия на автомобильных дорогах: обстреливали автоколонны противника, захватывали одиночные автомобили, использовали их для передвижения в тылу противника и подрыва мостов.

В общей сложности Старинов провел в Испании одиннадцать месяцев. За это время им была создана эффективная система подготовки диверсантов. Обученные им группы произвели подрывы почти под сотней поездов, уничтожили несколько сот автомобилей, около 2000 солдат и офицеров противника, множество мостов и линий связи. Испанская война стала, таким образом, первой, где диверсионная деятельность велась в таком большом масштабе.

В ходе этой войны в полной мере проявился военный гений Старинова. Он разработал основу подготовки и управления диверсионными силами в боевых условиях, тактику и стратегию их применения, определил пути развития специальных мин и техники. Итоги своего пребывания в Испании Илья Григорьевич подвел так: «Успешное применение инженерных мин на коммуникациях франкистов стало возможным только потому, что за разработку этого грозного оружия мы у себя на родине энергично взялись еще в начале тридцатых годов. Выработанная советскими партизанами тактика и техника минирования оказалась выше тактики и техники противника по разминированию». Таким образом, к 1937 году Красная Армия получила на вооружение самую современную диверсионную технику и тактику, которой еще не было в других армиях. Но бесценный опыт Старинова военным руководством страны был полностью проигнорирован, и в 1941 году Илье Григорьевичу придется начинать все сначала!

Из огня да в полымя
Пока Старинов воевал в Испании, были репрессированы многие военные кадры высшего и среднего звена. Большинство его сослуживцев и знакомых также оказались арестованными. Всю подготовку к ведению партизанской войны, которую Старинов и его единомышленники провели в 30-х годах, назвали “заговором с целью свержения Советского правительства”. После возвращения на Родину чувство честно выполненного воинского долга у Ильи Григорьевича сменилось отчаянием.

О своем участии в испанских событиях Старинов доложил лично народному комиссару обороны Ворошилову. Ворошилов высоко оценил заслуги Старинова и рекомендовал его начальству повысить Илью Григорьевича в звании и в должности. Старинов был награжден орденами Ленина и Красного Знамени. Но вместо повышения по службе Старинова вызвали в НКВД и допросили о целях формирования тайных партизанских баз, о подготовке партизанских кадров в 30-х годах. Ища защиты от преследования, Старинов обратился к Ворошилову, и нарком обороны смог его защитить. Таким образом, Старинов оказался одним из немногих, кому удалось избежать ареста. А репрессированных по этому делу оказалось не менее 10 тысяч человек: было арестовано все руководство ГРУ, руководители разведки западных военных округов, почти все руководители партизанских отрядов, рядовые партизаны. Были ликвидированы укрепрайоны и партизанские базы.

Начало войны
С началом Великой Отечественной Старинова назначили командиром оперативно-инженерной группы, в задачи которой входило уничтожение транспортной инфраструктуры перед наступающим противником. В двух саперных батальонах, которые поступили в распоряжение Ильи Григорьевича, на трех бойцов приходилась одна винтовка, почти не было инженерного имущества. Тем не менее группа Старинова действовала очень успешно. Ей удалось разрушить десятки мостов. Так как немцы шли буквально по пятам отступающих советских войск, требовались мины замедленного действия (МЗД). Не ожидая поступления штатных МЗД, Старинов начал изготавливать их в полевых условиях. Установленные в куче щебня или накрытые булыжниками, МЗД превращались в камнеметы — своего рода мины направленного действия (МОН). Мины, установленные на неизвлекаемость, при попытке их разминирования взрывались. Уже после войны на принципе направленного взрыва создадут штатные мины: МОН-50, МОН-100 и другие, которые очень широко применяются сегодня во всех военных конфликтах.

В начале июля Старинов направил в тыл противника первую диверсионную группу, которая заминировала дорогу и успешно осуществила подрыв нескольких автомобилей.

Начальник первой партизанской школы
13 июля Старинов приказом наркома обороны был назначен начальником первой фронтовой партизанской школы Западного фронта. Прибыв в Рославль, где находилась школа, Старинов быстро убедился в том, что никто из людей, ответственных за подготовку партизан, не имел никакого понятия о тактике действий партизанских отрядов. Все приходилось начинать сначала, опыт 30 -х годов был утрачен, кадры уничтожены!

Началась плановая подготовка партизанских кадров. Шестьдесят часов подготовки – и партизан отправляли в тыл противника. Школа постоянно двигалась на восток. Война приближалась к Москве. Подготовленных в школе инструкторов диверсионного дела передавали в другие школы.

В конце июля Старинова направили в Киев, где он когда-то служил и где был мощный центр по подготовке партизанских кадров. Ни одного бывшего инструктора найти не удалось! Подготовку партизан вели партийные чиновники, которые в этом ничего не понимали. Пять дней Старинов вел занятия в Киеве, позже провел короткие занятия в Чернигове, организовал школу в Орле. В сентябре в Орел для подготовки прибыли группы из Тулы и Курска. Старинов, таким образом, организует подготовку диверсионных кадров в масштабе нескольких фронтов, областей, трех союзных республик. Фактически он оказался единственным специалистом в Красной Армии, который знал диверсионное дело.

Во второй половине сентября Старинов получил задание осуществить минирование и уничтожение важнейших объектов промышленной и транспортной инфраструктуры Харькова. Приказ на проведение работ Старинов получил в Ставке Верховного Главнокомандования лично от начальника Генерального штаба Бориса Шапошникова.

В Харькове отрядом Старинова были установлены сотни мин – подобный масштаб минирования в ходе войны был применен впервые. В одном из партийных особняков Илья Григорьевич установил радиомину большой мощности. Ночью 14 ноября с мощной радиостанции Воронежа был дан сигнал на ее подрыв. В заминированном особняке на воздух взлетели комендант Харькова генерал-лейтенант Георг фон Браун и офицеры штаба 68-й пехотной дивизии. Этот диверсионный акт вошел в анналы диверсионного искусства и специальные учебники.

Вместе со Стариновым в минировании объектов в Харькове принимали участие испанцы, которых он обучал диверсионному делу в Испании. Старинов добился, чтобы группу испанцев приняли в инженерные части. В дальнейшем он будет возить их с собой по всем фронтам.

Вопреки угрозам Мехлиса
28 ноября Старинов получил назначение на должность помощника начальника штаба инженерных войск Красной Армии. Он пишет письмо Сталину о необходимости массового производства специальных противотранспортных мин, об организации диверсионной деятельности в тылу противника. Старинова вызывают в Ставку. Вместо Сталина его принял представитель Ставки Лев Мехлис, доказать которому ничего не удалось. Более того, Мехлис пообещал расстрелять Старинова, если тот не прекратит беспокоить Сталина «ерундой». Вместо плановой диверсионной работы в тылу Ставка приняла решение дать партизанам задание жечь леса и деревни (зимой!), т.е. лишить убежища партизан и крова над головой попавших в оккупацию русских людей.

Проигнорировав угрозы Мехлиса, Илья Григорьевич направляет Сталину очередное письмо, которое наконец возымело действие. В Госплане прошло специальное совещание, на которое был приглашен Старинов, и уже к весне новые мины начали в массовом порядке поступать в войска и в партизанские отряды.
Первая воинская часть специального назначения Весной 1942 года Старинов впервые ставит вопрос перед вышестоящим начальством о создании специальных бригад для действий на коммуникациях противника, встречается с командующим воздушно-десантными...
Первая воинская часть специального назначения
Весной 1942 года Старинов впервые ставит вопрос перед вышестоящим начальством о создании специальных бригад для действий на коммуникациях противника, встречается с командующим воздушно-десантными войсками Глазуновым. После этой встречи в части ВДВ были направлены опытные инструктора для обучения десантников основам диверсионной тактики и минно-подрывного дела. Но Старинов считал, что необходимо создавать именно войска специального назначения для действий в тылу противника.

Этой же весной Старинов снова оказался на тверской земле. Он был командирован в штаб инженерных войск Калининского фронта для организации работ по устройству минно-взрывных заграждений. Но, помимо основной работы, Илья Григорьевич снова пытается создать специальные диверсионные части для действий в тылу противника. С этой идеей он обратился к командующему фронтом генерал-лейтенанту Ивану Коневу. Конев моментально оценил идею Старинова и тут же дал распоряжение формировать специальную диверсионную бригаду на базе воздушно-десантных войск. «Дело с самого начала приобретало стремительный разгон», — вспоминал Илья Григорьевич. Конев связался с начальником Генерального штаба Александром .Василевским и попросил, чтобы тот принял Старинова. Василевский дал добро на создание специальных диверсионных бригад и поручил Старинову возглавить отдельную инженерную бригаду специального назначения на Калининском фронте. По заданию Василевского Илья Григорьевич разработал также проект приказа о создании специальных частей на всех фронтах, план нарушения движения по коммуникациям противника на Западном и Калининских фронтах.

В состав бригады вошли три батальона 5-й инженерной бригады и 110-й отдельный моторизованный полк. Из курсантов Нахабинского инженерного училища Старинов отобрал командиров диверсионных групп. Кроме того, он добился откомандирования в бригаду командиров, с которыми служил под Харьковом и Ростовом, а также группы испанцев. Первыми командирами групп бригады стали капитан Казанцев, старшие лейтенанты Чепак, Романюк, Ильюшенков. Их первую заброску в тыл противника провели на участке 3-й ударной армии. Одни группы должны были соединиться с партизанскими отрядами, другие — действовать самостоятельно. Специальная школа по подготовке минеров для партизанских отрядов была создана также при северо-западной группе ЦК КП(б) Белоруссии, при штабе Калининского фронта (группа находилась в деревне Шеино).

По ходатайству Старинова Конев восстановил в прежних званиях всех испанцев, некоторые были назначены на должности командиров диверсионных групп, другие отправлены в качестве инструкторов минно-подрывного дела в партизанские отряды. Первыми в тыл противника были выведены группы старшего лейтенанта Романюка, лейтенантов Соколова и Криулина, испанцев Канеля, Франсиско Гаспара, Чико Марьяно. Группы старшего лейтенанта Чепака вышли для проведения диверсий на железную дорогу Смоленск – Вязьма.

Основные усилия групп были направлены на срыв подвоза материальных средств и личного состава противника к ржевскому узлу обороны противника. Впервые был поставлен и вопрос о специальных продуктовых наборах повышенной калорийности для забрасываемых групп. Диверсионная школа была создана также на Валдае в зоне действий Северо-Западного фронта. К сожалению, не хватало портативных радиостанций, и, израсходовав запас мин и ВВ, группы вынуждены были возвращаться через линию фронта назад, теряя драгоценное время и силы. Не хватало специальных мин, и Старинов наладил их производство в Калинине. В полосе Калининского фронта на случай возможного летнего отступления советских войск было заложено 46 складов с вооружением и минами. В июне в тыл противника ушли 73 группы минеров. Потерь среди личного состава почти не было.

Старинов по-прежнему был убежден, что для действий в тылу противника нужно создавать специальные войска. И он снова пишет письмо Сталину. Идею создания войск горячо поддержал Конев. В Москве по этому письму Старинов встречался с Ворошиловым, Калининым, секретарем ЦК Маленковым, начальником Генштаба Василевским. Для пополнения бригады испанцами Старинов обратился к Генеральному секретарю Исполкома Коминтерна Димитрову. Димитров живо интересовался тактикой действий диверсионных групп, задавал вопросы о возможности использования их опыта в борьбе с фашистами на оккупированных территориях Европы. После этой встречи в состав бригады было направлено еще сто испанцев.

Создание войск специального назначения было не за горами. 23 июля Совинформбюро сообщило, что часть, командиром которой является полковник Старинов, пустила под откос 10 эшелонов противника. Старинов ведет переписку с командованием соседних фронтов. Подготовка диверсионных групп велась также на Карельском, Западном и Южном фронтах. Вот-вот должны были быть подписаны документы о создании инженерных частей специального назначения.

В тылу врага
Но Старинова неожиданно вызывают в Москву и направляют на работу в Центральный штаб партизанских войск. 17 августа 1942 года приказом наркома обороны были созданы отдельные гвардейские батальоны минеров и отдельная гвардейская бригада минеров при Ставке «для минирования и разрушения коммуникаций в тылу противника». На Калининском фронте сформировали 10-й отдельный гвардейский батальон минеров. Людей из состава 5-й бригады в него попало мало, но в тылу продолжали эффективно действовать 160-й и 166-й батальоны бригады. Особая активность батальонами была проявлена во вражеском тылу с апреля по август 1943 года. Летом 1943 года в тыл противника стали десантировать целые роты минеров. В ходе боевых действий семерым бойцам из состава бригады было присвоено звание Героя Советского Союза: старшему лейтенанту Колосову, старшему сержанту Горячеву, сержанту Яблочкину, младшему сержанту Ефимову, рядовым Базалеву, Безрукову, Мягкому. Сотни минеров были награждены боевыми орденами и медалями.

Командир диверсионной группы лейтенант Андрианов вывел в августе 1943 года с оккупированной территории шестьсот человек мирного населения. В сентябре этого же года группа Андрианова в составе 25 человек взяла в плен и разоружила 88 диверсантов противника. В июне 1944 года группа вместе с отрядом партизан была окружена. Бой длился весь день. В ходе прорыва Андрианов погиб. После войны именем «Петр Андрианов» был назван волжский теплоход.

Таким образом, Старинов находился на тверской земле с весны до середины августа 1942 года. Этот период и считается одним из важнейших этапов создания спецназа.

«Рельсовая война» или «война на рельсах»?
В Центральном штабе партизанского движения Старинов возглавил школу по подготовке минеров и технический отдел по производству специальных мин. В январе 1943 года Старинов выехал на Кавказ для планирования операций в тылу противника. С собой он увез значительную группу испанцев. В тыл противника в район между Ростовом, Сальском, Тихорецкой и Краснодаром с интервалом в несколько дней было десантировано на парашютах 16 диверсионных групп. Позже стали разрабатывать операции по выводу групп в тыл противника на торпедных катерах в районы Новороссийска и Крымского полуострова.

Совершенствовалась практика применения диверсионных групп и их тактика. Обычно численность группы составляла 5-7 человек, отряда — 20-30 человек. Ночью — движение и диверсии, днем — организация дневки и наблюдение. Большую трудность представляла эвакуация групп. Чтобы продлить срок их действий в тылу противника, по воздуху группам перебрасывали продукты и боеприпасы.

7 марта 1943 года Центральный штаб партизанского движения был расформирован. Расформировали и школу, которую возглавлял Старинов. Его перевели в Украинский штаб партизанского движения. В должности заместителя начальника штаба Старинов сам определял круг своих обязанностей: создал отдел для подготовки диверсантов и планирования диверсионных операций. Как и прежде, Старинову с большим трудом удается отстаивать свое мнение о принципах применения партизанских и диверсионных сил. Командование продолжало планировать операции, где партизаны должны были идти на лобовое столкновение с противником. В таких боях силы партизан быстро иссякали, так как они не имели тяжелого вооружения, запасы боеприпасов были ограниченными, а накапливающиеся раненые снижали подвижность отрядов. Старинов же главным в тактике партизан видел проведение диверсий на коммуникациях. Для этого требовалось несравненно меньше боеприпасов и взрывчатки, а эффект был гораздо выше.

Приближалась битва на Курской дуге, и Старинов отбыл на Воронежский фронт. Задачи все те же – срыв перевозок противника по железным и шоссейным дорогам. Как отмечает Старинов, в период подготовки к битве под Курском у вышестоящего командования наконец родилось понимание того, что мины не только оборонительное, но и наступательное оружие. Конечно, одним из «виновников» осознания этой реальности был Старинов, чей успешный опыт абсолютно на всех фронтах говорил сам за себя. Самое удивительное, что Старинову удалось убедить руководство отказаться от «рельсовой войны» и вести «войну на рельсах». В результате был принят именно его план массированного удара по коммуникациям противника.

Для координации усилий партизанских отрядов Старинов вылетел в тыл противника. В ходе Великой Отечественной войны это был его первый вылет за линию фронта. В партизанских отрядах Ковпака, Федорова, Сабурова, Вершигоры и других Илья Григорьевич проводит обучение минеров. Впервые планировалось масштабное применение МЗД на железных дорогах.

Красивая и эффективная идея
5 июля 1943 года началась Курская битва. Старинов считал, что если бы партизанские отряды были своевременно обеспечены необходимым количеством мин, взрывчатки и специалистами, то коммуникации противника можно было парализовать полностью. Более того, он был уверен, что уже в 1942 году можно было бы полностью парализовать снабжение противника по железным дорогам на всех фронтах.

Дальнейшие события показали, что расчеты Старинова оказались правильными. Десятки диверсионных групп установили сотни мин на всех железных дорогах, ведущих к линии фронта на южном направлении. И снова – красивая и гениальная идея. Одновременно на одном участке диверсанты устанавливали десяток МЗД на неизвлекаемость (мины взрывались при попытке разминирования) с разным временем замедления. На боевой взвод ставят первую мину — подрывается первый эшелон противника. Немцы проверяют дорогу, усиливают охрану, снова пускают эшелоны. Часть из них успевает пройти, что притупляет бдительность охраны. В это время диверсанты ставят на боевой взвод вторую мину, и очередной эшелон идет под откос. Немцы прочесывают леса в поисках партизан, но фашистам невдомек, что мины уже стоят в полотне дороги. Так последовательно мины ждут окончания сроков своего замедления, становятся на боевой взвод и взрываются от вибрации проходящего сверху состава. В конце концов, не найдя ответа и не устранив причину, противник был вынужден полностью прекратить движение по участку дороги.

Так, только отряд Федорова с 7 июля по 10 августа, используя МЗД, пустил под откос 123 эшелона противника, в то время как за предыдущие 16 месяцев — только 65. Для уничтожения такого же количества эшелонов с воздуха понадобились бы сотни самолетовылетов, сотни тон авиационной взрывчатки, неизбежные потери десятков самолетов. Противник спешно бросал на охрану коммуникаций новые и новые части, но мины продолжали взрываться. В результате действий диверсантов снабжение войск по многим железным дорогам было полностью (полностью!) парализовано. Всего же во второй половине 1943 года партизанами было пущено под откос 3143 эшелона! По результативности диверсии партизан оказались в 100 раз эффективнее, чем авиация! А если бы партизанские отряды действовали согласованно, они были бы способны парализовать движение на огромной территории. Чтобы понять эту нехитрую идею, на которой все время настаивал Старинов, потребовалось два тяжелых года войны и миллионы погибших.

Не признавали, потому что боялись
Во время Великой Отечественной Старинов прошел практически по всем фронтам, создал десятки школ по подготовке диверсантов, лабораторий по производству мин, подготовил лично свыше 2000 подрывников. Его ученики и подготовленные ими минеры пустили под откос около 12000 эшелонов противника. Он входил в список личных врагов Гитлера.

Именно Старинов сделал решающий вклад в создание в 1950 году войск специального назначения — спецназа ГРУ ГШ. Он разработал в деталях тактику и стратегию его применения, создал десятки образцов специальной техники. Именно Старинов сумел на практике доказать, что «мины — не оборонительное, а сугубо наступательное оружие», что «заложенная в нужном месте мина бьет без промаха», в отличие от слепого снаряда.

Жизнь как подвиг
Еще на гражданской войне Старинов серьезно подорвал здоровье, заработав ревматизм в тяжелой форме. В ходе финской войны он получил тяжелую инвалидность, которая позволяла ему оставить службу в армии. Врачи отпустили Илье Григорьевичу, при надлежащем соблюдении режима, 50 лет жизни. Строгая самодисциплина, здоровый образ жизни (никогда не пил и не курил, постоянно занимался физкультурой) позволили ему не только дожить до ста лет, но и пройти четыре тяжелейших войны. Старинова пять раз представляли к генеральскому званию, трижды — к званию Героя Советского Союза. Но ни то ни другое он не получил — слишком уж часто профессионал высочайшего уровня был не согласен с вышестоящим начальством, слишком часто открыто отстаивал свое мнение.
В.Подушков

0

215

17 ноября 1941 года был издан приказ Ставки Верховного Главнокомандования «О создании специальных команд по разрушению и сжиганию населенных пунктов в тылу немецко-фашистских войск». В соответствии с ним, предписывалось сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск «на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог». Для осуществления этих задач предполагалось использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

Приказ
от 17 ноября 1941 года № 428

О создании специальных команд по разрушению и сжиганию населенных пунктов в тылу немецко-фашистских войск

г. Москва

Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах. Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда, но этому воспрепятствовали действия наших войск. На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20—30 км по обе их стороны. Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях, в крестьянских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей размещаются в более крупных населенных пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей авиации и артиллерии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики.

Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом — такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.

Ставка Верховного Главнокомандования ПРИКАЗЫВАЕТ:

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог.

Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20—30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

4. Военным Советам фронтов и отдельных армий систематически проверять как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главнокомандования

И. Сталин

Б. Шапошников

ЦАМО, ф. 208, оп. 2524, д. 1, л. 257−258.

0

216

Какие были потери в сражении под Прохоровкой у Красной аримии

http://s019.radikal.ru/i611/1711/ec/a23d7c627f2d.jpg

12 июля 1943 года произошло одно из центральных событий Великой Отечественной войны – танковая битва в районе станции Прохоровка. Когда Сталин узнал о потерях советских войск в этом сражении, он  пришел в ярость. «Верховный решил снять меня с должности и чуть ли не отдать под суд», - вспоминал главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров. Только вмешательство начальника Генерального штаба Василевского спасло командарма от трибунала. Что же так рассердило генералиссимуса?

Подготовка к танковому сражению: потери на марше

5 июля 1943 года согласно плану «Цитадель»,немецкие войска перешли в наступление в направлении Курска и Белгорода. В зоне действия Воронежского фронта противнику удалось продвинуться на 35 километров. Советские войска несли большие потери: с 5-го по 8 июля были подбиты 527 танков, 372 из них сгорели.

Исчерпав оборонительный потенциал, командующий Воронежским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин 6 июля обратился в Ставку Верховного Главнокомандования (ВГК) с просьбой усилить фронт. Было принято решение перебросить в район боев 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием П. А. Ротмистрова.

Предстояло передислоцировать целую танковую армию на расстояние 350 километров всего за 3 дня. Несмотря на настоятельный совет Сталина, Ротмистров решил не пользоваться железной дорогой, а перевезти боевые машины своим ходом. Преимуществом этого решения было то, что танки с ходу могли включиться в бой. Так впоследствии и произошло. Существенным недостатком были выработка моторесурса и неизбежные поломки в дороге.

Растянувшиеся на многие километры танковые колонны практически не подвергались атакам с воздуха. Возможно, в этом помогла слаженная работа советской авиации.

Однако небоевые потери были внушительные. В ходе передислокации вышли из строя более 30% танков и самоходных артиллерийских установок (САУ). К 12 июля удалось восстановить лишь половину сломанной техники. 101 боевая машина по различным причинам отстала. Один танк подорвался на мине. Кроме того, на марше погиб один офицер 25-й танковой бригады и получили увечься два мотоциклиста.

Однако в целом передислокация 40 тысяч человек и около тысячи танков, САУ и другой техники была проведена успешно, и к моменту контрнаступления под Прохоровкой 5-я гвардейская танковая армия была полностью боеспособна.

Ресурсы перед боем

Встречное танковое сражение на поле под Прохоровкой считается переломным моментом в Курской оборонительной операции. Однако в Ставке ВГК этот контрудар был воспринято как провал. И дело не только в том, что поставленные боевые задачи не были выполнены, но и в громадном количестве разбитой, сожженной боевой техники и человеческих потерь.

Перед началом битвы в 5-й гвардейской танковой армии П. А. Ротмистрова числились 909 танков, из них - 28 тяжелых Mk. IV Churchill Мk.IV, 563 средних танка Т-34 и 318 легких танков Т-70. Однако после марша на ходу остались только 699 танков и 21 самоходная установка.

Им противостоял 2-й танковый корпус СС, в распоряжении которого имелись 294 танков и самоходных штурмовых орудий, из них в боеготовом состоянии были только 273 боевые машины, включая 22 Т-VIE "Тигр".

Таким образом под Прохоровкой столкнулись 232 тяжелых и средних танка вермахта и 699 легких и средних танков Красной армии – всего 931 боевая машина.

Потери в сражении под Прохоровкой

Н. С. Хрущёв в своих мемуарах описывает ситуацию, когда они вместе с Георгием Жуковым и командующим 5-й танковой армией Ротмистровым проезжали в окрестностях Прохоровки. «На полях виднелось много подбитых танков и противника, и наших. Проявилось несовпадение в оценке потерь: Ротмистров говорит, что видит больше подбитых немецких танков, я же углядел больше наших. И то, и другое, впрочем, естественно. С обеих сторон были ощутимые потери», - отмечал Хрущев.

Подсчет результатов показал, что со стороны советской армии потерь было значительно больше. При невозможности маневрировать на поле, забитом бронетехникой, легкие танки не смогли использовать свое преимущество в скорости и один за другим гибли под дальнобойными снарядами артиллерии и тяжелых боевых машин противника.

Донесения командиров танковых подразделений свидетельствуют о больших потерях личного состава и техники.

29-й танковый корпус потерял 1033 человек убитыми и пропавшими без вести, 958 человек - ранеными. Из 199 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 153 танка. Из 20 самоходных артиллерийских установок на ходу осталась одна: 16 уничтожены, 3 отправлены в ремонт.

18-й танковый корпус потерял 127 человек убитыми, 144 человека - пропавшими без вести, 200 человек - ранеными. Из 149 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 84.

2-й гвардейский танковый корпус потерял 162 человека убитыми и пропавшими без вести, 371 человека - ранеными. Из 94 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 54.

2-й танковый корпус из 51 танка, принявшего участие в контрударе, безвозвратно потерял 22, то есть 43% .

Таким образом, суммируя донесения командиров корпусов, 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова лишилась 313 боевых машин, 19 САУ и, как минимум, 1466 человека убитыми и пропавшими без вести.

Официальные данные вермахта несколько отличаются от вышеприведенных. Так, по результатам отчетов немецких штабов в плен были захвачены 968 человек; подбиты и уничтожены 249 советских танков. Расхождение в цифрах относится к тем боевым машинам, которые смогли своим ходом покинуть поле сражения, а уже потом окончательно утратить боеспособность.

Сами же гитлеровцы больших потерь не понесли, лишившись не более 100 единиц техники, из которых большая часть была восстановлена. Уже на следующий день, судя по донесениям командиров дивизий «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх», к бою была готова 251 единица техники – танки и самоходные штурмовые орудия.

Уязвимость советских танков, столь наглядно выявленная в битве под Прохоровкой, позволила сделать соответствующие выводы и дала толчок к переориентированию военной науки и промышленности в направлении разработки тяжелых танков с пушкой, стреляющей на дальние расстояния.

0

217

Красноармейцы осматривают технику вермахта, уничтоженную в ходе боев под Орлом

http://s019.radikal.ru/i631/1711/57/28a0b84492d1.jpg

0

218

За языком – с матом

Необходимость захвата так называемых контрольных пленных в позиционной войне очевидна. Брать языка – трудное дело, ведь надо преодолевать свои и вражеские проволочные заграждения. А для этого – обладать соответствующими навыками и сноровкой.

В конце 1916 – начале 1917 года проволочные заграждения уничтожались артиллерией: на ограниченном участке в течение нескольких часов велся огонь, а затем через образовавшиеся бреши выдвигались охотники и разведчики. Последние, вооружившись ножницами, углубляли и расчищали проходы, чтобы пройти самим или дать дорогу атакующей пехоте.

Колючие лабиринты
Несмотря на сравнительно точную пристрелку, проходы обычно не получались сквозными – настолько мощными оказывались полосы германских проволочных заграждений. На Двинском участке Северного фронта насчитывалось до 24 рядов «колючки». Поэтому охотникам и разведчикам оставалось еще много работы – они действовали не только ножницами, но и гранатами. А при обычной практике экономии снарядов подобные опыты в большинстве случаев не достигали результатов и влекли значительные потери. Трудновато приходилось и германским разведчикам, хотя глубина русского проволочного заграждения, как правило, была меньше.

В начале 1917 года перегруппировка войск Северного фронта и рождественское наступление частей 12-й армии под Ригой привели к усиленным поискам со стороны немцев: они хотели узнать, ушли ли со своих позиций части 17-й пехотной дивизии, более года стоявшие под Двинском и лишавшие возможности захватить город. Фронт, занимаемый в декабре – начале января 65-м пехотным Московским полком, подразделялся на три части: кладбищенскую, поименованную по бывшему погосту городка Иллукст, среднюю, где окопы противников находились на расстоянии 400–500 шагов, и так называемый Фердинандов Нос, где проволочное заграждение отсутствовало. На каждый батальон приходилось два-три километра.

Один-один, не считая трофея
В ночь на 4 января немцы внезапно открыли сильный артиллерийский огонь по кладбищенской части, а Фердинандов Нос оказался под минометным обстрелом. На батальонных участках и в полковом штабе насторожились – по всем признакам ожидался поиск со стороны противника. Наиболее вероятным местом его проведения виделась кладбищенская территория, которая усиленно обстреливалась примерно три часа.

Со среднего участка донесли, что немцы силой до полуроты внезапно появились перед нашими окопами и, встреченные пулеметным и бомбометным огнем, отошли назад. В полковом штабе были в недоумении: каким образом при наличии семи рядов проволоки немцы смогли внезапно появиться перед окопами нашей главной линии? Были ли захвачены пленные? Наконец, как немцы могли уйти обратно через наши проволочные заграждения?

Часам к шести утра удалось установить, что и русские, и немцы захватили друг у друга по одному раненому. У нас угодил в плен боец из состава секрета, у неприятеля – солдат, брошенный при возвращении германских разведчиков через заграждение. Причем переход был произведен без резки проволоки – при помощи впервые обнаруженных и взятых русскими в качестве трофеев особых раскатывающихся сетей. Они быстро накидывались поверх нескольких рядов заграждений, и немцы переходили по ним, как по мосткам. Захваченный русскими проволочный мат был примерно шесть метров в длину и двухметровой ширины.

Таким образом картина прояснилась: артиллерийским и минометным огнем немцы отвлекли внимание русских к фланговым участкам и, не нуждаясь в резке проволоки, двинулись вперед в середине позиций полка. Перебросив в двух местах проволочные маты, они внезапно появились перед нашими передовыми окопами. Но встретив отпор и попав под фронтальный и фланговый пулеметный огонь, стали поспешно отходить, оставив на проволоке своего бойца. Однако им удалось захватить одного из раненых русских стрелков из числа находившихся в секрете между бруствером и заграждениями.

Проволочный мат и пленный были переданы в штаб армии. Показания наших стрелков, находившихся в секретах, и захваченного германца позволили установить следующий интересный факт: немецкие лейтенанты, командовавшие разведывательными взводами, шли позади наступавших немецких волн с револьверами в руках, стимулируя уклонявшихся от выполнения своей задачи подчиненных.

В ближайшее время и русские на этом боевом участке перестали практиковать старые способы поисков, сопряженные с уничтожением проволоки артиллерийским огнем и последующей дорезкой вручную. Наши солдаты также стали применять маты, но не проволочные, а полотняные. Они оказались менее удобными, порой лопались под тяжестью переходивших стрелков, но в любом случае подсмотренный у противника опыт был перенят и активно использовался.

автор: Алексей Олейников

0

219

http://s019.radikal.ru/i621/1711/68/65c145d04291.jpg

Самолет Юнкерс Ю-88 (Ju 88) с кодом F6+AK (номер 0285) был сбит 25.07.1941 летчиками 3-го истребительного авиакорпуса около Истры и совершил вынужденную посадку на поляну. Через пять дней его установили на площади Свердлова (ныне Театральная площадь) в Москве.

Ю-88 принадлежал 2-й дальнеразведывательной эскадрилье 122-й разведывательной группы (2.(F)/122), совершал разведывательный вылет в район Москва-Калуга.

Экипаж:
лейтенант Вильгельм Штукманн (Wilhelm Stuckmann) — пилот;
фельдфебель Вильфред Андерс (Anders, Wilfred) — штурман;
ефрейтор Бруно Сильверт (Bruno Sievert) — радист;
ефрейтор Людвиг Вернер (Werner Ludwig) — стрелок.

Информации о судьбе экипажа нет, в немецких архивах числится пропавшим без вести.

Сбитый и догорающий в полосе прибоя немецкий бомбардировщик Дорнье Do.17

http://s019.radikal.ru/i609/1711/f5/f9ca441d7eaf.jpg

0

220

12 октября 1941

Дневник солдата.

https://zen.yandex.ru/media/id/595d518b … 434183456?

Из дома от матери получил первое письмо, в котором сообщалось, что мой младший братишка Лешка еще в июле сгорел в танке где-то под Брестом... Юноше было 18 лет, призван в армию в апреле 1941 г...

Ликвидировалась 47-я танковая дивизия, как и два месяца назад 16-я... Но обе они внесли свой вклад в дело нашей победы. Родина не забудет имена отдавших свои жизни во имя нашей Победы над фашизмом.

Шестеро нас - четверо командиров и двое политработников, выведенных при формировании бригады за штат, прибыли сейчас в резерв Юго-Западного фронта. Резерв размещается в самом большом здании Харькова, в Доме Промышленности в центре города. Командиры ушли в свое отделение, а мы - политработники, Миша Богомолов, бывший комиссар танкового полка и я, бывший зам. нач-ка политотдела 47-й т. д. - пришли в расположение политработников. Прибывшие раньше нас сюда товарищи от нечего делать где-то бродят по городу, в зале лежат лишь их вещи - рюкзаки, чемоданы.

Гражданские учреждения из города эвакуируются. Идет нудный обложной дождь. В туманном небе бродят вражеские одиночные самолеты и наугад, для паники, бросают тут и там бомбы.

Вечером стали сходиться обитатели Дома Промышленности. Знакомимся, вливаемся в разговор - своя братва...

ДНЕВНИК СОЛДАТА 2

https://zen.yandex.ru/media/id/595d518b4ffd13b1f40e2653

Дневник офицера Красной Армии, который прошел всю Великую Отечественную войну с первого до последнего дня. Появление каждой записи в канале и день, когда она была сделана, разделяет ровно 76 лет. https://t.me/dnevnik_soldata

6 ноября 1941
Наконец-то сегодня в середине дня я добрался к месту назначения, в станицу Ново-Анненскую. Три недели добирался от Харькова! Этот маршрут запомнится нам на всю жизнь.
Завтра праздник Октября, но какой это праздник, если вся Родина наша погружена в траур?

3 ноября 1941
Вторые сутки сижу в Лисках, не могу выехать даже при помощи коменданта. На дорогах от бомбежек и скопления эшелонов движение закупорено, на каждой станции скопилось по нескольку эшелонов. Сутолока, шум, крики, слезы, ругань.
В середине дня комендант всунул меня в тамбур санитарного поезда. Поезд подолгу стоит на каждой станции, на каждом разъезде.

31 октября 1941
В полуднях добрались до Острогожска. На окраине города нас остановили два пограничника. Проверили документы, отпустили, указали, где начальство. "Вот куда отодвинулась граница-то наша!" - говорит преподаватель Степин.
В кабинете полковника погранвойск отогреваемся, отдыхаем. Здесь услышали скорбную весть - 26 октября, где-то под Каневым убит из засады фашистами писатель Аркадий Гайдар...

0

221

http://i075.radikal.ru/1711/f7/3e5c1d776b98.jpg

Подвиг подольских курсантов в 1941 году: как юноши остановили фашистов под Москвой.

За те несколько дней, в течение которых воспитанники подмосковных военных училищ сдерживали натиск гитлеровских войск, они уничтожили 100 вражеских танков и порядка 5 тысяч гитлеровцев. Отвага этих парней изумляла немцев, а упорное сопротивление атакующим силам противника позволило укрепить оборону Москвы.

Раскаленный октябрь

В октябре 1941 года Малоярославецкое направление в линии обороны Москвы было самым слабым местом – большое количество подразделений, входивших в Западный, Брянский и резервный фронты попали в окружение. Сплошная оборонительная линия, по сути, отсутствовала, а резервы для закрытия этой бреши взять оказалось неоткуда. Немцы воспользовались сложившейся ситуацией и перебросили в направлении Варшавского шоссе силы моторизированного корпуса, овладев 5 октября Юхновым. Они приближались к оборонительной линии в районе Можайска.
  Ильинский сектор Малоярославецкого направления было решено закрыть курсантами подольских училищ – пехотного и артиллерийского. Они должны были удерживать натиск противника, пока не подойдут резервы Верховного Командования. На позиции выдвинулись две батареи артдивизиона и пехотный отряд. Уже к утру 6 октября моторизированный немецкий корпус был отброшен нашими соединениями в район реки Угра. В течение первых пяти дней курсантами были уничтожены два десятка немецких танков, 10 бронемашин и около тысячи единиц живой силы гитлеровцев. Подвиг подольских курсантов отразил в своих мемуарах маршал Г. Жуков, отметив, что эти мальчишки не позволили врагу быстро захватить Малоярославец и ценой своих жизней помешали противнику подступиться к столице. Оставшиеся в живых курсанты 10 октября присоединились к основным силам военных училищ, а на следующий день сражения возобновились по всему сектору обороны. Курсантов бомбили с воздуха, осыпали артиллерийским и минометным огнем. Но вражеские атаки после артобстрела раз за разом захлебывались. Курсанты контратаковали, сходясь в рукопашную с гитлеровцами. Немцы были шокированы тем, что с ними воюют 17-летние мальчишки.

Неумолкающий дот

Гитлеровцы долго не могли уничтожить дот, где засел орудийный расчет, которым командовал лейтенант Афанасий Алешкин. «Оживающий дот» – так немцы назвали эту живучую огневую точку. Отлично замаскированный, дот долгое время даже не могли обнаружить. А когда все же вычислили его местонахождение, начали обстреливать его из зенитки. Командир артрасчета во время этих обстрелов вместе с другими бойцами выкатывал свое орудие в безопасное для артиллерийского огня место и пережидал. После обстрела вражеская пехота шла в атаку в полный рост – в доте после такого массированного огня никто не долен был уцелеть. Однако огневая точка снова оживала и разила немцев. Потрясенные гитлеровцы, оставляя на поле боя огромное количество убитых и раненых, не могли понять, как такое может происходить. После того как военная хитрость советских артиллеристов была гитлеровцами разгадана, дот был забросан гранатами. Шестеро курсантов вместе с лейтенантом Алешкиным погибли.

Уничтоженная танковая колонна.

В середине октября курсанты уничтожили гитлеровскую танковую колонну из шести бронемашин, шедшую со стороны Малоярославца. Десант вместе с бронетранспортерами и грузовиками также был ликвидирован. В тех боях под Москвой курсанты потеряли более двух тысяч человек. Стратегическая важность их вклада в оборону столицы неоспорима – оттянув время, они позволили перебросить на этот участок резервные силы, вследствие чего произошло возрождение Западного фронта, а линия обороны еще более укрепилась.

0

222

Как сапёр ,проявив смекалку,спас пять наших Т-34.

Подвиг сапёра Сычёва.

Предлагаю вашему вниманию отрывок из книги Н. К. Попеля "Впереди - Берлин!" (М.; СПб., 2001. С. 269.), посвящённый подвигу сапёра Сычёва.
Самым необыкновенным был подвиг сапера Сычева: он спас от гибели роту Духова.
Танки Духова остались без капли горючего, снаряды тоже на исходе — «настоящие мишени»,— докладывал Прошкин. Сычев вызвался заминировать подступы к ним. На сближение шли три вражеские «пантеры» и четыре «фердинанда». Головной экипаж решил «побаловать»: погонять сапера по полю, а уже потом придавить. Уже совсем наехала «пантера» на сапера, как Сычев вдруг метнул под гусеницу мину. Танк встал, а сапер упал: взрывной волной его сбило с ног. Очнувшись, он увидел, что танкисты бегут к лесу, а остальные танки и самоходки ведут огонь с места: гитлеровцы решили, что нарвались на минное поле. Сычев из автомата добил немецкий экипаж, потом догадался спрятаться в подбитый вражеский танк. Техническая голова! Он сумел развернуть башню и засадил в ближайшую самоходку четыре снаряда. Остальные начали его обстреливать, но Сычев ухитрился поджечь еще одну, прежде чем покинул горящий танк. Наконец гитлеровцы не выдержали — отступили в лес. Трудно поверить в итоги этого боя: вражеский танк подбит, две самоходки сожжены, еще два танка и две самоходки сбежали — и все это благодаря одному саперу Сычеву, знавшему боевую технику врага и умевшему стрелять из танка.
О поединке рассказали очевидцы..
Этот редкий в боевой практике случай помог спасти пять наших танков .

http://s46.radikal.ru/i111/1711/38/22f6a91a8a52.jpg://radikal.ru]http://s018.radikal.ru/i528/1711/23/3a75d705a1bc.jpg[/url]

+1

223

«...Все это ляжет на плечи Русского народа. Ибо Русский народ — великий народ! Русский народ — это добрый народ! У Русского народа, среди всех народов, наибольшее терпение! У Русского народа - ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям! Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него — стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ неодолим, неисчерпаем!»

И.В.Сталин

ОСТАЛСЯ НЕПОБЕЖДЕННЫМ: ПОЧЕМУ ФАШИСТСКИЕ ГЕНЕРАЛЫ ПРЕКЛОНЯЛИСЬ ПЕРЕД ПОДВИГОМ КОМАНДАРМА ЕФРЕМОВА

В отечественной истории немало имен прославленных полководцев. И все же имя генерал-лейтенанта Михаила Григорьевича Ефремова занимает среди них особое место.

Опытный командир, талантливый военачальник, грамотный организатор. А еще - настоящий солдат, не сдавшийся на милость врагу, выбравший смерть, но сохранивший верность присяге и воинскому долгу.

Остался непобежденным: почему фашистские генералы преклонялись перед подвигом командарма Ефремова

По мнению историков начального периода Великой Отечественной войны, генерал Ефремов, как и вся возглавляемая им 33-я армия стали жертвами трагического стечения обстоятельств. Тогдашнее положение дел на фронте фактически не оставляли шансов уцелеть. Им суждено было попасть в жернова жестокой мельницы судьбы. Но их жертвенная участь еще раз подтвердила высокое предназначение русского воина: умереть, но не посрамить чести - своей и Родины.
http://bazaistoria.ru/blog/43495483692/Ostalsya-nepobezhdennyim:-pochemu-fashistskie-generalyi-preklony?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0

224

Зачем в мае 1945-го предатель Власов освободил Прагу от немцев.

Свернутый текст

Зачем в мае 1945-го предатель Власов освободил Прагу от немцев В мае 1945 года одна из дивизий армии генерала А.А. Власова за считанные дни освободила чешскую столицу от немецкого гарнизона. Менее чем через сутки в город вошли советские части, но воевать было уже не с кем. Блицкриг по-власовски В начале мая члены пражских подпольных организаций готовили восстание, чтобы окончательно выдворить из чешской столицы немецкие оккупационные войска. Однако руководству повстанцев было ясно, что своими силами с противником им не справиться. Кто же мог помочь пражанам? В 70 километрах западнее Праги находилась 3-я американская армия, войска 1-го Украинского фронта стояли севернее линии Дрезден-Горлице, в 140 километрах от города; войска 2-го Украинского фронта — у Брюнна, в 160 километрах, а войска 4-го Украинского фронта — у Оломоуца, в 200 километрах от чешской столицы. Однако единственным, кто откликнулся на призывы восставших, была 1-я пехотная дивизия войск Комитета освобождения народов России (КОНР) под командованием генерал-майора Сергея Буняченко, входившая в так называемую Русскую освободительную армию Власова (РОА). 5 мая силами 3-го пехотного полка подполковника Рябцева был блокирован аэродром Рузине, затем 1-й пехотный полк подполковника Архипова, захватив мосты через реку Влтаву, вошёл в город и с боями двинулся к центру Праги. Артиллерия дивизии Буняченко подвергла обстрелу места скопления эсэсовцев и штаб немецкого командования, в то время как 2-й пехотный полк подполковника Артемьева преградил подход войскам СС с юга. Активные бои в южных кварталах Праги и прилегавших к ним центральных районах велись с ночи 6 мая до утра 8 мая, пока сопротивление вермахта и войск СС не было полностью подавлено. Член Чехословацкого национального совета доктор Отакар Махотка годы спустя вспоминал: «Власовцы сражались мужественно и самоотверженно, многие, не скрываясь, выходили прямо на середину улицы и стреляли в окна и люки на крышах, из которых вели огонь немцы. Казалось, они сознательно шли на смерть, только бы не попасть в руки Красной армии». С минимальными потерями Именно власовцев, а не советские войска пражане считали своими избавителями. «Не удивительно, что повстанцы отнеслись к русским как к освободителям и с благодарностью приветствовали участие РОА в восстании. Отношение чешского населения к солдатам РОА везде описывается как «очень хорошее, братское»: "Население встречало их с восторгом», – отмечал немецкий военный историк Йоахим Хоффманн. Доктор Махотка писал, что вмешательство власовской армии оказалось «решающим», существенно изменив военное положение в Праге в пользу повстанцев и сильно приободрив население. По мнению полковника Чехословацкой народной армии доктора Степанека-Штемра, главной заслугой солдат РОА было то, что старая историческая часть города была сохранена. «Несомненно, именно благодаря участию власовцев в восстании на стороне чешских патриотов — хотя бы и продолжавшемуся всего несколько часов — Прага была спасена от разрушения». Восстание привело к большому количеству жертв среди местного населения. Погибли 1694 человека, включая повстанцев и горожан. Из числа немецкого гарнизона было убито около тысячи солдат. Освобождение Праги стоило дивизии Буняченко около 300 убитых и почти 600 раненых бойцов, также в бою были подбиты один танк и два артиллерийских орудия. Потери советских войск, прибывших в ночь на 9 мая, составили 30 человек. Освобождать было не от кого Очевидцы отмечают, что Прага фактически была освобождена от нацистов уже утром 8 мая и советские войска вошли в очищенный от немцев город. В этот день на рассвете Буняченко, убедившись, что войска 3-й армии США Прагу не займут, вывел дивизию из города и направился маршем на юго-запад. Формально Пражский гарнизон вермахта продолжал существовать еще 8-10 часов после ухода власовцев. 8 мая в 16 часов немецкий генерал Рудольф Туссенн подписал протокол о капитуляции всех сил гарнизона и передал его Чехословацкому национальному совету. К 18 часам в чешской столице окончательно прекратилось немецкое сопротивление. Только спустя 12 часов после капитуляции немцев в Праге появилась первая советская бронетехника 62-й, 63-й и 70-й бригад танковой армии 1-го Украинского фронта, об этом свидетельствуют документы Центрального архива Министерства обороны РФ. Но освобождать город было уже не от кого, разве что от остатков немецкого гарнизона. Любопытно, что советское командование сразу же наложило категорический запрет на допуск в Прагу американских военных корреспондентов, опасаясь, что сведения об участии в освобождении города власовцев станут доступны всем. Вскоре в Прагу прибыл генерал Павел Рыбалко «узнать о смысле восстания, его течении, участии в нём так называемой власовской армии и капитуляции немцев». Получив необходимую информацию, он заявил, что все власовцы будут расстреляны. Но после «энергичных и сердечных» просьб представителей Чехословацкого национального совета Рыбалко уступил и пообещал расстрелять не всех. Что делать? К середине апреля 1945 года все соединения и части войск КОНР были разбросаны по разным странам – Германии, Италии, Хорватии и Словении. Война неумолимо близилась к концу. На повестке дня стоял вопрос: что делать? Историк Кирилл Александров, многие годы занимавшийся темой русских освободительных армий, отмечал, что Власов долгое время находился в переписке с двумя сербскими военно-политическими деятелями - генералом Драголюбом Михайловичем и подполковником Димитрие Летичем. Они рассматривали возможность сосредоточить все антикоммунистические силы в Словении, в районе Любляны, чтобы фактически разделить Югославию на две части: северную — антикоммунистическую, и южную - под контролем маршала Иосипа Тито. Однако Михайлович и Летич вместе имели не более 40 тыс. бойцов, которые вряд ли могли воплотить в жизнь дерзкую идею. Они были заинтересованы во власовцах. Судя по всему, и сам Власов не возражал, так как рассчитывал собрать свои силы на севере Югославии, чтобы, объединившись с сербскими монархистами, занять сильную позицию в переговорах с союзниками. Именно этим и объясняется дислокация дивизии Буняченко, который вёл её на юг для соединения с группой генерала Трухина. К 29 апреля дивизия достигла города Лоуны, находящегося в 50-55 км северо-западнее Праги. С этого момента начинаются контакты Буняченко с представителями военного крыла чешского Сопротивления, несмотря на все возражения командования группы армий «Центр». Впрочем, речи о помощи повстанцам тогда не шло. Вопреки «Центру» 2 мая к Буняченко пришла чешская делегация с посланием, в котором горожане просили: «Во имя спасения героических сынов Чехословакии, во имя спасения беззащитных стариков, матерей, жён и детей наших, помогите нам. Чешский народ никогда не забудет вашей помощи в тяжелую минуту его борьбы за свободу». Однако Буняченко не спешил с ответом. В этот же день он получил резкий ультиматум от коменданта Пражского гарнизона генерала Рудольфа Туссенна, в котором требовалось проследовать на участок фронта под Брюнн, выполнив приказ командования группы армий «Центр». В случае уклонения от предписанного маршрута Туссенн грозил применить против власовцев вооруженную силу, включая авиацию. Как отмечали очевидцы, такой ультиматум окончательно настроил Буняченко действовать наперекор немецкому командованию. Генерал собрал совет, на котором большинство командиров полков высказалось за то, чтобы помочь Пражскому восстанию. Кирилл Александров отмечает, что Власов и Буняченко прекрасно понимали ту ответственность, которую они возьмут на себя, дав своё согласие на поддержку восстания. При этом сам Власов был против вмешательства, так как, во-первых, опасался немецких репрессий против других власовских частей, хуже вооруженных по сравнению с 1-й дивизией, во-вторых, полагал, что дивизия потеряет время и не успеет уйти в зону, контролируемую армией США. Последнее опасение в дальнейшем подтвердилось. Буняченко также не считал себя вправе вмешиваться во внутренние дела Чехословакии, но и оставаться равнодушным и безучастным к происходящим событиям для него не представлялось возможным. Не отнеслись к этому безразлично солдаты и офицеры его дивизии. Они не только сочувствовали пражанам, но и восхищались их мужеством в борьбе с превосходящими их по всем параметрам силами немецкого гарнизона. По мнению Александрова, Буняченко решил заключить военно-политический договор с повстанцами, рассчитывая приобрести не только союзников в неизбежном столкновении с Пражским гарнизоном, но и возможные политические дивиденды. 5 мая наступил наконец момент, когда генерал Сергей Буняченко, начальник штаба дивизии подполковник Николай Николаев и командир 4-го полка полковник Игорь Сахаров подписали соглашение с представителями военного крыла Сопротивления «О совместной борьбе против фашизма и большевизма».

0

225

Непокоренная балерина: Смертельный танец у дверей газовой камеры Освенцима

http://s019.radikal.ru/i625/1711/f8/26cca30daf8a.jpg

Франциска Манн — балерина, станцевавшая стриптиз перед дверьми газовой камеры.Франциска Манн - балерина, станцевавшая стриптиз перед дверьми газовой камеры.
Стриптиз в Освенциме. Кажется невероятным, но это произошло на самом деле. Известная польская танцовщица перед дверьми газовой камеры устроила показательное выступление, соблазняя нацистов. Все случилось спонтанно: в голове девушки созрел план, как дать отпор нелюдям, которые готовы были отправить на смерть почти три тысячи еврейских женщин…

http://s018.radikal.ru/i518/1711/99/c7b29ed79e84.jpg

Франциска Манн — талантливая польская балерина. Фото: Newsland

Имя танцовщицы, не побоявшейся противостоять нацистам, — Франциска Манн (в девичестве Розенберг). Ее довоенная жизнь была связана исключительно с балетом, она побеждала в солидных европейских конкурсах, постоянно блистала на сцене и даже мечтала о собственной школе танца. Еще до войны Франциска успела выйти замуж. Когда нацисты оккупировали Польшу, девушка оказалась в Варшавском гетто.

Чтобы не бросать любимое дело, Франциска была готова выступать даже в кабаре. Она все еще грезила о том, что будет срывать овации, выходя на сцену концертных залов, а не местного театра в гетто. Франциска была на хорошем счету у нацистов: ей одной из немногих было позволительно покидать территорию гетто, поскольку она работала курьером между гетто и штаб-квартирой немцев, располагавшейся в гостинице «Польша».

http://s014.radikal.ru/i329/1711/de/216d62f7686a.jpg

Франциска Манн — талантливая польская балерина. Фото: paraloscuriosos.com

В 1942 году нацисты запустили программу, согласно которой евреям якобы предоставлялся шанс уехать за границу при наличии у них паспорта нейтральной страны. Конечно же, таких паспортов у еврейских поляков не было, однако нацисты оказались хитры: тайно распространялись слухи, как купить такие паспорта. Сумму называли баснословную — порядка полутора тысяч долларов (сегодня это около 20 тысяч долларов). За эти деньги можно было получить спасительное гражданство в одной из латиноамериканских стран.

Программу запустили для того, чтобы заставить выйти из подполья тех евреев, которым до этого удавалось скрываться в «арийской» части города. В этом случае они не только рассекречивали себя, но и добровольно отдавали все свое состояние. Франциска была одной из тех, через кого информацию распространяли среди евреев. Предположительно, она не знала о том, как будут обстоять дела, и действительно верила обещаниям, что, предъявив паспорт, можно будет сбежать из Польши. Забегая наперед скажем, что таким образом спаслись всего несколько сотен человек, это было сделано для того, чтобы все остальные поверили обещаниям и охотно принялись покупать заветные паспорта.

Люди, которым «посчастливилось» купить поддельные паспорта, должны были поездом добраться до границы Германии, а оттуда — получить заветный пропуск на свободу. Однако все оказалось совершенно иначе. Поезд, в котором ехали почти три тысячи человек, отправился на юг Польши, туда, где располагался лагерь Освенцим. По сути, это был единственный случай, когда сюда приехал комфортабельный пассажирский поезд.

http://s002.radikal.ru/i198/1711/93/78cb761790e9.jpg

Польская балерина Франциска Манн. 1939 год. Фото: Culture.pl

Пассажиров обманули, сказав, что они прибыли на границу со Швейцарией, а возле вагонов их встретил Франц Хесслер, представившийся сотрудником Министерства иностранных дел Третьего рейха. Нацисты объяснили, что процедура прохождения через границу требует дезинфекции, поэтому настоятельно рекомендовали всем пассажирам последовать в раздевалки.

Видимо, в этот момент часть пассажиров все же догадалась, что произошло. В женской раздевалке началась паника, некоторые девушки и женщины моментально осознали, что их ждет впереди. Франциска была из их числа. Она оказалась одной из тех немногих, кто не стал плакать и кричать, она все делала спокойно. Увидев, что охранники с любопытством следят за каждым ее движением, она стала намеренно плавно стягивать с себя всю одежду. Стриптиз привлек внимание нацистов, никто не мог оторвать глаз от танцовщицы, раздевавшейся донага. Видимо, в этот момент у Франциски появилась идея, как отомстить убийцам.

Франциска намеренно оставалась в туфлях, пока буквально не довела нацистских надсмотрщиков до изнеможения. Затем она стремительно сняла туфлю и бросила в лицо одному из охранников. Удар каблуком оказался настолько сильным, что нацист схватился обеими руками за щеку. Франциска не растерялась и в этот момент выхватила у него оружие. Далее последовали несколько выстрелов: эсэсовец Йозеф Шиллингер был убит, а Эммерих ранен в ногу так сильно, что после лечения навсегда остался калекой. Другие женщины, увидев происходящее, тоже набросились на своих мучителей. Шансов спастись не было, но они били, кусали и царапали нацистов. Это был бунт, захлебнувшийся в крови, но показавший, что даже перед лицом смерти можно оставаться бесстрашным бойцом.

http://s018.radikal.ru/i525/1711/11/c1f21c43dc0d.jpg
Отчет из архивов американских вооруженных сил, в котором описывается убийство Йозефа Шиллингера. Фото: snopes.com

Эсэсовцы насилу выбежали из раздевалки, закрыли двери и расстреляли через тонкие стены всех, кто был в комнате. Франциска Манн и все остальные женщины погибли героями.

0

226

Трофейные танки в боях

Пик применения трофейной техники приходится на 1942–1943 годы. Для облегчения её эксплуатации в войсках в это время были изданы: «Памятка по использованию трофейных немецких боевых и транспортных машин», «Руководство службы по использованию трофейного танка Т-III» и «Руководство службы по использованию трофейного танка „Прага“».

В зависимости от количества исправной матчасти, данная техника сводилась в отдельные роты или батальоны трофейных танков, создаваемых в инициативном порядке, а также включалась в состав штатных танковых подразделений Красной Армии. Захваченные танки эксплуатировались до тех пор, пока хватало горючего, боеприпасов и запасных частей.

Довольно активно и успешно весной 1942 года использовала трофейную матчасть 121-я танковая бригада полковника Н. Н. Радкевича (с 18 февраля по 15 марта в составе 57-й армии Юго-Западного, а с 15 марта 1942 года — в 9-й армии Южного фронта). Сформированная 25 августа 1941 года, к этому времени она имела богатый боевой опыт, полученный осенью 1941 года на Брянском фронте.


Колонна трофейных боевых машин (впереди танк Pz. III, за ним три StuG III) на Западном фронте, март 1942 года. На бортах самоходок видны надписи «Отомстим за Украину!», «Мститель», «Бей Геббельса!» (АСКМ).

В ходе наступательных боев в составе 57-й армии в районе Барвенково, 121-я танковая бригада за период с 20 февраля по 5 марта 1942 года захватила «в исправности 3 105-мм пушки, 1100 снарядов, 1 средний танк с радиостанцией, 8 ПТО, 11 пулемётов, 1 самолёт (по документам „Местершмитт-109“. — Прим. автора), 3 радиопередатчика, 1 приёмо-передатчик, 20 000 патронов к автоматам, 3500 кг бензина 2 сорта».

Приведенный в порядок по инициативе лейтенанта С. Быкова ремонтниками бригады Южного фронта трофейный немецкий танк Pz. III, участвовап в одном из боев 20–23 февраля 1942 года в районе сильно укрепленного опорного пункта противника в Александровке. Шедший на трофейной машине перед танками бригады экипаж Быкова, был принят немцами за свой и пропущен вглубь своих позиций. Воспользовавшись ним, наши танкисты атаковали противника с тыла и обеспечили взятие одной из деревень с минимальными потерями (всего за эти четыре дня 121-я бригада освободила пять населенных пунктов).

О том как захватывали трофейную матчасть можно узнать из боевого донесения штаба 121-й бригады:

«6 марта 1942 года, 7.30.

Тяжёлый танк противника (в другом документе указано, что это Т-4. — Прим. автора), буксируемый двумя тягачами под конвоем од-нон бронемашины из Голубовка подошел к Громовая Балка. Боевое охранение и имеющаяся впереди пехота пропустила их без единого выстрела и не предупредила наши танки.

Атакой танков майора Бирюкова тяжелый танк противника с исправным вооружением, боеприпасами и работающей радиостанцией захвачен и отбуксирован в тыл. Противник, находившийся в танке, под покровом ночной темноты, разбежался и скрылся. Захвачено оружие и документы».

Продолжение здесь: http://plam.ru/transportavi/trofeinye_t … lin/p4.php

0

227

"Русские бьются до последнего, пока еще живы"

http://s48.radikal.ru/i119/1711/58/381718eadba9.jpg

Из дневника немецкого офицера, который был убит под Мценском:

Неделю назад из плена сбежали 15 русских солдат. Погоня загнала их в полуразрушенный дот. На предложение поднять руки и сдаться они ответили пулеметным огнем – в доте еще оставались пулеметы и боеприпасы. До вечера наши солдаты пытались уничтожить русских, но те оказались слишком живучи, а дот – еще крепким. Утром артиллеристы подвели на прямую наводку зенитное орудие, но это не принесло большой пользы – дот устоял, а русские огрызались огнем. Мы понесли большие потери.

http://s018.radikal.ru/i504/1711/0b/a433fe6354f5.jpg

Только к вечеру второго дня двое наших саперов подобрались поближе и огнеметами выжгли внутренности блиндажа. И тут оттуда выскочили два огненных факела, двое русских солдат, горевших заживо, – с винтовками наперевес они пошли на нас, стреляя на ходу, они сделали всего несколько шагов и упали.

Воевать с таким врагом невозможно – русские бьются до последнего, пока еще живы.

0

228

0

229

Разработка боевых железнодорожных комплексов нового поколения прекращена.
  В декабре 2011 года командующий РВСН Сергей Каракаев уже почти официально заявил о начале возрождения БЖРК.
А в апреле 2013 года замминистра обороны Юрий Борисов сказал, что Московский институт теплотехники приступает к опытно-конструкторским разработкам, железнодорожных ракетных комплексов нового поколения.
В конце 2014 года командование РВСН еще раз, как сообщалось в СМИ, публично подтвердило, что БЖРК возродятся. Даже появилась информация о том, что в качестве их ракетного вооружения будут использоваться адаптированные баллистические ракеты комплекса «Ярс».
И, наконец, в конце прошлого года было объявлено о том, что прошли успешные бросковые испытания межконтинентальной баллистической ракеты для боевого железнодорожного ракетного комплекса. Пуск осуществлялся массогабаритной моделью ракеты «Ярс». Прессу тогда переполнили рассуждения о том, как будет выглядеть будущий российский БЖРК, которому дали имя «Баргузин».
Увы, в конце 2017 года выяснилось, что этот «Баргузин» уходит в долгий отстой на запасные пути, так и не став полноценным боевым железнодорожным комплексом. Хотя официально об этом пока не объявлено.
Технически создать российский БЖРК, полностью превосходящий тот, что был спроектирован в СССР, более чем реально. Скорее всего, дело в деньгах. Стратегических ракет для ответного удара у нас хватает. В ВМФ в строй вводятся подводные ракетоносцы нового поколения. РВСН ставит на вооружение «Ярсы». Для ВВС испытываются новые крылатые ракеты со стратегической дальностью полета. И затевать создание еще одной весьма дорогостоящей ракетно-ядерной системы в нынешних экономических условиях неразумно.
Опытно-конструкторские работы по «Баргузину» проведены. Эксперимент с бросковым пуском прошел успешно. Если срочно потребуется, наш ракетный поезд быстро станет на рельсы. А пока про него забудем.

Печально...

+1

230

Пограничники Перемышля, отбросившие немцев в июне 41-го

Если на Западном фронте советская граница и приграничные войска были проломлены немцами в июне 41-го очень быстро, то южнее у них дела пошли совсем не так гладко. В районе Перемышля им досталось от пограничников очень сильно.

По плану немцы должны были преодолеть участок советской госграницы по реке Сан в течение нескольких часов. За это время планировалось форсировать реку и закрепиться на плацдармах.

В 4 утра 22 июня 1941 года немецкие гаубицы начали обстрел комендатур погранотрядов, причем в ходе артналета уничтожались как помещения, так и линии связи, а также дороги. В результате 14 погранзастава оказалась полностью отрезана и приняла бой без перспектив на помощь и хоть каких-то шансов на спасение.

Штурм позиций советских пограничников начался после 4-часовой артподготовки. Так как мост через Сан не был разрушен, немцы двинулись по нему, но по ним ударили пулеметы пограничников с замаскированных позиций. К 10 утра 22 июня пограничники, которыми командовал лейтенант Нечаев, отбросили наступавших немцев на исходные позиции. В общей сложности было убито около 300 и ранено около 700 немцев. Потери пограничников в ходе первого боя – 16 человек.

Впрочем, немцы перегруппировались, сосредоточили новые силы и к полудню 22 июня бросили в бой танки. В результате за счет численного перевеса к 3 часам дня 22 июня советские войска оставили Перемышль. А уцелевшие пограничники соединились с частями 8 стрелкового корпуса. Оценив возможности своих частей, генерал-майор Снегов принял решение нанести контрудар, пока немцы еще не оборудовали свои позиции.

Именно в боях за Перемышль впервые выяснилось то, что потом будет наглядно продемонстрировано в Сталинграде – наиболее успешно действовали группы по 10-15 человек, занимавшиеся зачисткой зданий. 23 июня, к 5 часам вечера, немцев выбили из Перемышля.

Далее за Перемышль развернулись упорные бои, продолжавшиеся несколько дней, во время которых город неоднократно переходил из рук в руки. В конечном счете, город был оставлен. Отдельные успешные контрудары в июне 41-го не могли исправить общей мрачной картины полного разгрома.

0

231

Нечаянный подвиг

http://s019.radikal.ru/i616/1712/cb/11679ade3273.jpg

И уж совершенно невероятной может показаться история другого солдата Великой Отечественной, судьба с которым свела меня уже в середине 90-х в Эвенкии. Борис Едомин на фронт попал в 1944 году после окончания Школы младших авиационных специалистов.

Он воевал в полку дальней бомбардировочной авиации, в качестве стрелка летал на двухкилевом самолёте Ер-2. Борис Едомин помещался сзади пилотской кабины, в гнезде с застеклённым фонарём, из которого торчал ствол турельного крупнокалиберного пулемёта с электроприводом.

http://s018.radikal.ru/i512/1712/38/1f6bad566b4f.jpg

На его счету с августа 1944 года по 9 мая 1945 года оказалось 37 боевых вылетов (привожу такие подробности, потому что публикация о Б.М. Едомине в газете «Эвенкийская жизнь»,  в отличие  от предыдущих газет,  у меня перед глазами). За это время полк потерял пять самолётов. Могло быть и шесть.

Спас Ер-2 и весь его экипаж стрелок Борис Едомин. А дело было так (далее позволю процитировать самого себя): «Экипаж под командованием майора Жданова благополучно отбомбился по Кёнигсбергу и уже на рассвете возвращался на свой аэродром.

Летели низко, так что внизу можно было различить вражеских солдат. И тут,  откуда ни возьмись — «мессер». Заходит в хвост Ер-2. Едомин поймал его в перекрестье прицела, нажал на педаль спускового механизма. Но вместо очереди — какой-то приглушённый хлопок и необычайно сильная отдача.

— Почему не стреляешь, так твою растак?! — раздался в наушниках раздражённый голос командира. Едомин сам ничего понять не может. Тут «мессер» снова пристраивается в хвост, да так плотно, что Едомин даже рассмотрел ухмыляющуюся рожу немецкого пилота.

Борис завращал турелью и только тогда понял, почему немец перестал его бояться и буквально играет с бомбардировщиком, как кошка с мышью. У едоминского пулемёта нет ствола — как ножом обрезало.
Оказывается, при подготовке самолёта к боевому вылету аэродромный оружейник забыл вынуть трубку регулирования прицела из ствола пулемета. И первый же снаряд, столкнувшись с трубкой, взорвался в стволе и обрубил его.

В сильнейшем волнении Борис соскочил с места, сильно дёрнул фонарь. Стеклянная полусфера оторвалась вместе с рамой и врезалась в нос вплотную преследующего их «мессера». Пилотская кабина немецкого самолёта буквально взорвалась стеклянным блестящим облаком, и ошарашенный «мессер» даже вильнул.

— Ага, не нравится! — ликующе закричал Едомин и, подчиняясь безотчётному порыву, стал хватать лежащие у него под ногами пятикилограммовые пачки листовок с призывом к немецким солдатам сдаваться, швырять их в ненавистный «мессер».

Пачки на лету разрывались, а немецкий истребитель оказался весь окутан белым бумажным облаком. Потом куда-то пропал. Произошло невероятное: ослеплённый листовками немец ушёл вниз и врезался в землю.
За этот нечаянный подвиг, а вернее сказать, находчивость старший сержант Борис Едомин был награждён орденом Красной Звезды».

После войны Борис Матвеевич продолжил летать, также в дальней авиации, но уже на самолете Ту-4, с экипажем аж в 11 человек! Полк нес боевое дежурство в небе над Белоруссией, Украиной и Молдавией. Но иногда самолет садился в Польше. Борис Едомин видел, что в машину загружали, выгружали какие-то ящики, тюки. Что в них было – стрелка-радиста не интересовало, на это были отцы-командиры. Но в один прекрасный день наши же средства ПВО вынудили самолет сесть в Бресте.

Набежали особисты, таможенники. Оказалось, что пилоты совмещали боевое дежурство с… контрабандой.
Махинациями занимались офицеры, а отвечать по всей строгости закона пришлось всему без исключения экипажу. Трибунал влепил им на всю катушку, не пощадили никого.

Командир самолета, майор, летчик-ас, награжденный двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, тем не менее, получил 25 лет. Остальные офицеры – по 20 лет. Едомин «отделался» 10 годами, хотя при контрабандных делах сих присутствовал не более чем статистом.

Отмотав свой срок в Архангельской области, он уже вольным человеком продолжил скитания по «северам», пока судьба не занесла его в Эвенкию. Где я и повстречал этого интереснейшего человека.
Жив ли он сейчас – не знаю, Борис Матвеевич еще в конце 90-х выехал по программе переселения из Туры в Набережные Челны...

Автор: Марат Валеев

+1

232

http://s018.radikal.ru/i526/1712/50/012d20ed15d8.jpg

Найден депутат в противотанковом рву

В Ленинградской области поисковиками в противотанковом рву вместе с останками бойца были найдены депутатский значок и орден Красного Знамени. Позже удалось установить этого солдата.

ВЕРЯСОВ СТЕПАН ИВАНОВИЧ, пограничник-красноармеец. Награждён Постановлением ПВС СССР от 02.04.36 — за бдительность и отвагу, проявленную при охране границ Союза ССР на Дальнем Востоке.

В списке депутатов ВС РСФСР Верясов Степан Иванович значится депутатом от Куйбышевского области.

Вот такие раньше были депутаты. Вместе с народом шли в атаку, делили окопный быт и умирали так же...

0

233

Штрафник - Герой Советского Союза

http://s018.radikal.ru/i504/1712/32/f4001c34ced1.jpg

Фронтовая судьба Александра Башкина была удивительной даже по невероятным военным меркам. Он был добровольцем, обвинялся в шпионаже, получал смертный приговор, попадал к «штрафникам», побывал в плену и смог бежать к своим. И в конце концов стал Героем Советского Союза просто потому что обойти героя было невозможно, несмотря на его не самую лучшую репутацию.

Александр Башкин попал на фронт в 19 лет. Записался добровольцем и в составе Тульского коммунистического полка попал в июле 1941 года под Смоленск. В бою под Ярцево из 3 тысяч бойцов в живых, по воспоминаниям Башкина, осталось около 20. Среди них и Александр, получивший ранение в ногу.

После выздоровления его отправили в Тульское оружейно-техническое училище, откуда молодой боец отправляется на фронт без документов. Само собой, его арестовывают по подозрению в шпионаже, выносят смертный приговор, который в последний момент заменяется отправлением к «штрафникам» - пришло подтверждение, что арестованный является курсантом военного училища.

Дальше были бои под Юхновом, Вязьмой и Сталинградом. Башкину везло. Он умудрился пять раз попасть со своей частью в окружение и в плен. Но каждый раз бежал, добирался к своим и после допросов и проверки особистами возвращался на передовую.

В начале 44-го старшего сержанта Башкина поставили наводчиком орудия 436-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона. В июне 44-го наградили медалью «За отвагу», а через месяц – орденом Красной звезды. В бою, за который он получил эту награду, орудие Башкина уничтожило два немецких дзота, 37-мм пушку, а также три пулеметных точки, обеспечивая поддержку наступавшей пехоты.

Но главный подвиг был впереди. В начале сентября 44-го он в качестве командира противотанкового орудия принял участие в бое у деревни под названием Майдан. Немцы организовали контратаку на советские позиции, орудийный расчет Башкина уничтожил три пулеметные точки и, согласно представлению, до взвода солдат.

После того, как атака была отбита, передовой отряд двинулся дальше, но нарвался на засаду в роще. Башкин с расчетом смог быстро развернуть орудие и уничтожить засаду. В результате к вечеру советские части вышли к Нареву. На рассвете, подавив пулеметные точки немцев, ударный отряд форсировал реку и захватил плацдарм, на который тут же начались контратаки. Сначала расчет Башкина вел огонь из пушки, а когда пушка была разбита, схватил автомат и бросился в атаку. За смелым артиллеристом вперед пошли и другие.

На следующий день на захваченный и удержанный плацдарм переправились основные силы и он начал расширяться. А Александр Башкин за овладение Наревским плацдармом получил заслуженное звание Героя Советского Союза.
Войну герой закончил в Восточной Пруссии. Оттуда же и демобилизовался. А теперь его фамилию можно найти в «Золотом списке» воинского мемориала на Поклонной горе.

0

234

Фильм о том, как разные люди приходят в долину смерти. Поисковые отряды с целью поиска останков бойцов, медальонов-смертников, орденов, медалей, подписанной военной атрибутикой. Они перезахоранивают бойцов, устанавливают их имена и оповещают родственников.

Мародеры ищут огнестрельное и холодное оружие, мины, патроны, награды, чтобы перепродать это и заработать денежек.

Местное население ищет металлолом и взрывчатку для глушения рыбы. Это все диктует бедность и нищета деревенского населения.

Фильм про поисковиков и про то, что можно найти на бывших полях боя, а именно в Долине смерти.

Фильм про поисковиков и про то, что можно найти на бывших полях сражений, про особенности поиска военных находок.

0

235


Как первый залп "Катюши" лишил немцев веры в победу

14 июля 1941 года. В направлении белорусской железнодорожной станции Орша двигается автоколонна советских войск. В составе колонны семь необычных грузовиков. Они везут на место испытаний новое, невиданное ранее оружие. Даже командир батареи не знает о его реальных возможностях и масштабе применения.
Станция Орша. Германские войска готовятся к удару по Смоленску. В три часа дня 14 июля 1941 года на немецкие части обрушился огненный смерч. За 15 секунд было выпущено 112 реактивных снарядов. Они уничтожили полностью станцию Орша вместе с техникой и живой силой врага.
Это был первый в истории боевой залп "Катюши" - самой мощной машины реактивной артиллерии Второй мировой войны.
После первого применения "Катюш" Гитлер вызвал на ковер начальника военной разведки адмирала Канариса и устроил ему форменный разнос. Абвер проспал разработку новейшего советского оружия. К тому же, по поступающим данным, русские используют снаряды с белым фосфором, который может гореть даже под водой.

0

236

http://s019.radikal.ru/i632/1712/1e/1aa1c8afe862.jpg

Группа советских воинов-артиллеристов отдыхает на траве у Бранденбургских ворот.

0

237

Несмотря на то, что в Советском Союзе всех крестьян, как принято считать, загоняли в колхозы и совхозы, Кузьмин Матвей Кузьмич был крестьянином-единоличником. Жил он охотой и рыбалкой на территории, принадлежавшей колхозу «Рассвет». Так как он родился в 1858 году, на момент начала войны ему было уже более 80 лет. Но подвигу есть место в любом возрасте.

В ночь на 14 февраля 1942 года 83-летний дед был схвачен немцами, потребовавшими, чтобы он показал им дорогу в тыл советских войск, занимавших Малкинские высоты в 6-ти километрах на юго-восток от Великих Лук. Старику грозили расстрелом и он «согласился» стать проводником.

Правда, перед этим Матвей Кузьмич успел отправить своего 11-летнего внука Сергея в расположение советских войск, чтобы он предупредил их, по какой дороге дед выведет немцев. А потом, к утру, Матвей Кузьмич вывел немцев аккурат на подготовленные советские пулеметы, повторив подвиг Ивана Сусанина. Разумеется, немцы такого проводника расстреляли, убежать у старого деда не было никакой возможности.

В начале 1942 года наград давали немного, поэтому только 8 мая 1965 года за совершенный в годы войны подвиг Кузьмину Матвею Кузьмичу присвоили звание Героя Советского Союза.

+1

238

Матвей Кузьмин

83-летний Матвей Кузьмин стал самым пожилым обладателем звания Героя Советского Союза за все время его существования.


Памятник Матвею Кузьмину на станции Партизанская Московского метрополитена.
http://s019.radikal.ru/i632/1712/f1/e3946af4e066.jpg

+1

239

Казак. Герой Советского Союза. Полный георгиевский кавалер

http://s018.radikal.ru/i516/1712/67/cfde64869d6d.jpg

В Волгограде есть памятник Недорубову Константину Иосифовичу – человеку удивительной судьбы, принимавшим участие в трех войнах – Первой Мировой, Гражданской, Великой Отечественной, между делом успевший побыть врагом народа. Он стал одним из немногих потомственных донских казаков, получивших высшие награды царской России и СССР.

Когда началась Первая Мировая, Недорубов служил разведчиком в 15-м казачьем полку. Воевал он хорошо и прошел путь от простого казака разведчика до начальника разведгруппы. Один раз умудрился захватить в плен сразу 52 австрийца. Удивляться тому, что австрийцы сдались не стоит – их захватил громадный казак, державший в одной руке шашку, в другой – гранату. Подвигов он совершил достаточно – недаром был награжден полным «георгиевским бантом» - 4 георгиевскими крестами и был повышен в звании до подхорунжего.

В Гражданскую войну Недорубов воевал и за белых, и за красных. Причем два раза за одних и два раза за других. Сложное время было. Но закончил войну на стороне красных, правда в 1920 году предпочел со службы уйти, хоть и стал командиром 8-го Таманского кавалерийского полка и при этом все свои «Георгии» сохранил.

В 1933 году, когда Константин Иосифович был председателем колхоза, его посадили по статье 109 УК «за потерю зерна на поле». Темная история, но результат – 10 лет лагерей. Сидел в Волголаге, отработал на строительстве канала 3 года и был досрочно выпущен «за ударную работу». После выхода на свободу в правах не поражали.

Когда началась Великая Отечественная война Недорубову было 52 года и призыву он не подлежал. В октябре 1941 года он попытался уйти на фронт добровольцем в формировавшейся в Урюпинске казачьей дивизии – но его не взяли по совокупности факторов: возраст, бывший белогвардеец, да еще и отсидевший в тюрьме. И тогда казак пошел к секретарю райкома, где чуть не плача заявил, что он же не в тыл просится, а на фронт. Надо отдать должное партработнику, он тут же позвонил начальнику районного НКВД и решил вопрос с призывом под свою ответственность.

И старый казак оказался уже на третьей для себя войне. Принимал участие в боях с июля 1942 года, в том числе в жуткой мясорубке под станицей Кущёвской, где 15-я, 12-я и 116-я Донские казачьи дивизии бились против 198-й пехотной, 1-й и 4-й горно-стрелковых дивизий Вермахта. В течение 2-3 августа Кущевская переходила из рук в руки три раза. Тут было все – конные атаки на пулеметы, жестокие обстрелы, рукопашные, стрельба в упор, броски с гранатами под танки.

В представлении Недорубова на награду сообщается, что в июле-августе 1942 года он в боях лично уничтожил более 70 немецких солдат и офицеров. Реально их было больше. Сам Недорубов говорил, что 70 немцев он убил только за день боев под Кущевской.

25 октября 1943 года гвардии лейтенант Константин Иосифович Недорубов получил звание Героя Советского Союза и орден Ленина. А всего за войну он получил два ордена Ленина, орден Красного Знамени и множество медалей. Потом, в декабре 1943 года после тяжелого ранения его признали нестроевым и он вернулся домой.

После войны много работал и всегда по торжественным случаям надевал Звезду Героя Советского Союза, все прочие советские награды и все свои «Георгии». И смотрелся шикарно. Прожил длинную жизнь, умер 13 декабря 1978 года.

0

240

Сегодня мало кому в России о чем-то говорит имя Виктора Викторовича Вербовского, Народного героя Югославии, погибшего в последние дни войны и похороненного в городе, названным его именем. Однако...
Сегодня мало кому в России о чем-то говорит имя Виктора Викторовича Вербовского, Народного героя Югославии, погибшего в последние дни войны и похороненного в городе, названным его именем. Однако именно к его скромному обелиску в маленьком городке Вербовски под Белградом возлагали цветы первые лица нашего государства во время визитов в эту страну.

Виктор Вербовский был потомком столбовых дворян из Черниговской губернии. Отец его, советник четвертой Государственной думы, готовил сына не для паркетной службы, а для конкретного дела. События октября 1917-го смешали все планы. Чтобы стать инженером, Виктору пришлось уехать из Петрограда, где в последнее время жила его семья, и, сочинив себе новую биографию, превратиться из дворянина в сына кухарки.

В конце 20-х годов в небольшом луганском городке Алчевске появился молодой исполнительный инженер, который отличался от выпускников рабфаков тем, что был хорошо образован, владел иностранными языками, ценил и понимал искусство, избегал митингов, а главное — умел работать. В начале 30-х он женился на красавице-пианистке Елене Ставровской — дочери известного в городе врача Владимира Ставровского, человека со старорежимными взглядами, тоже, кстати, потомственного дворянина.

Ставровский скорее смирился с революцией, чем принял ее. Воспринимал, как совершившийся факт, как больной воспринимает недуг. И даже когда новая власть казнила двух его братьев: одного за участие в белом движении, другого — за пропаганду… творчества Достоевского, он не обозлился на людей и по-прежнему выполнял свой врачебный долг. Претендент на руку его дочери открылся ему, кто он на самом деле, и Ставровский благословил их брак.

Шло время, у Вербовских родилось двое сыновей — Евгений и Валерий. И как знать, как сложилась бы их судьба, если бы не война…

Ставровский наотрез отказался уезжать из своего дома, когда к городу подошли фашисты. Ссылался на преклонный возраст и на то, что немцы — это же культурная нация, давшая миру стольких мыслителей-гуманистов. В Германии он бывал еще до Первой мировой войны.

Виктор Вербовский со своей семьей и заводом пытался эвакуироваться на восток, но их эшелон разбомбили.
Он вернулся в родной городок, когда “культурная нация” уже вовсю устанавливала в нем новый порядок. Правда, порядок устанавливался методами далеко не гуманными, в основном петлей и пулей. Бессмысленная жестокость потрясла педантичного инженера. Он отправился в комендатуру и, пользуясь отличным знанием немецкого языка, попал к самому коменданту. Теперь уже не восстановить те слова, которые он бросал в лицо немецкому офицеру. Семейная традиция гласила, что Виктор Викторович влепил ему пощечину. Сын Валерий рассказывал, что после этого отца страшно избили и арестовали.
И лежать бы сейчас потомственному дворянину и сыну кухарки, инженеру Виктору Вербовскому в какой-нибудь безымянной братской могиле на Луганщине. Но судьба готовила ему иную стезю. Жена его дала срочную телеграмму сестре Виктора Викторовича, которая жила в Германии. Та оказалась замужем за представителем одной из самых знатных дворянских фамилий. И на другой же день из рейха в Алчевск летела уже ответная телеграмма с иными предписаниями относительно Вербовского. Вместо арестантской робы его семье выдали документы “фольскдойче”, а вместо пули в затылок предоставили железнодорожный вагон для выезда в “фатерлянд”.

В Германию Вербовские ехать не захотели, поехали в Югославию. Знали, что и там идет борьба с фашизмом и что южные славяне традиционно хорошо относятся к славянам северным. С документами “фольксдойче” Виктор устроился на военный завод. Вскоре связался с партизанами и почти два года поставлял оружие бойцам народной армии. В конце войны, когда фашистов уже гнали с Балкан, их контрразведка вычислила, что Вербовский работает на Тито. Однако не дремала разведка и народно-освободительной армии. Буквально в последний момент они сумели спрятать его и его семью в горах.

Но не в характере Виктора Викторовича было отсиживаться в укрытии, когда шли бои. Взяв в руки оружие, он ушел в действующий партизанский отряд, который дислоцировался в районе Белграда.
Война шла к концу. Фашисты задумывали последнюю карательную акцию — решили вывезти из страны все зерно, включая и семенной фонд. Замысел был страшен. Надвигался мировой послевоенный голод, и в этой обстановке никто бы не стал спасать югославов.

С немецкой педантичностью оккупанты обшарили все закрома фермерских и крестьянских хозяйств, собранное зерно свезли на крупнейший в стране элеватор, который находился близ Белграда, в одном из поселков на берегу Дуная. Поняли и партизаны замысел вражеских стратегов. Дерзким ударов им удалось захватить элеватор, но забрать и увезти хлеб на контролируемую территорию не получалось. Отходя по Дунаю на катерах, баржах, кораблях, немцы били по элеватору из всех орудий, пытаясь поджечь зерно. Загорелась одна из пристроек зернохранилища. Партизаны сидели в окопах на берегу и ничего не могли поделать — огонь немецких пулеметов по площади перед элеватором отсекал всякую попытку тушения.

Кто знает, что двигало в те минуты Виктором Вербовским. Но он поднялся из окопа и пошел к элеватору. Друзья, как могли, прикрывали его огнем. Под этим прикрытием он сумел-таки потушить начавшийся пожар, благо противопожарные щиты немцы содержали в образцовом порядке. Огонь потушил, но фашистская пуля почти одновременно погасила и его жизнь…

Вот и все. Об этом подвиге написала газета “Борба”. Говорилось, что русский инженер спас не только зерно — он спас будущее страны. Югославы присвоили ему звание Народного героя. Его именем назвали поселок, который вскоре получил статус города. А жена и дети вернулись в родной Алчевск, где на них наложили клеймо дезертиров и предателей. В ту пору Броз Тито и Сталин стали смертельными врагами, и это отразилось на судьбе семьи героя. На могиле отца и мужа им так и не довелось побывать.

автор: Александр Калинин

0


Вы здесь » ПолитФорум ватников России и зарубежья » Политика » Военный Альбом